18 страница. 3-й фронт под командованием генерала Д

 

3-й фронт под командованием генерала Д. Усироку (30-я и 44-я армии) в составе девяти пехотных дивизий, трех смешанных и двух танковых бригад был сосредоточен в Улан-Хото (Ванъемяо), Шэньяне, Чанчуне. Штаб фронта размещался в городе Шэньян.

 

4-я отдельная армия (командующий генерал У. Микио) — три пехотные дивизии, четыре смешанные бригады, части усиления и обеспечения — занимала укрепленные районы в треугольнике Хайлар, Харбин Хэйхэ.

 

34-я отдельная армия (командующий генерал К. Сэнити) — две пехотные дивизии, смешанная бригада и армейские части усиления — дислоцировалась в Северной Корее. Она, так же как и 4-я отдельная армия, подчинялась непосредственно главнокомандующему Квантунской армией.

 

Сунгарийская военная речная флотилия состояла из отрядов кораблей, трех полков морской пехоты с высадочными средствами (примерно 50 десантных мотоботов и 60 десантных моторных лодок){471}.

 

Авиационная группировка в Маньчжурии и Корее включала 2-ю и 5-ю воздушные армии, которые насчитывали до 2 тыс. самолетов (600 бомбардировщиков, 1200 истребителей, более 100 разведчиков и до. 100 вспомогательных самолетов){472}.

 

Командованию Квантунской армии подчинялись войска марионеточного государства Маньчжоу-Го и японского ставленника во Внутренней Монголии князя Дэвана. В ходе боевых действий предполагалось использовать жандармские, полицейские, железнодорожные и другие формирования, а также вооруженные отряды резервистов-переселенцев.

 

На Южном Сахалине и Курильских островах были сосредоточены войска 5-го фронта (командующий К. Хигути, штаб фронта на острове Хоккайдо) — три пехотные дивизии, отдельная смешанная бригада, отдельный пехотный и отдельный танковый полки.

 

17-й фронт под командованием генерала И. Кодзуки имел семь пехотных дивизий и две смешанные бригады, которые были сведены в 58-ю армию, и размещался в Корее (штаб фронта в Сеуле). Войска дислоцировались преимущественно на крайнем юге страны и на острове Чечжудо (Сайсю). С 6 утра 10 августа 17-й фронт был оперативно подчинен главнокомандующему Квантунской армией{473}. Одновременно в его состав была введена 34-я армия.

 

Таким образом, к началу военных действий у советских границ были сосредоточены войска трех фронтов, отдельной армии, часть сил 5-го фронта, а также несколько отдельных полков, военная речная флотилия и две воздушные армии.

 

Эта группировка (общей численностью свыше 1 млн. человек) имела 1215 танков, 6640 орудий и минометов. 26 кораблей и 1907 боевых самолетов. Однако боевая техника японской армии по своим качествам значительно уступала советской. Так, советский танк Т-34 имел лобовую броню 45 — 90 мм, был вооружен 85-ми пушкой и двумя пулеметами, его запас хода достигал 300 км. Японцы не располагали подобными танками. Их средний танк образца «34» с противопульной броней был вооружен 57-мм пушкой. Запас хода этого танка не превышал 160 км. Самолеты японских ВВС имели слабое вооружение. [182] Вооружение марионеточных войск Маньчжоу-Го и князя Дэвана было еще слабее, Низким было и их моральное состояние. Сознавая ненадежность этих войск, японское командование направило основную их часть на строительство оборонительных сооружений{474}.

 

4. Советские войска на Дальнем Востоке. Стратегическая перегруппировка с запада на восток

 

Дальневосточная группировка советских войск в период Великой Отечественной войны состояла из Сухопутных войск, Военно-Воздушных Сил, Военно-Морского Флота и Войск ПВО территории страны. Организационно они входили в состав Дальневосточного и Забайкальского фронтов. Тихоокеанского флота, Краснознаменной Амурской военной флотилии. Дальневосточной и Забайкальской зон ПВО территории страны. Охрану сухопутных и морских рубежей несли пограничные войска.

 

Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая реальную опасность агрессии со стороны империалистической Японии, в течение почти всей войны была вынуждена держать на Дальнем Востоке от 32 до 59 расчетных дивизий сухопутных войск, от 10 до 29 авиационных дивизий и до 6 дивизий и 4 бригад Войск ПВО территории страны общей численностью свыше 1 млн. солдат и офицеров, 8 — 16 тыс. орудий и минометов, свыше 2 тыс. танков и САУ, от 3 до 4 тыс. боевых самолетов и более 100 боевых кораблей основных классов. В общей сложности это составляло в разные периоды войны от 15 до 30 процентов боевых сил и средств всех Советских Вооруженных Сил{475}. Боевой и численный состав дальневосточной группировки в 1941 — 1945 гг. показан в таблицах (5 и 7.

 

Таблица 6. Боевой состав советских войск на Дальнем Востоке в 1941 — 1945 гг.{476}

Объединения, соединения и отдельные части     Наличие на    
22.6 1941 г.     1.12 1941 г.     1.7. 1942 г.     19.11. 1942 г.   1942 г.     1.7 1943 г.     1.1 1944 г. 9.5 1945 г.    
Дивизии:
стрелковые
кавалерийские
танковые
авиационные
ПВО
Бригады
стрелковые
танковые
авиационные
ПВО
Укрепленные районы
Всего в расчётных дивизиях{~1} 49,5 45,5 59,5

{~1} Расчетная дивизия приравнена к одной стрелковой или кавалерийской дивизии, двум стрелковым бригадам или двум укрепленным районам. [183]

Таблица 7. Численность личного состава, вооружения и боевой техники советских войск на Дальнем Востоке в 1941 — 1945 гг.{477}

Дата Личный состав Орудия и минометы Танки и САУ Боевые самолеты Боевые корабли
22.6 1941 г. 703 714 10080{~1} 3 188{~2} 94{~3}
1.12 1941 г. 1 343 307
1.7 1942 г. 1 440 012
19.11 1942 г. 1 296 822 3 357
1.7 1943 г. 1 156 961
1.1 1944 г.
9.5 1945 г. 1 185 058

Здесь и далее:

{~1} Минометы показаны без учета 50-мм.

{~2}Все танки легких типов; САУ было 132 единицы только на 9 мая 1945 г.

{~3}Боевые корабли основных классов.

 

Из таблиц видно, что в наиболее тяжелые периоды борьбы советского народа с вермахтом, а именно: во время битвы под Москвой, летнего наступления немецко-фашистских войск на Кавказе и Волге в 1942 г., Сталинградской и Курской битв — японские милитаристы сковали на Дальнем Востоке крупную стратегическую группировку советских войск, чем оказали активную и существенную помощь своему партнеру — фашистской Германии. В то же время цифры подтверждают, что Коммунистическая партия и Советское правительство даже в этих трудных условиях принимали решительные меры по совершенствованию обороны Дальнего Востока. Благодаря этому за время войны боевой и численный состав дальневосточной группировки не только не сокращался, а, наоборот, систематически увеличивался. Этому способствовало планомерное, проводимое с учетом военно-политической обстановки и опыта военных действий на советско-германском фронте организационное развитие всех видов и родов войск советской группировки на Дальнем Востоке.

 

В годы войны дальневосточная группировка не только выполняла свою основную задачу — прикрывала рубежи СССР, но и внесла достойный вклад в разгром фашистской Германии, являясь существенным источником пополнения стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования. Например, только из Московского военного округа в состав Дальневосточного и Забайкальского фронтов в 1942 г. прибыло 125 тыс. призывников, а в 1943 г. — 175 тыс.{478}. Новые соединения и части Ставка затем направляла на советско-германский фронт.

 

Стратегическая перегруппировка войск с Дальнего Востока к западным границам Советского Союза была осуществлена еще накануне Великой Отечественной войны. Так, во второй половине апреля 1941 г. в связи с резким обострением военно-политической обстановки в Европе и прямой подготовкой фашистской Германии к нападению на СССР Советское правительство приняло решение в срочном порядке значительно усилить за счет войск внутренних военных округов, а также Дальнего Востока и Забайкалья западную группировку войск Советских Вооруженных Сил{479}. К 22 июня 1941 г. с Дальневосточного фронта и Забайкальского военного округа туда прибыли полевое управление 16-й общевойсковой армии, [184] 2 стрелковых и механизированный корпуса (2 стрелковые, 2 танковые, моторизованная дивизии и 2 отдельных полка), а также 2 воздушно-десантные бригады — всего свыше 57 тыс. человек, более 670 орудий и минометов, 1070 легких танков и другие силы и средства. Эти войска участвовали в оборонительных операциях на Западном и Юго-Западном стратегических направлениях в первый месяц Великой Отечественной войны.

 

Большие потери в людях и военной технике заставили, не дожидаясь окончательного развертывания новых формирований, снять с южных и дальневосточных границ некоторые кадровые соединения и части. Уже 29 июня началась перегруппировка с Дальнего Востока на советско-германский фронт полностью укомплектованных дивизий{480}.

 

В летне-осенней кампании 1941 г. из состава Дальневосточного и Забайкальского фронтов Ставка использовала на советско-германском фронте 12 стрелковых, 5 танковых и моторизованную дивизии — в общей сложности свыше 122 тыс. человек, более 2 тыс. орудий и минометов, 2209 легких танков, свыше 12 тыс. автомашин, 1500 тракторов и тягачей.

 

Японское верховное командование внимательно следило за ходом боевых действий на советско-германском фронте и группировкой советских войск на Дальнем Востоке, стремясь определить наиболее выгодный момент для нападения на СССР. Об этом говорит документ, разосланный войскам в первых числах декабря 1941 г., когда немецкие фашисты стояли у стен Москвы: «Для завершения проводимой непрерывной подготовки к операциям против Советского Союза не только Квантунская армия, но и каждая армия и соединения первой линии должны прилагать все усилия к тому, чтобы, наблюдая за постепенно происходящими изменениями военного положения Советского Союза и Монголии, иметь возможность в любой момент установить истинное положение. Это особенно относится к настоящим условиям, когда все более и более возникает необходимость быстро установить признаки переломного момента в обстановке»{481}.

 

Учитывая угрозу нападения, Ставка использовала на советско-германском фронте дальневосточные силы и средства лишь в самых минимальных количествах. С 5 декабря 1941 г. по 30 апреля 1942 г. туда были переброшены из состава Забайкальского фронта только две стрелковые дивизии, а из Дальневосточного — кавалерийский полк.

 

Летом и осенью 1942 г., когда вермахт ожесточенно рвался к Волге и на Кавказ, японское командование вновь приготовилось нанести удар по советской дальневосточной границе. Именно в тот период военные действия его вооруженных сил не отличались активностью ни на Тихом океане, ни в Китае. Между тем наступление немецко-фашистских войск требовало новых резервов. С 1 мая по 19 ноября Ставка перебросила с Дальнего Востока в состав Сталинградского и Юго-Западного фронтов 10 стрелковых дивизий, на Брянский фронт — 4 стрелковые бригады общей численностью около 150 тыс. человек, свыше 1600 орудий и минометов, большое количество другого вооружения и боевой техники.

 

Зимой 1942/43 г. с Дальнего Востока в резерв Ставки были переведены только 1 стрелковая и 3 кавалерийские дивизии, 6 гаубичных артиллерийских бригад и 3 минометных полка общей численностью около 35 тыс. человек, 557 орудий и минометов, 32 легких танка и другое вооружение. [185] В 1943 г. с Дальнего Востока на советско-германский фронт были переброшены только 8 гаубичных артиллерийских бригад, сформированных в марте — мае, общей численностью около 9 тыс. человек, более 230 полевых орудий крупных калибров.

 

Последняя перегруппировка советских войск с Дальнего Востока была осуществлена в период летне-осенней кампании 1944 г. Это были воздушно-десантная бригада и четыре гаубичных артиллерийских полка большой мощности.

 

За годы войны в резерв Ставки из состава сухопутных войск этой группировки было передислоцировано 39 дивизий, 21 бригада и 10 полков. Их общая численность составила около 402 тыс. человек, свыше 5 тыс. орудий и минометов, более 3300 танков{482}.

 

Немаловажная роль в разгроме фашистской Германии принадлежит морякам Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской флотилии. В 1941 г. из их состава было сформировано 12 морских стрелковых бригад. Более 140 тыс. моряков-тихоокеанцев сражались в сухопутных войсках на советско-германском фронте{483}. В 1941 — 1944 гг. действующие Северный и Черноморский флоты пополнялись боевыми кораблями, а также хорошо подготовленными моряками и летчиками Тихоокеанского флота{484}.

 

Таким образом, советское Верховное Главнокомандование, постоянно заботясь об укреплении рубежей на Дальнем Востоке, практически в течение первых трех лет войны использовало дальневосточную группировку в качестве одного из источников пополнения действовавших против фашистской Германии войск, создавая новые части и соединения.

 

Проведенная в годы войны переброска боевых сил и средств, вооружения и боевой техники с одного театра военных действий на другой наглядно свидетельствует о большом вкладе дальневосточных войск в достижение победы над фашистской Германией. Основная часть этих сил и средств была направлена Ставкой на советско-германский фронт в самые тяжелые и ответственные моменты войны против Германии.

 

Во второй половине 1943 г., когда на советско-германском фронте произошел коренной перелом в пользу Советского Союза, а из фашистского блока выпала Италия, всему миру стало попятно, что рано или поздно вслед за ней падут Германия и Япония. Успехи советского народа и его Вооруженных Сил изменили ход всей второй мировой войны, позволили США и Великобритании активизировать действия на Тихом океане.

 

С этого времени Ставка ВГК почти не привлекала боевых сил и средств дальневосточной группировки на Советско-германский фронт и стала проводить мероприятия по ее развитию. В августе 1943 г. в составе Дальневосточного фронта была сформирована Приморская группа войск (1-я и 25-я общевойсковые армии, все соединения и части, расположенные в Приморье, а также оперативно подчиненная ей 9-я воздушная армия).

 

Постепенно наращивался боевой и численный состав дальневосточной группировки, войска насыщались автоматическим и обычным стрелковым оружием. Артиллерийский, танковый и авиационный парки пополнялись орудиями и машинами новых типов, улучшилось их материально-техническое обеспечение.

 

В 1944 г. были развернуты 11 стрелковых дивизий, управление механизированного корпуса, механизированная бригада, несколько артиллерийских полков на механической тяге и укрепленный район полевого [186] типа{485}. В феврале 1945 г. в Генеральном штабе, центральных и главных управлениях Наркомата обороны шла интенсивная работа по подготовке планов развертывания Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке, а также сосредоточению там необходимого количества материально-технических средств{486}.

 

Подсчеты показали, что военно-политические цели в короткий срок могут быть достигнуты лишь при наличии на Дальневосточном театре военных действий трех мощных наступательных группировок и значительного превосходства над противником в живой силе и технике. Для этого следовало резко усилить боевой и численный состав дальневосточных соединений.

 

Стратегическое развертывание войск на Дальнем Востоке отличалось от подготовки наступательных операций в Европе тем, что оно осуществлялось заблаговременно и имело две стадии (начальную и окончательную), на каждой из которых решались различные задачи.

 

Начальная стадия, завершенная в основном еще осенью 1941 г., проводилась в целях надежного обеспечения государственной границы от возможной японской агрессии. На территории двух бывших приграничных военных округов, развернутых во фронты, были сосредоточены по только войска прикрытия, но также силы и средства, способные нанести немедленный ответный удар. В течение всей войны с фашистской Германией Ставка ВГК систематически совершенствовала оборонную мощь дальневосточной группировки, почти удвоив численность ее личного состава.

 

Окончательная стадия стратегического развертывания, в которой участвовали как войска, дислоцировавшиеся на данном театре, так и сосредоточенные в результате перегруппировки, проводилась во время непосредственной подготовки наступательной кампании против Японии. Ее целью было создание нового стратегического фронта вооруженной борьбы на новом театре военных действий. Решались такие важные проблемы, как обеспечение скрытности перегруппировки и сосредоточения войск на соответствующих стратегических направлениях, прикрытие развертывания их, управление войсками, их всестороннее материально-техническое обеспечение.

 

В конце февраля — марте 1945 г. Генеральный штаб утвердил планы по развертыванию войск на Дальнем Востоке и их материально-техническому обеспечению{487}. 14 марта Государственный Комитет Обороны принял решение усилить противовоздушную оборону Дальнего Востока и Забайкалья{488}. Директивой от 19 марта Ставка выделила из состава Дальневосточного фронта и подчинила себе Приморскую группу войск, создав третье стратегическое направление развертывания войск{489}. 26 марта Дальневосточному фронту и Приморской группе войск Ставка ВГК поставила новые задачи по прикрытию развертывания войск{490}.

 

Учитывая важную роль бронетанковых войск в предстоявшей кампании, Ставка ВГК в марте 1945 г. приступила к обновлению материальной части танковых соединений Дальнего Востока, на вооружении которых в течение всей войны находились лишь устаревшие легкие тапки Т-26 [187] и БТ. Во всех танковых бригадах первые батальоны вооружались танками Т-34. На то же вооружение были переведены первые танковые полки 61-й и 111-й танковых дивизий. Всего на Дальний Восток планировалось направить 670 танков Т-34{491}. Тогда же был утвержден перечень мероприятий по медицинскому обеспечению дальневосточной кампании. Предстояло перебросить 348 различных медицинских частей и учреждений, создать резерв кадров, запасы материалов и средств для медицинского обслуживания{492}.

 

Ввиду того, что основную часть войск и грузов планировалось перевезти железнодорожным транспортом, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин отдал указание Наркомату путей сообщения подготовить восточные и дальневосточные железные дороги к массовым перевозкам. В феврале 1945 г. была проведена проверка мобилизационной готовности ряда магистралей Дальнего Востока к обеспечению широкого потока воинских перевозок и намечены меры по увеличению их пропускной способности{493}.

 

В начале 1945 г. эксплуатационно-техническое состояние восточных железных дорог не отвечало полностью требованиям обстановки. На Транссибирской магистрали было немало сгнивших шпал, более 11 тыс. штук изношенных или лопнувших рельсов, что существенно ограничивало пропускную способность многих участков. Земляное полотно на некоторых линиях нуждалось в укреплении, особенно на участке, проходящем по берегу Байкала, где еще до войны были начаты, но не закончены работы по устройству подпорных стенок и ремонту аварийных туннелей{494}. Между тем в трудные дни войны на западные дороги были отправлены все запасы рельсов, шпал, стрелочных переводов, значительная часть локомотивного парка.

 

Не хватало также квалифицированных рабочих, которые были мобилизованы в военно-эксплуатационные отделения и спецформирования НКПС для обслуживания западных дорог. Несмотря на принятые меры по возвращению специалистов, к началу военных действий против милитаристской Японии на железнодорожных магистралях Дальнего Востока их недоставало около 20 тыс.{495}.

 

Весной 1945 г. была увеличена пропускная способность Томской, Омской железных дорог и некоторых линий Дальнего Востока. 13 апреля Государственный Комитет Обороны принял постановление «О мероприятиях по улучшению работы железных дорог Дальнего Востока (Красноярской, Восточно-Сибирской, Забайкальской, Амурской, Дальневосточной и Приморской)». В целях улучшения руководства деятельностью этих магистралей был создан Особый округ железных дорог Дальнего Востока во главе с заместителем наркома путей сообщения В. А. Гарныком. Уполномоченным Центрального управления военных сообщений БОСО при округе стал генерал А. В. Добряков.

 

По некоторым участкам необходимо было увеличить пропускную способность с 12 до 38 пар поездов. Наркомату путей сообщения вменялось довести количество паровозов на железных дорогах Дальнего Востока: к 1 мая 1945 г. — до 2708, к 1 июля — до 2947, а к 1 сентября — до 3107. [188] Для пополнения паровозного парка этих дорог с других магистралей и из резерва перегонялось 800 локомотивов{496}. Из 240 паровозов резерва ГКО и 360 паровозов запаса НКПС требовалось сформировать 20 паровозных колонн.

 

Постановление ГКО предусматривало создать значительные запасы угля путем разбронирования резервов, а также пополнить железные дороги Сибири и Дальнего Востока квалифицированными кадрами. В течение второго квартала 1945 г. намечалось увеличить численность квалифицированных работников на 30 тыс. человек, в том числе машинистов на 2373, помощников машинистов на 2916, паровозных слесарей на 3155, кондукторов на 2074, путевых рабочих на 8816 человек{497}.

 

С апреля в Особый округ железных дорог Дальнего Востока стали поступать подразделения трех эксплуатационно-железнодорожных полков и трех эксплуатационных отделений из Польши и Румынии; возвращались все спецподразделения с юго-западных магистралей. Всего в этих частях насчитывалось свыше 14 тыс. человек{498}. В распоряжение НКПС прибыло 8 тыс. военнообязанных, признанных по состоянию здоровья ограниченно годными к строевой службе. Две железнодорожные бригады и несколько спецформирований направлялись на восстановительные работы{499}. Эти работы потребовали от железнодорожников огромного напряжения сил.

 

Основные воинские перевозки, как централизованные, так и межфронтовые, осуществлялись по железным дорогам в мае — июле, но наиболее интенсивными они были в июне. К 9 августа их общий объем составил 222 331 вагон (в пересчете на двухосные), в том числе 127 126 вагонов прибыло на Дальний Восток из центральных районов страны. Из этого числа поступило для Забайкальского фронта — 74 345 вагонов. 1-го Дальневосточного — 31 100, 2-го Дальневосточного — 17 916, причем 81 538 вагонов было использовано для доставки воинских частей и соединений (оперативные перевозки){500}.

 

По родам войск перевозки распределялись следующим образом: 29,8 процента — на стрелковые войска, 30,5 — артиллерийские и бронетанковые, 39,7 процента — на авиационные, инженерные и прочие соединения и части. О напряженности работы железной дороги говорят следующие факты: в среднем в июне — июле ежесуточно прибывало от 13 до 22 железнодорожных эшелонов.

 

Значительные внутри- и межфронтовые перевозки были выполнены по внутренним железнодорожным, водным и шоссейно-грунтовым коммуникациям. Переброска войск по ним осуществлялась комбинированно: транспортом и пешими переходами. В мае — августе прошло по железнодорожным путям 95 205 вагонов, перевезено водным транспортом около 700 тыс. тонн грузов, по шоссейно-грунтовым дорогам — 513 тыс. тонн и переброшено по воздуху — 4222 тонны.

 

Главной задачей железнодорожных частей Забайкальского фронта была подготовка основной коммуникации фронта — однопутной линии Карымская — Борзя — Баян-Тумэнь (Чойбалсан). Для этого только на наиболее слабом участке Борзя — Баян-Тумэнь в июне 1945 г. силами войск Забайкальского фронта, органов БОСО и железнодорожников [189] было построено 13 разъездов. Это позволило увеличить пропускную способность участка с 7 до 18 пар поездов в сутки{501}.

 

В распоряжение 1-го Дальневосточного фронта из Чехословакии прибыла 3-я железнодорожная бригада, развернувшая работы на Приморской железной дороге по развитию станций, системы водоснабжения и укреплению верхнего строения пути. Во 2-м Дальневосточном фронте 25-я железнодорожная бригада к началу боевых действий увеличила пропускную способность Амурской и Дальневосточной железных дорог с 25 до 30 пар поездов в сутки. Поскольку прибывших сил оказалось недостаточно, были сформированы еще около 80 различных восстановительных поездов и летучек, обслуживаемых бригадами железнодорожников Амурской, Приморской и Дальневосточной дорог{502}.

 

В общей сложности в весенне-летние месяцы 1945 г. на путях сообщения Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока находилось до миллиона советских солдат и офицеров{503}, десятки тысяч артиллерийских орудий, танков, автомашин и многие тысячи тонн боеприпасов, горючего, продовольствия, обмундирования и других грузов.

 

На всем протяжении от Иркутска до Владивостока Транссибирская магистраль была передана в ведение оперативной группы Управления Тыла Советской Армии при Главнокомандующем советскими войсками на Дальнем Востоке. Фронты же использовали ответвления от главной магистрали, выходящие к границам Маньчжурии и Кореи. Общая протяженность их составляла 2700 км. Забайкальский фронт имел для базирования 12 железнодорожных участков{504}, 2-й Дальневосточный — 9 и 1-й Дальневосточный — 8. Помимо этого использовалось более 800 км узкоколейных железных дорог, сооруженных перед войной на территории МНР.

 

В качестве фронтовых распорядительных станций были выделены станция Борзя с отделением на станции Баян-Тумэнь (для Забайкальского фронта), станция Свободный с отделением в Хабаровске (для 2-го Дальневосточного фронта), станции Губерово и Ворошилов (Уссурийск) с отделением на станции Манзовка (для 1-го Дальневосточного фронта).

 

Наибольшая нагрузка планировалась на линию в Забайкальском фронте. Между тем пропускная способность железнодорожных участков Карымская — Борзя, Борзя — Баян-Тумэнь не могла обеспечить требуемых темпом движения. В связи с этим командование фронта приняло решение со станции Карымская отправить моторизованные части и механизированную артиллерию своим ходом. Для этого в Иркутск и Карымскую прибыли специальные группы офицеров, которые на месте распределяли части для следования своим ходом и по железной дороге{505}.

 

В Приморье войска доставлялись по железной дороге Хабаровск — Владивосток, проходящей на отдельных участках в 3 — 6 км от государственной границы. Поэтому командование 1-го Дальневосточного фронта придавало особое значение скрытности перевозок. Здесь чаще, чем на других фронтах, в целях дезинформации противника проводились ложные перевозки войск и оборудовались ложные районы сосредоточения. [190]

 









Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 804; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.018 сек.