2 страница. - объединяющую функцию. Конфликт в данном случае вы­ступает как способ сплочения группы, восстановления ее внут­реннего единства в том случае

- объединяющую функцию. Конфликт в данном случае вы­ступает как способ сплочения группы, восстановления ее внут­реннего единства в том случае, если велика вероятность вражды и антагонизма членов группы. Конфликт может способствовать снижению уровня социальной изоляции или объединению таких индивидов и групп, которых в противном случае не связывали бы никакие иные отношения, кроме обоюдной ненависти. По мнению Л.Козера, эта функция является положительной, если социальные конфликты затрагивают только цели, ценности и ин­тересы, которые не противоречат основам внутригрупповых отно­шений;

- функцию оптимизации межличностных отношений. Конфликт может благоприятно влиять на взаимоотношения в коллективе, способствовать восстановлению оптимального равновесия во вза­имоотношениях;

- функцию стабилизации и интеграции внутригрупповых отно­шений. Эта функция характерна только для конфликтов в свобод­но структурированных группах и открытых обществах;

- инновационную функцию. Конфликт в данном случае высту­пает как средство активизации социальной жизни, способствует разрешению противоречия, обеспечивает переход к новому состо­янию, установлению новой системы отношений, появлению новых социальных норм и обновлению имеющихся, обеспечивающих существование субъектов конфликта в новых условиях. Это поз­воляет структурировать более широкое социальное окружение, определить положение разных групп внутри системы и распреде­лить позиции власти между ними;

- функцию социализации. Конфликты, особенно межличност­ные, будучи отражением противоречий процесса социализации, служат одним из средств самоутверждения, становления, социа­лизации личности, формирования ее активной позиции при взаи­модействии с окружающими, а также источником развития лич­ности, межличностных отношений.

К негативным функциям конфликта можно от­нести:

- функцию разрушения, уничтожения полного или частичного (отдельных элементов) социальных систем, организаций и сфор­мировавшейся системы коммуникаций, изоляции либо подавления субъектов конфликта;

- функцию негативного воздействия на психическое состояние участников, вызывающего стресс, социальную пассивность;

- функцию деформации отношений между субъектами, систе­мами, нарушения стабильности и интеграции, ослабления ценно- стно-ориентационного единства группы, снижающую групповую сплоченность;

- функцию истощения материальных и духовных ресурсов, жизненных сил социальных субъектов, систем, организаций.

Современными специалистами в области конфликтов отмеча­ется, что разделение функций конфликта на однозначно позитив­ные и однозначно негативные в реальности часто затруднено.

Подавляющее большинство реальных конфликтов, с которыми приходится иметь дело социальным работникам, выполняют од­новременно как конструктивные, так и деструктивные функции.

Доминирование одной из них может зависеть, например, от стадии развития конфликта (по мере развития конфликта возрас­тает опасность увеличения его деструктивного потенциала), инте­ресов сторон (одна сторона ориентирована на разрешение пробле­мы, другая — на эскалацию конфликта), особенностей процесса разрешения конфликта и т.д. По мнению Ю. В. Растова, конструк­тивная роль конфликта на одном уровне социальной реальности (выражающаяся, скажем, в консолидации какой-либо другой груп­пы) может дополняться его деструктивной значимостью на другом уровне (раскол более широкой общности на консолидированные группы) и наоборот.

Конфликт как особое состояние взаимодействия возникает в процессе межличностного общения. Большинство подходов при всех различиях между ними фактически сходятся в признании объективно-субъективной природы возникновения конфликтов. Лишь в самых ранних описаниях и исследованиях конфликта до­пускалось его возникновение, образно говоря, «без участия чело­века».

К такого рода исключениям относится, в частности, психоана­литическое представление о бессознательных конфликтах, обус­ловленных законами «существования» психики, над которыми человек не властен, а также эксперименты А.Лурия и Н.Миллера по созданию конфликта извне.

К.Левин, выводивший конфликт из актуальной жизненной ситуации индивида, характеризовал его как воздействие на инди­вида противоположно направленных сил равной величины. Данные силы — это характеристики внешней ситуации, воздействие кото­рых является результатом субъективного восприятия индивидом своей собственной ситуации.

Для М.Дейча конфликт является следствием объективного противоречия между интересами, однако решающее условие вступ­ления в конфликт — перцепция несовместимости. Психологиче­ской реальностью конфликт становится только в том случае, если он воспринят как конфликт.

С точки зрения В. С. Мерлина, конфликт возникает только при определенных условиях. К внешним условиям его возникновения относится невозможность удовлетворения мотивов или отноше­ний личности. Однако внешние условия ведут к возникновению конфликта только в том случае, если имеются внутренние усло­вия развития конфликта, если возникают противоречия между мотивами, отношениями или между возможностями и стремле­ниями. Необходимое дополнение — субъективная неразреши­мость ситуации (т. е. определенная субъективная ее оценка инди­видом).

Таким образом, возникновению конфликта неизбежно пред­шествует субъективное отражение характеристик социального взаимодействия. Восприятие ситуации как конфликтной «делает» конфликт: «запускает» необходимость реагирования субъекта в виде выбора соответствующей стратегии конфликтного взаимо­действия (или ухода от него) и его последующего развития.

Субъективность в происхождении конфликта проявляется в невозможности однозначно связать его возникновение с опреде­ленным набором объективных факторов. С другой стороны, нали­чие целого ряда объективно конфликтогенных факторов может и не привести к возникновению конфликта.

Конфликтогены — обстоятельства, слова и действия, которые могут привести к конфликту, вызывают возмущение, ярость, злость и другие отрицательные эмоциональные состояния. В табл. 1 пред­ставлении типы конфликтогенов, наиболее часто встречающиеся в отношениях между индивидами.

Один из отечественных исследователей в области конфликто­логии В.П.Шейнов в своей книге «Конфликты в нашей жизни и их разрешение» приводит три формулы конфликтов.

Первая формула отражает зависимость конфликта (КФ) от конфликтогенов (КФГ). Механизм развития конфликта по первой формуле основывается на отрицательном восприятии и негатив­ной реакции личности, в отношении которой применен конф- ликтоген. При отсутствии волевого регулирования такой реакции она имеет тенденцию развития по закону эскалации, т.е. нарас­тания.



Таблица №1

Типы конфликтов

Характер Форма проявления
Прямое негативное отношение Приказание; угроза; замечание; критика; обви­нение; насмешка; издевка; сарказм
Снисходительное отношение Унизительное утешение; унизительная похвала; упрек; подшучивание
Хвастовство Восторженный рассказ о своих реальных и мнимых успехах
Менторское отно­шение Категоричные оценки, суждения, высказывания; навязывание своей точки зрения, назойливые советы, напоминание о неприятном, нраво­учения и поучения
Нечестность и не­искренность Утаивание информации; обман или попытка обмана; манипуляции сознанием человека
Нарушения этики Причиненные случайно неудобства без извине­ния; игнорирование партнера по общению (не поздоровался, не пригласил сесть, не проявил внимания, продолжает заниматься посторонни­ми делами и т.п.), перебивание собеседника, перекладывание ответственности на другого человека
Регрессивное пове­дение Наивные вопросы, ссылки на других при полу­чении справедливого замечания, пререкания

 

Схематично первую формулу конфликта можно выразить сле­дующим образом:

КФ = КФГ, < КФГ2 < КФГ3 < ...,

где КФГ, — первый конфликтоген; КФГ2 — второй конфликтоген, ответный на первый; КФГ3 — третий конфликтоген, ответный на второй, и т.д.

При этом важно иметь в виду, что КФГ2 больше КФГЬ КФГ3 больше КФГ2 и т.д., т.е. каждый ответный конфликтоген являет­ся более сильным, чем тот, на который он отвечает.

Конфликты, выражающиеся первой формулой, условно можно называть конфликтами типа А. Важно отметить, что, по наблюде­ниям специалистов, около 80 % конфликтов возникает помимо желания их участников по приведенной выше формуле.

Вторая формула отражает зависимость конфликта (КФ) от кон­фликтной ситуации (КС) и инцидента (И):

КФ = КС + И.

Причиной данного типа конфликтов является инцидент, по­явившийся на фоне потенциальной конфликтной ситуации. Фор­мула указывает способ разрешения таких конфликтов, которые условно можно назвать конфликтами типа Б: устранить конф­ликтную ситуацию и исчерпать инцидент.

Третья формула отражает зависимость конфликта (КФ) от не­скольких конфликтных ситуаций (КС):

КФ = КС; + КС2 + ... + КС„, при этом п = > 2.

Словами эту формулу можно выразить так: сумма двух или более конфликтных ситуаций приводит к конфликту.

Конфликты, выражающиеся третьей формулой, условно можно назвать конфликтами типа В. Разрешение таких конфликтов сво­дится к устранению всех конфликтных ситуаций.

Практическое значение формул конфликтов состоит в том, что они позволяют достаточно быстро проводить анализ многих кон­фликтов и находить пути их разрешения. При этом следует пом­нить, что представленные формулы не могут быть универсальным методом оценки и разрешения любых конфликтов. Во многих случаях они могут служить лишь ориентиром в сложном и проти­воречивом процессе управления конфликтами.

 

2.2. Социальные коммуникация и конфликты

Большинство конфликтов возникает вследствие нарушения процесса коммуникации, когда вступают в противоречие модели построения интерперсональных отношений субъектов конф­ликта.

Понятие интерперсональных отношений описывает широкий диапазон форм человеческого взаимодействия, отличающихся содержанием, направленностью, интенсивностью, глубиной кон­тактов и т.д. М.Дейч выделяет следующие фундаментальные из­мерения (параметры) интерперсональных отноше­ний.

1. Кооперация —конкуренция. Такие отношения, как «близкие друзья» или «коллеги», относятся к кооперативному полюсу изме­рения, а такие, как «политические оппоненты», «личные враги» или «разводящаяся пара», — к конкурентному.

2. Распределение власти (равное или неравное). Также обознача­ется как «доминантность—подчиненность», «автономия — конт­роль» и т.д. «Бизнес-партнеры», «близкие друзья» или «бизнес- соперники» находятся на одном полюсе, а составляющие таких дуальных пар, как «хозяин —слуга», «родитель—ребенок», «учи­тель—ученик», — на разных.

3. Ориентация на задачу — социально-эмоциональная ориентация. Близкие друзья, муж и жена — социально ориентированы, интер­вьюер и поступающий на работу, бизнес-соперники ориентирова­ны на задачу.

4. Формальный характер отношений — неформальный характер отношений. М.Дейч отмечает, что в неформальных отношениях определение действий, времени и перемещений остается за их участниками, тогда как в формально регулируемых отношениях взаимодействие участников детерминируется главным образом социальными нормами и правилами. Отношения внутри органи­зации имеют тенденцию быть более формальными, а в клубе — не­формальными; отношения между равными чаще имеют нефор­мальный характер, чем отношения между неравными.

5. Интенсивность и значимость. Этот параметр отражает глу­бинный или поверхностный характер отношений и связан со степенью взаимозависимости их участников. Отношения в парах «продавец —покупатель» имеют поверхностный характер, в парах «ребенок —родитель» и «психотерапевт—пациент» — интенсив­ный.

Соответственно этим измерениям М.Дейч выделяет шестнад­цать типов социальных отношений. Восемь из них характеризуют конкурентное взаимодействие, в рамках которого могут склады­ваться весьма разнообразные отношения: «личные враги» и «раз­водящаяся супружеская пара», «противники в игре» и «соперни­ки в бизнесе», «хулиган—его жертва», «квалифицированный со­трудник/руководитель—начинающий работник», «представители власти—мятежники», «охранники—заключенные». Взаимодей­ствие сторон может принимать разные формы. М.Дейч обозна­чает конкурентные отношения равных участников, находящихся в неформальных отношениях, с социально-эмоциональной ори­ентацией как антагонистические, неравных — как садомазохист­ские.

Конкурентные неформальные отношения равных участников с социально-эмоциональной ориентацией обозначаются как сопер­ничество, аналогичные отношения неравных участников — как доминирование. Те же отношения равных участников с ориента­цией на задачу М.Дейч называет конкуренцией, неравных — борь­бой за власть.

Наконец, конкурентные формальные отношения равных уча­стников с той же ориентацией на задачу определяются как регу­лируемая конкуренция, отношения неравных участников — как регулируемая борьба за власть. То, что М.Дейч не использует термин «конфликт», вовсе не означает, что для него эти отно­шения не являются конфликтными. Для многих рассуждений М.Дейча характерно фактическое отождествление конфликта с конкуренцией. Большинство его работ посвящено сравнению ти­пов взаимодействия, развивающихся в рамках кооперативного или конкурентного контекста, межгрупповых и внутригрупповых от­ношений.

Первые теоретические описания и экспериментальные иссле­дования, непосредственно посвященные коммуникации в конф­ликтной ситуации, были выполнены К.Левиным. К межличност­ным конфликтам автор относит случай, который он обозначает как «конфликт между собственными и вынуждающими силами», т.е. противоречие между собственными потребностями человека и внешней объективной вынуждающей силой.

Теоретический анализ супружеского конфликта был предпри­нят К.Левиным в 1940 г. Семья как малая группа, по мнению исследователя, отличается специфическими свойствами, неболь­шим размером, связью с витальными проблемами, общим физи­ческим и социальным существованием. На основании проведен­ных экспериментальных исследований К.Левин пришел к выво­ду, что наиболее важным фактором частоты возникновения конфликтов является общий уровень напряжения человека или группы.

Общий вопрос адаптации индивида к группе, в том числе и семейной, по К.Левину, может быть сформулирован следующим образом: «Как может индивид найти достаточное пространство свободного движения для удовлетворения своих собственных пер­сональных нужд внутри группы, не затрагивая интересов груп­пы?»

Эта проблема особенно трудно решается в супружеской группе, так как специфические свойства семьи делают обеспечение адек­ватного приватного пространства достаточно сложной задачей.

Прежде всего природа потребностей, удовлетворяемых в браке, весьма разнообразна. Супруги имеют по отношению друг к другу целый комплекс ожиданий, связанных с их ролями, как то: «воз­любленный», «товарищ», «поддерживающий», «защищающий», «распоряжающийся доходами» и т.д. Кроме того, конфликты ста­новятся более серьезными, если затрагивают наиболее значимые потребности индивида. Брак же очевидным образом связан с ви­тальными потребностями людей.

Неудовлетворенность потребностей создает напряжение. Усло­вием удовлетворения индивидуальных потребностей является до­статочное пространство свободного движения. К.Левин в качест­ве примера описывает жизненное пространство мужа (пространство профессиональной и социальной жизни, дома, детей и т.д.), по­казывая, что фактически свободными для него остаются только зоны «жизнь в офисе» и «игра в гольф».

В.П.Левкович и О.Э.Зуськова делят все семьи на три группы с точки зрения уровня конфликтности: стабильные, т.е. справля­ющиеся с семейными конфликтами; проблемные, частично справ­ляющиеся с конфликтами; нестабильные, не преодолевающие конфликт. Авторы считают, что основой семейных конфликтов является рассогласование представлений супругов относительно потребностей друг друга, представлений и ожиданий одного по отношению к другому.

С точки зрения конфликтогенности выделяют несколько ос­новных сфер жизнедеятельности семьи. По результатам исследо­ваний на первом месте находится то, что называют «культурой общения» — соблюдение или несоблюдение супругами норм по­вседневной жизни. На втором месте — недостаточное удовлетво­рение в семейном взаимодействии супругов потребности в защите Я-концепции, которая поддерживается удовлетворением потреб­ностей в любви, ощущении своей значимости, чувстве собствен­ного достоинства. Наконец, на третьем месте находятся две основ­ные сферы взаимодействия: ролевая, связанная с удовлетворением ролевых потребностей супругов в соответствии с позициями мате­ри и отца, мужа и жены, хозяина и хозяйки, а также та часть жизни супругов, которая связана со взаимной информированно­стью о различных сторонах жизни и личностных особенностях партнера.

Оказалось, что для разных типов семей характерны различные типы конфликтов. В группе стабильных супружеских пар конф­ликты возникают по преимуществу в ролевой сфере в силу неод­нозначного представления о семейных ролях, однако решаются они, как правило, конструктивно благодаря общему позитивному фону межличностных отношений.

Конфликты в нестабильных семьях связаны главным образом с неудовлетворенностью потребности в защите Я-концепции, а также с нарушением норм повседневной жизни. Проблемные па­ры занимают промежуточное положение.

Т.М.Мишина предлагает различать три основных типа нару­шений взаимодействия в супружеских парах, вследствие которых в семье начинают доминировать отношения соперничества, псев­досотрудничества и изоляции.

В семьях, где преобладающим типом взаимодействия является соперничество, отношения в целом имеют противоречивый, дру­желюбно-враждебный характер; между супругами постоянно про­исходят открытые столкновения, ссоры, возникают взаимные уп­реки, агрессивные проявления. Семейные роли партнеров опреде­лены нечетко, в результате чего ни один из них не способен принимать на себя ответственность за супружескую пару как целое. В сферах заботы и опеки, главенствования и эмоционального при­нятия возникают противоречия, выливающиеся в конфликты.

В ситуации псевдосотрудничества отношения внешне выглядят ровными, с элементами преувеличенной заботы о партнере. По­воды к возникновению конфликтов лежат во вне семейной сфере и связаны с индивидуальными трудностями или проблемами, воз­никающими у супругов.

В случае изоляции отношения в семье обычно не имеют явно­го конфликтного характера. При внешней согласованности дей­ствий супруги эмоционально обособлены друг от друга, не заин­тересованы друг в друге, брак поддерживается какими-то иными выгодами общего существования. Конфликты возникают, если «границы изоляции» нарушаются либо в сторону сближения, либо в сторону еще большей разобщенности.

Другая область семейного взаимодействия — это отношения родителей и детей. Она является примером такого типа взаимо­действия, которое в силу развития ребенка, постепенного обрете­ния им самостоятельности и взросления закономерно приводит к возникновению противоречий и их яркому выражению, особенно в подростковом возрасте.

Л.Б.Филонов считает, что подросткам свойственно своеобраз­ное поведение, ориентированное на «поиск пределов допустимого». Оно выражается в провоцировании, почти сознательном обостре­нии отношений, цель которого состоит в своеобразном выведыва­нии реакции других людей на конкретные акты поведения. Под­росток стремится соотнести ситуации общения с лицами, которые ему представляются «противодействующими», и свое собственное поведение. В принципе он ищет типы возражений, виды оценок, способы спора и т.д. По сути, идет необходимый для нормально­го развития процесс овладения разнообразными формами соци­ального взаимодействия.

Явление провоцирования в общении детей со взрослыми мо­жет иметь и другой смысл. По мнению западных исследователей, ребенок может «доставать» взрослого, пока тот не прореагирует определенным образом, например у него не случится агрессивный эмоциональный срыв. Это освобождает ребенка от страха прояв­ления собственных разрушительных чувств и действий.

Трудности перехода к новым формам отношений переживают обе стороны — как дети, так и взрослые. Часто взрослые не гото­вы к расширению прав подростка в силу сохранения инерции «опекающих» отношений, а также в связи с сохраняющейся зави­симостью детей от родителей и их реальной неспособностью к самостоятельным действиям и решениям. Сдерживание темпов социального развития приводит к углублению разрыва между по­колениями, что в условиях нестабильности и резких социальных изменений делает «отцов и детей» представителями не только разных культур, но и разных «миров». Реализация родительской позиции в этих условиях затруднена и наталкивается на прямое сопротивление детей.

Опыт изучения проблемы вовлечения детей в религиозные ор­ганизации и психологической работы, с ней связанной, выявил основные типы семейных ситуаций, порождающих у детей острую неудовлетворенность своим существованием. Возникает она, как правило, у детей, воспитывающихся в так называемых авторитар­ных семьях, лишающих ребенка необходимой меры самостоятель­ности, а также в семьях с манипулятивным характером обращения родителей с ребенком, когда желательное родителями поведение одобряется и поощряется, а нежелательное подавляется. Результат этого — стремление ребенка убежать из «домашнего плена».

Обычно конфликты в семье, возникающие на религиозной почве, в глубине своей скрывают межличностные конфликты, уже давно существующие и ожидающие своего разрешения. То же самое можно сказать и о других вариантах «ухода из семьи», вплоть до уличного беспризорничества, которое в условиях ослабления социального контроля распространяется довольно широко и яв­ляется показателем семейного неблагополучия, и в частности не­эффективной реализации взрослыми родительских функций.

 

2.3. Личностные причины конфликтов

Личностные причины конфликтов являются наиболее сложны­ми. Чаще всего субъекты конфликта не осознают их влияния, относя к причинам конфликта только предметные противоречия. Самые многочисленные конфликты в основном вообще беспред­метны. Они выступают как вещи в себе, являются не средствами достижения цели, а самоцелями, заключающимися в выпуске на волю эмоций. Различия в происхождении, воспитании, образова­нии, опыте, представлениях и ценностях, манере поведения воз­двигают порой непреодолимые преграды к взаимопониманию, выступая как конфликтогены (см. табл. 1).

«Бунтарское» поведение подростков, соответственно окраши­вающее их отношения с родителями, само по себе может стать причиной осложнений и конфликтов в семье. Основной проблемой взаимоотношений подростков и их родителей являются трудности передачи культурных норм и представлений от одного поколения к другому.

В качестве личностных причин конфликтов могут выступать ущемление потребностей одного из участников конфликта, про­тиворечия в интересах, несоответствие ценностных установок, нарушение в системе отношений, а также различие во мнениях.

Потребность — состояние субъекта конфликта, связанное с испытываемой им нуждой в объекте конфликта и выступающее источником его активности. Поскольку процесс удовлетворения потребностей выступает как целенаправленная деятельность, потребности являются источником активности субъектов конф­ликта.

Потребности обнаруживаются в мотивах, побуждающих чело­века к деятельности. Мотивы становятся формой проявления потребности.

Мотивы конфликта — истинные внутренние побудительные силы, подталкивающие субъектов социального взаимодействия к конфликту. Если при удовлетворении потребностей деятельность человека, по сути, зависима от предметного содержания потреб­ности, то в мотивах эта зависимость проявляется в виде собствен­ной активности субъекта. Поэтому раскрывающаяся в поведении личности система мотивов разнообразнее и подвижнее, чем по­требности, составляющие ее суть.

Конфликтогенность потребностей зависит от их места в иерар­хии. А. Маслоу предположил, что все потребности человека орга­низованы в иерархическую систему согласно степени их домини­рования. Он расположил потребности в следующем порядке:

- физиологические потребности;

- потребности в безопасности и защите;

- потребности в принадлежности и любви;

- потребности в самоуважении;

- потребности в самоактуализации, или потребности в лично­стном развитии.

В основе этой системы лежит допущение, что доминирующие потребности, расположенные внизу, должны быть более или менее удовлетворены до того, как человек сможет осознать наличие и мотивированность потребностей, расположенных вверху.

Удовлетворение потребностей делает возможным осознание потребностей, расположенных выше верхнего уровня, и их участие в мотивации.

Таким образом, физиологические потребности должны быть в достаточной степени удовлетворены, прежде чем возникнут по­требности в безопасности; физиологические потребности и по­требности в безопасности и защите должны быть удовлетворены до некоторой степени, прежде чем возникнут и будут требовать удовлетворения потребности в принадлежности и любви. Чем больше уровней потребностей удовлетворено, тем менее конфлик- тогенно общение с данным субъектом.

Ключевым моментом в концепции иерархии потребностей А. Маслоу является то, что потребности никогда не бывают удов­летворены по принципу «все или ничего». Потребности частично совпадают, и индивид одновременно может быть мотивирован на двух и более уровнях потребностей.

Индивиды не просто удовлетворяют одну потребность за другой. Они одновременно и частично удовлетворяют и частично не удов­летворяют их.

Следует также отметить, неважно, насколько высоко продви­нулся индивид в иерархии потребностей: если потребности более низкого уровня перестанут удовлетворяться, человек вернется на данный уровень и останется там, пока эти потребности не будут в достаточной степени удовлетворены.

Потребности и мотивы лежат в основе формирования интере­сов субъектов конфликта. В общем понимании интерес — это форма проявления потребности, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности, это то, что побуждает участника конфликта занять свою позицию.

Интересы способствуют ориентировке, ознакомлению с но­выми фактами, более полному и глубокому отражению действи­тельности. Субъективно интересы обнаруживаются в эмоцио­нальном тоне, во внимании к объекту конфликта. Удовлетворе­ние интереса не всегда ведет к его угасанию, оно может вызывать новые интересы. Об устойчивости интереса свидетельствует пре­одоление трудностей в осуществлении действий, которые сами по себе интереса не вызывают, но выполнение которых являет­ся условием реализации интересующей оппонентов деятель­ности.

Социальный интерес выступает основой интеграции общества. Он характеризуется готовностью к вкладу в общее благосостояние, готовностью проявлять доверие, заботу, сострадание, готовностью к ответственному выбору, творчеству, близости, сотрудничеству и включенности. В рамках общественных отношений социальные интересы выражают взаимную зависимость людей в первую очередь в сфере материального производства, обмена, распределения и потребления. Формирование социального интереса — одна из основных задач профессиональной деятельности социальных служб.

Одновременно с разделением труда появляются противоречия между интересами индивидов и общим интересом. Подобная про­тиворечивость выступает в виде «тождества противоположностей», раскрывая взаимосвязь интересов как единство многообразного. Поскольку ни общий интерес не в состоянии включить в себя все богатство индивидуальных интересов, ни отдельный интерес от­разить в себе полноту общего интереса, появляется объективная необходимость в нахождении со стороны управленческих структур разумного и приемлемого для различных социальных сил компро­мисса.

Интерес вызывают объекты, обладающие определенной цен­ностью для субъектов конфликта.

Понятие ценность используется для обозначения объектов, явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе идеалы и выступающих благодаря этому эталоном должного; реальной, практической значимости явлений материального и духовного мира. Личностные ценности являются одним из источ­ников мотивации поведения субъектов конфликта.

Каждому человеку присуща индивидуальная, специфическая иерархия личностных ценностей, которые служат связующим звеном между духовной культурой общества и духовным миром личности. Как правило, для личностных ценностей характерна высокая осознанность. Личностные ценности отражаются в со­знании в форме ценностных ориентаций и служат важным фак­тором социальной регуляции взаимоотношений людей и поведе­ния индивида. В частности, одним из основных показателей сплоченности группы является ценностно-ориентационное единс­тво.

Высокой конфликтогенностью обладают форма и качество от­ношений между потенциальными субъектами конфликта.

Конфликтные отношения — это взаимосвязи между субъектами конфликта, возникающие в процессе взаимодействия. Положи­тельный или отрицательный опыт взаимоотношений индивидов однозначно формирует соответствующую систему внутренних от­ношений личности. Существует определенный тип людей, внося­щих раздор в отношения вследствие присущего им конфликтного поведения.






Дата добавления: 2016-09-20; просмотров: 869; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.028 сек.