12 страница. Для освободительных сил Филиппин наступили трудные времена

Для освободительных сил Филиппин наступили трудные времена. Отрядам «Хукбалахаи» грозило полное разоружение американскими войсками. После ареста Тарука и Алехандрино верховное командование «Хукбалахап» временно было возложено на М. Бальгоса, который отвел отряды вооруженных патриотов в горы с целью избежать столкновения с американскими войсками.

 

8 марта в городе Сан-Фернандо, где содержались в тюрьме Тарук и Алехандрино, КПФ организовала митинг и демонстрацию, в которой приняли участие 40 тыс. человек, потребовавших освобождения руководителей «Хукбалахап». 15 марта американские власти освободили их{316}.

 

Обстановка весной и летом 1945 г. была такова, что они не решались начать широкие действия против авангарда национально-освободительного движения, опасаясь обострения внутриполитического положения в условиях, когда еще не закончилась вторая мировая война. Лить в июле завершились операции по подавлению очагов сопротивления японцев на островах архипелага. «Хукбалахап» также не стремилась к обострению конфликта. Следуя линии, разработанной Коммунистической партией Филиппин, лидеры «хуков» основные свои усилия направили на достижение независимости мирными средствами. Они неоднократно предлагали американскому командованию сотрудничать, продолжать борьбу с милитаристской Японией и за пределами Филиппин. В частности, в мае 1945 г. Бальгос изъявил готовность выставить целую дивизию «Хукбалахап» (10 тыс. человек) для участия в высадке десанта на Японские острова. Штаб Макартура отклонил это предложение.

 

Американским властям доставляли беспокойство не только «хуки», но и «автономное правительство Филиппин», о поддержке которого в свое время заявил Макартур. Однако это правительство, состоявшее в основном из представителей национальной буржуазии, очень быстро стало играть роль «лояльной оппозиции» по отношению к американцам. Это было результатом воздействия мощного патриотического подъема, охватившего население после разгрома японских оккупантов. Кроме того, позиция группировки, определявшая линию правительства Осменьи, объяснялась стремлением использовать сложившуюся ситуацию в своих интересах — завоевать доверие масс, при их поддержке победить на выборах в законодательные органы страны и таким образом легализировать и упрочить свое [125] положение как руководящей политической силы{317}. Правительство восстановило права рабочих на 8-часовой рабочий день, на забастовки и т. д., завоеванные ими упорной борьбой еще в предвоенные годы, снизило на 10 процентов долю урожая, которую землевладельцы могли взимать с арендаторов. Окончательное решение аграрной проблемы откладывалось до провозглашения независимости, однако было сделано сообщение о начале разработки плана раздела крупных поместий между арендаторами. Одобрение широких кругов общественности получило и намерение провести расследование преступлений коллаборационистов и наказать их. Ведь за годы войны Филиппины понесли материальный ущерб, превысивший 7 млрд. долларов, а жертвы среди населения составили более 1 млн. человек. Весьма способствовал росту популярности Осменьи тот факт, что он ввел в состав своего кабинета некоторых руководителей аптияпонского движения. В частности, Т. Кабили, командовавший одним из партизанских соединений на острове Минданао, стал министром обороны, а Т. Конфесор, политический руководитель партизанского движения на острове Панай, возглавил министерство внутренних дел.

 

Важную роль в укреплении авторитета правительства сыграла поддержка его Коммунистической партией Филиппин. Руководство КПФ считало, что таким путем скорее можно добиться объединения всех прогрессивных и демократических сил в единый народный фронт, способный возглавить национально-освободительное движение. Кроме того, трудящиеся должны были на собственном опыте убедиться, что буржуазные националисты, даже наиболее прогрессивно настроенные, не будут последовательно защищать их интересы.

 

Стремясь ограничить влияние правительства, штаб Макартура выдвинул на политическую авансцену более сговорчивого деятеля — М. Рохаса, представителя реакционного крыла буржуазных кругов. Несмотря на то что в годы оккупации он сотрудничал с японскими властями и даже был министром в марионеточном правительстве Лауреля, Макартур зачислил его в разведывательный отдел своего штаба, заявив, что Рохас участвовал в антияпонском движении{318}.

 

С помощью штаба Макартура Рохас возглавил парламентскую «комиссию по назначениям», которая ведала комплектованием высших звеньев государственного аппарата. Естественно, что все ключевые посты вскоре были заняты сторонниками Рохаса, в подавляющем большинстве коллаборационистами. Эта же комиссия удалила из кабинета Осменьи министров Кабили и Конфесора. Рохас и его окружение начали кампанию за отсрочку предоставления независимости, мотивируя это необходимостью сохранить финансовую и экономическую помощь Америки. Такая позиция вполне устраивала деловые круги США, мечтавшие поживиться за счет национального достояния филиппинцев.

 

Рохас получил возможность широко использовать средства массовой информации, контролируемые американцами. Это значительно укрепило его позиции по сравнению с правительством Осменьи и Демократическим альянсом — организацией широкого народного фронта, объединявшей около 2 млн. человек. Альянс был создан в мае 1945 г. представителями различных буржуазных и мелкобуржуазных группировок, которые в период оккупации вели активную борьбу за освобождение. В него вошли [126]также КПФ, «Хукбалахап», рабочие и крестьянские союзы, руководимые коммунистами.

 

В июле 1945 г. Демократический альянс опубликовал свою программу, выдвинутую в качестве избирательной платформы в связи с предстоящими выборами новых государственных органов Филиппин. В программе содержались требования: провозгласить независимость 4 июля 1946 г.; обеспечить экономическую самостоятельность страны; провести аграрные преобразования в интересах крестьян и арендаторов; улучшить трудовое законодательство, в частности предоставить профсоюзам право заключать коллективные договоры; установить минимум заработной платы; очистить государственные органы от коллаборационистов и предать их суду.

 

Осменья согласился поддержать основные пункты программы альянса, рассчитывая, что это принесет ему победу на выборах. Однако он и его правительство фактически ничего не предприняли для воплощения этой программы в жизнь.

 

Несмотря на позицию американских властей, пытавшихся ограничить влияние правительства Осменьи, патриотические организации не выступали против них и также готовились к выборам в надежде одержать победу. Подчеркивая свою готовность к сотрудничеству с американцами, руководство Народной аптияпонской армии приняло решение о ее роспуске сразу же после капитуляции Японии. Вместо нее была создана Лига ветеранов «Хукбалахап», объединившая до 60 тыс. человек и получившая статус обычной общественной организации.

 

23 сентября 1945 г. Демократический альянс организовал массовую демонстрацию, которая впоследствии получила название «поход на Малаканъян» (дворец президента). В этот день на одной из площадей Манилы собралось более 60 тыс. человек, в том числе крестьяне из отдаленных районов. Демонстранты вручили президенту петицию с требованием изгнать коллаборационистов из государственных органов и армии, аннулировать недоимки арендаторов, снизить арендную плату, ввести твердый минимум заработной платы и освободить арестованных командиров «Хукбалахап». Демонстрация явилась убедительным свидетельством готовности филиппинского народа отстаивать свои права, несмотря на все происки реакции.

 

Чтобы успокоить общественное мнение и снизить активность освободительного движения, американские власти вынуждены были прибегнуть к маневру. 26 сентября они освободили Алсхандрино, а через несколько дней и остальных командиров «Хукбалахап». Спустя месяц Трумэн отдал генеральному прокурору США распоряжение выяснить, как ведется расследование деятельности коллаборационистов на Филиппинах. Однако и после этого положение не изменилось, так как именно на коллаборационистов делали ставку американские власти. Опираясь на их поддержку, Рохас и его сторонники постепенно укрепляли свои позиции и в конечном счете сумели занять господствующее положение на Филиппинах. Массы трудящихся фактически лишались тех демократических завоеваний, которых они добились в период борьбы с оккупантами.

 

5. Патриотическое движение в Малайе

 

В начале 1945 г. политическая обстановка в Малайе обострилась. Японские власти, несмотря на все усилия, не сумели создать местных организаций, на которые они могли бы опереться. Образованное в 1944 г. Молодежное движение Малайи (МДМ) по замыслу оккупантов должно было помешать консолидации прогрессивных сил страны и облегчить борьбу с ними. Однако прояпонски настроенным лидерам МДМ не удалось [127] добиться заметного влияния среди населения, ненавидевшего захватчиков. Провалилась и попытка создать так называемый Союз народов Малаккского полуострова (КРИС){319}— политическую партию из националистических элементов, изъявивших готовность сотрудничать с японскими властями. Последние намеревались использовать КРИС как инструмент для создания «великой Индонезии» (под эгидой и покровительством Японии) и включить в это искусственное государство все бывшие владения Великобритании и Голландии в Восточной Индии. Но КРИС, так же как и МДМ, не получила поддержки населения, хотя представители Токио весьма прозрачно намекали, что «великой Индонезии» будет дарована независимость по примеру Бирмы и Филиппин{320}.

 

Оккупационные власти ничего помогли противопоставить нараставшему национально-освободительному движению. Японским войскам пришлось вести напряженную борьбу с Антияпонской армией народов Малайи, которая с каждым днем становилась все более серьезной боевой силой, совершенствовала организационную структуру и увеличивала численность. Знамена ее украшали три звезды, символизировавшие объединение и борьбе трех основных национальных групп Малайи — малайцев, китайцев и индийцев.

 

Роль главного штаба Антияпонской армии выполнял Центральный военный комитет Коммунистической партии Малайи (КПМ), дислоцировавшийся в Паханге. Он бил сформирован из членов центральных органов КПМ и опытных командиров боевых подразделений. Центральному военному комитету подчинялись районные военные комитеты КПМ, непосредственно руководившие отрядами Антияпонской армии, численность которой к концу войны достигла 10 тыс. человек.

 

Антияпонская армия состояла из отдельных отрядов, по две — пять рот в каждом. Подавляющее большинство составляла молодежь в возрасте 18 — 22 лет. В ротах ежедневно проводились занятия по военной и политической подготовке. Изучались стрелковое оружие, основы партизанской тактики, документы КПМ, опыт вооруженной борьбы за свободу и независимость народов других стран; бойцов учили также вести агитационную работу среди населения. Политической подготовке придавалось очень большое значение; повседневный контроль за нею осуществляли заместители командиров рот по политическим вопросам, которые, как правило, являлись членами КПМ.

 

Подготовка командных кадров для Антияпонской армии осуществлялась на двухмесячных курсах при Центральном военном комитете в Паханге и в так называемой Народной академии. Она работала при штабе 6-го отдельного отряда, дислоцировавшегося в южных районах султаната Джохор. Народную академию возглавлял Чэнь Куан — член Коммунистической партии Китая, окончивший школу партизанского движения при штабе 8-й армии в Янъапи. Среди преподавателей командных курсов и академии были и другие инструкторы из 8-й и Новой 4-й армий Китая. Оружие Антияпонская армия добывала преимущественно в боях. С конца 1944 г. патриоты начали получать оружие, боеприпасы и снаряжение от штаба союзных войск в Юго-Восточной Азии. Особенно много вооружения стало поступать в первые месяцы 1945 г. после достижения принципиальной договоренности между командованием Аптияпонской армии и союзниками о совместных действиях против японцев. Доставлялось оно бомбардировщиками с Цейлона и сбрасывалось на парашютах в местах, заранее указанных и подготовленных патриотами. Руководили [128] этими операциями офицеры части 136, которые действовали в Малайе в составе диверсионных и разведывательных групп с задачей подготовить наступление союзных войск, намеченное на август 1945 г. Всего с конца

 

1944 г. по август 1945 г. патриоты получили от союзников около 3,5 тыс. единиц стрелкового оружия. В общей сложности англичане перебросили в Малайю (по воздуху и на подводных лодках) около 500 человек. Некоторые из них сражались в рядах отдельных полков, работали инструкторами на курсах подготовки командного состава и т. д.

 

Антияпонская армия применяла в основном партизанскую тактику. Ее подразделения внезапно, часто ночью, атаковали мелкие гарнизоны японцев, широко использовали засады для разгрома конвоев, уничтожали предателей и агентов японских секретных служб, завербованных среди местных жителей, разрушали мосты, дороги и линии связи. Иногда патриоты вели бои и с крупными силами вражеской армии. Так, в январе

 

1945 г. японское командование предприняло операцию по прочесыванию северных районов султаната Джохор, где действовал 4-й отдельный отряд Антияпонской армии. В ней участвовали оккупационные войска общей численностью до 15 тыс. человек. Однако этим силам не удалось разгромить патриотов. После двух недель непрерывных боев японские войска, потеряв более 1 тыс. человек только убитыми, вынуждены были прекратить операцию. К моменту капитуляции Японии патриоты уничтожили более 10 тыс. оккупантов и около 2,5 тыс. их пособников из числа местных жителей{321}.

 

Успешным действиям народной армии во многом способствовала активная и постоянная поддержка со стороны подпольных организаций Антияпонского союза малайского народа{322}, объединявших рабочих, крестьян и представителей национальной интеллигенции. Подпольщики скрывали и лечили раненых, добывали оружие, медикаменты, продовольствие, денежные средства, вели агитацию среди населения, распространяли газеты, которые издавались каждым районным военным комитетом, а также вербовали пополнение для боевых подразделений. В целом подпольные организации играли роль своеобразного «тыла вооруженных сил антияпонского движения. Кроме того, подпольщики систематически вели разведку в интересах Антияпонской армии и союзных войск. В последнем случае информация передавалась офицерам части 136.

 

Подпольными организациями руководили представители КГТМ, которые подчинялись военному комитету соответствующего района. Это обеспечивало четкую координацию действий с патриотами, боровшимися против оккупантов в составе боевых подразделений.

 

Итак, в начале 1945 г. в Малайе сложились благоприятные условия для расширения антияпонского движения. Патриоты установили контроль над обширными районами страны. Во многих городах и населенных пунктах по инициативе коммунистов создавались выборные народные комитеты, которые сменили бежавших чиновников оккупационных властей. КПМ и возглавляемые ею патриотические организации получили широкое поле деятельности не только для продолжения активной борьбы с оккупантами, по и для проведения прогрессивных политических и социально-экономических преобразований в интересах трудящихся, для борьбы за независимое демократическое государство. Эти возможности еще более расширились после капитуляции Японии. В течение нескольких недель патриотические [129] организации, по существу, управляли страной, опираясь на народные комитеты.

 

Тем не менее коммунистам Малайи не удалось организовать и возглавить подлинно массовое демократическое движение, способное добиться прогрессивных политических и социально-экономических реформ. Причин тому было много. Одна из них — политическая пассивность значительной части малайских крестьян, которые еще не избавились от религиозных и иных предрассудков, не осознали своих классовых интересов. Недовольство крестьян налоговой политикой и постоянными реквизициями оккупантов, особенно усилившееся к концу войны, в какой-то мере помогло развертыванию патриотического движения и активизации вооруженной борьбы. В отряды Антияпонской армии, ранее состоявшие преимущественно из рабочих, влилось много крестьян. Однако в массе своей крестьянство не приняло активного участия в вооруженных выступлениях против оккупантов.

 

Большинство индийцев, проживавших в Малайе, также не приняли участия в патриотическом движении. Японские власти, умело сыграв на стремлении к независимости и антианглийских настроениях индийцев, убедили их в необходимости поддержки Субхас Чапдра Боса и его Индийской национальной армии, сражавшейся против союзников в Бирме. В то же время КПМ не смогла добиться достаточно сильного влияния в этой армии, чтобы превратить ее в активную силу или хотя бы в резерв антияпонского движения.

 

Социальная база патриотического движения, в авангарде которого выступал пролетариат, ограничивалась трудящимися слоями городского населения. Активно боролись с оккупантами и так называемые скваттеры — рабочие и городская беднота, которые бежали от голода в джунгли и обрабатывали освоенные ими участки земли.

 

Формированию единого фронта прогрессивных сил в Малайе существенно мешали национальные противоречия, живучесть которых в значительной степени объяснялась довоенной колониальной политикой Англии, основанной на классической формуле «разделяй и властвуй». В период борьбы с оккупантами КПМ не удалось преодолеть этих противоречий, несмотря на повседневную и настойчивую работу. Следует подчеркнуть также, что офицеры части 136 стремились изолировать коммунистов и тем самым ослабить национально-освободительное движение.

 

Кроме того, уже 1 сентября 1945 г. в Малайю стали прибывать первые части 14-й английской армии. К концу месяца она заняла всю страну. Военная администрация, следуя указаниям из Лондона, начала осуществлять мероприятия, направленные против прогрессивных сил, в первую очередь против КПМ. Освободительное движение народов Малайи вступило в новую фазу.

 

6. Коммунистические партии — организующая и руководящая сила в борьбе против японских оккупантов

 

Пытаясь подавить растущее сопротивление населения оккупированных стран, правящие круги Японии не только усиливали репрессии, но и прибегали к политическим маневрам. Чтобы расколоть освободительное движение, они стремились привлечь на свою сторону те местные партии и группировки, которые ради сохранения привилегированного положения готовы были предать национальные интересы. Именно с этой целью японские правящие круги в марте 1945 г. «даровали свободу» Вьетнаму и инспирировали создание «независимого» правительства этой страны под эгидой императора Бао Дая, а через два месяца разрешили приступить к работе так называемому Комитету изучения подготовительных мер для [130] объявления независимости Индонезии. Японская пропаганда пыталась выдать эти и подобные им факты за «бескорыстные дары», преподнесенные Японией народам Юго-Восточной Азии. Однако такого рода демагогия уже утратила былую привлекательность для подавляющего большинства населения оккупированных стран, на практике познавшего «дружественную и бескорыстную» политику Японии. Именно по этой причине попытки Токио расколоть национально-освободительное движение в целом не принесли успеха.

 

Коммунистические партии и выступавшие с ними единым фронтом патриотические организации решительно разоблачали лживость японской пропаганды, вскрывали истинные мотивы и цели действий оккупационных властей, а также сотрудничавших с ними политических лидеров. Народы оккупированных Японией стран все яснее осознавали, что их будущее в значительной мере зависит от них самих, и активизировали борьбу с захватчиками.

 

Формы, масштабы и степень организованности освободительного движения были различными. В некоторых странах коммунистам удалось привлечь на свою сторону значительную часть населения и возглавить вооруженную борьбу с оккупантами. Наиболее многочисленными в этот период были войска и партизанские отряды, руководимые КПК. В первой половине 1945 г. им удалось расширить территорию освобожденных районов, укрепить в тылах японских войск партизанские базы.

 

Славные страницы в историю антияпонского освободительного движения вписала Коммунистическая партия Филиппин (КПФ). Она создала армию «Хукбалахап», сумевшую ко времени капитуляции японских войск на Филиппинах полностью взять под контроль обширные территории на острове Лусон. В освобожденных районах под руководством коммунистов проводились социальные мероприятия, отвечавшие коренным интересам крестьянства. Все это создавало благоприятные перспективы для укрепления влияния КПФ после освобождения Филиппин от японской оккупации.

 

Приближение конца войны и неизбежного поражения японского милитаризма потребовало от КПФ четко определить свою дальнейшую позицию. Однако среди членов ЦК вначале возникли разногласия по вопросам тактики. Один из авторитетных руководителей — В. Лава считал, что КПФ, несмотря на относительно высокий авторитет, еще недостаточно сильна, чтобы самостоятельно создать органы власти. Исходя из этого, он предложил сформировать Временное правительство единого фронта из представителей КПФ, «Хукбалахап», организаций «Свободные Филиппины», «Лига национального освобождения» и других. Посты президента и вице-президента должны были, по предложению Лавы, занять депутаты группы А. Монтелибапо{323}и организации «Свободные Филиппины».

 

Другие руководители КПФ полагали, что если партия еще не может самостоятельно контролировать положение в стране и полностью руководить национальным Временным правительством, то следует отказаться от плана Лавы и сосредоточить усилия на создании местных органов власти, в которых коммунистам было бы «обеспечено достаточное влияние». Они настаивали на организации массового движения, способного оказать давление на правительство Осменьи.

 

Секретариат ЦК КПФ не согласился с такой постановкой вопроса, так как создание однопартийных органов власти на местах противоречило линии партии на формирование правительства единого фронта, и подчеркнул [131] необходимость идти в известной мере на компромиссы с союзниками КПФ, с Осменьей и другими антияпонскими элементами.

 

Следуя этим установкам, КПФ делегировала двух своих руководителей в правительство Осменьи, а также примкнула к Демократическому альянсу, объединявшему многочисленные организации, представлявшие интересы различных классов и социальных групп. В состав Исполнительного комитета альянса пошли представители КПФ, «Хукбалахаш», Национального крестьянского союза и многих других организаций. Тем самым был сделан шаг к созданию общенационального фронта рабочего класса, крестьянства, городской мелкой буржуазии и.патриотически настроенной средней торгово-промышленной буржуазии Филиппин.

 

Предоставление фиктивной независимости Вьетнаму, Камбодже и Лаосу японскими оккупантами, которые в марте 1945 г. ликвидировали в этих странах французскую вишистскую администрацию, потребовало от Коммунистической партии Индокитая (КПИК) изменения тактики. На расширенном заседании Постоянного бюро ЦК КПИК лозунг «Изгнать японских и французских фашистов» сменил новый: «Изгнать японских фашистов и установить революционную власть народов Индокитая». ЦК предупредил все организации партии о том, что нужно готовить всенародное восстание, которое начнется, когда сложатся необходимые условия. По мнению ЦК, одним из таких условий могла явиться капитуляция японских войск в Индокитае{324}.

 

Разгром Советскими Вооруженными Силами Квантунской армии послужил сигналом для начала Августовской революции 1945 г. во Вьетнаме. Ее возглавила КПИК, опиравшаяся на массовые организации и вооруженные отряды патриотов. В результате победы революции было создано первое в Югo-Восточной Азии государство рабочих и крестьян — Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ). Премьер-министром ДРВ стал Хо Ши Мин — председатель КПИК, видный деятель международного коммунистического движения.

 

Всенародное восстание против японских оккупантов в Бирме возглавила Антифашистская лига народной свободы (АЛНС), в которую входили многие организации, в том числе и Коммунистическая партия Бирмы (КПБ). Партизанские отряды, созданные и руководимые коммунистами, сыграли активную роль в этом восстании.

 

Однако во второй половине 1945 г. сложность обстановки, и прежде всего фактическая оккупация страны английской армией, побудила КПБ вести не вооруженную, а политическую борьбу за независимость. На II съезде партии, состоявшемся в июле, большинство делегатов отстаивали «теорию исключительно мирного развития революции». Съезд принял решение, предусматривавшее, в частности, сдачу оружия английским властям и сотрудничество с ними.

 

Коммунистическая партия Малайи (КПМ) явилась организатором вооруженного сопротивления. Коммунисты создали Антияпонскую армию народов Малайи, которая, умело используя партизанскую тактику, наносила чувствительные удары по врагу и к моменту капитуляции Японии контролировала значительную часть страны. Но в дальнейшем КПМ не удалось организовать массовое демократическое движение против английских колонизаторов. Весьма важным фактором, помешавшим развитию такого движения после освобождения Малайи от японских оккупантов, явилось то обстоятельство, что КПМ не выдвинула четкой, конкретной программы политических и социально-экономических преобразований. Коммунисты руководствовались программным документом, принятым [132] еще в феврале 1943 г., в котором основное внимание уделялось организации борьбы с японскими захватчиками. В этом документе, известном как «9 пунктов программы антияпонской борьбы», упоминалось о необходимости после победы добиться создания независимой Малайской демократической республики и обеспечить равные права представителям всех национальностей страны. Но эти положения были слишком общими и в новых, мирных условиях уже по могли поднять массы на активные действия.

 

Особое место на Дальнем Востоке занимала Корея, аннексированная японским империализмом в 1910 г. Жесточайшие репрессии ставили корейское национально-освободительное движение, особенно его активную форму — партизанскую борьбу, в неимоверно трудные условия. Вооруженная борьба корейских партизан велась лишь в районах Северо-Восточного Китая (Маньчжурия), где проживало много корейцев. Наибольший размах она приняла в Маньчжурии в 30-е годы{325}. Однако к началу 40-х годов в результате карательных экспедиций крупных сил полиции, жандармерии и регулярных войск японской армии партизанскому движению был нанесен значительный урон. Партизаны перешли к тактике действий мелкими группами, а часть их даже покинула пределы Юго-Восточной Маньчжурии и ушла за границу.

 

Национально-освободительное движение непосредственно на территории Кореи в условиях военного времени не смогло обрести массовый характер. Отдельные выступления корейских трудящихся против японских поработителей в определенной степени подготавливали почну для последующих социальных перемен в стране.

 

Недовольство трудящихся заставило японских колонизаторов вместе с сотрудничавшими с ними феодалами и компрадорской буржуазией изыскивать новые приемы и методы управления. Наряду с ужесточением террора — введением Временного закона о безопасности в Корее, Закона о предварительном заключении идеологических преступников, увеличением численности жандармерии и полиции — они пошли на определенные политические уступки, провозгласив предоставление корейцам «политических прав» и развернув кампанию «по улучшению отношения к корейцам». Все эти меры, упорно насаждаемые японскими колониальными властями в годы второй мировой войны, не могли не привести к снижению накала освободительного движения в Корее.

 

Но во многих странах Юго-Восточной Азии весной и летом 1945 г. вооруженная борьба с японскими оккупантами приобретала все более широкий размах. Созданные коммунистами партизанские отряды превращались в народно-освободительные армии, которые наносили захватчикам серьезный урон. Активность их возрастала по мере приближения краха фашистской Германии и милитаристской Японии.

 

Авангардная роль коммунистических партий проявлялась не только в том, что они возглавляли вооруженную борьбу. По инициативе компартий патриотические организации, руководившие национально-освободительным движением во Вьетнаме, в Малайе и на Филиппинах, еще до капитуляции Японии выдвинули лозунг достижения полной независимости и создания суверенных государств. В соответствии с этой задачей в освобожденных районах указанных стран осуществлялись политические и социально-экономические преобразования винтересах широких масс трудящихся (выборы местных органов власти, аграрные реформы, борьба со спекуляцией и ростовщичеством).

 

Вопрос о достижении полной независимости и создании суверенного [133] государства был поставлен на повестку дня и в Индонезии. Однако в начале 1945 г. патриотические организации, действовавшие нелегально, не имели общей программы. Коммунистическая партия Индонезии (КИИ), ослабленная жесточайшими репрессиями; не смогла в тот период сыграть роль политического авангарда. В предшествующие годы многие активисты и руководящие работники КПИ были арестованы или эмигрировали. Преследованиям оккупантов подвергались в первую очередь члены компартии. Лишь несколько небольших ячеек коммунистов в городах Явы и Суматры в условиях строгой конспирации продолжали вести организационную и пропагандистскую работу среди населения.









Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 804; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.018 сек.