II. ИСТОРИЯ ПЕРЕВОДА И ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ МЫСЛИ

1. Спор о переводимости в западно-европейской литературе. Взгляды на перевод Р. Бэкона, М. Сервантеса, М. Лютера, В. Гумбольдта

2. Развитие переводной литературы в России

3. Пути развития советской школы перевода

4. Теоретические исследования Я.И. Рецкера, Л.С. Бархударова, А.В. Федорова, А.Д. Швейцера

5. Вклад в теорию перевода Ю. Найды, Дж. Кэтфорда, О. Каде, А. Нойберта, П. Ньюмарка

 

Ключевые термины: переводимость, сокращенный, вольный перевод, исправительный перевод, пересказ, канонический перевод, коммуникативная ситуация, коммуникативный перевод, семантический перевод

 

1 Долгое время в переводческой практике боролись две тенденции передачи иноязычного текста: 1. дословно воспроизводить язык оригинала в ущерб смыслу целого и языку перевода. Ее примером могут служить переводы Библии на греческий и латинский, средневековые переводы трактатов Аристотеля, в которых буквализм ведет к частичной потере смысла, появлению темных, непонятных мест; 2. сохранять в переводе «дух» и смысл подлинника, соблюдая требования языка перевода. Это принцип был сформулирован еще в трудах Цицерона (I век до н.э.). Уже в то время осознается различие языков оригинала и перевода и необходимость отхода от формальных соответствий.

Роджер Бэкон (13 век), английский философ и естествоиспытатель, требовал сознательного подхода к переводу. Он говорил о необходимости знания не только языков оригинала и перевода, но и разных наук, что позволяло бы правильно передать содержание иноязычного текста. В частности, он возражал против искажений, которым подверглись в переводе труды Аристотеля. Противником дословного перевода выступал Мартин Лютер (16 век), основатель лютеранства, один из деятелей Реформации. В своем послании «Об искусстве переводить» он требовал использования ресурсов народного языка для верной передачи смысла оригинала и обеспечения полного понимания текста получателем. Его перевод Библии, в котором он реализовал эти принципы, был важной вехой в истории развития немецкого литературного языка.

Отказ от буквализма нередко переходил в вольный перевод, когда переводчик произвольно менял имена действующих лиц и само место действия, как поступил, например, фон Эйб при переводе комедии Плавта на немецкий язык. Благодаря этому в сознании писателей и переводчиков укреплялась мысль о невозможности полностью передать содержание и красоту оригинала. Словами своего героя Дон Кихота ее сформулировал М. Сервантес: «Перевод с одно языка на другой … все равно, что фламандский ковер с изнанки: фигуры, правда, видны, но обилие нитей делает их менее явственными, и нет той гладкости и нет тех красок, которыми мы любуемся на лицевой стороне».

В 17-18 веках вольный перевод широко используется в разных странах. Его разновидностью стал исправительный перевод. В 18 веке Франция была не только великой державой, но и центром философской и культурной мысли. Взгляды Дидро, Вольтера и других французских философов оказывали огромное влияние на современников. Французский язык был языком международного общения, владение им было обязательным для культурных людей. Французские писатели и переводчики стремились подчинить другие литературы своему пониманию художественного идеала. В переводы вносились значительные изменения для «улучшения» оригинала. Особенно существенным переделкам подверглись произведения Шекспира, его своеобразия не мог понять даже такой великий мыслитель и писатель, как Вольтер. Переводчики меняли композицию и сюжеты пьес Шекспира, место действия и имена персонажей. А.С. Пушкин в своей статье «О Мильтоне и Шатобриановом переводе «Потерянного рая» писал с осуждением: «Долгое время французы пренебрегали словесностью своих соседей. Уверенные в своем превосходстве над всем человечеством, они ценили славных писателей иностранных относительно меры, как отдалились они от французских привычек и правил, установленных французскими критиками. В переводных книгах, изданных в прошлом столетии, нельзя прочесть ни единого предисловия, где бы не находилась неизбежная фраза: мы думали угодить публике, а вместе с тем оказать услугу и нашему автору, исключив из его книги места, которые могли бы оскорбить образованный вкус французского читателя».

В 19 веке повышаются требования к точности перевода. От переводчиков стали требовать верности оригиналу, сохранения национального колорита. Это было связано с подъемом национально-освободительных движений в ряде европейских стран, оживлением интереса к своему прошлому и к национальному своеобразию других народов. Общей чертой переводов стало стремление сохранить самобытность оригинала, познакомить читателя с другой страной и другой эпохой. Одновременно это стремление вело к осознанию трудностей перевода и появлению довольно пессимистического взгляда, согласно которому полноценный перевод невозможен. Наиболее категорично эту точку зрения сформулировал Вильгельм фон Гумбольдт. Гумбольдт и его последователи утверждали, что полноценный перевод принципиально невозможен. Они считали, что каждый язык есть отражение своеобразия духа народа, свойственного только этому народу, и поэтому несводим ни к одному другому языку. В письме к Августу Шлегелю Гумбольдт писал: «Всякий перевод представляется мне безусловной попыткой разрешить невыполнимую задачу. Ибо каждый переводчик неизбежно должен разбиться об один из двух подводных камней, слишком точно придерживаясь либо своего подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного народа за счет подлинника. Нечто среднее между тем и другим не только трудно достижимо, но и просто невозможно».

Таким образом, вплоть до 19 века в западно-европейской литературе господствовал взгляд о непереводимости как об аксиоме.

II. Переводческая деятельность в России имеет богатую историю, которая берет свое начало в Киевской Руси. В 964 г. греческие монахи Кирилл и Мефодий были направлены императором Византии для проповеди христианства среди славян. Они начали свою деятельность с создания алфавита (кириллицы), используя который, они перевели с греческого и латинского на церковно-славянский язык ряд религиозных текстов. – Новый Завет, Псалтырь, Молитвенник. После Крещения Руси в 988г. понадобилось знакомить новообращенных с философскими и этическими положениями новой религии, с церковными обрядами и обычаями. Был выполнен перевод текстов разных жанров, таких как Жития святых, притчи, хроники и др. Переводы религиозных текстов обычно были буквальными, так как отклонение от церковных канонов считалось ересью и строго каралось. Однако и тогда появляются переводы, стремившиеся избежать буквализма.

В период до 16 в России века осуществляются переводы текстов в основном религиозного содержания, вносятся исправления в выполненные ранее переводы. В 1515 г. московский князь Василий Ш обратился к Византии с просьбой прислать ученого переводчика из греческого монастыря. Так в Москве появился Максим Грек. В течение всей своей жизни он занимался переводами религиозных книг, исправлял и комментировал прежние переводы. В ходе этой работы он нередко нарушал устоявшиеся традиции, что навлекло на него обвинения в ереси и кощунстве. В его работах можно найти много замечаний об искусстве перевода. Он говорил о необходимости тщательно анализировать оригинал, чтобы обнаружить все оттенки и аллегории в его содержании.

Решающий вклад в развитие перевода в России внес 18 век. Политические реформы Петра I значительно расширили экономические и культурные контакты Москвы с европейскими странами. Возникла потребность в многочисленных переводах научно-технической литературы, книг по военному делу, точным наукам, по вопросам права. К переводам стали применять более строгие требования. Петр Первый издал специальный указ о переводе, требуя «внятной» передачи содержания переводимого текста. Одновременно растет интерес и к переводам художественной литературы, к наследию античного мира, к трудам философов и историков. При их выполнении возникало множество терминологических и стилистических трудностей. В теоретических суждениях о переводе русские писатели, переводчики и критики того времени говорили о трудностях, стоящих перед ними, и о возможности преодолевать их. Это означало требование большей свободы в выборе и создании стилистических средств при переводе.

Наиболее выдающимися деятелями той эпохи были М.В.Ломоносов, В.К. Тредиаковский, А.П. Сумароков, Н.М. Карамзин. Они признавали за переводчиком право быть соперником автора оригинала. Устраивались своеобразные состязания переводчиков-поэтов, когда публиковались переводы одного и того же произведения, выполненные разными переводчиками. Их творческие поиски способствовали развитию и совершенствованию русского литературного языка. О вере в его безграничные возможности говорил М.В.Ломоносов: «Карл V римский император говаривал, что испанским языком с богом, французским с друзьями, немецким с неприятелем, итальянским с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно. Ибо нашел бы в нем великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того, богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языков».

Тенденция к переделке подлинников продолжается и в 19 веке, так что иногда стирается грань между переводом и оригиналом. Например, Героиня баллады Бюргера «Ленора» в переводе Жуковского стала Людмилой, а в переводе Катенина – Ольгой. Действие было перенесено в Россию, в разное время. Переводчики меняют и стихотворный размер, т.е. допускают весьма вольное обращение с оригиналом. В.К.Жуковский требовал для переводчика поэтических произведений большей свободы, мотивируя это несоответствием языков и необходимостью поисков таких средств, которые полнее всего раскрывали бы характеры и переживания героев и весь смысл переводимого. Он писал: «Переводчик в прозе есть раб; переводчик в стихах – соперник». А.С. Пушкин называл Жуковского «гением перевода». Жуковский со временем начинает отказываться от принципов украшающего перевода, но чаще стремится менять чуждые ему черты оригинала в соответствии со своими идейными и эстетическими убеждениями. Эту черту отмечал и В.Г. Белинский, говоря, что Жуковский – необыкновенный переводчик, но глубоко и верно он воспроизводит лишь такие черты оригинала, с которыми «его натура связана родственною симпатией». В.К. Жуковский переводил в основном романтическую поэзию, хотя среди его переводов есть такие монументальные произведения, как индийский эпос «Наль и Дамаянти», «Одиссея» Гомера, «Слово о полку Игореве».

Важное место в истории перевода в России играет А.С. Пушкин. Хотя его переводы далеки от внешней точности, они замечательны по глубине постижения оригинала. А.В. Федоров отмечает: «Значение переводов Пушкина именно как переводов в том, что в них иностранные подлинники воссозданы тем русским литературным языком, основоположником которого он являлся…, и в них в полной мере проявляются черты, присущие художественному методу реализма, а именно - внимание к типически своеобразному и мастерство обобщающего отображения как исторически характерных, так и индивидуально специфических особенностей оригинала». (Федоров, 1968:60). Переводы А.С.Пушкина немногочисленны, но они принадлежат к самым разным жанрам и культурам: это стихи Вольтера и Парни, ода Горация, баллады Мицкевича, отрывки из «Корана» и др. Его переводы – это спор с автором. Пушкин переделывает иногда незначительное стихотворение, превращая его в шедевр. Он бережно сохраняет черты местного и исторического колорита, старается передать непривычные для русской поэзии рифмы и ритмы (в балладе А.Мицкевича «Будрыс и его сыновья»). В переводах прозы Пушкин также не придерживается дословной близости к оригиналу, но зато необыкновенно точен в передаче исторических, бытовых, этнографических черт, старается передать стиль и тональность текста. Пушкин сурово критиковал исправительный перевод, требуя уважать своеобразие иностранного автора, и одновременно отвергал буквальный, подстрочный перевод. Он требовал перевода, который сохранял бы национально-художественное своеобразие оригинала.

Середина 19 века в России – время ожесточенной идейно-политической борьбы в литературе между разночинцами и дворянством и либеральной интеллигенцией. В 1840-60 годы появляется много переводов, выполненных известными русскими поэтами разных политических взглядов. Эти переводы различаются по своим методам и тенденциям. Переводы А.К.Толстого, Л.А. Мея, А.А. Фета отличаются вниманием к форме – размеру, рифмовке, к отдельным деталям. Переводы В.С. Курочкина из Беранже содержат большие отступления от подлинника, в них используются детали и имена, типичные для русского быта, но в целом такая вольность вызвана стремлением передать своеобразие оригинала и вызвать у читателя привычные ассоциации. А.К. Толстой сформулировал такой подход следующим образом: «Я стараюсь, насколько возможно, быть верным оригиналу, но только там, где верность или точность не вредит художественному впечатлению, и, ни минуты не колеблясь, я отдаляюсь от подстрочности, если это может дать на русском языке другое впечатление, чем по-немецки».

Еще один метод перевода представляло так называемое сглаживание. При переводе авторов с резко выраженной индивидуальностью, например, Шекспира, переводчик смягчал и ослаблял такие черты оригинала, заменял короткие образные формулы пространными описаниями. Известный переводчик и критик А.В. Дружинин обосновывал этот метод тем, что необычные метафоры Шекспира были несвойственны духу русского языка. В области прозы был широко известен Иринарх Введенский, переводчик Диккенса и Теккерея. Он очень свободно обращался с текстом, добавлял целые фразы и абзацы, подменял детали быта, но при этом хорошо понимал своеобразие автора, умел передать его и дать почувствовать читателю эмоциональную окраску оригинала и даже его ритм. В течение долгого времени его переводы считались образцовыми, и лишь через много времени были вскрыты его вольности в обращении с оригиналом.

В конце 19 века количество переводов увеличивается, но их качество снижается. Все чаще переводы не передавали художественную самобытность оригинала, нарушали единство формы и содержания, были многословными, тяжеловесными. В этот период заново переводятся некоторые лучшие произведения мировой литературы предыдущих периодов – «Робинзон Крузо» Д. Дефо, «Путешествия Гулливера» Д. Свифта, «Дон Кихот» М. Сервантеса, работы Вольтера, однако круг переводов ограничивался преимущественно французскими, английскими, немецкими авторами. Литературы многих европейских стран – Испании, Италии, Скандинавии, славянских народов оставались почти неизвестными русскому читателю.

Ш. История перевода советского периода неразрывно связана с именем М. Горького. Горький не был переводчиком, но его роль организатора переводческого дела, редактора и критика трудно переоценить. В 1919 г. по его инициативе и под его непосредственным руководством было создано государственное издательство «Всемирная литература». Его целью было опубликовать новые или заново отредактированные переводы лучших произведений мировой литературы, как западной, так и восточной. Планировалось выпустить 1500 томов. К работе в издательстве были привлечены лучшие поэты, переводчики и критики того времени: поэты А. Блок, В. Брюсов, переводчик М.Л. Лозинский, литературовед и критик К.Чуковский, литературоведы Ф.Д. Батюшков, А.А. Смирнов и др. Издательство просуществовало до 1927 г. Из-за материальных трудностей его планы удалось реализовать лишь частично, но важны были принципы, на которых строилась деятельность издательства: тщательный отбор оригиналов, высокое качество перевода, стремление передать художественные достоинства оригинала. При издательстве была создана студия перевода, в 1919 году было выпущено первое пособие по переводу на русском языке - брошюра «Принципы художественного перевода».

В 30-е годы начинается работа по переводу произведений национальных литератур народов СССР. Горький придавал ей огромное значение, но при его жизни в этом направлении удалось сделать немного. В период с 1934 – 1941 гг. появились два новых перевода поэмы Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре», перевод казахского эпоса «Кыз-Жибек», армянского эпоса «Давид Сасунский», стихов Т. Шевченко и других авторов, которые обогатили русскую литературу непривычными образами и ритмами. Эта работа была продолжена в послевоенный период. Она открыла русскому читателю, а через русский язык и более широкой аудитории, сокровища национальных литератур страны. В ней принимали участие поэты и писатели Н.Тихонов, П. Антокольский, Л. Соболев и др.

Продолжается перевод произведений народов зарубежных стран. М.Л. Лозинский завершает перевод «Божественной комедии» Данте, трагедий Шекспира. Известными переводчиками были С.Я. Маршак (сонеты Шекспира, лирика Гейне, Дж. Родари), И.А. Кашкин («Кентерберийские рассказы» Чосера), Б.Л. Пастернак (трагедии Шекспира и «Фауст» Гете), К Чуковский и многие другие.

IV. Попытки осмыслить деятельность переводчиков предпринимались прежде всего ими самими еще в античном мире. В 16 веке французский гуманист, поэт и переводчик Этьен Доле сформулировал 5 основных принципов перевода, которые актуальны и сейчас.

Переводчик должен:

1. в совершенстве владеть языком оригинала и перевода;

2. в совершенстве понимать содержание переводимого текста и намерение автора;

3. избегать тенденции переводить слово в слово;

4. использовать в переводе общеупотребительные формы речи;

5. правильно выбирая и располагая слова, передать общее впечатление , производимое оригиналом.

 

Однако попытки научно осмыслить процесс перевода вызывали резкие возражения прежде всего самих переводчиков, которые видели в них стремление ограничить свободу творчества (поверить алгеброй гармонию). Они утверждали, что перевод – это искусство, которое не поддается научному анализу.

Основы современного переводоведения начали разрабатываться к середине ХХ в., когда лингвисты стали изучать перевод не только как результат индивидуального творчества переводчика, но и как особый вид речевой деятельности, когда единицы языка перевода выбираются в определенной зависимости от единиц языка оригинала. Они занялись не формулированием правил перевода, а изучением соотношения языковых и речевых единиц ИЯ и ПЯ.

В 1950 г. появляется статья Я.И. Рецкера, которая положила начало изучению лингвистических аспектов перевода. В 1974г. он опубликовал книгу «Теория перевода и переводческая практика», в которой изложил свою теорию закономерных соответствий. Он выделил 3 группы соответствий: эквиваленты, аналоги, адекватные замены. Я.И. Рецкер показал, что выбор переводчиком варианта перевода не произволен, а закономерен, и зависит от соотношения единиц исходного и переводящего языков. Хотя данная классификация была не вполне последовательной – адекватные замены являются не соответствиями, а видом трансформаций, термин «соответствие» вошел в переводческую теорию и практику. Большое внимание было уделено переводу фразеологических единиц, средствам передачи экспрессивности и модальности. Работа Я.И. Рецкера показала необходимость сравнительного изучения текстов оригинала и перевода для выявления языковых закономерностей.

В 1953 г. вышла книга А.В. Федорова «Введение в теорию перевода», в которой говорилось о необходимости разграничить литературоведческую и лингвистическую теории перевода. А.В. Федоров предложил выделить общую, частную и специальную теорию перевода, говорил о необходимости изучать особенности перевода текстов разных стилей и жанров, обосновал классификацию лексических, грамматических, стилистических соответствий, наметил принципы оценки качества перевода.

Книга Л.С. Бархударова «Язык и перевод» (1975 г.) посвящена лингвистическим аспектам перевода. Автор анализирует проблемы, возникающие при переводе разных типов значений языковых единиц: референциальных, прагматических, внутрилингвистических и грамматических, подробно описывает разные виды трансформаций.

В работе А.Д. Швейцера «Перевод и лингвистика» (1973 г.). представлена характеристика состояния лингвистической теории перевода того пери-ода. Автор рассматривает возможность использовать при анализе процесса перевода методы порождающей грамматики и семантики, компонентного анализа, показывает применение теории перевода для описания процесса перевода и решения конкретных переводческих задач. Опираясь на понятие инварианта, А.Д. Швейцер разграничивает понятия «эквивалентность» и «адекватность» перевода, характеризует первую как соответствие единиц текста оригинала тексту перевода, а вторую как оценку действий переводчика. На широком фактическом материале раскрываются способы отражения в переводе жанрово-функциональных особенностей оригинала.

В последние десятилетия появляется ряд учебных пособий, которые развивают принципы, заложенные в трудах основоположников теории перевода. Это работы И.С. Алексеевой, В.Н. Комиссарова, Л.К. Латышева, В.Г. Гака, Д.И. Ермоловича и др.

V. Наряду с трудами отечественных ученых значительный вклад в разработку лингвистической теории перевода внесли зарубежные исследователи. Так, Ю. Найда (Eugene Nida) в своей книге «К науке переводить» (1964 г.), посвященной проблемам перевода Библии, рассматривает проблемы перевода в связи с интерпретацией содержания текста оригинала переводчиком и текста перевода – рецептором, читателем перевода. Многие ее положения имеют общелингвистическое значение. Ю. Найда обосновывает применение в теории перевода методов лингвистического анализа, описывает методы анализа семантики языковых единиц и передачи в переводе референтных, эмотивных и других значений. Он вводит понятия «модель перевода», «динамическая эквивалентность», большое внимание уделяет прагматике перевода – обеспечению необходимого воздействия на рецепторов.

В работе Дж. Кэтфорда « Лингвистическая теория перевода» основной является проблема переводческой эквивалентности. Книга Кэтфорда положила начало традиции предварять рассмотрение собственно переводческих проблем изложением исходных общелингвистических концепций. Он полагает, что план содержания языковых единиц так же специфичен, как и план их выражения. При переводе, считает Кэтфорд, происходит не перенос, а лишь замена значений, в основе которой лежит лишь частичное совпадение семного состава соотнесенных высказываний. В определении перевода он считает ключевым понятие эквивалентности и видит основную задачу переводоведения в выявлении природы переводческой эквивалентности и условий ее достижения. Проведенный им анализ подтвердил обоснование семантической модели перевода, хотя дальнейшие исследования показали, что эквивалентность перевода не всегда основана только на общности сем.

Питер Ньюмарк – прежде всего переводчик-практик и преподаватель перевода, поэтому в своей книге «Подступы к переводу» основное внимание он уделяет связи теории перевода с практикой. Подчеркивая прикладную роль теории, он отмечает ее большое научно-познавательное значение. Она раскрывает отношения между мыслью, значением и языком, показывает универсальные, культурные и индивидуальные аспекты языка и речевого поведения, особенности разных культур. Он считает, что на выбор стратегии перевода влияют такие факторы, как цель текста, намерение переводчика, личность читателя, языковые и художественные характеристики текста оригинала, и выделяет основные типы текстов по их основной функции – экс-прессивной, информативной, директивной, Опираясь на эти характеристики, он формулирует два основных общих метода перевода: коммуникативный и семантический. Первый воспроизводит коммуникативный эффект оригинала, второй ориентирован на возможно полную передачу контекстуального смысла оригинала. По мнению Ньюмарка, коммуникативный перевод улучшает оригинал, делая повествование более последовательным и логичным, устраняет двусмысленные обороты, повторы и т.д. Введенная им трактовка коммуникативного перевода близка к пониманию динамической эквивалентности в работах Кэтфорда.

Большой вклад в развитие лингвистической теории перевода внес немецкий лингвист Отто Каде. Он стремится придать теории перевода объективный характер и подходит к переводу как акту двуязычной коммуникации, участники которой пользуются разными языковыми кодами. Переводчик выполняет три функции: получателя информации на ИЯ, ее перекодировки и отправителя сообщения на ПЯ. Он четко разграничивает перевод и адаптивное транскодирование. О. Каде уделяет внимание проблеме переводческой эквивалентности, формулирует понятие коммуникативной ситуации, воспроизведение которой в ходе перевода обеспечивает его динамическую эквивалентность. Он также предлагает разграничивать максимальную, оптимальную, обусловленную и частичную эквивалентность, учитывая разницу между теоретически возможной близостью текстов оригинала и перевода, практически достижимой и реальной их близостью.

Альбрехт Нойберт в книге «Текст и перевод» предпринимает попытку пересмотреть некоторые положения теории перевода с позиций лингвистики текста. Он также выдвинул прагматику как один из важнейших аспектов теории перевода. Он широко трактует понятие «прагматика», связывает прагматику с адекватность перевода и переводимостью, утверждая, что некоторые виды прагматических отношений могут быть легко воспроизведены в переводе, а другие с трудом или только частично.

Таким образом, теория перевода имеет дескриптивный, а не прескриптивный характер. Выяснив действительное соотношение единиц двух языков, возникающее в процессе перевода, теория перевода может затем выработать рекомендации о том, какие методы целесообразно использовать переводчику, чтобы обеспечить правильный выбор варианта перевода.

 


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Предмет и задачи теории перевода | Ш. ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ И АДЕКВАТНОСТЬ ПЕРЕВОДА




Дата добавления: 2019-10-16; просмотров: 429; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.012 сек.