IV СЪЕЗД ПОЛИТПРОСВЕТОВ 6 страница

И потому, что Ильич придавал такое громадное значение организации, он особенно ценил организаторские таланты. Как раз во время VIII съезда РКП (б) умер один из самых талантливейших организаторов нашей партии – Яков Михайлович Свердлов. Выступая с речью по поводу его смерти перед ВЦИК, Ильич повторяет ту же мысль:

«Нет сомнения, что без этой черты, – без революционного насилия, – пролетариат не смог бы победить, но также не может быть сомнения и в том, что революционное насилие представляло из себя необходимый и законный прием революции лишь в определенные моменты ее развития, лишь при наличии определенных и особых условий, тогда как гораздо более глубоким, постоянным свойством этой революции и условием ее побед являлась и остается организация пролетарских масс, организация трудящихся. Вот в этой организации миллионов трудящихся и заключаются наилучшие условия революции, самый глубокий источник ее побед. Эта черта пролетарской революции и выдвинула в ходе борьбы таких вождей, которые всего больше воплотили эту невиданную раньше в революции особенность – организацию масс. Эта черта пролетарской революции выдвинула и такого человека, как Я. М. Свердлов, который прежде всего и больше всего был организатором»[124].

Свою речь, посвященную памяти Я. М. Свердлова, Ильич заканчивает выражением уверенности, что «пролетарская революция в России и во всем мире выдвинет группы и группы людей, выдвинет многочисленные слои из пролетариев, из трудящихся крестьян, которые дадут то практическое знание жизни, тот, если не единоличный, то коллективный организаторский талант, без которого миллионные армии пролетариев не могут придти к своей победе»[125].

Нельзя строить новых порядков, основ нового строя, не зная точно того, что есть, не проверяя того, правильно ли в надлежащем духе ведется работа. Отсюда громадное значение учета и контроля. Ильич не раз говорил: «Социализм – это учет». Необходимо «организовать всенародный учет и контроль»[126]. Эту мысль Владимир Ильич повторяет и позже. В октябре 1921 г. он пишет: «...не весьма длинный опыт привел нас к убеждению... что без периода социалистического учета и контроля подойти хотя бы к низшей ступени коммунизма нельзя»[127]. Как организовать этот контроль и учет? «...Главный способ и путь контроля: объединение населения по разным профессиям, целям работы, отраслям труда и т. п.»[128].

Поясним эту мысль Ильича на примере. Как можно организовать контроль над школой? Это невозможно сделать без организации учительства, без товарищеской взаимопомощи и взаимного контроля, с одной стороны. С другой стороны, настоящий контроль невозможен без организации родителей, без организации населения, заинтересованного делом народного образования, без организации совсодов, различных обществ, вроде «Друг детей», «Друг школы» и пр.

В «Очередных задачах Советской власти» Ильич писал:

«Именно близость Советов к «народу» трудящихся создает особые формы отзыва и другого контроля снизу, которые должны быть теперь особенно усердно развиваемы. Например, советы народного образования, как периодические конференции советских избирателей и их делегатов для обсуждения и контроля за деятельностью советских властей в данной области, заслуживают полнейшего сочувствия и поддержки. Нет ничего глупее, как превращение Советов в нечто застывшее и самодовлеющее. Чем решительнее мы должны стоять теперь за беспощадно твердую власть, за диктатуру отдельных лиц для определенных процессов работы, в определенные моменты чисто исполнительских функций, тем разнообразнее должны быть формы и способы контроля снизу, чтобы парализовать всякую тень возможности извращения Советской власти, чтобы вырывать повторно и неустанно сорную траву бюрократизма»[129].

И опять тут гвоздь – в организации.

Другая задача строительства социализма – это новая, лучшая организация труда – «коренная задача создания высшего, чем капитализм, общественного уклада, именно: повышение производительности труда, а в связи с этим (и для этого) его высшая организация»[130]. Эту высшую организацию труда Ильич не мыслил без участия самих масс. «Учиться работать – эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем ее объеме»[131]. На VIII съезде Советов Владимир Ильич подчеркивал громадное значение производственной пропаганды, громадное значение ее организации: «...я думаю, что из числа тех мероприятий, которые за этот год Советская власть осуществила, особенно выделяется создание Центрального бюро производственной пропаганды при ВЦСПС, объединение его с работой Главполитпросвета, создание добавочных газет, построенных по производственному плану, не только с перенесением внимания на производственную пропаганду, но и организация ее в общегосударственном масштабе.

Необходимость организации ее в общегосударственном масштабе вытекает из всех особенностей политического момента. Необходимо это и для рабочего класса, и для профессиональных союзов, и для крестьянства; это есть самая громаднейшая необходимость нашего государственного аппарата, который нами использован далеко не достаточно для этой цели. У нас знания того, как нужно вести промышленность, как нужно заинтересовывать массы, книжных знаний об этом в тысячу раз больше, чем применения этих знаний на практике. Нам нужно добиться того, чтобы поголовно все члены профсоюзов были . заинтересованы в производстве и чтобы они помнили, что, только увеличивая производство, повышая производительность труда, Советская Россия в состоянии будет победить»[132]. Мы видим, что к вопросу о производственной пропаганде Владимир Ильич подходил с организационной стороны.

Производственную пропаганду Владимир Ильич имел в виду и тогда, когда писал предисловие к книге И. И. Степанова «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства»:

«Восьмой съезд Советов, – писал он там, – постановил, что преподавание плана электрификации обязательно во всех – во всех без изъятия – учебных заведениях РСФСР. Это постановление осталось, как и многие другие, на бумаге вследствие нашей (нас, большевиков) некультурности. Теперь, с появлением в свет настоящего «пособия для школ» тов. Степанова, надо добиться – и мы добьемся! – того, чтобы в каждой уездной библиотеке (а затем и в каждой волостной) было по нескольку экземпляров этого «пособия»; – чтобы при каждой электрической станции в России (а их свыше 800) не только была эта книга, но и устраивались обязательно общедоступные народные чтения об электричестве и об электрификации РСФСР и о технике вообще; – чтобы каждый народный учитель в каждой школе прочел и усвоил это «пособие» (для помощи в этом деле должен быть в каждом уезде устроен кружок или группа инженеров и преподавателей физики), и не только прочел, понял и усвоил сам, но умел бы пересказывать это просто и понятно ученикам школы и крестьянской молодежи вообще»[133].

Тут мы видим, в сущности, план организации производственной пропаганды электрификации РСФСР.

В организации – гвоздь и этого вопроса.

И профсоюзы Владимир Ильич расценивал с точки зрения организации масс: «...профсоюзы являются организацией правящего, господствующего, правительствующего класса, того класса, который осуществляет диктатуру, того класса, который осуществляет государственное принуждение. Но это не есть организация государственная, это не есть организация принуждения, это есть организация воспитательная, организация вовлечения, обучения, это есть школа, школа управления, школа хозяйничания, школа коммунизма»[134].

Но рабочие должны быть тесно связаны со всей массой трудящихся. «Нельзя осуществлять диктатуры без нескольких «приводов» от авангарда к массе передового класса, от него к массе трудящихся. В России эта масса крестьянская, в других странах такой массы нет, но даже в самых передовых странах есть масса непролетарская или не чисто пролетарская»[135].

Но важно, чтобы профсоюзы не замыкались, чтобы они были связаны со всей трудящейся массой: «Одно из величайших, неискоренимых дел октябрьского – Советского – переворота состоит в том, что передовой рабочий, как руководитель бедноты, как вождь деревенской трудящейся массы, как строитель государства труда, «пошел в народ»[136].

Пять лет спустя Владимир Ильич говорил о том же в «Страничках из дневника». Он собирал материалы для речи на съезде Советов в декабре 1922 г. – речи (не состоявшейся по его болезни) о шефстве рабочих городских поселений над жителями деревни. Основную задачу, которую ставил Владимир Ильич шефству, – это «сделать из городского рабочего проводника коммунистических идей в среду сельского пролетариата»[137].

После этой статьи Владимира Ильича широко стало развиваться шефство. Надо только сказать, что не всегда оно принимало те формы, о которых думал Ильич. Шефство должно способствовать объединению мелких производителей:

«Во всем мире передовые отряды рабочих городских, рабочих промышленных объединились, объединились поголовно. Но почти нигде в мире не было еще систематических, беззаветных и самоотверженных попыток объединить тех, кто по деревням, в мелком земледельческом производстве, в глуши и темноте отуплен всеми условиями жизни. Тут стоит перед нами задача, которая сливает в одну цель не только борьбу с голодом, а борьбу и за весь глубокий и важный строй социализма. Здесь перед нами такой бой за социализм, за который стоит отдать все силы и поставить все на карту, потому что это – бой за социализм»[138].

Объединить мелких производителей возможно лишь путем поголовной их организации в кооперативы, путем поголовного их кооперирования. На этом вопросе Владимир Ильич останавливается подробно в своей статье «О кооперации», относящейся уже к 1923 г.

В этой статье он пишет о гигантском значении кооперации: «На кооперацию у нас смотрят пренебрежительно, не понимая того, какое исключительное значение имеет эта кооперация, во-первых, с принципиальной стороны (собственность на средства производства в руках государства), во-вторых, со стороны перехода к новым порядкам путем возможно более простым, легким и доступным для крестьянина.

А ведь в этом, опять-таки, главное. Одно дело фантазировать насчет всяких рабочих объединений для построения социализма, другое дело научиться практически строить этот социализм так, чтобы всякий мелкий крестьянин мог участвовать в этом построении»[139].

Надо поддерживать такой кооперативный оборот, в котором «действительно участвуют действительные массы населения»[140].

Итак, мы видим, что и к вопросу кооперирования Владимир Ильич подходил опять-таки с точки зрения организации активности масс населения.

Благодаря такому подходу удалось протащить социализм в повседневную жизнь: «Мы перешли к самой сердцевине будничных вопросов, и в этом состоит громадное завоевание. Социализм уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего, или какой-либо отвлеченной картины, или какой-либо иконы. Насчет икон мы остались мнения старого, весьма плохого. Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться. Вот что составляет задачу нашего дня, вот что составляет задачу нашей эпохи»[141].

Какие же выводы должен сделать для себя политпросветчик из всего вышесказанного?

Во-первых, что он должен тесно увязывать политпросветработу с работой Советов: в деревне – волостных исполкомов, в городе – горсоветов и исполкомов; помогать своей работой популяризации постановлений Советов, проведению их в жизнь, организации масс вокруг Советов; помогать увязке всех видов строительства новых порядков с работой Советов.

Во-вторых, политпросветчик должен ориентироваться на политическую организацию рабочего класса – на Коммунистическую партию, проводить в жизнь ее постановления; он должен стремиться увязать свою работу с работой экономической организации рабочего класса – с работой профсоюзов.

В-третьих, политпросветчик должен обращать внимание на то, чтобы шефство шло по правильному руслу, не вырождаясь в простую благотворительность.

В-четвертых, политпросветчик должен никогда не забывать о важности производственной пропаганды в городе и в деревне (в деревне она чаще всего носит характер агрономической пропаганды).

В-пятых, политпросветчик ни на минуту не должен забывать о гигантской роли кооперирования мелких производителей: должен делать все, чтобы поднимать активность населения в отношении кооперирования, сознательное отношение его к кооперированию.

В заключение хотелось бы обратить внимание на некоторые стороны организационной работы политпросветчика.

Прежде всего политпросветчику надо озаботиться об организации актива. Этот актив ему надо искать в среде партийных, профсоюзных, советских и общественных организаций. Ошибочно считать, что достаточно пригласить представителей этих организаций и им сделать доклад. Нужно иначе подойти к делу. Надо внутри каждой организации сколотить актив, который наиболее интересуется данной работой, согласен и может принять в ней участие. Чрезвычайно важным моментом является организация актива. Суть дела в том, чтобы каждому дать работу, которая ему по силам, которая его интересует и которую именно он может наилучшим образом провести. Важно, чтобы велся учет работы каждого, чтобы работа его была на виду, чтобы он в ней отчитывался.

Другая задача организатора-политпросветчика – уметь будить инициативу актива, внимательно к ней относясь, подхватывая и развивая ее. Этому способствуют совместные обсуждения вопросов учета опыта.

Но организация актива является не самоцелью. Актив надо организовать для того, чтобы, опираясь на него, организовать возможно более широкие массы трудящихся. Вопрос заключается в том, как это сделать.

Актив поможет политпросветчику ориентироваться в вопросе, на какие слои распадается масса трудящихся данного села или городского района, что особенно волнует каждый слой трудящихся. Необходимо выяснить вместе с активом, как, с какого конца подойти к каждому слою, наметить, разработать весь план работы. В удачном составлении плана – залог успеха организационной работы политпросветучреждения.

Возьмем пример.

Положим, на селе есть небольшая кучка кулаков, остальная масса наполовину состоит из середняков и бедняков. Само собой, политпросветчик ориентируется на два последних слоя. Выясняется, что нужнее всего сейчас бедняцкой части населения. Выясняется, что часть бедняцкого населения уходит на лето в Отхожие промыслы, а обработку земли сдает зажиточным и платит им за эту обработку высокие цены; другая часть работает кустарями на скупщика. Для первых, очевидно, важно наладить артельную обработку своей земли, для вторых – вступить в промысловую кооперацию. Второй вопрос легче разрешим, чем первый. Обсудив вопрос с активом, волостной организатор (или избач) вступает в сношения с уездной промысловой кооперацией и разрабатывает вместе с ней план кампании по втягиванию населения в промысловую кооперацию. Кустари, работающие на скупщика, начинают «обрабатываться» со всех сторон. Учительница растолковывает ребятам в школе, что такое промысловая кооперация, дает задачи на эту тему, приводит примеры выгодности кооперирования. Ребята рассказывают родителям. Комсомольцы, делегатки, крестьянский комитет взаимопомощи втягивают в эту работу членов своих организаций. На доске около избы-читальни вывешивается плакат, другой плакат вывешивается в сельсовете. Ведется подомовая агитация. Когда почва подготовлена, ставится доклад в избе-читальне и т. д. Если удастся добиться толку, авторитет избы-читальни будет завоеван.

Конечно, нельзя бросать обслуженного слоя, а надо продолжать работать среди него. Часть середняков, которые также работали на скупщика и теперь вошли в кооперацию, уже живо интересуются работой избы-читальни. Тем временем изба-читальня, изучив состояние крестьянского хозяйства, видит, чем надо помочь ему. Но коренное изменение хозяйства требует проведения землеустройства. Пока тут ничего не сделаешь: лугов нет, земля выпахана. Но возможно разведение свиней. Изба-читальня начинает кампанию по развитию этой отрасли животноводства, обсуждает план этой кампании с уездным землеуправлением, заручается помощью. К весне подготовляется кампания по поднятию огородничества – пионеры и комсомол подготовляются к практической работе, достаются семена и т. д.

Только завоевав авторитет, можно приступить к пропаганде артельной обработки земли. Крестьянский комитет взаимопомощи втягивается в это дело. Важнее всего – не хвататься за все сразу, хорошенько обдумывать и подготовлять начинаемую кампанию, доводить начатое до конца, закреплять достигнутое.

Это в деревне.

Возьмем пример из городской работы.

Как организовать работу библиотеки? Точно также надо изучать население округи, обдумать, как втянуть в чтение городскую бедноту, отсталые слои рабочих (вроде рабочих Нарпита), неорганизованную трудящуюся массу. И опять-таки надо прежде всего образовать актив, с ним вместе изучить население примыкающего района, изучить, чем оно интересуется, чем живет. И опять-таки важно на основе ознакомления с населением выработать план работы, вовлечь в работу ряд организаций. Не так важно изучение интересов отдельных читателей, как изучение интересов групп населения, обслуживание в первую голову трудящихся, организация их через чтение, через библиотеку.

Задание. Наметьте какое-нибудь учреждение в знакомом вам районе (все равно – в городе или в деревне): библиотеку, клуб, избу-читальню и т. п. – и продумайте организацию его работы. Запишите свои соображения.

 

ЛЕКЦИЯ 8 ОРГАНИЗУЮЩАЯ РОЛЬ РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ

 

Герцен основоположник вольной русской прессы. Создание общерусской политической социал-демократической газеты «Искра» за границей, ее роль в создании партии. – Большевистская нелегальная пресса. – Легальная большевистская пресса в 19051907 гг. – «Звезда» и «Правда». Сборы на «Правду». Рабочий состав подписчиков «Правды». – Изменение характера рабочей печати после Октябрьского переворота. – Рост и значение раб- и селькорства. – Рост рабочей печати, рост местных газет. – Стенные газеты. – Распространение и использование газет.

 

Начнем с давнего времени – с эпохи, предшествовавшей крестьянской реформе 1861 г. и непосредственно последовавшей за ней. Не было тогда возможности в легальной печати сказать ни слова правды.

Печать в буквальном смысле слова была «рабьей». «Герцен, – писал Владимир Ильич, – создал вольную русскую прессу за границей – в этом его великая заслуга. «Полярная звезда» подняла традицию декабристов. «Колокол» (1857–1867) встал горой за освобождение крестьян. Рабье молчание было нарушено»[142]. «Колокол» в свое время оказывал сильное влияние на передовую часть русской интеллигенции. Герцен – основоположник народничества. Его народническая теория была ошибочна, но он понял значение масс, он мужественно поднимал свой голос против царизма, против арестов революционеров, против расправы с Польшей.

«Когда, – писал в 1912 г. т. Ленин, – вся орава русских либералов отхлынула от Герцена за защиту Польши, когда все «образованное общество» отвернулось от «Колокола», Герцен не смутился. Он продолжал отстаивать свободу Польши и бичевать усмирителей, палачей, вешателей Александра И. Герцен спас честь русской демократии. «Мы спасли честь имени русского, – писал он Тургеневу, – и за это пострадали от рабского большинства»[143].

«Чествуя Герцена, мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала – дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию.

Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли». Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. «Молодые штурманы будущей бури» – звал их Герцен. Но это не была еще сама буря.

Буря, это – движение самих масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян. Первый натиск бури был в 1905 году. Следующий начинает расти на наших глазах (статья о Герцене написана Владимиром Ильичем в 1912 г. – Н. К.)»[144]

«Вольное русское слово», которое разносил «Колокол» .по рабьей стране, не прозвучало напрасно. В молодости Ленин и современное ему поколение зачитывалось Герценом. Став марксистом, найдя правильный путь революционной борьбы, Ленин ни о чем так не мечтал, как о том, чтобы открыто обратиться к массам, сказать им правду. В 1900 г. этого нельзя было – так же как и во времена Герцена – сделать открыто, через легальную прессу. С другой стороны, у русских социал-демократов того времени перед глазами был пример германской социал-демократии, которая во время исключительных законов против социал-демократии организовала свой нелегальный орган в Швейцарии и сумела наладить прекрасную доставку его в Германию (красную почту). Учитывая громадное значение вольного слова, организующее значение общерусской политической газеты, Ленин, Потресов и Мартов уехали за границу и там вместе с группой «Освобождение труда» создали «Искру».

Какое значение придавал Владимир Ильич газете в организационном отношении, можно видеть из его статьи «С чего начать?» в № 4 «Искры» (май 1901 г.). «Наконец, – писал он там, – нам нужна непременно политическая газета. Без политического органа немыслимо в современной Европе движение, заслуживающее название политического. Без него абсолютно неисполнима наша задача – сконцентрировать все элементы политического недовольства и протеста, оплодотворить ими революционное движение пролетариата. Мы сделали первый шаг, мы пробудили в рабочем классе страсть «экономических», фабричных обличений. Мы должны сделать следующий шаг: пробудить во всех сколько-нибудь сознательных слоях народа страсть политических обличений... Русский рабочий класс, в отличие от других классов и слоев русского общества, проявляет постоянный интерес к политическому знанию, предъявляет постоянно (а не только в периоды особого возбуждения) громадный спрос на нелегальную литературу. При таком массовом спросе, при начавшейся уже выработке опытных революционных руководителей, при той сконцентрированности рабочего класса, которая делает его фактическим господином в рабочих кварталах большого города, в заводском поселке, в фабричном местечке, – постановка политической газеты есть дело вполне посильное для пролетариата. А через посредство пролетариата газета проникнет в ряды городского мещанства, сельских кустарей и крестьян и станет настоящей народной политической газетой.

Роль газеты не ограничивается, однако, одним распространением идей, одним политическим воспитанием и привлечением политических союзников. Газета – не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор. В этом последнем отношении ее можно сравнить с лесами, которые строятся вокруг возводимого здания, намечают контуры постройки, облегчают сношения между отдельными строителями, помогают им распределять работу и обозревать общие результаты, достигнутые организованным трудом. При помощи газеты и в связи с ней сама собой будет складываться постоянная организация, занятая не только местной, но и регулярной общей работой, приучающей своих членов внимательно следить за политическими событиями, оценивать их значение и их влияние на разные слои населения, вырабатывать целесообразные способы воздействия на эти события со стороны революционной партии»[145].

И еще раньше Владимир Ильич писал из ссылки:

«Только создание общего органа партии может дать каждому «частичному работнику» революционного дела сознание того, что он идет «в ряду и в шеренге», что его работа непосредственно нужна партии, что он является одним из звеньев той цепи, кольца которой задушат злейшего врага русского пролетариата и всего русского народа – русское самодержавное правительство»[146].

Мы знаем, какое громадное значение имела «Искра» в деле организации партии, в деле организации революционного движения. Особо важное значение придавала «Искра» корреспонденциям рабочих, вовлечению рабочих в писание для газеты. «Агенты» «Искры» – те, кто помогал изданию, перевозке и распространению «Искры», – должны были заботиться также и о привлечении новых корреспондентов. Особо много сделал в этом отношении питерский рабочий Иван Васильевич Бабушкин. Он объезжал рабочие районы, собирая корреспонденции от рабочих Орехово-Зуева, Ярославля, Шуи, Гусь-Хрустального и других мест. Иван Васильевич был расстрелян в 1906 г.

Когда «Искра» (1903) перешла к меньшевикам, большевики стали в конце 1904 г. издавать свою газету – «Вперед», которая после III съезда партии переименована была в «Пролетарий».

1905 год открыл возможность издавать легальные газеты. Такой первой легальной газетой, открыто защищавшей точку зрения большевиков, была «Новая жизнь», закрытая в связи с московским восстанием и возобновившаяся под названием «Волна», затем «Эхо» и пр. Значение этих газет было громадно. Если учесть, что Владимиру Ильичу в 1905–1907 гг. удалось только раз выступить перед массой рабочих на большом собрании в доме Паниной, станет ясно, что значила в то время легальная большевистская газета.

В 1905–1907 гг. рабочие массы шли за большевиками. В годы реакции опять пришлось уйти в подполье, и центральный орган стал опять нелегальным. Но, когда рабочее движение стало оправляться, при помощи депутатов Третьей думы, главным образом Полетаева, удалось наладить в конце 1910 г. еженедельную газету «Звезда». В 1912 г. стала выходить уже ежедневная газета «Правда». Тогда заграничный центр большевиков перебрался в Краков, поближе к границе, чтобы легче было сноситься с Россией.

Рабочие делали сборы на «Правду». Владимир Ильич внимательно следил за тем, какие рабочие организации делают взносы на «Правду», придавал этому громадное значение. Поддержку со стороны рабочих он ценил не только потому, что она давала возможность газете существовать, но придавал ей большое организационное значение. Он проектировал даже особый вид сборов – «рабочую копейку». Согласно этому проекту все рабочие, сочувствующие «Правде», вносили бы в день получки копейку на газету. По числу копеек можно было бы знать, сколько рабочих сочувствует «Правде». В то время, в 1912 г., этот проект, однако, не мог осуществиться в силу слабой организации профсоюзов и партии.

Кого обслуживала «Правда» в довоенный период?

Живя в Кракове, Ильич попросил «Правду» прислать списки подписчиков. Теперь, когда у «Правды» сотни тысяч подписчиков, это было бы невозможно, но тогда, в 1913 г., этих подписчиков было несколько тысяч. Списки подписчиков были присланы. По плану Ильича они были разрезаны и разгруппированы. Если и раньше было видно, что главный подписчик «Правды» был рабочий, то после проделанной работы это стало очевидно. Громадная, подавляющая масса подписчиков состояла из рабочих, разбросанных на всем пространстве России. Полученный цифровой материал, освещенный соответствующим образом, послан был в «Правду», но попал в руки провокатора Черномазова и был брошен в корзину.

Рабочие были не только подписчиками «Правды» – они стали писать в «Правду». Рабочим корреспонденциям «Правда» уделяла всегда большое внимание.

Когда в октябре 1917 г. власть перешла в руки Советов, когда началось строительство новой жизни при участии масс, задачи рабочей печати значительно углубились: ей надо было не только будить политическое сознание, не только политически обличать – основной задачей ее стало помогать организации новых порядков, помогать перестройке всей жизни на новых началах.

В статье в «Правде» от 9 февраля 1921 г. Владимир Ильич про коммунистическую печать переходного периода писал: «Капитализм делал из газет капиталистические предприятия, орудия наживы для богачей, информации и забавы для них, орудия обмана и одурачения для массы трудящихся. Мы сломали орудия наживы и обмана. Мы начали делать из газеты орудие просвещения масс и обучения их жить и строить свое хозяйство без помещиков и без капиталистов. Но мы только-только еще начали это делать. За три с лишним года сделали немного. А надо сделать еще очень много, пройти еще очень большой путь. Поменьше политической трескотни, поменьше общих рассуждений и абстрактных лозунгов, которыми услаждаются неопытные и не понявшие своих задач коммунисты, побольше производственной пропаганды, а всего больше делового, умелого, приспособленного к уровню развития массы учета практического опыта»[147].

Перестройка существующих порядков идет при самом активном участии массы, и масса очень скоро осознала, какое громадное организационное значение имеет рабочая печать. Рабочая печать стала, опираясь на рабочих корреспондентов, разоблачать непорядки, темные дела, помогала осуществлению на деле контроля со стороны рабочей массы. Рабкорство стало быстро развиваться.

Создалась острая необходимость как-то организовать рабкорство, помочь его правильному развитию, помочь обобщению опыта рабкорства. И опять за эту работу взялась «Правда». При «Правде» стал выходить журнал «Рабкор». «Правда» организовывала съезды и конференции рабкоров. По ее пути пошли и другие газеты. Рабкорство представляет собой особенность нашей, Советской страны. Громадная строительная работа, которую ведут массы, обусловливает собой и развитие рабкорства.

Наряду с рабкорством стало расти и селькорство. Деревня темнее и глуше, чем город. Темных дел там не мало. Селькорство стало будоражить деревню, выводить при помощи печати на свежую воду темные, дикие, безобразные дела. Конечно, разоблачения не проходили даром разоблачителям. Разоблаченные расправлялись не раз с селькорами: убийство из-за угла, месть в разных формах и видах пускались в ход. И опять-таки «Правда» не мало сделала для защиты рабоче-крестьянских корреспондентов.








Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 482; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.041 сек.