9 страница. В апреле генерал Хэрли спешно вылетел в Вашингтон и после доклада президенту заявил, что впредь США будут сотрудничать только с Чан Кай-ши

 

В апреле генерал Хэрли спешно вылетел в Вашингтон и после доклада президенту заявил, что впредь США будут сотрудничать только с Чан Кай-ши. Вскоре командующий американскими войсками в Китае генерал Ведемейер отдал приказ «не оказывать помощи лицам и организациям, не принадлежащим к чунцинскому правительству»{249}.

 

Таким образом, расчеты Мао Цаэ-дуна на установление его власти в Китае с помощью американских правящих кругов провалились: США делали ставку только на гоминьдан.

 

23 апреля в Яньани начал работу VII съезд Коммунистической партии Китая, который продолжался до 11 июня. На нем присутствовало 544 делегата с решающим голосом и 208 — с совещательным. Они представляли 1,2 млн. членов Коммунистической партии Китая{250}.

 

Хотя в докладах Чжу Дэ и Мао Цзэ-дуна и говорилось об окончательном разгроме японских захватчиков, но больше внимания было уделено внутриполитическим вопросам, в том числе созданию автономных вооруженных сил, не связанных единым фронтом с гоминьданом.

 

Мао Цзэ-дун заявил на съезде: «Китайский народ должен увеличить свои собственные силы — 8-ю армию, Новую 4-ю армию и другие народные войска повсюду, куда проникли японские агрессоры, народ должен самостоятельно широко развертывать антияпонские вооруженные силы, чтобы подготовиться к непосредственному взаимодействию с союзниками и возвращению всех потерянных территорий. Он отнюдь не должен полагаться только на гоминьдан»{251}.

 

Внешне смысл его выступления направлен против японских агрессоров, однако истинная сущность сказанного сводилась к увеличению своих вооруженных сил и приближающемуся противоборству с гоминьданом. [97] Было принято решение постепенно переходить от системы партизанских отрядов к регулярным соединениям.

 

Откладывая «стратегическое наступление» вооруженных сил КПК до перехода союзных армий к активным военным действиям против японских войск на территории Китая, Мао Цзэ-дун основное внимание в своем докладе сконцентрировал на политических задачах. В качестве первоочередных он назвал упразднение однопартийной диктатуры гоминьдана, создание коалиционного правительства и объединенного верховного командования, отвод всех правительственных войск, осуществлявших блокаду освобожденных районов Китая, реорганизацию в военном и политическом отношении находившихся под руководством гоминьдана вооруженных сил, справедливое распределение поступавших из США вооружений и денежных средств между армиями, воюющими против захватчиков.

 

Призывая к созданию «временного демократического коалиционного правительства национального единства», Мао Цзэ-дун подчеркнул, что оно должно состоять из «представителей всех антияпонских партий и группировок, а также беспартийных»{252}. При этом он указал, что, «когда задачей китайского народа еще остается борьба с чужеземным и феодальным гнетом и когда отсутствуют необходимые общественные и экономические условия, китайский народ не сможет и поэтому не должен пытаться создать социалистический государственный строй... В Китае следует создать государственный строй демократического блока участников единого фронта, блока, опирающегося на подавляющее большинство китайского народа».

 

Социальная база такого политического строя представлялась Мао Цзэ-дуну весьма широкой: от рабочего класса и крестьянства до буржуазии и части помещиков. Главной опорой «общества нового типа» Мао Цзэ-дун считал крестьянство, которое «является основой демократического режима в Китае на данном этапе».

 

Стратегический курс КПК сводился к решению лишь задач буржуазно-демократической революции, к обеспечению национальной независимости Китая, ликвидации феодальных отношений в деревне, передаче земли крестьянам, ключевых отраслей хозяйства государству, ограничению крупного китайского и иностранного капитала при всемерном поощрении деловой активности средней и мелкой буржуазии. «Все мероприятия этой революции, — подчеркивал Мао Цзэ-дун, — не направлены на уничтожение частной собственности. В результате этой революции будет расчищен путь для развития капитализма». Такой государственный строй он называл «новой демократией», которая «принципиально отличается от социалистического государства пролетарской диктатуры».

 

Социально-экономические отношения между эксплуататорами и эксплуатируемыми рекомендовалось строить на основе «регулирования отношений между трудом и капиталом», исходя из того, что «различные требования и противоречия могут быть урегулированы и тогда все эти классы сообща завершат создание политического строя, экономики и культуры государства повой демократии»{253}.

 

Таким образом, Мао Цзэ-дун уже тогда исключал в обозримом будущем социалистическую перспективу для Китая. В теоретическом отношении «новая демократия» Мао представляла собой отход от важнейших положений марксизма-ленинизма, таких, как учение об освободительной миссии пролетариата и его политической гегемонии, о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. На съезде [98]не было серьезной борьбы против маоистских установок. Это объяснялось тем, что в предшествующей съезду кампании «чжэнфэн» Мао Цзэ-дуну и его сторонникам удалось нанести удар по интернационалистским силам в руководстве КПК, принудить их к признанию «идей Мао Дзэ-дуна» и его руководящего положения в партии. Более того, в принятом на съезде Уставе КПК было записано, что «Коммунистическая партия Китая во всей своей работе руководствуется идеями Мао Цзэ-дуна...»{254}.

 

Однако, сумев в 1945 г. навязать свою мелкобуржуазную националистическую идеологию компартии Китая, Мао Цзэ-дун и ого группа позже вынуждены были отступить. Подъем народных масс на борьбу за социальное освобождение, укрепление партийных организаций, успехи экономического и военного строительства в Маньчжурии при всесторонней помощи Советского Союза в 1946 — 1949 гг. значительно укрепили марксистские силы в КПК, которые на мартовском пленуме ЦК КПК в 1949 г. отвергли маоистскую концепцию «повой демократии» и ориентировали партию на постепенное перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую.

 

На VI съезде гоминьдана (5 — 21 мая 1945 г. в Чунцине), состоявшемся почти одновременно с VII съездом КПК, основное внимание также было уделено внутриполитическим вопросам, а не завершению войны с Японией.

 

Съезд принял новую политическую программу гоминьдана и ряд резолюций, в том числе относительно взаимоотношений с КПК. Эти документы ничего нового в политику гоминьдана не внесли. Требования широких кругов китайской общественности о демократизации государственного строя фактически были отвергнуты съездом. Гоминьдан подтверждал свою приверженность курсу на развязывание гражданской войны в широких масштабах.

 

Таким образом, в Китае уже назревала гражданская война. Освобождение страны объективно зависело только от внешних сил — разгрома Японии армиями и флотами других стран,

 

2. Планы и мероприятия японского командования в Китае на 1945 год

 

Императорская ставка и правительство Японии считали, что главным направлением усилий США и Великобритании в 1945 г. станет собственно Япония, а затем Маньчжурия и Китай, то есть военные действия будут перенесены на континентальный театр военных действий. По их мнению, страна еще располагала крупными вооруженными силами, способными создать глубоко эшелонированную оборону, задержать американские войска и нанести им значительный урон. В этом случае война затянулась бы и Япония могла добиться выгодных условий мира. Японское главное командование исходило из того, что для ведения военных действий на суше японская армия подготовлена лучше, чем американская. К тому же, воюя на континенте, последняя была бы лишена поддержки корабельной артиллерии и морской авиации. Стратегический тыл вооруженных сил США все больше бы удалялся от своих основных баз снабжения. Партизанские действия, которые могло организовать японское командование на материке, и удары по коммуникациям, несомненно, снизили бы возможности американских войск{255}.

 

Исходя из этой оценки, военные руководители Японии придавали особое значение укреплению плацдарма на территории Маньчжурии и Китая. Они полагали, что успехи Японии в операциях 1945 г. будут зависеть [99] от тесного взаимодействия сил, размещенных в Японии, Маньчжоу-Го и Китае. Предусматривалось максимально использовать людские, сырьевые и промышленные ресурсы этих районов в интересах сухопутного фронта.

 

На территории Маньчжоу-Го к этому времени имелся хорошо оборудованный плацдарм, где дислоцировалась крупная группировка войск (Квантунская армия). Развитая военная промышленность Маньчжурии могла обеспечить производство и ремонт различных видов вооружения и боевой техники. Сельское хозяйство, несмотря на трудности войны, было еще в состоянии снабдить продовольствием не только Квантунскую армию, но и население, а также вооруженные силы, размещенные в собственно Японии. В течение последних двух лет войны в связи с бомбардировками Японских островов американской авиацией на территорию Маньчжоу-Го были эвакуированы некоторые промышленные предприятия большого военного значения.

 

Такая заинтересованность японских правящих кругов в маньчжурском стратегическом плацдарме объяснялась получением максимального количества продукции с действовавших предприятий и желанием всемерно расширить промышленную базу для обеспечения нужд войны.

 

Экономическая политика Японии в Маньчжурии, где формально у власти находилось марионеточное правительство «императора» Маньчжоу-Го Пу И, а фактически — командование Квантунской армии, принципиально отличалась от политики в отношении Китая. Маньчжоу-Го рассматривалось правящими кругами Японии как одна из континентальных префектур империи. Еще в начале военных действий на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии на территории Маньчжоу-Го не оставалось ни одного крупного китайского предприятия или оптовой торговой фирмы, ни на одном предприятии не было китайцев инженеров или техников. Чиновники из числа китайцев, занимавшие те или иные официальные посты в администрации Маньчжоу-Го. никакой реальной роли в управлении «государством» не играли. Руководство всеми отраслями хозяйства Маньчжоу-Го осуществлялось японцами.

 

На территории Китая, за исключением северных провинций, японские оккупанты не вели сколько-нибудь значительного промышленного строительства и ограничивались максимальной эксплуатацией имевшихся предприятий, в том числе ранее принадлежавших британским и американским промышленникам. Эти предприятия были сконцентрированы в Шанхае, Тяньцзине, Ханькоу, Гуанчжоу и Гонконге. Свою экономическую политику японские власти проводили там, как правило, под вывеской китайских фирм.

 

На севере Китая, в провинциях Хэбэй и Шаньси, оккупационные власти значительно расширили старые и создали новые отрасли тяжелой промышленности. Это относилось прежде всего к металлургической, химической, энергетической, цементной и стекольной отраслям. Наличие сквозной коммуникации от центра Маньчжурии до Индокитая давало возможность японскому правительству поддерживать связь с оккупированными районами Юго-Восточной Азии.

 

Япония имела в Китае значительную группировку сухопутных войск, которая могла быть усилена за счет контингента, отмобилизованного на островах собственно Японии, на Тайване и в Корее. На Гонконг и Сямынь (Амой) базировался японский 2-й экспедиционный флот. Кроме того, в случае необходимости можно было увеличить и численность войск марионеточного правительства.

 

В январе 1945 г. японский генеральный штаб определил главную задачу своих войск в Китае: сконцентрировать основные силы в прибрежных [100] районах Южного и Центрального Китая, в особенности в нижнем течении реки Янцзы. Возможности авиации США воздействовать на японский тыл и коммуникации планировалось уменьшить путем организации локальных наступлений на авиабазы и аэродромы с целью захватить или разрушить их. Японское правительство стремилось также сделать все, чтобы ускорить крах режима Чан Кай-ши, по больше политическими средствами, чем военными.

 

Японское командование в Китае понимало, что для чунцинского правительства вооруженные силы, руководимые КПК, являются большим злом, чем японцы. Используя это обстоятельство, оно и косвенно, и прямо содействовало антикоммунистической стратегии гоминьдана, добиваясь, чтобы чунцинское руководство ослабило и без того незначительное сопротивление Японии, а еще лучше совсем прекратило его.

 

После денонсации Советским Союзом советско-японского пакта о нейтралитете и разгрома гитлеровской Германии японский генеральный штаб принял решение о перегруппировке своих сухопутных сил на континенте.

 

30 мая 1945 г. ставка отдала приказ командующему Квантунской армией генералу О. Ямаде быть в «готовности к отражению наступления Советской Армии в Маньчжурию и Корею». По новому плану Квантунская армия должна была провести по всей территории Маньчжурии мобилизацию, передислокацию войск, укрепить оборонительные позиции, дооборудовать тыловые аэродромы и, чтобы обеспечить четкое управление войсками, привести в готовность средства сообщения и связи{256}. Командующий японскими экспедиционными войсками в Китае генерал Окамура получил приказ «немедленно отправить в Маньчжурию четыре дивизии и части усиления; перебросить из Хунани. Гуанси и Цзтгси части охраны железнодорожных и шоссейных коммуникаций в Центральный, Северный Китай и Маньчжурию...»{257}.

 

4 июня из Токио в город Далянь прибыл начальник генерального штаба японской армии. На совещании с командующими Квантунской армией и экспедиционными войсками в Китае были уточнены пункты приказа ставки от 30 мая и определены меры по ускорению подготовки плацдарма и войск для войны против США и СССР на континентальном театре военных действий — в Китае, Маньчжурии и Корее. Эти мероприятия означали подготовку взаимодействия между Квантунской армией, 17-м фронтом в Корее и экспедиционными войсками в Китае.

 

Исходя из этого, японские войска в Китае производили перегруппировку. Против гоминьдановской армии, а также в составе войск, блокировавших освобожденные районы и партизанские базы, были оставлены части прикрытия. Главные же силы сосредоточивались на основных коммуникациях с задачей выйти в приморские районы Восточного и Юго-Восточного Китая и запять оборону против возможных американских десантов. Наиболее крупные группировки создавались в Северном Китае, чтобы в случае военных действий с Советским Союзом усилить Квантунскую армию и 17-й фронт в Корее.

 

Таким образом, японское руководство проводило крупные организационные мероприятия в вооруженных силах, осуществляло большую перегруппировку войск. Китай как объект захвата потерял для него прежнее значение. Япония готовилась к боям за метрополию и на островах и на материке. [101]

 

3. Боевые действия на фронтах Китая до вступления СССР в войну против Японии

 

Боевые действия войск, руководимых КПК, в начале 1945 г. велись в трудных условиях. Пограничный (Особый) район был блокирован японскими и чунцинскими войсками. Блокада состояла из нескольких полос, основой которых являлись каменные блокгаузы и деревоземляные сооружения. Другие освобожденные районы и партизанские базы были блокированы японскими и марионеточными войсками. Там имелись рвы, ряды надолб из рельсов или толстых бревен, переносные проволочные заграждения. На развилках дорог, при въезде в крупные населенные пункты, на господствующих высотах размещались блокгаузы. В них устанавливались пулеметы, а в некоторых — и полевые орудия. Гарнизоны блокгаузов (отделение или взвод) осуществляли контроль за передвижением людей, перевозкой грузов. Главная их задача состояла в том, чтобы не допустить связей блокируемых районов с внешним миром. Блокгаузы служили исходными пунктами и в то же время прикрытиями для отрядов карателей, базами для японских и чунцинских разведчиков.

 

К началу 1945 г. блокаду Пограничного (Особого) района осуществляли как японские войска (три пехотные дивизии и три смешанные бригады из состава 1-й армии в Северном Китае), так и гоминьдановские (десять дивизий и семь пехотных бригад 1-го и 8-го военных районов). К выполнению этой же задачи привлекались и прояпонские марионеточные войска — монгольская кавалерийская и шаньсийская группы. Всего вдоль условной границы Особого района (1300 км) в блокаде участвовали 220 — 250 тыс. солдат и офицеров{258}.

 

Для борьбы против Новой 4-й армии и партизан в Центральном Китае была выделена наиболее сильная группировка из состава армии марионеточного правительства. Почти 500 тыс. человек (общая численность этой армии 750 — 800 тыс.) действовали против освобожденных районов и партизанских баз.

 

Блокада Пограничного (Особого) района имела для Японии важное военно-политическое значение. Во-первых, она изолировала ЦК КПК от других освобожденных районов как на оккупированных, так и на подвластных гоминьдану территориях. Во-вторых, блокада затрудняла деятельность ЦК КПК и командования 8-й армии по налаживанию постоянной связи с освобожденными районами, необходимой для организации ударов с тыла по блокирующим и карательным войскам. Кроме того, отсутствие взаимодействия между войсками освобожденных районов позволяло японской армии малыми силами осуществлять «сдерживание гоминьдановского фронта в условиях все более ухудшавшегося стратегического положения Японии на Тихом океане»{259}.

 

Японское командование, стремясь уменьшить эффективность действий американской авиации, усиливавшей удары по речным коммуникациям, аэродромам и железным дорогам, провело в первой половине 1945 г. несколько небольших наступательных операций. В условиях неблагоприятного хода военных действий на Тихом океане и нарушения морских сообщений крайне важное значение для японского командования приобретало обеспечение сообщений по железным дорогам Пекин — Ханькоу, Ханькоу — Гуанчжоу и удержание прилегающих к ним территорий. Достижение этих целей позволяло осуществлять перегруппировку, а в случае необходимости [102] и вывод войск по железнодорожным и морским коммуникациям в Маньчжурию, Корею, на острова собственно Японии.

 

Задачи японских войск были конкретизированы в январе 1945 г., когда генерал Окамура возложил ответственность на 23-ю армию за Юго-Восточный Китай в районе Гуанчжоу 6-му фронту предписывалось удержание оккупированных районов и нанесение ударов по китайским войскам в Центральном Китае.

 

Первую операцию японские войска проводи на границе провинций Хунань, Гуандун, Гуанси во второй половине января — первой половине февраля. В ней участвовали четыре пехотные дивизии и две отдельные бригады под прикрытием части сил 5-й воздушной армии. Перед войсками ставилась задача обеспечить нарушаемое китайцами движение по железной дороге Ханькоу — Гуанчжоу и уничтожить американскую авиабазу Суйчуань, которая могла быть использована для налетов на Японию.

 

Национальный военный совет в Чунцине поставил; перед китайскими войсками (девять корпусов и пять дивизий из 3, 7 и 9-го военных районов) задачу не допустить открытия японцами движения по этой дороге{260}.

 

Японские войска наступали по нескольким направлениям. С запада с рубежа Даосянь, Цзяньхуа, в направлении на Ичжан и Лэчап наносила удар 40-я пехотная дивизия, с рубежа Аньчжэнь, Чалин в обход войск 9-го военного района — 27-я пехотная дивизия с задачей занять города Ляньхуа, Суйчуань, Ганьчжоу. Навстречу ей из района Гуанчжоу продвигалась 104-я пехотная дивизия в направлении Индэ, Цюйцзян, Гуанчжоу. Вдоль дороги с севера (из Хэньяна) действовала 68-я пехотная дивизия. С целью отвлечь войска 7-го военного района от борьбы за железную дорогу японское командование проводило рейды в глубь китайской территории из районов Шаньтоу (Сватоу), Чаоян, Пиптань, Боло. В них участвовали незначительные силы: две бригады и отряд морской пехоты.

 

Китайские войска оставили 450-километровый участок железной дороги и отошли в горные районы. О слабости их сопротивления свидетельствует хотя бы тот факт, что японская 27-я пехотная дивизия продвигалась со средней скоростью 22 км в сутки. На других участках японские войска наступали всю первую половину февраля и поставленную задачу выполнили{261}.

 

С конца марта до конца мая длилась операция в Западной Хэнани и Северном Хубэе. С японской стороны в ней участвовали около одной дивизии в провинции Хубэй и почти вся 12-я армия (две дивизии полностью, четыре дивизии и две бригады частично) в Хэнани — общей численностью, по китайским данным, около 70 тыс. человек и более 100 танков. Им противостояли силы 1, 5 и 10-го военных районов в составе 20 корпусов (более 50 дивизий — 148 тыс. человек) под прикрытием четырех авиационных групп{262}. Действия китайских войск облегчались тем обстоятельством, что в декабре 1944 г. — апреле 1945 г. американская 14-я воздушная армия полностью вывела из строя уханьскую группу аэродромов{263}.

 

В задачу японских войск входило уничтожение авиабазы Лаохэкоу и снятие возможной угрозы Пекин-Ханькоуской железной дороге на участке Чжэнчжоу — Синьян.

 

21 марта с юга, из Цзинмэня, усиленная 39-я японская пехотная дивизия начала наступление на Гучэн, к которому подошла 8 апреля. Одновременно соединения 12-й армии с рубежа западнее железной дороги [103] Чжэнчжоу — Сипьяп успешно наступали в основно.м направлении на Паньян, Нэйсян, Лаохэкоу и на некоторых второстепенных — на Лушань, Биян и Лонин, Души со стороны Лояна. База американской авиации в Лаохэкоу была занята 8 апреля.

 

Во второй половине апреля — мае китайским войскам удалось остановить и несколько оттеснить японские части. По данным гоминьдановского командования, противник с 21 марта по 31 мая потерял 15 тыс. человек. В качестве трофеев захвачено 92 пулемета, 556 винтовок, 4 миномета{264}.

 

Наиболее значительной операцией была Чжицзянская (апрель — начало июня). Еще осенью 1944 г. японская армия захватила Хэньян — важный узел на Ханькоу-Кантонской железной дороге с крупным аэродромом. Отошедшие войска гоминьдана закрепились в районе Чжицзяна (западная часть провинции Хупань), где также находился аэродром. Оттуда американская и гоминьдановская авиация 2 — 3 раза в сутки совершала ожесточенные налеты на объекты Хэньяна. Под прикрытием этих налетов гоминьдановское командование стало сосредоточивать крупную группировку войск 5, 6 и 9-го военных районов (67 дивизий) с целью перейти в наступление и вернуть Ханькоу-Кантонскую железную дорогу, а в последующем — весь Уханьский промышленный район.

 

Японское командование упредило действия китайцев еще до того, как соединения 6-го и 9-го военных районов успели сосредоточиться. Оно начало наступление на Чжицзянскую авиабазу, чтобы захватить аэродром, лишить китайские войска поддержки с воздуха и уничтожить группировку 5-го военного района (10 дивизий).

 

Для операции выделялась 20-я армия в составе двух пехотных дивизий и отдельной смешанной бригады. Первой перешла в наступление 116-я дивизия. Она завязала бои на восточных склонах высот Дасюэлиншань, а 58-я бригада и 47-я дивизия обходили фланги китайских войск с задачей прорваться в тыл гоминьдановской группировки, создать угрозу окружения, а при возможности и окружить ее{265}. Наступавших поддерживали 150 самолетов{266}. До 8 мая части 20-й армии, ведя бои с передовым охранением китайских войск, успешно продвигались по намеченным направлениям. Наибольшего результата добилась 116-я дивизия. Ценой значительных потерь ей удалось выйти на западные склоны высот. 58-я бригада и 47-я дивизия, воспользовавшись этим, обошли открытые фланги китайской группировки{267}.

 

Однако капитуляция фашистской Германии заставила японскую ставку срочно пересмотреть планы дальнейших действий на китайском фронте. Учитывая опасность высадки американских десантов на восточное и юго-восточное побережье Китая и вероятность наступления советских войск в Маньчжурии, японское командование на рассвете 9 мая 1945 г. прекратило операцию. Китайское командование, в свою очередь, не проявило достаточной активности и не воспользовалось обстановкой, чтобы нанести удар по японской 20-й армии. К тому же «в связи с отсутствием автомобильного транспорта и бездействием железных дорог» запаздывали с выходом в район сосредоточения группировки 6-го и 9-го военных районов{268}. Между тем японская ставка продолжала уточнять стратегические [104] и оперативные планы противодесантной обороны китайского побережья. Были подготовлены планы усиления обороны территории Маньчжурии и Кореи.

 

Во второй половине мая командование японских экспедиционных войск в Китае получило директиву «О выводе основных сил 11, 12,13, 20 и 23-й армий к крупным городам на восточном и юго-восточном побережье, переброске дополнительных сил для укрепления обороны на территории Маньчжурии»{269}. Согласно этой директиве части и соединения 20-й армии должны были отойти из района западнее Хэньяна в восточном направлении.

 

Начавшаяся значительная перегруппировка японских войск создала благоприятные условия для решительного наступления как гоминьдановских войск, так и вооруженных сил, руководимых КПК, и изгнания интервентов из Китая. Однако в силу сложившейся обстановки перед гоминьдановским и японским командованиями встала одна и та же задача: «сдерживать коммунистическую активность». Оба командования, предпринимая карательные операции, стремились помешать объединению сил освобожденных районов и партизанских баз. Данные о наиболее крупных из этих операций приведены в таблице 2.

 

Таблица 2. Операции японских и гоминьдановских войск против освобожденных районов Китая в июне — июле 1945 г.{270}

Освобожденный район   Дата проведения операции Количество участвовавших войск     Потери войск{~1}    
японских гоминьдановских Руководимых КПК японских гоминьдановских Руководимых КПК
Шэньганьнин     11 — 16 июня         —     33 800         —        
»     13 — 21 июня     —             —            
Шаньси — Чахар — Хэбэй   2 — 19 июня             15 100                
Хэбэй — Шаньдун — Хэнань   1 — 17 июля         —     37 900         —        
»     3 — 7 июля     —             —     4 320        
Северная Цзянсу     9 — 26 июля         —             —        
Центральная Цзян-     7 — 22 июля     —         18 940     —            
Хупань — Хубой     11 — 26 июля         —             —        
»   16 — 27 июля             —            

{~1}В число потерь включены убитые, раненые и пропавшие без вести.

 

После того как японская ставка отдала приказ о переходе войск к обороне на континентальном театре, она особое внимание стала уделять проблеме «оздоровления тыла» в Маньчжурии и Корее. При этом учитывалось, что именно там могут развернуться военные действия против Советских Вооруженных Сил. Кроме того, военно-промышленная база, политическая устойчивость маньчжуро-корейского плацдарма приобретали особенно важное значение ввиду участившихся воздушных бомбардировок островов собственно Японии. Именно поэтому в первой [105] половине 1945 г. в юго-западной части Маньчжурии развернулись карательные операции против немногочисленных китайских и корейских партизан.








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 706; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.015 сек.