1 страница. Попытки осмыслить роль конфликта в жизни человека и об­щества впервые были представлены в эпоху Античности

ВОЗНИКНОВЕНИЕ КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ, СТАНОВЛЕНИЕ

КОНФЛИКТОЛОГИИ

Попытки осмыслить роль конфликта в жизни человека и об­щества впервые были представлены в эпоху Античности. Примером может служить знаменитое утверждение Гераклита: «Враждующее соединяется, из расходящихся — прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу».

Идея возникновения конфликта из социальной стратификации общества получила свое развитие в учении Платона — автора мо­дели идеального государства, согласно которой люди и их добро­детели располагались в трехступенчатой иерархии:

1) крестьяне и ремесленники, обеспечивающие своим трудом материальную основу общества, — сословие низшей добродетели (самообладание, покорность);

2) воины и чиновники, которые должны беспрекословно вы­полнять свой долг: охранять государство (отражать нападение внешних врагов и поддерживать порядок внутри, охранять зако­ны) — сословие добродетели мужества;

3) правители, которые определяют законодательство и управ­ляют государством — сословие добродетели мудрости.

По Платону, рабы не обладают никакой добродетелью и поэтому не могут принимать участие в политической жизни государства. В этом выражалась антидемократическая позиция философа, про­поведовавшего аристократическую форму рабовладельческого государства, способного подавлять конфликты насилием и угне­тением.

Ученик Платона Аристотель в своем трактате «Политика» ука­зывал на источники конфликтов, в числе которых имущественное и социальное неравенство людей, а также наглость, страх, пренеб­режение законом, несходство характеров, чрезмерное возвышение одних и унижение других.

Конфликт в образе «войны всех против всех» пронизывает уче­ние об обществе английского философа Т. Гоббса. Он считал, что люди равны по природе, но равенство неизбежно порождает не­прерывные конфликты и столкновения между людьми. Чтобы избавиться от столкновений, люди по взаимному согласию, по «договору» переходят к государственному устройству. Так обра­зуется государство, которое Т. Гоббс уподобляет мифическому биб­лейскому чудовищу — Левиафану.

По мнению философа, конфликт, существующий между людьми, являющийся результатом естественного права и ограниченности ресурсов, есть конфликт не базисный, а вторичный, и в его разре­шении главным арбитром выступает государство. Отсюда человек не может обладать суверенитетом, который является исключительной прерогативой государства, поэтому только государство способно разрешать конфликты, пресекать и даже исключать из жизни об­щества.

Одно из первых определений социальных конфликтов дал французский философ и социолог О. Конт. С его точки зрения, социология — общественная наука, назначение которой — вы­явить особенности социального организма как целостности глобального общества, как развивающейся системы. Поэтому в центре его внимания — достижение социального консенсуса, возникающего на основе преодоления конфликтов в процессе синтезирования диахронного и синхронного компонентов исто­рического процесса. Второй из этих компонентов — «социальная ситуация». О. Конт утверждает, что она вычленяет элементы — се­мью, собственность, разделение труда, государство, а также язык и религию, которые при стечении благоприятных условий и возможностей способствуют достижению социального консен­суса.

Среди этих элементов главное значение приобретает разделе­ние труда, которое приводит к стратификации общества на раз­личные группы, классы и возникновению конфликтов между ними. По О. Конту, «социальная динамика» позволяет понять, как эти конфликты возникают и какими путями их можно преодолеть. С точки зрения философа, политический и моральный кризис общества, сотрясаемого конфликтами, есть результат несовершенс­тва и анархии мысли.

Одна из наиболее известных теоретических концепций соци­ального конфликта связана с именем К. Маркса. По его мнению, классовая структура, социально-политическая система, культура, идеология, религиозные догмы, философские идеи и другие эле­менты общественного сознания являются отражением экономи­ческого базиса и воспроизводят в специфической форме свой­ственные ему противоречия, они пронизаны социальными конф­ликтами.

Таким образом, в марксистском понимании социальный кон­фликт, во-первых, всегда связан с противоположностью интересов, которыми руководствуются противоборствующие социальные субъекты (буржуазия и пролетариат). Во-вторых, он является наи­более резкой и открытой формой проявления социального проти­воречия.

Одновременно с марксистской теорией конфликтов возникали и развивались различные, подчас весьма интересные и во многом продуктивные конфликтологические концепции.

Автором одной из таких концепций был известный английский социолог Г. Спенсер. Он рассматривал общество как единый ор­ганизм, целостную систему, каждая часть которой выполняет свойственные ей специфические функции. Опираясь на принцип борьбы за существование, Г. Спенсер считал противоборство и конфликты универсальными состояниями, усматривал в них все­общий закон общественного развития, который обеспечивает равновесие не только в пределах отдельного общества, но и меж­ду всем социумом и его природным окружением. Он разработал методологический подход к анализу общественных явлений, ко­торый в социологии известен как функционализм. Суть его за­ключается в следующем:

- каждый элемент общественной системы может существовать только в рамках целостности, выполняя строго определенные функции;

- функции частей единого социального организма предполага­ют удовлетворение какой-либо общественной потребности и вмес­те направлены на поддержание устойчивости общества, его ста­бильности;

- сбой в деятельности той или иной части общественной си­стемы создает ситуацию трудновосполнимого нарушения каких-то жизненно необходимых функций;

- сохранение целостности и стабильности, а следовательно, и преодоление конфликтов возможны, они обеспечиваются соци­альным контролем, согласием большинства с принятой в обществе системой ценностей.

Таким образом, конфликты, будучи неизбежными, заметно стимулируют общественное развитие.

Существенный вклад в создание основ социологии конфликтов внес немецкий философ и социолог Г. Зиммель, который ввел термин «социальный конфликт». С его точки зрения, социальные конфликты в обществе неизбежны и неотвратимы. В своем фун­даментальном труде «Социальная дифференциация» Г. Зиммель обстоятельно проанализировал «чистые формы» социализации, весь процесс усвоения человеком определенной системы знаний, норм и ценностей. По мнению философа, социальное — это пре­жде всего межличностные отношения, где конфликт хотя и явля­ется одной из форм разногласия, но в то же время выступает ин­тегрирующей силой, которая объединяет противостоящих, способ­ствует стабилизации общества.



Значительный вклад в развитие теории конфликтов внес выда­ющийся французский социолог и философ Э.Дюркгейм. С его точки зрения, ведущая роль принадлежит социальному факту. «Эти специфические факты, — пишет Э.Дюркгейм, — выступают как внешние по отношению к индивидам, поскольку заключаются в том самом обществе, которое их создает, а не в его частях, т.е. в его членах»1. Поэтому социальные факты — объективная реаль­ность, не зависящая от индивида. Эти социальные факты «состав­ляют способы мышления, деятельности и чувствования, находя­щиеся вне индивида и наделенные принудительной силой, вследс­твие которой они ему навязываются»[1], оказывая на него «внешнее принуждение». По Э.Дюркгейму, это формирует социальный кон­фликт.

Развитие общества осуществляется через формирование соци­альных групп и возникающую внутри них общественную солидар­ность, которая «является единственным арбитром для разрешения конфликтующих интересов в определении каждому соответствую­щих границ»[2]. Солидарность не позволяет индивидам уничтожать друг друга в ожесточенной борьбе.

В начале XX в. внимание к развитию конфликтологии усили­лось. Американский социолог Р. Парк при разработке концепции развития социальной системы пришел к мысли, что в основе со­циальной динамики лежат взаимодействующие между собой че­тыре важнейших процесса: конкуренция, конфликт, приспособ­ление и ассимиляция.

Конкуренция, утверждал он, отражает не только борьбу за существование, но и экономическое соперничество. Грань же между конкуренцией и высшими формами интеграции является по существу границей между коммуникацией и осознанием ими социального контакта. При переходе этой грани конкуренция становится конфликтом, а борющиеся между собой индивиды или группы превращаются в соперников или врагов. Объект, из-за которого ведется борьба, также меняется. «Конкуренция, — пишет Р. Парк, — определяет позицию личности в территориальной об­щности, конфликт же обозначает ее место в обществе. Простран­ственное положение, позиция экономической взаимозависимос­ти — таковы черты территориальной общности. Статус, суборди­нация и супер-ординация — таковы черты, характеризующие об­щество»[3].

Таким образом, конфликт, по мнению Р. Парка, является на­иболее общим процессом социального взаимодействия. Именно благодаря возникновению конфликтов, их разрешению, а затем и возникновению новых конфликтов, требующих новых подходов к их устранению, «территориальная общность преобразуется в общество». Конфликт приобретает в этой концепции значение важнейшей детерминанты социально-политического развития, уступая свою роль в экономической сфере общества процессу конкуренции.

В отличие от социологов и философов психологи, объясняя конфликтное поведение человека, ставили его в зависимость от психологических факторов, что сделало конфликтологию в конце XIX — первой половине XX в. специфической интегративной от­раслью знания.

В рамках психоаналитической концепции, разработанной З.Фрейдом, его учениками и последователями К. Юнгом, А.Адле­ром и К.Хорни, основным объектом теоретического анализа и клинической деятельности в психологии и психиатрии стали внут- риличностные конфликты.

Основатель психоанализа З.Фрейд отмечал: «Человек страдает от конфликта между требованиями влечений и сопротивлением, которое поднимается в нем против них, и мы ни на миг не забы­вали об этой сопротивляющейся, отклоняющей, вытесняющей инстанции, которая обладает своими особыми силами, стремле­ниями Я»[4]. Основой внутриличностного конфликта, по его мне­нию, является рассогласование функций трех основных составля­ющих психологической структуры личности. В их числе:

1) Оно {Ид) — локализовано в бессознательном (исходные ин­стинкты и влечения — питание, сексуальность, избегание опас­ности и смерти); стремится к немедленному удовлетворению же­ланий независимо от отношения субъекта к объективной реаль­ности и является абсолютно алогичным и аморальным;

2) Я (Эго) — сознание и самосознание личности как функции восприятия, оценки и понимания внешнего мира и приспособле­ния к нему в соответствии с принципами реальности и рациональ­ности;

3) Сверх-Я (Суперэго) — высшая инстанция в структуре лич­ности, которая формируется в процессе усвоения норм и ценностей культуры, выполняет роль внутреннего цензора и руководствуется принципами совести и долга, требованиями морали.

В случае когда между любыми из этих трех компонентов лич­ности возникают противоречия, развивается внутриличностный конфликт, приводящий к различным неврозам, к разладу как с внешним миром, так и с самим собой.

Ученик З.Фрейда австрийский психолог А.Адлер в отличие от своего учителя отвергал его идею о биосексуальности. В центре его внимания были межличностные отношения. В человеческих отношениях А.Адлер считал главным социальный фактор. Он утверждал, что личность нельзя рассматривать в отрыве от обще­ства, так как человек прежде всего существо социальное.

Выдающийся швейцарский психиатр и психолог К. Г. Юнг раз­вил идеи 3. Фрейда и придал им более широкое, не только психо­аналитическое, но и социальное содержание. Он подчеркивал, что «человек, наделенный инстинктом самосохранения, с самого на­чала своего существования находится в борьбе с собственной душой и ее демонизмом»[5].

К. Г. Юнг утверждал, что внутриличностный конфликт реали­зуется через взаимодействие противоположно направленных тен­денций: внешней экстраверсии (преимущественная обращенность личности на объекты окружающего мира), подразумевающей скрываемую интроверсию (преимущественное сосредоточение интересов личности на явлениях собственного внутреннего мира), видимых проявлений господства мышления и разума — внутрен­него преобладания чувств. Непереносимость такого рода конфлик­тов способна привести сначала к нездоровой сентиментальности, а потом к обострению моральных конфликтов, что логически приводит к ницшеанскому «по ту строну добра и зла».

Итак, какую бы сферу жизнедеятельности человека в обществе мы не взяли, везде конфликт имеет собственную автономную ди­намику, которая обеспечивает развитие и функционирование со­циальной системы.

 

 

Вопросы для самоконтроля и повторения

1. Как оценивал перспективы возникновения и развития конфликтов О. Конт?

2. В чем сущность конфликтологической концепции К. Маркса?

3. Каковы особенности организмических представлений о социальных конфликтах Г. Спенсера и Г. Зиммеля?

4. Какова сущность конфликтологической концепции Э.Дюркгейма?

5. Каковы особенности фрейдистского истолкования конфликтов?

 

 


Глава 2

СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА КОНФЛИКТА, ЕГО ОСОБЕННОСТИ

 

Развитие любого общества, любой социальной общности или группы и даже отдельного индивида представляет собой сложный процесс, который не всегда протекает гладко и нередко связан с возникновением, развертыванием и разрешением противоречий. Эти противоречия обусловлены тем, что различные люди занима­ют разные позиции, руководствуются различными интересами, преследуют разные цели, а потому, стремясь реализовать свои потребности, интересы и цели, довольно часто вступают в проти­воборство друг с другом. Индивиды, социальные группы и даже страны ищут возможность помешать сопернику достичь опреде­ленной цели, удовлетворить свои интересы, стремятся изменить его взгляды, представления, оценки, позиции. Появление инфор­мации, приемлемой для одной стороны и неприемлемой для дру­гой (слухи, сплетни), стимулирует неадекватное поведение. При­мером такой ситуации могут служить слухи о сокращении штата в организации. Расхождение ценностей и целей сотрудников с целями организации является существенной причиной для разви­тия споров.

Для понимания сущности того или иного социального явления или процесса прежде всего необходимо выяснить этимологию слова, которым оно обозначается. Рассмотрим этимологию ла­тинского слова «conflictus». Оно состоит из приставки «соп», означающей с, вместе с кем-либо, против кого-либо, одновре­менно, а также глагола «flictus» («fligo»), который переводится как ударять, толкать, сталкивать. Таким образом, можно тракто­вать конфликт как столкновение, спор, борьбу, противостоя­ние.

Такая трактовка изучаемого понятия неизбежно приводит к выводу, что в основе возникновения конфликта как специфиче­ского социального феномена лежат объективно существующие противоречия между отдельными индивидами, их группами, госу­дарствами и т.д.

Коммуникативные, или поведенческие, проявления, не соответ­ствующие ожиданиям окружающих, а также противоречия, связан­ные с вопросами собственности, социального статуса, властных полномочий, ответственности и т.д., делают конфликт неизбеж­ным. И если при наличии стольких объективных причин застра­ховаться от конфликта нельзя, то научиться управлять им не только можно, но и крайне необходимо.

С точки зрения современной науки конфликт как явление вы­полняет важные функции в психической жизни человека. Наибо­лее определенно об этом заявляет гуманистическая психология. Психоаналитическое понимание природы человека предполагает, что на протяжении всей своей жизни человек постоянно стремит­ся к ослаблению, уменьшению конфликта.

Представители гуманистической психологии считают, что пол­ное устранение конфликтов из жизни человека приведет к застою, а потому психологи видят свою задачу не в избавлении от конф­ликтов, а в превращении деструктивных конфликтов в конструк­тивные, так как внутренняя напряженность личности свидетель­ствует о непрерывной работе духовного начала.

Гуманистическая модель человека строится на четырех основных принципах гуманистической психологии: принципе целостности личности, принципе позитивности человеческой природы, принципе развития и принципе активности.

Согласно принципу целостности «Я» создает уникальный харак­тер переживаний человека, который зависит от целостности лич­ности и определяет его взаимодействие с внешним миром.

С точки зрения принципа позитивности человек от природы конструктивен, в состоянии решить свои проблемы самостоя­тельно.

Принцип развития подчеркивает потребность человека в реали­зации потенций, заложенных в нем.

Эти принципы полностью совпадают с профессиональными целями работников социальных служб. Задачи социального работ­ника созвучны идеям гуманистической психологии: творческий потенциал человека должен быть реализован в полной мере и во благо общества.

И наконец, принцип активности предполагает, что индивид стремится быть самодостаточным и активным.

 

2.1. Значение социальной напряженности и конфликта в социальной работе

Прогноз возможностей оптимизации конфликтного потенциа­ла общества, нарастающего по мере возникновения и усиления напряженности в основных сферах его жизни, а также разработка мер по его контролю и снижению предполагают выявление и ана­лиз той совокупности механизмов социального регулирования, которыми располагают функционирующие, становящиеся и отжи­вающие социальные институты, общности.

Разрешение конфликта на основе регулирования и локализации социальной напряженности предполагает изучение не только со­става и структуры социальных явлений, но и их источников, про­цессов их становления, взаимопревращения, последовательности и соотнесенности в социальном пространстве.

Базовыми понятиями для осмысления природы и сущности конфликта являются: категория борьбы, противоборства, выра­жающая особое состояние взаимоотношений социальных субъек­тов в конфликтной ситуации, и категория противоречия, выра­жающая объективное основание, на котором разворачивается конфликтный процесс. На основе их анализа процесс перехода от определяющего возникновение конфликтной ситуации объек­тивного противоречия к отношению противоборства конфликту­ющих субъектов идет через осознание данного противоречия са­мими субъектами как сторонами возникшего противоречивого отношения. В определенном смысле конфликт — это осознанное противоречие.

Реальными носителями социальных конфликтов, как и любых социальных процессов и изменений, являются социальные субъ­екты. В качестве основы любого носителя конфликта выступает порождаемая обстоятельствами неудовлетворенность его субъек­тов-носителей. Поэтому именно неудовлетворенность представ­ляет собой социальный феномен, в пространстве которого про­исходит трансформация объективного противоречия в его осо­знание социальными субъектами. Она может рассматриваться и как своеобразная точка отсчета этого процесса.

Трансформация неудовлетворенности в субъектно-субъектное отношение позволяет рассматривать ее как специфическое явление социальной действительности — социальную напряженность.

Конфликт, как показано выше, по своей природе субъективен, поскольку возникает в ходе осознания социальными субъектами своих интересов и целей. Будучи осознанным, он может быть разрешен только сознательными, субъективными усилиями сторон. В связи с этим темпы процесса осознания, объективно различные у разных сторон потенциального конфликта, определяют различные уровни социальной напряженности.

С точки зрения возможностей практического контроля за на­растанием конфликтного потенциала в обществе и выработки действенных мер как по его снижению, так и по предупреждению работниками социальных служб большую роль играет выделение основных этапов формирования и развития социальной напря­женности, а также оценка данных этапов с позиций этой, по существу, важнейшей, основополагающей задачи. Согласно П. И. Куконкову, этот процесс включает следующие этапы:

- усиление неудовлетворенности различных социальных субъ­ектов условиями жизнедеятельности;

- обнаружение причинно-следственной связи между характером объекта неудовлетворенности и деятельностью других социальных субъектов, вызывающее социальную напряженность;

- усиление социальной напряженности, трансформирующейся в конфликтный потенциал;

- аккумулирование конфликтного потенциала и его переход в открытый социальный конфликт.

В рамках становления и развития социальной напряженности сохраняется возможность не только прогнозирования и управления социальным конфликтом, но и выявления факторов снижения конфликтогенной активности, нейтрализации конфронтационно- го сознания и поведения, способных превращать любой элемент социальной неудовлетворенности в открытый социальный конф­ликт. Известный ростовский конфликтолог Ю. Г.Запрудский, определяя этап формирования социальной напряженности как предконфликтную ситуацию, также рассматривает его как наибо­лее благоприятный момент для вмешательства по преодолению конфликта.

Действительно на этом этапе в силу достаточной продолжитель­ности латентного характера и относительно спокойного состояния происходящих конфликтогенных процессов, участники которых сознательно выражают свои претензии, интересы и позиции, но еще не переживают вместе с тем острой неприязни и открытой враждебности по отношению друг к другу, обеспечивается возмож­ность не только достаточно точно отслеживать и прогнозировать характер и последствия развертывающегося конфликта, но и ре­шать вопрос о его основательности, значимости, глубине и массо­вости. Также на этапе формирования социальной напряженности можно найти средства и способы, позволяющие избежать негатив­ное развертывание конфликта в открытой, тем более насиль­ственной форме на основе достижения компромисса или полного консенсуса начавшими испытывать и нагнетать социальное напря­жение сторонами.

Отечественной наукой выделяются показатели социальной на­пряженности, которые можно объединить в следующие блоки и группы.

1. Показатели социальной депривации или фрустрации как выражения состояния и уровня неудовлетворенности существу­ющими условиями жизни, подавленности основных жизненных потребностей и интересов. Они фиксируются главным образом с помощью оценок жизни, ее качества и уровня (приемлемые и неприемлемые, терпимые и нетерпимые, высокие и низкие и т.п.).

2. Показатели социальной идентификации, выражаемые через осознание людьми своей принадлежности к определенным обще­ственным группам, деление тех, кто с ними взаимодействует на той или иной почве, на «своих» и «чужих», а также через выявле­ние уровня толерантности, терпимости по отношению к позициям и действиям «несвоих».

3. Показатели готовности к протестным действиям, выражае­мые прежде всего через личную настроенность на защиту соб­ственных интересов, а также на открытое выступление против устремлений и действий представителей социальных органов и институтов различных уровней: властных и силовых структур, местного самоуправления, администрации производственных предприятий и т. п.

4. Характеристика уже предпринятых или лишь намечаемых конфликтных действий как не только мотивируемых всеми выше названными показателями, но и дающих дополнительные важные представления об особенностях этой мотивации, ее состоянии, выраженности и осознанности.

Как следует из краткого анализа, большинство используемых исследователями методик пока нацелено на выявление особенно­стей и уровня социальной напряженности главным образом через ее явные признаки.

С точки зрения В. И.Тепечина, латентными признаками соци­альной напряженности, связанными с происходящими в настоя­щее время изменениями качества и уровня жизни российского населения, можно было бы считать следующие: ожидание боль­шинством населения консервации или ухудшения своего нынеш­него тяжелого положения; озабоченность определенной части взрослого населения России невозможностью для их детей полу­чить хорошее образование; нарастание у определенной части населения страха нищеты в старости; недовольство части населе­ния региональной дифференциацией уровня и качества жизни; болезненное восприятие частью населения смены социального статуса и т. п.

Однако выявить эти признаки непросто, но делать это необ­ходимо. Современные социальные работники достаточно широ­ко используют различные конфликтологические техники в связи с их практической ориентированностью на помощь клиентам (субъектам) в условиях социальной напряженности.

Оптимальное решение проблем клиента реализуется в повыше­нии его готовности к переменам, в нахождении внутренних и внешних ресурсов, в изменении мотивации.

Конфликт помогает выйти на новый этап развития личности, на новый уровень развития межличностных отношений. Он явля­ется своеобразным катализатором формирования, становления личности человека. К примеру, с точки зрения Л. Козера, одна из позитивных функций конфликта заключается в его способности разрядить и снять напряженность между антагонистами. Кроме того, конфликт выполняет «коммуникативно-информационную» и «связующую» функции: объединяя людей общностью ситуации, он позволяет им больше узнать друг о друге в процессе взаимо­действия.

Конфликты оказывают влияние и на социальное поле, в рамках которого развиваются: они способствуют интеграции, реализации позитивных изменений и нововведений, уменьшению враждебно­сти и ослаблению напряжения, выполняют сигнальную функцию, привлекая внимание к необходимости изменений.

Позитивная функция конфликта состоит в его способности сдерживать конфронтацию. Подчеркивая эту особенность, Л.Козер опирается на так называемый «зиммелевский парадокс», смысл которого заключается в том, что противостояние сторон, возни­кающее в результате конфликта, заставляет «противников» оценить шансы на победу и соизмерить свои силы. Если прогнозируемые шансы на победу невелики, а потери могут оказаться значитель­ными, то состояние конфликтного противостояния может удер­живать стороны от прямой борьбы и обострения ситуации, т.е. являться средством сдерживания конфликта.

Примеры, наглядно иллюстрирующие «зиммелевский парадокс», часто встречаются в практике международных отношений, когда усиление противостояния, взаимная демонстрация собственной силы и решимости заставляют стороны (или одну из них) в пос­ледний момент пойти на уступки и избежать тем самым перехода конфликта в более острую форму, например вооруженного стол­кновения.

Главная позитивная функция конфликта состоит в том, что будучи формой противоречия, он является источником развития. Например, в ряде исследований, основанных на идеях Ж.Пиаже и представителей его школы, показано, что социокогнитивные конфликты могут быть источником интеллектуального развития детей.

Под социокогнитивным конфликтом понимается ситуация, когда индивиды имеют различные точки зрения, но мотивированы на достижение совместного решения. Чем значимее для участников ситуации этот конфликт, тем потенциально сильнее его влияние на их интеллектуальное развитие.

Также общепризнанным можно считать тезис о противоречиях, включая и возможные конкурентные процессы, как источнике развития группы. Так, Б.Ф.Ломов считает, что в совместной дея­тельности соперничество (сотрудничество) играет роль своеобраз­ного «катализатора» развития способностей.

Из других позитивных функций конфликта наиболее очевидной является сигнальная функция. Обсуждая типы критических ситу­аций, Ф. Е. Василюк подчеркивает позитивную роль, «нужность» внутренних конфликтов для жизни, так как они сигнализируют об объективных противоречиях жизненных отношений.

Психологи выявили важную позитивную функцию конфликта, которую Л.Козер называет коммуникативно-информационной. Во время конфликта люди могут выйти на новый уровень отно­шений. Момент прорыва, когда сторонам нечего терять, когда они пытаются достучаться друг до друга, может стать последней возможностью достижения взаимопонимания. Часто в период конфликтного взаимодействия люди становятся более искрен­ними и выражают свои скрытые, иногда даже ими самими не осознанные мысли и желания. Социологи чикагской школы в связи с этим называют конфликт «возможностью разговора на­чистоту».

Функция разрядки напряжения, «оздоровления» отношений, которую потенциально содержит в себе конфликт, целенаправ­ленно используется в педагогической практике. Например, А. С. Макаренко рассматривал конфликт как педагогическое средс­тво влияния на отношения людей.

Педагог рекомендовал разрешать конфликт методом «взрыва», т.е. путем доведения конфликта до предела, до такого состояния, когда уже нет возможности ни для какой эволюции, а необходимо кардинально решить вопрос. Этот же прием усиления переживаний для инициирования благотворного кризиса используется и в пси­хотерапии.

Наличие потенциальных позитивных возможностей конфлик­та не исключает его вероятной деструктивной роли в жизни ин­дивида.

К позитивным функциям конфликта можно от­нести:

- информационно-сигнальную функцию, демонстрирующую наличие полей напряжения, рассогласования, выявляющую реаль­ный потенциал субъектов, необходимость в глубинных преобразо­ваниях системы;






Дата добавления: 2016-09-20; просмотров: 1214; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.012 сек.