1 страница. Бэкон, Скотт, Оккам, Росцеллин

Номинализм

Бэкон, Скотт, Оккам, Росцеллин. Универсалии не существуют реально, это все лишь имена вещей (но не сами вещи). Вера имеет приоритет над разумом. Общих понятий не существует.

Росцеллин, радикальный номинализм. Существуют лишь единичные вещи; роды, общие понятия, универсалии и общее вообще – звуки человеческой речи.

Оккам, умеренный. Реально существует лишь единичное, общее существует в уме и сознании человека. Для объяснения наличия в уме человека отвлеченных понятий, Оккам ввел понятие интенция --- устремлённость, направленность души на предмет познания. Универсалия --- это интенция души, которая по своей природе такова, что сказывается во многом.

Выделил два уровня знания:

1. Интуитивное --- наглядное, чувственное, применимое для констатации существования или не существования вещей.

2. Абстрагированное (абстрактное) знание, выражаемое в общих понятиях.

Для преодоления имевшегося множества псевдообобщений Оккам выдвинул положение, названное бритвой Оккама: «Сущности не следует умножать без необходимости».

Реализм

Универсалии существуют реально, а познание возможно лишь с помощью разума, способного посчитать общее. А. Кентерберийский, А. Больштедтский, Ф. Аквинский, И. С. Эуригена.


Ансельм Кентерберийский. Радикальный реалист. Универсалии вроде истины, добра, справедливости существуют сами по себе. Доказательство бытия бога: из того факта, что в сознании человека существует понятие о безусловно совершенном существе с необходимостью следует, что это безусловно совершенно существо существует, и это есть бог.

Альберт Больштедтский. Умеренный.

Общее существует в трех смыслах:

1. Общее существует до вещей, как идея в уме бога.

2. Общее существует в самих вещах, как единое во многом.

3. Общее существует после вещей, как отвлеченное понятие в уме человека.

Фома Аквинский.

Проблема соотношения веры и разума: если возникает противоречие между священным писанием и истинами разума, то следует отдавать приоритет истинам веры, а не истинам разума. Если некоторые истины можно познавать как с помощью веры, так и с помощью разума, то следует отдавать предпочтение разуму. Отсюда следуют 5 доказательств бытия бога.

§ Первый путь основан на понятии движения.

§ Второй путь доказательства исходит из понятия производящей причины.

§ Третий путь доказательства исходит из понятий возможности и необходимости.

§ Четвертый путь доказательства связан с различными степенями качеств, которые присущи вещам.

§ Пятый путь доказательства исходит из так называемого распорядка природы.


Общего и единичного: в окружающем мире существуют лишь единичные вещи; общее реально существует как идеи в уме бога.

Концептуализм. Аверроизм.

Пьер Абеляр. Не приписывая общим понятиям самостоятельной онтологической реальности, концептуализм утверждает, что они воспроизводят объединяемые в человеческом уме сходные признаки единичных вещей.

Ибн Сина (Авиценна) и Ибн Рушд (Аверроэс). Существуют два вида истин – для разума и для веры --- теория двойственности истины.

3 Научные достижения эпохи Возрождения. Научный и мировоззренческий смысл коперниканской революции.

 

Если в искусстве Возрождения всеобщим идеалом и естественным критерием стала чувственная телесность, то в науке эта роль отводилась рациональной индивидуальности. Не индивидуальное знание или мнение, а достоверность самой индивидуальности оказывалась истинным основанием рационального познания. Все в мире можно подвергнуть сомнению, несомненен только факт самого сомнения, который является непосредственным свидетельством существования разума. Такое самообоснование разума, принятое в качестве единственно истинной точки зрения, является рациональной индивидуальностью.

Наука Возрождения мало отличалась от искусства, поскольку была результатом личного творческого поиска мыслителя. Художник — это искатель истинных образов, мыслитель — искатель истинных идей. Мыслитель способен проникнуть за пределы чувственного мира в замыслы Творца. И как в творчестве художника продолжалось созидание мира на основе совершенных образов, так и в творчестве ученого открывались замыслы Бога о мире. Но традиция видеть в чистом разуме средство постижения Бога и его замыслов, которой придерживались ученые Возрождения, развивалась в средневековом мистицизме.

Ученые Возрождения также полагали, что истины, открываемые разумом и не имеющие наглядного выражения, даны как бы самим Богом. С одной стороны, ученые отдавали дань своему времени, когда принято было считать, что высшие истины могут быть установлены только Богом. С другой стороны, в апелляции к Богу был своеобразный «героизм последовательности». Ведь логика мышления требовала выхода за пределы воображения, т.е. в сферу неназванного, которое все же нужно было как-то назвать и обозначить. Знание о том, что нельзя представить наглядно, что является противоестественным с точки зрения земного существования, только в Новое время стали называть естественными законами природы, а мыслители Возрождения ссылались на Бога либо на универсальный Разум.

Хотя сознание ученых Возрождения представляло собой смесь рационализма и мистицизма, нужно отметить, что их Бог — это не ветхозаветный Бог, запретивший Адаму вкушать плоды «познания добра и зла». Именно это обстоятельство служило основанием для преследований некоторых ученых инквизицией. Католическая церковь оказывала противодействие учению Николая Коперника о гелиоцентризме. Жертвой преследования стал итальянский философ Джордано Бруно. Был предан суду инквизиции Галилео Гилилей, которого обычно относят к основоположникам науки Нового времени. Он разделял возрожденческую идею самотворчества человека, одним из следствий которой явилось научное мировоззрение. Эта идея была представлена еще в учении Николая Кузанского, одного из глубочайших мыслителей Возрождения; по его мысли, сущность человеческой личности есть выражение ею всеобщего, т.е. Бога.

В эпоху Возрождения, а затем и Реформации в Европе утверждается значимость человеческого разума, его способность оспаривать сложившиеся представления. Широкое распространение получает скептицизм.

Бэкон стал основоположником научного метода, провозгласившего, что всякое знание должно базироваться на фактах и эксперименте. Тем самым он отверг концепцию Аристотеля о цели как конечной причине. Вместо того чтобы наблюдать за природой согласно заранее установленным понятиям об искомом (аксиомам), Бэкон изучает отдельные явления, а по результатам полученных данных выводит общие принципы.

Бэкон также утверждал, что при сборе данных нужно не только отыскивать то, что подтверждает наши мысли, но и учитывать противоречащие им факты. Этим он предвосхитил труды философа XX века Карла Поппера, сделавшего фальсификацию, а не верификацию подлинной проверкой гипотезы.

В следует признать, что Бэкон усматривал в природе механическую причинность. Иначе говоря, все происходит вследствие каких-то причин или условий, что полностью исключает цель как конечную причину, то есть суть вещей заключается непосредственно в прошлом, а не определяется целями, отнесенными к будущему.

Наука также стала отходить от субъективных и религиозных взглядов на мир. Это не означало, что ученые вообще не исповедовали никакой религии. Бэкон и другие (включая Ньютона) склонялись к признанию двух, божественных книг: одной была Библия — истина, поведанная людям, другой — природа. Но механическая причинность привела к устранению влияния религии и личности на научный метод.

Это означало, что наука могла исследовать мир методично, рационально и беспристрастно. В то же время, лишившись возможности прибегать к религиозным и субъективным доводам для своего оправдания, она должна была демонстрировать практическую выгоду своих открытий.

Галилео Галилей успешно продолжил создание нового учения о строении мира. Это была эпоха переосмысления и новой математической формализации всего философского наследия прошлого, а также проведение множества экспериментальных наблюдений за различными явлениями природы.

Суть философской концепции Галилея состоит в интерпретации физического явления с целью очистки его от всех лишних причин. Научная методология Галилеем идеально подходит для целей популяризации науки:

1 фаза: - восприятие явления; - чувственный опыт, привлекающий внимание к изучению определенной частной группы явлений, но еще не дающий законов природы;

2 фаза: - аксиома или рабочая гипотеза. Центральный момент открытия, возникающий из внимательного и критического рассмотрения чувственного опыта, путем творческого процесса, сходного с интуицией художника;

3 фаза: - математическое развитие, то есть нахождение логических следствий из принятой рабочей гипотезы;

4 фаза: - опытная проверка – высший критерий всего пути открытия.

Задавшись целью доказать, что природа живет по определенным математическим законам, Галилей ставил эксперименты с помощью различных приборов. Главным инструментом, который Галилей использовал для своих наблюдений, был сделанный им из подзорной трубы телескоп. Так, Галилей увидел, что движущиеся звезды (планеты) несхожи с неподвижными звездами и представляют собой сферы, светящиеся отраженным светом. Кроме этих наблюдений Галилей не имел никаких других доказательств правоты своего предположения о верности системы Коперника.

В 1632 году Галилей издает Диалог о двух великих системах мира — птолемеевой и коперниковой, где приходит к выводу о правоте Коперника. Однако, достигнув своей цели и доказав, что Коперник описал действительную Вселенную, он нарушил свою договоренность с папой. В ответ на контраргумент о том, что вращение Земли люди должны были бы ощущать, Галилей уверенно заявляет, что никакой опыт на Земле не может доказать ее движение, и приводит пример с большим судном. Находясь внутри такого судна, говорит он, не ощущаешь его

движения. И бабочка, и рыба в подобной обстановке двигались бы обычно, совершенно не замечая перемещений судна. Стало быть, находясь на поверхности Земли, нельзя ощущать ее движение. В конце диалога становится ясно, что доводы в пользу Коперника преобладают. Движение планет и приливы свидетельствуют о действительном вращении Земли вокруг Солнца. Именно этот тезис Галилея и столкнулся с официально принятой точкой зрения.

Над ученым устроили судилище и вынудили покаяться. Галилей старался подтверждать свои результаты опытами.

Декарт продолжил дело математизации и геометризации физики. Декарт строго следовал гидромеханической концепции мирозданья, пытаясь во всем придерживаться непрерывности пространства и материальной связи между любыми взаимодействующими на расстоянии объектами. Для заполнения пустоты Декарт вводит понятие тонкой материи, которая находится в постоянном движении. Такая модель мира Декарта позволяет ему формально описать законы притяжения между телами, которые окружены вихревыми движениями тонкой материи, свойства гидродинамического взаимодействия которой и определяет действие сил притяжения и других дистанционных взаимодействий между веществами.

Декарт неплохо фантазирует, применяя понятие «флюидов», всегда связанных с любыми материальными объектами. Поначалу флюиды наделялись свойствами переносчиков света, тепла и притяжения, затем, при описании магнитных взаимодействий, флюиды получили вихревые свойства, которые было очень удобно сопоставлять с реальными электрическими и магнитными наблюдениями.

Принципы познания природы Декарта сильно отличаются от научной методологии Галилея: для Декарта физика должна искать ответ на вопрос, почему происходят явления, по Галилею – исследовать, как они происходят; поиски причины – цель Декарта, описание явлений – цель Галилея. По сути это похоже на известный диалог о роли дилетантов и эрудитов, из которого следует заключение о необходимости выработки новых знаний исключительно дилетантами-изобретателями, затем эти знания должны накапливаться, систематизироваться и закрепляться «истинными учеными», которые способны затем передать эти знания будущим поколениям.

Декарт отрицает принцип абсолютного движения относительно пространства, в котором нет возможности оценить меру локального движения одного объекта относительно другого: «Если из двух человек один движется с кораблем, а второй стоит неподвижно на берегу…, то нет никакого преимущества ни в движении первого, ни в покое второго». Все же главными и неоспоримыми научными достижениями Декарта являются принципы относительности и правила локального исчисления относительного движения при изучении динамики взаимодействия тел в непрерывной материальной среде.

Кеплер хорошо изучил теорию Коперника, читал труды Джордано Бруно. И хотя церковь запрещала верить в гелиоцентрическую систему мира, молодой Кеплер всецело встал за нее. Он был выдающимся математиком и первым из всех ученых мира стал искать законы, по которым устроена Солнечная система. О чем говорят законы Кеплера?

О том, что планеты расположены в мировом пространстве не случайно, их расстояния от Солнца подчинены определенным математическим отношениям. Первым, самый простой закон Кеплера гласит: “Каждая планета обращается вокруг Солнца по эллипсу, и Солнце расположено в одном из фокусов этого эллипса”. Второй закон Кеплера утверждает, что, находясь ближе к Солнцу, планета движется быстрее, а дальше от него – медленнее. Более точно сформулировать этот закон можно только при помощи высшей математики.Третий закон Кеплера устанавливает связь между расстоянием планеты от Солнца и временем ее обращения вокруг него. Этот закон утверждает, что чем планета дальше от Солнца, тем больше период ее обращения.

Кеплер близко подошел к выводу, что все тела в природе притягиваются одно к другому. Он писал, что приливы и отливы в земных океанах объясняются действием Луны.

Кеплер объяснил появление кометных хвостов действием солнечных лучей и в этом определил свое время более чем на три столетия. Он же правильно предугадал, что у Марса 2 спутника, а их открыли только в 1877 году, когда появились мощные телескопы.

Кеплер интересовался причинами приливов. Он заметил, что они обусловлены воздействием Луны, но не мог определить, каким образом тело может оказывать влияние на таком расстоянии.

Кеплер порвал еще одну нить, связывающую его с аристотелевской философией. Наблюдая за обращением Марса, он выявил различия между своими наблюдениями и тем, что должно было происходить по его расчетам. Он делает вывод, что орбита Марса скорее походит на эллипс, а не на окружность и Солнце находится в одном из фокусов этого эллипса.

 

 

4. Научная революция XVI - XVII вв.: формирование основ математического естествознания. Соединение экспериментального метода с математическим описанием природы: Г.Галилей, Ф.Бэкон, Р.Декарт, И. Ньютон.

 

 

Единство мира.

Рассмотрение принципов, первоначал мира не исчерпывает онтологическую проблематику. Даже если мы пришли к выбору тех или первооснов – идей или монад, материальных или энергетических "атомов", то далее возникает вопрос о мировом целом, т.е. о единстве мира, о взаимосвязи всего и, наконец, о смысле и цели мирового процесса. Представление о взаимосвязи и взаимозависимости всех вещей является весьма давним. Иногда оно приобретало такие максималистские: выражения в капле воды отражается весь мир; если разрушить атом, то разрушится Вселенная. К счастью, система мира обладает значительным запасом прочности, иначе человек давно бы ее разрушил. Несомненно, события, происходящие на Земле, особенно крупные катастрофы – природные или технические, аномалии на Солнце и процессы в Галактике, так или иначе, влияют на все части земного шара. Каждое явление, которое происходит в мире, не является отдельным, а связано с другими явлениями и наиболее явной формы такой взаимосвязи является причинность. Представление о том, что мир представляет собой единое целое, что каждое явление есть лишь часть мирового целого, является более сложным. В его пользу свидетельствует наличие устойчивых, закономерных связей. Ничто не возникает беспричинно, но есть при этом повторяющиеся, устойчивые взаимосвязи, которые и называются законами. Наконец, эти универсальные законы не исключают и не противоречат друг другу, а образуют единое целое, систему. Философия пытается дать ответ на поиски основания такой системности. При этом материалисты считают единство и взаимосвязь мира естественной необходимостью, а теисты объясняют его на основе допущения об управляющей порядком мира причине – мировой душе, разуме, Боге.

По Демокриту, вещи, растения, животные возникают благодаря соединению атомов, движение которых и определяет судьбу или необходимость мирового процесса. Однако сами атомы, производящие судьбу, возникли случайно. Закон и необходимость оказываются повторением случайности. Против этого возражал уже Анаксагор, который не соглашался с тем, что очевидная гармония и красота мира возникли случайно, и предположил их причину, которую назвал разумом. Эта мысль нашла законченное выражение в философии Платона, который в качестве причин-образцов вещей называл идеи, а последние связывал в единство при помощи допущения блага, которое он понимал как всесовершенство и называл мерой или гармонией.

В античности наиболее разработанную теорию системности и взаимосвязи явлений и причин, событий и законов, вещей и идей выдвинул Аристотель. Прежде всего, он в каждом бытии, в каждой вещи различает материю и форму. Благодаря форме, которая действует и как причина, вещь обретает вид и к этому сводится становление и развитие вещей. Всякая вещь имеет определенную цель, она существует не сама по себе, а имеет определенное назначение. Таким образом, наряду с действующей причиной, Аристотель использует понятие целевой, или конечной причины, на которую ссылался для объяснения как физических, так и органических процессов, а также для понимания человеческих действий. Всякая вещь в природе имеет какое-то назначение. Чтобы быть пригодной для осуществления цели, она должна достичь формы, которая выступает в роли целевой причинности. На примере развития живых существ Аристотель показывает, как форма придает материи определенный вид.

В качестве силы, обеспечивающей рост или формирование материи, действует душа, которая, в частности, способствует становлению отдельных органов, обеспечивающих деятельность организма. Аристотель сформировал такую онтологию, которая опирается на соотношение вида и индивида и его родо-видовая теория понятия, лежащая в основании логики, соответствует биологической модели. Она переносится на природу, которая понимается как живое целое, и, подобно тому, как действия отдельного организма определяются его формой или идеей, так и все события определяются душой мира, божеством, обеспечивающим гармоничную целостность космоса. Природа ничего не совершает без цели, в ней нет ничего лишнего, ничто не происходит напрасно, ибо она руководствуется стремлением к совершенству.

В философии Нового времени происходит пересмотр аристотелевской модели на основе механических метафор. По Бэкону, предметом физики являются только действующие причины, он критикует телеологическое объяснение и считает, что для научного объяснения достаточно указания на законы и причины явления, и нет необходимости прибегать к ссылкам на цели. Декарт также исходит из причинно-механистического истолкования природы: для объяснения явлений достаточно описать состояние материи и движения. Механический подход он распространяет на жизненные процессы, для объяснения которых нет надобности прибегать к душе. Он считал животных автоматами, действующими без каких-либо сознательно поставленных целей. Более того, он стремился ограничить целесообразное понимание даже в моральной сфере. Наиболее резкую критику морально-телеологическая аргументация получила у Спинозы, который отрицал, что мир специально устроен для человека, что все происходящее в мире исключительно средство для его процветания. Такой взгляд на мир не имеет онтологических оснований, а вызван интересами человека. Поэтому метафизика должна ограничиваться причинными объяснениями и не прибегать к ссылкам на целесообразность. Одни явления вытекают из других с такой же необходимостью, как равенство суммы углов треугольника двум прямым.

Лейбниц пытался примирить телеологию с механической причинностью. Всякое тело состоит из движущих сил и души, которая является действующим субъектом и принуждает тело к выполнению ее цели. Для объяснения движения тела Лейбниц использовал понятие механической причины, а для объяснения его развития - целевой. При этом он подчинял телесное движение духовным целям. Эти цели задаются "высшей монадой" – Божеством, которое определило наиболее разумный и совершенный план вселенной. Кант, напротив, разделил сферу применимости механической и целевой причин. Естествоиспытатель не использует понятие цели, так как не наблюдает их в природе. И наоборот, в науках о жизни неприменимо понятие причинности, ибо развитие организмов необъяснимо механическими факторами. Здесь целое как бы предшествует части и поэтому каждый орган служит цели выживания и функционирования организма. Кант допускал объяснение природы в целом с точки зрения целесообразности исходя не из онтологических, а из гносеологических оснований: человек рассматривает природу как разумное целое. Вместе с тем Кант ограничивал применение "морального" объяснения в космологии, согласно которому, все в мире как бы заранее рассчитано на то, что в нем будет жить человек. Такой подход оправдан только в этике, где человек рассматривается как самоцель, где неправомерен вопрос для чего существует человек.

Вопрос о целесообразности, разумности, моральности природы был подорван в теории Дарвина. Действительно, знание устройства природы, животных организмов и особенно человеческого тела чаще всего приводит к изумлению и вере в то, что все это возникает не случайно, а по чьему-то заранее определенному плану. Однако фактом является и то, что такой, считающейся вершиной лестницы живого, организм, каким является человек, на самом деле совершенно недостаточен с точки зрения собственно биологических критериев. Это и дало повод для определения его как "неполноценного", "незавершенного" существа. Другое дело, что именно эта открытость и дает возможность развития человека как культурного существа. Но видеть в этом Провидение - значит прибегнуть к отказу от объяснения. С точки зрения Дарвина, животные имеют целесообразно устроенные органы, которые обеспечивают борьбу за существование, но вряд ли "морально" объяснять появление клыков тем, что с их помощью легче разрывать на части тело жертвы. Действительно, те или иные органы возникают в ходе эволюции и закрепляются "естественным отбором" и для их объяснения нет надобности ссылаться на Провидение, такая ссылка на самом деле приводит не к оправданию, а к обвинению Бога. Таким образом, заслуга теории эволюции состояла в том, что она смогла применить понятие "действующей причины" там, где она прежде не использовалась. Вместе с тем, это не привело к окончательному изгнанию целевой причины из онтологии. Если устройство отдельных органов и организмов по Дарвину определяется случайными изменениями, тем, что некоторые из них способствуют лучшему приспособлению организма к новым изменившимся условиям обитания, т.е. отбором, то остается вопрос о среде, о вселенной в целом: распространяется ли на них случайность, или остается потребность в допущении целесообразности в развитии мира, в допущении цели, по сравнению с которой все космологические, биологические и социальные процесса выступают лишь как средство.

Если перевести споры детерминистов (защитников причинности) и сторонников телеологии (целесообразности) в языковую плоскость, то его решение будет зависеть от того, каковы возможности каждого из альтернативных описаний мира. Вероятнее всего, тот и другой язык, хотя и претендует на универсальность, на деле является конечным. Таким образом, вопрос можно решить в плане соизмеримости или дополнительности этих альтернативных описаний. Прежде всего, разумно задуматься, исключает ли точка зрения целесообразности причинное объяснение? Между ними есть некая связь, которая состоит в том, что одно из них требует другое, при помощи которого оно определяется. Действительно, точка зрения целесообразности есть ни что иное, как обращенная причинность: во всякой причинной связи можно рассматривать действие как цель, а причину как средство и, наоборот, применение понятия целесообразности вовсе не исключает понятия причинности. В ряде биологических и особенно социологических объяснений невозможно избавиться от телеологических объяснений. Но вместе с тем очевидно, что объяснение человеческого поведения ссылками на цели и намерения, явно недостаточно: люди не всегда могут их осуществить по причине то ли собственной слабости, то ли сопротивления окружающих. Нередко причинность считают объективной, а целесообразность субъективной, в том смысле, что она привносится, накладывается рассудком на природу. Но на самом деле рассмотрение явлений с точки зрения целесообразности не является произвольным, а имеет объективные основания и это дает основания утверждать, что она имеет такой же онтологический статус как и причинность и не сводится, как у Канта, к способу рассмотрения, т.е. к методологии. Более того, следовало бы разделять смысл понятий "цель" и "намерение" в том отношении, что цель должна существовать как нечто осознанное. Целесообразность в природе не следует смешивать с постановкой целей в человеческом сознании. Природа связывает организмы в единое целое вовсе не так, как это делается, допустим, в идеологии.

Попытки объяснения единства мира на основе механистических моделей сегодня заслуженно считаются недостаточными. Альтернативой механистическому редукционизму был своеобразный пантеистический волюнтаризм, допускавший существование единой воли, высшей духовности для объяснения развития мира в целом. Традиции спинозовского пантеизма были подхвачены Шеллингом, Шопенгауэром и Э. Гартманом. Последний ввел понятие бессознательного как дополнение гегелевского духа, который оказывается бессильным перед материей, и шопенгауровой воли, которая хотя и обладает способностью действовать, но оказывается слепой и неразумной. Бессознательное, как абсолют лежит в основе как объективной, так и субъективной реальности, каждая из которых - одна из форм его воплощения. На уровне атомов абсолют действует как сила, на уровне организмов как инстинкт, на человеческом уровне как интеллектуальное творчество, стремление к красоте и как любовь. На всех этих уровнях абсолют действует как бессознательное, в том смысле, что не укладывается в каноны рассудка.

Динамическая природа мироздания становится очевидной при углублении не только в микромир, но и при изучении астрономических явлений. Вращающие облака газообразного водорода сгущаются и образуют звезды, При этом их температура резко возрастает и образуется вещество, сгустки которого отрываются от звезды и образуют планеты. Через миллионы лет, когда водородное топливо кончается, звезда начинает расширяться, а затем снова резко сжиматься ,и в результате гравитационного коллапса превращается в "черную дыру". Совокупность вращающихся, расширяющихся, сжимающихся и взрывающихся звезд, образуют галактики. Млечный путь – наша Галактика представляет огромный диск, образованный скоплением звезд, газообразных скоплений вещества, вращающийся в пространстве подобно гигантскому колесу. Вселенная состоит из колоссального множества галактик, рассеянных в бескрайнем пространстве; как единое космическое целое она также находится в движении. "Расширение" Вселенной является одним из последних открытий астрономии. Сегодня многие придерживаются модели "пульсирующей" Вселенной, согласно которой сначала в течении биллионов лет идет процесс расширения, а потом сжатия. Этот образ периодически расширяющейся Вселенной был образован еще в древности и встречается в индийской мифологии.


^ Научная революция понимается как смена норм и идеалов, стратегий исследования, вызванная кризисом оснований и появлением нового типа объектов, нового видения реальности, новых методов исследования.

Формы модификации теории под воздействием новых фактов вплоть до перестройки оснований: 1) трансформация картины мира; 2) изменение вместе с нею норм и идеалов исследования. (переход от античной науки к средневековой и новой характеризуется как изменения не только картины мира, но и методов исследования.

Философско-методологическая реконструкция истории науки нацелена на восстановление непрерывности, преемственности роста знания. Революции в науке похожи на изменения в моде.

Началом революции является интенсивный рост знания в какой-либо конкретной области: электродинамика привела к качественному изменению представлений о физической реальности вообще (материя исчезла). Но о революции в науке можно говориьь, когда меняются принципы и методы, познавательные установки классической науки. В электродинамике детерминизм, субстанциализм, понимание закономерностей сохранились. Революционным является становление квантово-релятивистской физики, в ней пересматриваются не только реальность, но и условия ее познания. Вот где по настоящему воплотился кантовский "коперниковский поворот". Относительность к средствам наблюдения.








Дата добавления: 2016-06-13; просмотров: 1917; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.