20 страница. Выходом войск Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов в район Чанчунь, Гирин достигалось окружение главных сил Квантунской армии в центральных районах

 

Выходом войск Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов в район Чанчунь, Гирин достигалось окружение главных сил Квантунской армии в центральных районах Маньчжурии. В дальнейшем войскам этих фронтов предстояло резко изменить направление действий и развивать стремительное наступление на Ляодунский полуостров и в пределы Северной Кореи с целью завершения разгрома войск противника. [199]

 

2-му Дальневосточному фронту была поставлена задача, наступая в общем направлении на Харбин, содействовать войскам Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов. Для этого силами 15-й армии и 5-го отдельного стрелкового корпуса нанести удары на сунгарийском и жаохэйском направлениях, прорвать укрепленные районы и разгромить японские войска в районах Тунцзян, Жаохэ, Фуцзинь. Ближайшая задача — овладеть Фуцзиньским укрепленным районом и на двадцать третий день операции главными силами выйти в район Цзямусы. В дальнейшем им предстояло в тесном взаимодействии с Краснознаменной Амурской военной флотилией наступать вдоль реки Сунгари на Харбин{537}.

 

16-я армия во взаимодействии с Северной Тихоокеанской флотилией, Камчатским оборонительным районом и Петропавловской военно-морской базой получила задачу прочно оборонять западное побережье Татарского пролива, Северный Сахалин и полуостров Камчатка, не допуская высадки японских войск. Одновременно силами 56-го стрелкового корпуса подготовить наступление в южной части Сахалина, а силами Камчатского оборонительного района и кораблей Петропавловской военно-морской базы — высадку десантов на Курильские острова.

 

Следовательно, Забайкальский и 1-й Дальневосточный фронты должны были действовать на главных направлениях, их численный состав существенно отличался от 2-го Дальневосточного фронта, которому отводилась вспомогательная роль. В состав ударных группировок Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов намечалось привлечь от 60 до 70 процентов всех сил, сосредоточенных на Дальнем Востоке.

 

Тихоокеанскому флоту предписывалось до начала боевых действий приступить к постановке оборонительных минных заграждений и развернуть на позициях подводные лодки. С утра 9 августа флот должен был действиями подводных лодок и авиации нарушать коммуникации противника в Японском море, уничтожать его корабли в портах Северной Кореи, обеспечивать свои морские сообщения в Японском море и Татарском проливе, поддерживать прибрежные фланги сухопутных войск, не допускать высадки вражеских десантов на советское побережье{538}.

 

В ходе боевых действий, когда создались необходимые условия, флот получил дополнительные задачи: овладеть портовыми городами Северной Кореи, а также высадить десанты на Южный Сахалин и Курильские острова.

 

Краснознаменной Амурской военной флотилии, оперативно подчиненной командующему 2-м Дальневосточным фронтом, была поставлена задача обеспечить форсирование Амура и Уссури и содействовать наступлению войск фронта на сунгарийском направлении.

 

Перед Военно-Воздушными Силами были поставлены следующие задачи: завоевать господство в воздухе и надежно прикрыть главные группировки войск фронтов; сорвать маневр резервами противника нанесением ударов по железнодорожным объектам, эшелонам и автоколоннам; поддержать сухопутные войска при прорыве укрепленных районов врага и развитии наступления; нарушить управление войсками противника ударами по его командным пунктам, штабам и узлам связи; вести непрерывную воздушную разведку в интересах наступающих войск.

 

Замысел Маньчжурской стратегической операции характеризовался решительностью цели и не менее решительным способом ее достижения. Указания Ставки по проведению операции и задачи, поставленные фронтам и флоту, отличались целеустремленностью, учетом особенностей ведения боевых действий в своеобразных условиях Дальневосточного театра. [200]

 

Они исходили из правильной оценки положения противника и его планов. Главные удары намечались на таких направлениях, которые позволяли советским войскам в кратчайший срок изолировать Квантунскую армию и окружить ее основные силы.

 

Внезапность и стремительность наступления на земле и с воздуха обеспечивали максимальное использование первоначального успеха до полного разгрома врага. Удары советской авиации по крупным железнодорожным узлам должны были парализовать железнодорожное сообщение, что при огромном пространственном размахе операции лишало противника оперативного и стратегического маневра силами и средствами.

 

На Забайкальском фронте противник не ожидал удара со стороны Большого Хингана, поэтому не имел подготовленной обороны, за исключением Чжалайнор-Маньчжурского и Хайларского укрепленных районов на левом крыле и Халун-Аршанского — в центре. В приграничной полосе находились лишь небольшие отряды прикрытия, и пустынно-степная местность позволяла организовать наступление на широком фронте. Главные силы противника (3-й фронт) находились в 400 — 600 км от рубежа развертывания советско-монгольских войск, поэтому предусматривался стремительный бросок танков и моторизованной пехоты к хребту, быстрое преодоление ими перевалов и выходов из гор, чтобы упредить подход резервов противника и обеспечить продвижение своей пехоты. «Успех операции, — подчеркивалось в директиве командующего фронтом, — требует внезапности и возможно большей быстроты действий»{539}.

 

В соответствии с этой идеей командующий фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский принял решение нанести главный удар силами 17, 39 и 53-й общевойсковых и 6-й гвардейской танковой армий в обход с юга Халун-Аршанского укрепленного района в общем направлении на Чанчунь с ближайшей задачей разгромить силы прикрытия, преодолеть хребет Большой Хинган и к пятнадцатому дню операции выйти на рубеж Дабаньшан, Лубэй, Солунь (глубина З50 км), 6-я гвардейская танковая армия должна была выйти на этот рубеж не позднее пятого дня операции{540}. К этому времени ей предстояло преодолеть пустыню Гоби и хребет Большой Хинган, спуститься на Маньчжурскую равнину и овладеть районом Лубэй, Туцюань{541}. В дальнейшем войска армии должны были занять Чанчунь и Шэньян, где установить связь с наступавшими на Гирин войсками 1-го Дальневосточного фронта. С выходом главных сил фронта на рубеж Чифын, Шэньян, Чанчунь, Чжаланьтунь (глубина 800 км) предусматривалось во взаимодействии с войсками 1-го Дальневосточного фронта полностью окружить основные силы Квантунской армии.



 

Главной группировке фронта предстояло действовать в двухэшелонном оперативном построении: 17-я, 6-я гвардейская танковая и 39-я армии — первый эшелон, 53-я армия — второй. Резерв командующего фронтом (317-я и 227-я стрелковые, 111-я танковая дивизии, 201-я танковая бригада, соединения и части истребительно-противотанковой и зенитной артиллерии) располагался также в полосе главного удара фронта.

 

В соответствии с этим решением 6-я гвардейская танковая армия под командованием генерала А. Г. Кравченко получила задачу нанести стремительный удар из района юго-восточнее Тамсаг-Булак в общем направлении на Лубэй, преодолеть Большой Хинган и закрепиться на перевалах, выйдя главными силами в район Лубэй (глубина 350 км). В дальнейшем она должна была главными силами выйти на рубеж Шэньян, Чанчунь на глубину фронтовой операции (800 км). [201]

 

Командующий 17-й армией генерал А. И. Данилов получил приказ наступать в общем направлении на Дабаньшан с задачей обеспечить правый фланг и коммуникации 6-й гвардейской танковой армии от удара с юга и юго-запада и на пятнадцатый день операции овладеть районами Линьдун, Линьси, Дабаньшан.

 

39-й армии под командованием генерала И. И. Людникова предстояло нанести главный удар из района юго-западнее Халун-Аршана в общем направлении на Солупь. Обходя Халун-Аршанский укрепленный район с юга, армия имела ближайшую задачу выйти на рубеж реки Урленгуй-Гол (глубина 60 км), в дальнейшем отрезать пути отхода солуньской группировке противника на юго-восток и на пятнадцатый день овладеть районом Солунь (глубина 300 — 350 км). Кроме того, армия наносила вспомогательный удар на Хайлар и совместно с 36-й армией должна была предотвратить отход хайларской группировки к Большому Хингану.

 

53-я армия генерала И. М. Манагарова в составе второго эшелона главной группировки фронта получила задачу продвигаться за 6-й гвардейской танковой армией, чтобы выйти в район Лубэй. Туцюань в готовности развивать успех.

 

Конно-механизированной группе советско-монгольских войск (командующий генерал И. А. Плиев, его заместитель по монгольским войскам генерал Ж. Лхагвасурэн) предстояло нанести главный удар из района Молцок-Хид в направлении на Долунь (Долоннор) с целью обеспечить действия главной группировки фронта с юга (глубина 350 км) и вспомогательный удар — из района Дзамыш-Уд на Чжанцзякоу (Калган). Полоса наступления группы — 350 км, расстояние между силами главного и вспомогательного ударов группы — 180 — 200 км.

 

Командующий 36-й армией генерал А. А. Лучинский получил задачу нанести удары на Хайлар: главный — в направлении из района Староцурухайтуй и вспомогательный — из района станции Отпор (Забайкальск), а на десятый день операции овладеть районом Хайлар (глубина 150 км). Армии предстояло наступать в полосе шириной около 250 км с отрывом от главных сил фронта на 100 — 120 км. Расстояние между ее наступающими группировками — 100 км.

 

В полосе 1-го Дальневосточного фронта противник развернул сильную группировку, опиравшуюся на мощные приграничные укрепленные районы и подготовленные по рекам Мулинхэ и Муданьцзян рубежи обороны, простиравшиеся в глубину на 150 — 180 км. Горная и горно-лесистая местность в полосе наступления войск фронта допускала действия соединений только на отдельных направлениях.

 

В этих условиях командующий 1-м Дальневосточным фронтом Маршал Советского Союза К. А. Мерецков решил нанести главный удар силами 1-й Краснознаменной и 5-й общевойсковых армий в направлении на Муданьцзян с ближайшей задачей прорвать приграничные укрепленные районы, разгромить противника и на пятнадцатый — восемнадцатый день операции выйти на рубеж Боли, Муданьцзян, Вапцин (глубина 150 — 180 км).

 

В дальнейшем планировалось основными силами наступать в направлении Гирин, Чанчунь навстречу войскам Забайкальского фронта, чтобы во взаимодействии с ними завершить окружение главных сил Квантунской армии на Маньчжурской равнине (глубина операции 500 км). Частью сил предполагалось наступать на Харбин, чтобы содействовать войскам 2го Дальневосточного фронта. Одновременно намечалось нанести два вспомогательных удара: 35-я армия, наступая из района Лесозаводск на Мишань. Боли, должна была обеспечить правый фланг ударной группировки фронта, а 25-я армия, действуя из-за левого фланга главной ударной группировки фронта, имела задачу развивать наступление в общем [202] направлении на Ванцин, свертывая оборону противника к югу, чтобы обеспечить левое крыло фронта.

 

Войскам фронта предстояло проводить операцию в одноэшелонном оперативном построении. Подвижную группу (10-й механизированный корпус) и резерв фронта (87-й, 88-й стрелковые корпуса и 84-я кавалерийская дивизия) предполагалось использовать для развития успеха на направлении главного удара.

 

В решении командующего фронтом предусматривались два возможных варианта боевых действий. В случае полного успеха передовых отрядов в наступление переходят главные силы фронта, если же противник окажет упорное сопротивление, перед вводом в сражение основных сил фронта будет проведено мощное артиллерийское и авиационное наступление.

 

Объединения фронта получили следующие задачи. 1-я Краснознаменная армия генерала А. П. Белобородова должна была нанести главный удар в общем направлении на Бамяньтун (Мулин), к исходу третьего дня наступления преодолеть 30-километровую горно-таежную полосу, на восьмой день овладеть городом Мулин, а сильным передовым отрядом занять Линькоу, к исходу восемнадцатого дня операции главными силами выйти на рубеж реки Муданьцзян севернее города того же названия.

 

5-й армии под командованием генерала Н. И. Крылова предстояло выполнить ведущую роль во фронтовой операции. Ей была поставлена задача нанести главный удар в общем направлении на Муданьцзян, прорвать оборону противника на 12-километровом участке, уничтожить его в укрепленном районе Суйфыньхэ и к исходу четвертого дня овладеть рубежом хребет Тайпинлин, Суйфыньхэ (глубина 40 км), а к исходу восьмого дня — рубежом реки Мулинхэ и узлами дорог Сяченцзы, Мулин (глубина 60 — 80 км). К исходу восемнадцатого дня армия должна была форсировать реку Муданьцзян и овладеть городом Муданьцзян (глубина операции 180 км).

 

Командующему 25-й армией генералу И. М. Чистякову была поставлена задача оборонять линию государственной границы на 285-километровом фронте. После прорыва обороны противника на направлении главного удара фронта и выхода левофлангового 17-го стрелкового корпуса 5-й армии в район севернее Дуннин принять в подчинение этот корпус, овладеть Дуннинским укрепленным районом и развивать наступление в общем направлении на Ванцин. К исходу двадцать пятого дня операции армия предстояло выйти на рубеж Ванцин, Хуньчунь.

 

35-й армии под командованием генерала Н. Д. Захватаева было приказано частью сил прикрыть железную и шоссейную дороги на участке Губерово, Спасск-Дальний, главными силами нанести удар из района юго-западнее Лесозаводска во фланг и тыл Хутоуского укрепленного района и овладеть им, в дальнейшем развить наступление в направлении на Боли, во взаимодействии с 1-й Краснознаменной армией уничтожить группировку противника и обеспечить действия ударных сил с севера.

 

Командующему Чугуевской оперативной группой генералу Ф. А. Парусинову была поставлена задача во взаимодействии с Тихоокеанским флотом оборонять побережье Японского моря от Шкотово до Владимиро-Александровское и от Валентин до Тетюхэ, не допуская высадки морских десантов противника.

 

Командующий 2-м Дальневосточным фронтом генерал М. А. Пуркаев учитывал, что наступление предстояло начать с форсирования крупных рек Амур и Уссури, поэтому планировал тесное взаимодействие войск с Краснознаменной Амурской военной флотилией. Далее соединения должны были преодолеть укрепленные районы на противоположных берегах рек. [203]

 

Главный удар командование предусматривало нанести силами 15-й армии из района Ленинское вдоль реки Сунгари и двумя бригадами кораблей Краснознаменной Амурской военной флотилии на Илань (Саньсин), Харбин.

 

Вспомогательный удар планировался войсками 5-го отдельного стрелкового корпуса вместе с бригадой кораблей флотилии на жаохэйском направлении из района Бикин. На первом этапе операции предстояло овладеть районами Тунцзян, на втором — Баоцин, на третьем, к двадцать третьему дню операции, — районом Цзямусы. Оперативное построение войск — в один эшелон с резервом в составе стрелковой дивизии и стрелковой бригады.

 

Почти половина сил фронта (2-я Краснознаменная, 16-я армии и Камчатский оборонительный район) должна была оборонять район Благовещенска, побережье Татарского пролива, Северного Сахалина и Камчатки. С развитием успеха на направлениях главных ударов войск Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов этим объединениям предстояло нанести вспомогательный удар, 2-й Краснознаменной армии — наступать из района Благовещенска на Цицикар, 16-й армии — освободить южную часть Сахалина, а войскам Камчатского оборонительного района совместно с силами 16-й армии — Курильские острова.

 

15-й армии генерала С. К. Мамонова была поставлена задача во взаимодействии с двумя бригадами Краснознаменной Амурской военной флотилии форсировать Амур в районе впадения в него Сунгари, уничтожить противника в Сунгарийском и Фуцзиньском укрепленных районах, выйти в район Фуцзинь, имея главные силы на восточном берегу Сунгари, к исходу двадцать третьего дня операции овладеть Цзямусы и затем продвигаться к Харбину.

 

5-й отдельный стрелковый корпус генерала И. З. Пашкова получил приказ во взаимодействии с бригадой речных кораблей Краснознаменной Амурской военной флотилии и войсками Хабаровского пограничного округа форсировать реку Уссури, разгромить жаохэйскую группировку противника, овладеть районом Жаохо и наступать на Баоцип, Цзямусы, содействуя 15-й армии в уничтожении сунгарийской группировки противника.

 

Командующему 2-й Краснознаменной армией генералу М. Ф. Терехину совместно с Зее-Бурейской бригадой и отдельным дивизионом речных кораблей флотилии было приказано прочно оборонять рубеж по северному берегу Амура с целью не допустить прорыва кораблей противника в устья рек Зея и Бурея. Кроме того, армия получила задачу быть в готовности к переходу в наступление на Цицикар.

 

Планирование боевого использования артиллерии и авиации во фронтах осуществлялось в соответствии с решениями их командующих, с учетом конкретной обстановки и особенностей боевых действий. Боевое применение артиллерии во фронтах планировалось по-разному. Это объясняется большим отличием в количественном и качественном составе артиллерии. Так, наличие в полосе 1-го Дальневосточного фронта мощных оборонительных сооружений противника потребовало создания наиболее сильной группировки артиллерии. К началу операции этот фронт имел более 10,6 тыс. орудий и минометов. В то же время в составе 2-го Дальневосточного фронта, полоса развертывания войск которого более чем в три раза превышала полосу 1-го Дальневосточного фронта, было лишь около 4,8 тыс. орудий и минометов. Вместе с тем 2-й Дальневосточный фронт имел в 2,5 раза больше, чем 1-й Дальневосточный фронт, зенитной артиллерии для прикрытия объектов военного значения, а также районов сосредоточения и развертывания войск. Забайкальский фронт располагал почти 9 тыс. орудий и минометов. [204]

 

Неравномерным было распределение артиллерии и во фронтах между отдельными армиями. Так, в Забайкальском фронте наибольшее количество артиллерии было выделено для частей и соединений, которым предстояло вести борьбу за Халуп-Аршанский, Чжалайнор-Маньчжурский и Хайларский укрепленные районы. 17-я армия, в полосе которой не было подготовленной обороны, и наступавшая во втором эшелоне 53-я армия, естественно, получили меньше артиллерии.

 

Более 30 процентов всей артиллерии в 1-м Дальневосточном фронте было сосредоточено в полосе наступления 5-й армии, нацеленной на один из сильнейших укрепленных районов японцев — Суйфыньхэский. Армия имела около 3 тыс. орудий и минометов калибром 76 мм и выше, а также 400 установок реактивной артиллерии{542}. Во 2-м Дальневосточном фронте наибольшее артиллерийское усиление получила 15-я армия, наносившая главный удар.

 

В связи с тем что в полосе Забайкальского фронта непосредственно у государственной границы противник имел весьма ограниченные силы, боевые действия артиллерии на всех направлениях, кроме хайларского, детально не планировались. Артиллерия была распределена между общевойсковыми частями и соединениями и получила общую задачу — обеспечить их марш. Поэтому артиллерийская подготовка и поддержка атаки не предусматривались.

 

В полосе 36-й армии, наступавшей на Хайлар, действия артиллерии планировались более детально. Она находилась в готовности уничтожить отдельные опорные пункты противника, а в период форсирования реки Аргунь — поддержать войска огнем и обеспечить захват плацдармов на юго-восточном берегу.

 

С особой тщательностью и детализацией было проведено планирование боевых действий артиллерии в 1-м Дальневосточном фронте, где исключительно важная роль артиллерии обусловливалась необходимостью преодоления укрепленных районов. Армиям фронта предстояло наступать на направлениях, различных по характеру обороны и ландшафту, поэтому боевые действия артиллерии планировались в каждой армии, с последующим утверждением этих планов командующим фронтом.

 

В 5-й армии на направлении главного удара предусматривалось создать среднюю артиллерийско-минометную плотность на 1 км фронта не менее 180 стволов (на отдельных участках до 250 стволов), а на вспомогательном направлении — не менее 60 стволов. Было предусмотрено пять периодов действий артиллерии: предварительное разрушение долговременных сооружений (в день, предшествующий началу операции); обеспечение действий передовых батальонов (в ночь перед наступлением в течение 1,5 часа); артиллерийская подготовка продолжительностью 4 часа; поддержка атаки; сопровождение войск при бое в глубине. Особое внимание уделялось разрушению долговременных сооружений врага, для чего была создана специальная группа артиллерии разрушения, которая должна была вести огневую обработку одновременно не более 5 — 6 целей на 1 км фронта.

 

В 35-й армии перед артиллерией ставилась задача обеспечить форсирование реки Уссури и прорыв укрепленного района. На главном направлении предусматривалась артиллерийская подготовка продолжительностью 55 минут, обеспечение форсирования реки Сунгана и поддержка атаки в течение часа. Далее 6 — 8 часов артиллерия должна была обеспечивать наступление пехоты и танков в глубине обороны противника.

 

В 1-й Краснознаменной и 25-й армиях артиллерийская подготовка не планировалась: в первом случае — в связи с тем что войскам армии вначале [205] надо было преодолеть широкую полосу тайги, а во втором — ввиду перехода в наступление ночью.

 

Во 2-м Дальневосточном фронте, как и в 1-м Дальневосточном, отсутствовал единый фронтовой план боевого использования артиллерии, поскольку наступление организовывалось на трех удаленных друг от друга направлениях. В связи с этим в каждой армии и 5-м отдельном стрелковом корпусе были разработаны самостоятельные планы использования артиллерии, главным содержанием которых было надежное обеспечение форсирования Амура и Уссури, а также огневая поддержка войск в период борьбы за плацдармы на противоположных берегах.

 

Планировались и боевые действия авиации. 12-я воздушная армия Забайкальского фронта, которой командовал маршал авиации С. А. Худяков, должна была вести разведку по обнаружению группировки и районов сосредоточения вражеских войск, прикрывать части и соединения фронтов от ударов японской авиации, содействовать войскам фронта в развитии наступления на главном направлении, воспрепятствовать подходу резервов противника по железным и грунтовым дорогам. Основные усилия авиации сосредоточивались в полосах наступления наземных армий, действовавших на направлении главного удара. 6-я гвардейская танковая армия, игравшая ведущую роль в ударной группировке, поддерживалась двумя штурмовыми и одной истребительной авиационной дивизиями. Для доставки танковым соединениям горючего и боеприпасов предназначались две транспортные авиационные дивизии. Боевые действия 12-й воздушной армии в первый день наступления предполагалось начать ударами бомбардировщиков по железнодорожным станциям Солунь, Хайлар, Халун-Аргаан, перегонам, мостам, эшелонам и автоколоннам с целью уничтожения резервов и изоляции района сражения от притока свежих сил противника. Одновременно намечались массированные удары по аэродромам врага. Крупные силы авиации выделялись на ведение воздушной разведки, чтобы вскрыть районы сосредоточения войск, резервы и базирование японской авиации.

 

9-я воздушная армия 1-го Дальневосточного фронта под командованием генерала И. М. Соколова имела специфические задачи, связанные с прорывом долговременной обороны противника. В первый день наступления перед атакой пехоты авиации предстояло нанести массированные удары по долговременным сооружениям, траншеям, артиллерийским позициям Суйфыньхэского укрепленного района. Штурмовая авиация должна была непрерывными ударами содействовать наземным войскам в прорыве вражеской обороны.

 

Боевые действия 10-й воздушной армии 2-го Дальневосточного фронта, которой командовал генерал П. Ф. Жигарев, были спланированы лить на первый день операции, когда основные ее усилия сосредоточивались в полосе наступления 15-й армии, то есть на направлении главного удара. При этом соединения истребителей получили задачу надежно прикрыть от ударов японской авиации сухопутные войска, корабли и плавсредства Краснознаменной Амурской военной флотилии, а также железнодорожные магистрали. Штурмовики и бомбардировщики должны были находиться в боевой готовности и по данным воздушной разведки уничтожать резервы, оборонительные укрепления и корабли Сунгарийской речной флотилии.

 

Военно-воздушные силы Тихоокеанского флота имели задачу наносить удары по кораблям противника в портах Юки, Расин, Сейсин, а также в море, уничтожать его авиацию на аэродромах, прикрывать свой флот с воздуха, вести разведку.

 

Сложные и очень разнообразные природные условия театра военных действий особенно сказались на инженерном обеспечении операции. В связи [206] с этим только Забайкальский и 1-й Дальневосточный фронты получили на усиление 14 инженерно-саперных и понтонно-мостовых бригад, а все три фронта — 18 бригад и 30 других частей инженерных войск. Инженерное обеспечение операции включало следующие задачи: организация и ведение разведки, подготовка исходных районов для наступления, строительство и ремонт дорог, маскировка войск, обеспечение их водой, подготовка переправ, инженерное обеспечение прорыва укрепленных районов.

 

Объем мероприятий по инженерному обеспечению боевых действий войск в каждом фронте был не одинаков. Особенно много инженерных работ выполнялось при оборудовании исходных районов для наступления в Приморье. Только в полосе 1-й Краснознаменной армии 1-го Дальневосточного фронта было построено 540 км дорог и колонных путей, 1509 погонных метров мостов, 100 дзотов, 182 убежища, блиндажа и землянки, 3859 огневых позиций артиллерии и минометов, 209 командных пунктов, отремонтировано 546 км дорог, 1873 погонных метра мостов, отрыто 832 км траншей и ходов сообщения и установлено 161 км проволочных заграждений. Во всех фронтах при подготовке операции инженерные войска построили 1390 км новых дорог и отремонтировали около 5 тыс. км дорог{543}.

 

В Забайкальском фронте характер и объем инженерных мероприятий были иными. Здесь в период с 10 июля но 8 августа инженерные войска и созданные во всех частях нештатные команды водоснабжения построили 1194 и отремонтировали 322 шахтных колодца, развернули 61 пункт водоснабжения{544}. На маршрутах движения войск колодцы оборудовались через 15 — 30 км. На каждом питьевом пункте была комендантская служба во главе с начальником. Приказами командующих армиями и командиров соединений был введен строгий питьевой режим.

 

Колоссальных усилий инженерных войск потребовала подготовка форсирования крупных водных преград. Трудность преодоления таких рек, как Амур, Аргунь и Уссури, состояла не только в большой ширине и глубине этих рек, но и заболоченности их широких долин. Только в Забайкальском фронте, где лишь 36-я армия должна была форсировать Аргунь, для подхода к реке пришлось построить 170 погонных метров мостов и выложить щитами и фашинами 14 км дорог.

 

Ввиду большой ширины рек для переправы планировалось использовать не только табельные средства, но и суда Амурского пароходства, корабли Краснознаменной Амурской военной флотилии. Из местных материалов было заготовлено множество плотов, паромов и других переправочных средств.

 

Исключительно широкие полосы наступления, высокие темпы, частая смена командных пунктов, бездорожье — все это существенно осложняло организацию связи, особенно проводной. Основным средством связи во всех трех фронтах было радио. Проводная связь была наиболее приемлема в войсках 1-го Дальневосточного фронта, темпы наступления которых в горной тайге планировались сравнительно невысокими. Что же касается Забайкальского фронта, то там проводную связь между штабом фронта и штабами армий, кроме 39-й, намечалось обеспечить только на первые три-четыре дня операции. В дальнейшем основным средством связи могло быть лишь радио. Причем для обеспечения устойчивой связи с конно-механизированной группой и 6-й гвардейской танковой армией создавались ретрансляционные пункты.

 

Все фронты имели постоянную проводную и радиосвязь с Генеральным штабом и штабом Главнокомандующего войсками на Дальнем Востоке. [207]

 

Для связи штабов фронтов и армий с войсками предусматривалось широко использовать подвижные средства — самолеты и машины повышенной проходимости. Чтобы обеспечить устойчивое и непрерывное управление войсками в ходе операции, было решено приблизить к действующим войскам командные пункты всех степеней от дивизии до армии. Так, подвижной командный пункт 6-й гвардейской танковой армии предусматривалось располагать в 15 — 20 км от боевых частей.

 

Важно было организовать тщательное изучение противника. Однако необходимость строгого соблюдения пограничного режима лишала возможности использовать такие средства и способы разведки, как артиллерийская инструментальная разведка, аэрофотографирование и, что особенно важно, боевая разведка. По существу, во фронтах использовались разведывательные данные центра и средства наземного визуального наблюдения. Только в полосе 5-й армии 1-го Дальневосточного фронта было организовано 576 наблюдательных пунктов, с которых территория противника просматривалась на 6 км. В 15-й армии 2-го Дальневосточного фронта каждый стрелковый полк имел 20 наблюдательных пунктов{545}.






Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 563; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.019 сек.