О действительном и мнимом внесении земельных долей в уставный капитал.

Как следует из предыдущего текста, "императивному подходу" к свободе распоряжения земельной долей присуще представление о том, что методом исключения разрешенных способов использования земельной доли при неиспользовании остальных способов остается лишь внесение в уставный капитал хозяйственного общества. Если быть последовательным, то надо признать, что и в случае бездействия (молчания) собственника земельной доли она вносится в уставный капитал общества. Однако в данном случае "императивный подход" наталкивается, как кажется, на непреодолимое препятствие.

С точки зрения цивилистической бездействие (молчание) по общему правилу не считается намерением совершить сделку (п. 3 ст. 158 ГК РФ). Исключения должны быть прямо предусмотрены либо законом, либо соглашением сторон. Соображение, лежащее в основании этого правила, очень простое: основаниями динамики правоотношений признаются юридические факты - обстоятельства реальной действительности; бездействие (молчание) есть отсутствие факта; отсутствие факта само по себе юридических последствий породить неспособно. Иное должно быть прямо установлено законом или договором. Следовательно, если гражданин, наделенный земельной долей, не совершил с нею никаких положительно выраженных действий (утрируя: получил долю и 15 лет с нею просидел, не выходя из дома, в том числе не подавая никаких заявлений во внутрихозяйственную комиссию, не вступая в члены обществ или товариществ), то земельная доля так и продолжает принадлежать тому, у кого возникло на нее право. Принадлежность этой доли измениться сама по себе (без участия гражданина, наделенного ею, при его фактическом бездействии) никак не может <37>, за исключением разве что наследования по закону. В этом смысле позиция Н.Н. Мельникова верна: если даже совершение какого-то действия является предметом обязанности, то это не означает, что определенные последствия такого действия наступят неизбежно, в том числе и тогда, когда действие не совершено (обязанность не исполнена).

--------------------------------

<37> Сравните позицию Пермского областного суда, которую он сформулировал в своем Обзоре: "В случае если лицо, которому выдано свидетельство о праве коллективно-долевой собственности на земельную долю, по каким-либо причинам не внесло эту долю в уставный капитал сельхозорганизации и не распорядилось ею иным образом, это не означает, что оно утратило это право и перестало быть участником общей долевой собственности на землю" (Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения федеральными судами Пермской области дел, связанных с приобретением и прекращением прав на недвижимое имущество от 23 марта 2006 г. // www.oblsud.permregion.ru/sudpraktika/gr_doc/spr_registration.doc).

 

Однако, как видно из решений судов, далеко не все граждане, получившие земельные доли, бездействовали: многие из них стали участниками хозяйственных обществ (товариществ), созданных на базе бывших колхозов и совхозов. Стать участником юридического лица можно при положительно выраженном волеизъявлении. Как именно это волеизъявление было оформлено - заявлением ли во внутрихозяйственную комиссию о способе распоряжения своей земельной долей или же заявлением в произвольной форме (например, "прошу принять меня в члены АОЗТ "Рассвет", создаваемого на базе одноименного колхоза" и т.д.) - важно в том случае, когда в уставе создаваемой организации нет прямого указания о том, какое именно имущество вступающие в общество граждане вносят в его уставный капитал. При наличии указания необходимо посмотреть, каково его содержание. Если, например, записано, что уставный капитал оплачивается денежными средствами (вариант: денежными средствами и иным имуществом, оцениваемым по соглашению учредителей), то при отсутствии прямо выраженного заявления гражданина о внесении в уставный капитал именно земельной доли таковую нельзя считать внесенной в уставный капитал. Но если в учредительном договоре <38> и уставе недвусмысленно записано, что "уставный капитал формируется за счет имущественных паев и земельных долей, принадлежащих гражданам-учредителям", то это конкретное указание, свидетельствующее о том, что гражданин, ставший учредителем юридического лица с уставом такого содержания, распорядился своей земельной долей, внеся ее в его уставный капитал. Иначе непонятно, зачем он вообще писал заявление о том, чтобы его приняли в состав участников нового хозяйственного общества. Никаких "договоров о передаче доли в уставный капитал" или "актов приема-передачи", о которых пишет В.В. Устюкова, для оформления внесения вклада в виде земельной доли в 1992 - 1994 гг. не требовалось. Ничего о них не говорит и Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью (1990 г.). Реестр акционеров, о котором упоминает В.В. Устюкова, тут вообще ни при чем: в нем не отражается, что именно было внесено в оплату акций.

--------------------------------

<38> Пермский областной суд в своем Обзоре судебной практики подчеркнул, в частности, что "внесение земельной доли в уставный капитал сельскохозяйственной организации должно подтверждаться учредительным договором". См.: Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения федеральными судами Пермской области дел, связанных с приобретением и прекращением прав на недвижимое имущество от 23 марта 2006 г. // www.oblsud.permregion.ru/sudpraktika/gr_doc/spr_registration.doc.

 

Из приведенной позиции необходимо сделать три исключения.

Первое исключение требует внимательного анализа учредительного договора и устава даже в том случае, если даже подписавшие его учредители указали на формирование уставного капитала в безусловном порядке ("уставный капитал формируется за счет имущественных паев и земельных долей"). Надо выяснить, а не содержится ли в них каких-либо оговорок, связанных, скажем, с моментом завершения внесения вкладов? При наличии указания "вклад учредители вносят не позднее 1 месяца с момента регистрации в установленном порядке", но отсутствии документального доказательства реального внесения в уставный капитал земельных долей можно говорить о том, что такое внесение не состоялось <39>.

--------------------------------

<39> Например, члены трудового коллектива совхоза "Рассвет" Пучежского района ИО на учредительной конференции, проводившейся 21 декабря 1992 г., заключили между собой договор, предметом которого явились "условия добровольного создания и организации деятельности акционерного общества закрытого типа "Рассвет". В п. 2 договора "Обязательства учредителей" они согласились со следующими условиями формирования уставного капитала: "В целях создания и организации деятельности предприятия учредители принимают на себя следующие обязательства: сформировать уставный капитал предприятия из собственных вкладов, которые являются первоначальными и состоят из имущественного и земельных паев. Этот вклад учредители вносят не позднее 1 месяца с момента регистрации в установленном порядке...". В п. 2.1 устава АОЗТ "Рассвет" мы читаем: "Учредителями акционерного общества являются работники коллективного сельскохозяйственного предприятия, временно отсутствующие (служба в армии, учебные заведения), инвалиды и пенсионеры, оформленные на пенсию из хозяйства и внесшие в уставный капитал общества свой пай земли и имущества (список учредителей прилагается)". В списках учредителей напротив Ф.И.О. и паспортных данных каждого учредителя указана сумма пая в денежной оценке (имущественный пай) на момент проведения учредительной конференции. Поиски документов, подтверждавших, что в течение одного месяца с момента государственной регистрации АОЗТ его учредители реально внесли в уставный капитал земельные доли, ни к чему не привели.

 

Исключение второе. Если в учредительном договоре и уставе указывается, что уставный капитал формируется за счет имущественных паев и земельных долей, при этом право на последнюю у учредителя возникнет в будущем, то реально в уставный капитал общества она может быть внесена тогда, когда, во-первых, это право возникнет; во-вторых, когда реальное внесение закреплено документально, хотя бы и актом приема-передачи доли.

Исключение третье связано с увеличением уставного капитала общества за счет дополнительных вкладов акционеров.

Однако в судебной практике все еще сохраняется упрощенное понимание процедуры формирования уставного капитала в 1992 - 1994 гг. В качестве примера можно привести ряд дел, одним из фигурантов которых явилось ЗАО "Агрофирма "Первое Мая".

На общем собрании совхоза "Первое Мая" от 12 февраля 1992 г. принято решение о приватизации совхоза и реорганизации его в акционерное общество закрытого типа.

12 февраля 1993 г. утвержден устав общества и подписан учредительный договор АОЗТ "Первое Мая".

13 августа 1993 г. администрацией Балашихинского района МО АОЗТ "Первое Мая" зарегистрировано; выдано свидетельство о государственной регистрации N 1279а.

На основании постановления главы Балашихинского района МО N 345 от 8 апреля 1994 г. "О предоставлении земли в коллективно-долевую собственность и бессрочное (постоянное) пользование АОЗТ "Первое Мая" у бывших работников совхоза "Первое Мая" возникает право собственности на земельные доли. На основании постановления администрации Балашихинского района МО N 783 от 27 июля 1994 г. "О выдаче свидетельств на право собственности на земельную долю (пай) членам АОЗТ "Первое Мая" гражданам выдаются свидетельства на право собственности на землю.

Впоследствии ЗАО "Агрофирма "Первое Мая" начало методично обращаться в арбитражный суд с исками к гражданам о признании права собственности на 1/662 (впоследствии - 1/597) доли каждого из ответчиков в праве собственности на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения.

Решениями Арбитражного суда Московской области, оставленными без изменения постановлениями Десятого арбитражного апелляционного суда и ФАС МО, все иски удовлетворены. Арбитражный суд признал не соответствующими законодательству постановления главы Балашихинского района МО, на основании которых ответчикам выданы свидетельства о государственной регистрации права собственности на указанные земельные доли, так как ответчики, будучи членами трудового коллектива совхоза "Первое Мая", при его реорганизации распорядились своими земельными долями, внеся их в уставный капитал вновь созданного акционерного общества АОЗТ "Первое Мая". Последнее стало собственником переданного ему имущества, а ответчики - его акционерами.

Суд руководствовался, в частности, тем, что из п. 2.1 учредительного договора и пункта 7.1 устава АОЗТ "Первое Мая" следовало, что уставный капитал акционерного общества был сформирован за счет вкладов учредителей - имущественных паев и земельных долей. Общество с февраля 1993 г. и до момента постановления решения как собственник вышеуказанного земельного участка несло бремя по его содержанию, производило оплату налогов. Отмена постановлений главы Балашихинского района правомерна, поскольку они приняты после распоряжения ответчиками земельными долями путем внесения их в качестве вклада в уставный капитал.

Ни в одном из шести обнаруженных мной постановлений ФАС МО 2006 года по делам с участием ЗАО "Агрофирма "Первое Мая" <40> не предпринималось даже малейшей попытки дать оценку реальности внесения земельных долей в уставный капитал АОЗТ. При этом совершенно очевиден разрыв между моментом подписания учредительных документов и моментом возникновения права собственности на вносимое в качестве вклада имущество. Все постановления судов составлены как будто по одному лекалу. Между тем выводы, сделанные ими, отнюдь не очевидны.

--------------------------------

<40> Постановление ФАС МО от 27.03.2006 по делу N КГ-А41/1879-06; Постановление ФАС МО от 13.04.2006 по делу N КГ-А41/1883-06; Постановление ФАС МО от 20.04.2006 по делу N КГ-А41/3086-06; Постановление ФАС МО от 29.05.2006 по делу N КГ-А41/4239-06; Постановление ФАС МО от 09.06.2006 по делу N КГ-А41/4789-06; Постановление ФАС МО от 12.07.2006 по делу N КГ-А41/5709-06.

 

От исключений вернемся вновь к прерванной нити рассуждений.

На практике вряд ли кто-то из граждан - бывших работников колхоза или совхоза, "вступая" во вновь создаваемое юридическое лицо, понимал, что на самом деле происходит. Для большинства из них происходящее являлось простой сменой вывески: раньше был колхоз "Светлый путь", а теперь будет АОЗТ "Светлый путь". Соответственно, мало кто из них даже читал устав соответствующего АОЗТ дальше титульного листа. Но это, конечно, не оправдание, тем более для суда. Совершая юридически значимые действия, нельзя не оценивать их последствия. А последствия можно понять, прочитав условия сделки, в нашем случае - учредительного договора и устава. Если кто-то рискнул совершить сделку, не ознакомившись с содержанием оформляющего ее документа, - это его проблемы.

Короче говоря, к каждой отдельной ситуации необходимо подходить дифференцированно. При этом не существует какого-либо юридического предопределения для земельных долей, "учение" о котором создано отдельными юристами и с готовностью поддержано Арбитражным судом Московской области и ФАС Московского округа.

Практика толкования Г.А. Волковым и его последователями п. 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 абсолютно неверна. Понятно, что такое толкование необходимо для создания видимости подкрепления установившейся в Московской области практики. Но, к сожалению, и возражения В.В. Устюковой, приводимые против позиции Г.А. Волкова, также не носят универсального характера. Можно понимать и разделять стремление ряда юристов защитить интересы обманутых сельских обывателей, но гражданское право вряд ли найдет для этого универсальное средство. Не исключаю, что некоторым гражданам - тем, кого "по умолчанию" (без всяких заявлений) "засунули" в свое время в АОЗТ или ТОО, помочь можно.

Как показывает обзор судебной практики, например, Арбитражный суд Московской области в "дорогих" и скандальных делах неохотно принимает во внимание ходатайства истцов о фальсификации их подписей под документами, "подтверждающими" внесение ими вкладов земельными долями.

В этом смысле показательно следующее дело.

Д. обратился в Арбитражный суд Московской области к ЗАО "Ледово" с иском о признании права собственности на земельную долю в размере 4,1 га в общей долевой собственности ЗАО "Ледово"; о признании недействительным протокола N 2 от 25 декабря 1992 общего собрания участников АОЗТ "Ледово"; признании недействительной ст. 4 учредительного договора АОЗТ "Ледово", устава АОЗТ "Ледово", а также ст. 6 устава ЗАО "Ледово" в части, касающейся внесения истцом земельной доли в качестве вклада в уставный капитал АОЗТ (ЗАО) "Ледово"; об обязании Регистрационной палаты по Каширскому району Московской области выдать свидетельство на право собственности истца на земельную долю размером 4,1 га из земель, находящихся в общей долевой собственности ЗАО "Ледово".

Решением Арбитражного суда Московской области от 13 мая 2005 г. по делу N А41-К1-1030/05 в удовлетворении иска отказано.

Апелляционный суд посчитал правильными выводы по существу спора, сделанные судом первой инстанции.

В кассационной жалобе заявитель полагает, что ссылка суда на наличие подписи истца в подписных листах к протоколу общего собрания участников АОЗТ "Ледово" от 25 декабря 1992 г. как на доказательство внесения истцом спорной доли в уставный капитал данного общества является несостоятельной, поскольку судом не были предприняты меры к установлению подлинности подписи истца, а в проведении почерковедческой экспертизы необоснованно отказано.

ФАС МО, отменяя постановления судов, указал, что исходя из предмета заявленного иска при рассмотрении ходатайства о проведении экспертизы суду следовало принять во внимание, что выяснение вопроса о подлинности подписи истца необходимо для установления существенного для дела обстоятельства - выразил ли истец волеизъявление на передачу своей земельной доли в уставный капитал АОЗТ "Ледово", на что и указывал истец в своем ходатайстве <41>.

--------------------------------

<41> Постановление ФАС МО от 01.11.2005 по делу N КГ-А41/10514-05.

 

Выше мы уже ссылались на ряд дел, в которых ответчиком являлось ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2", чье землепользование находится в районе Рублево-Успенского шоссе Московской области. Напомню, что из 10 тыс. га только 2 тыс. га в 1998 году были переданы в долевую собственность граждан (размер одной доли - 1,74 га). Однако и эти земельные доли, если судить по различным информационным источникам, стали объектом отъема руководителями сельхозпредприятия. По утверждению собственников земельных долей, с приходом в конце 1999 года в совет директоров ЗАО бизнесмена Т. Клиновского их доли "мошенническим образом отобрали, подделав акты приема-передачи и подписи акционеров". Земельные доли были переведены в уставный капитал, который затем подвергся эмиссии без ведома миноритарных акционеров, а акции руководители предприятия поделили между собой, став фактическими владельцами большей части земельных угодий <42>.

--------------------------------

<42> http://www.gazeta.ru/2006/03/30/oa_194150.shtml. Эмиссии без ведома миноритарных акционеров в практике корпоративных отношений действительно использовались для их "выдавливания" буквально до недавнего времени. Для этого, например, их "уведомляли" о предстоящем общем собрании, направляя пустые конверты или чистые листы бумаги, и т.д.

 

Попытки бывших собственников земельных долей доказать в суде факты фальсификации документов, подтверждающих внесение ими своих долей в уставный капитал ЗАО, результатов не дали. И Арбитражный суд Московской области, и ФАС МО игнорировали доводы истцов, на мой взгляд, по надуманным основаниям.

Иллюстрацией к сказанному может служить такое дело.

Группа граждан - О., С.Т., Ч., Б. - обратились в Арбитражный суд Московской области с иском к ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" о применении последствий недействительности ничтожных сделок по внесению права собственности на земельные доли в уставный капитал ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" и о закреплении права собственности на земельную долю размером 1,74 га за каждым истцом.

Решением от 26 октября 2004 г. Арбитражный суд Московской области, с которым согласился и апелляционный суд, в удовлетворении иска отказал.

В кассационной жалобе заявители настаивали на неправомерном отклонении судом заявления истцов о фальсификации актов приема-передачи прав земельных долей на привилегированные акции; решение общего собрания акционеров АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" от 29 мая 1998 года не имеет юридической силы, так как не проводилась оценка вносимых земельных долей.

ФАС МО отметил, что судами обеих инстанций установлено, что 29 мая 1998 г. состоялось общее собрание акционеров АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2", на котором был решен вопрос об увеличении уставного капитала общества за счет внесения земельных долей его учредителей. Во исполнение этого решения истцы передали в уставный капитал общества свои права на земельные доли в обмен на 15 привилегированных акций. При этом ответчик указывает на то, что истцами получались дивиденды по акциям.

Довод заявителей кассационной жалобы о фальсификации актов приема-передачи, согласно которым ими были переданы права на свои земельные доли и получены привилегированные акции, отклоняется, "поскольку, по мнению ФАС Московского округа, в силу вышеизложенного данное обстоятельство не может являться бесспорным подтверждением того, что истцы не вносили свои земельные доли в уставный капитал ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" (?!) <43>.

--------------------------------

<43> Постановление ФАС МО от 04.04.2005 по делу N КГ-А41/2032-05.

 

Логика ФАС Московского округа поражает удивительной непосредственностью. А ведь речь идет о ключевом моменте - подтверждении изъявления воли материальным осуществлением и ее реализацией путем подписания (или неподписания) актов приема-передачи прав земельных долей! По сути, происходит увеличение уставного капитала за счет дополнительных (!) вкладов, вносимых имуществом (земельными долями). Эта ситуация коренным образом отличается от 1993 года, когда общество еще только учреждалось. Если тогда достаточно было указания в учредительных документах на то, что уставный капитал общества формируется за счет вкладов имущественными паями и земельными долями, то в 1998 году речь уже не может идти о реализация предписания п. 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86, как это неудачно, на мой взгляд, суды пытались обосновать во всех делах с участием ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2". В данном конкретном случае не может быть каких-либо иных документов, подтверждающих внесение имущества в уставный капитал хозяйственного общества, кроме как акта приема-передачи.

В спорах о внесении земельных долей в уставный капитал окончательную точку ставить рано. Определенный оптимизм вселяет растущая информационная открытость судов (например, в Интернете). Это одно из условий формирования объективного мнения юристов-практиков и ученых о качестве работы как судов, так и отдельных судей. Последним все труднее скрывать за фразами без какого-либо юридического содержания политический подтекст своих решений или недостаточную профессиональную подготовку.

 

§ 3. О так называемой конкуренции прав:

споры из-за свидетельств

 








Дата добавления: 2015-06-10; просмотров: 1861; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2023 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.02 сек.