10 страница. Более успешно развивалась партизанская борьба в Южном Китае

 

Более успешно развивалась партизанская борьба в Южном Китае. Там действовали подразделения Дуяцзянской бригады, базировавшейся на освобожденный район Хойян, Дунгуань, Боань, Хайфын, Луфын, Боло, Цзянчен, Лунмынь. Один полк бригады проник в северную часть провинции Гуандун и создал партизанскую базу в районе Фоган, Синьфын, Гуанин, Индэ. Его передовые отряды выходили к границам провинций Хунань и Цзянси.

 

Активизировалась также борьба против японских захватчиков и их пособников в окрестностях Гуанчжоу и к юго-востоку от него, в уездах Чжуншань, Шуньдэ, Фаныой, Наньхай, Санынуй. Действовавшая там Чжуцзянская партизанская бригада базировалась в районе устья реки Чжуцзян.

 

Не давали покоя врагу антияпонские партизанские отряды Цюнъяйской бригады на острове Хайнань, насчитывавшей более 5 тыс. бойцов. Вооруженные отряды, созданные в январе 1945 г. патриотической организацией рабочих и студентов в Сватоу, совершали налеты на гарнизоны противника в уездах Лунин, Цзэян, Чаоян, Дэнхай. Когда численность этих отрядов достигла 2 тыс., они были сведены в бригаду, которая получила название Ханьцзянской{271}.

 

Широкий размах партизанского движения на юге Китая привел к тому, что дислоцировавшаяся там 23-я японская армия (штаб в Гуанчжоу) могла заниматься лишь охраной коммуникаций, главным образом железной дороги Ханькоу — Гуанчжоу, и усилением противодесантной обороны побережья.

 

С ухудшением военно-политического положения Японии, особенно после капитуляции фашистской Германии, активизировался фронт освободительной борьбы против оккупантов: росла численность народных войск, более четко организовывалось их взаимодействие. Однако этот процесс тормозился враждебным отношением чунцинского правительства к расширению освобожденных районов и увеличению численности руководимых КПК войск, а также отсутствием повседневного руководства фронтом освобожденных районов и партизанскими отрядами на остальной территории Китая со стороны ЦК КПК. Находясь в блокированной Яньани, ЦК КПК не имел прочной связи не только с небольшими освобожденными районами и партизанскими базами на далеком юге. Ему не удавалось руководить боевыми действиями войск освобожденных районов в Северном Китае и тем более Новой 4-й армии в Центральном.

 

Между том обстановка на китайском фронте для Японии оставалась сложной. Там продолжалась перегруппировка японских войск с целью усилить противодесантную оборону побережья. Для этого 11-я и 20-я армии постепенно отрывались от оборонявшихся гоминьдановских войск 1, 6 и 9-го военных районов и выходили на южное побережье Китая в провинциях Гуандун и Фуцзянь{272}. Одной из главных забот японской ставки в это время являлось укрепление Квантунской армии и 17-го фронта. Из северо-китайской группировки экспедиционной армии в июне — июле 1945 г. в Маньчжурию были переброшены 4 пехотные дивизии, из Центрального Китая — штаб 34-й армии, а 5-я воздушная армия — в Корею.

 

Таким образом, японская армия в Китае, оставляя линию фронта, которую она занимала почти 7 лет, отходила к крупным городам и портам [106] Восточного и Юго-Восточного Китая, а также предполагаемому фронту против Советских Вооруженных Сил в Маньчжурии и Корее. Наступил выгодный момент для нанесения удара по оккупантам. Однако ни гоминьдановская армия, деморализованная японским наступлением 1944 — 1945 гг., ни 8-я и Новая 4-я армии, хотя и обладавшие более высоким моральным потенциалом, но слабо вооруженные, не переходили к активным действиям. Лишь части 2-го и 3-го фронтов в мае — июле нанесли ограниченные по масштабу удары по войскам противника, отходившим из Нанкина на юг, в Индокитай, и на север, в Лючжоу, к Гуйлиню{273}. Другим примером активных действий китайских войск является преследование двумя пехотными дивизиями 3-го военного района бригады японской 13-й армии в районе Фучжоу, Хаймынь. 6 мая китайские части атаковали позиции этой бригады в окрестностях Фучжоу (занят японцами 4 октября 1944 г.) и после 12-дневных боев овладели городом. Гарнизон отступил в северном направлении. Посланная в помощь бригаде трехтысячная группа не смогла изменить ход событий, и к концу июля китайские войска очистили от противника последние опорные пункты в этом районе — Лоцзин и Хаймынь.

 

Что касается войск, руководимых КПК, то поело разгрома фашистской Германии их деятельность направлялась на укрепление и расширение своих баз в тылу противника. Особую активность они проявляли в провинциях Шаньдун, Чжэцзян и Шэньси. 25 июня в северной части Шэньси представителям КПК удалось организовать переход ряда частей гоминьдановской армии на свою сторону и развернуть совместные боевые действия против верных Чан Кай-ши войск. Бои продолжались до конца июля{274}.

 

Японское командование широко пользовалось слабостью китайских войск и сравнительно спокойно осуществляло перегруппировку своих соединений. При попытке партизан помешать движению по железным дорогам Северного и Центрального Китая охранные части отражали их удары, а иногда даже окружали и уничтожали значительные группы. Так случилось в районе Пинцюаня с 5-й партизанской колонной 8-й армии, которая, стремясь воспрепятствовать продвижению японских войск, попала в окружение и едва не подверглась уничтожению.

 

Таким образом, без военной помощи извне Китай не мог разгромить японского агрессора. Борьба грозила затянуться на долгие годы. Помощь китайскому народу пришла от Советского Союза.

 

Боевые действия в Китае против милитаристской Японии в последний год войны носили крайне ограниченный характер: гоминьдан и компартия занимались преимущественно подготовкой к гражданской войне, накапливали силы и вооружение, укрепляли стратегические позиции. Обе партии провели свои съезды, в постановлениях которых руководимые ими вооруженные силы и партийные организации нацеливались на более интенсивную подготовку к решительному противоборству.

 

Американские правящие круги в стремлении укрепиться в Азии отводили в своих планах Китаю важную роль. Они делали ставку на гоминьдан и Чан Кай-ши. [107] Надежды руководства КПК противопоставить Соединенные Штаты Советскому Союзу не оправдались. Мао Цзэ-дуну для обеспечения своих корыстных целей — выжить и суметь продолжать борьбу за власть — под давлением снизу, со стороны народных масс и низовых организаций партии, пришлось переключиться на поддержку СССР. Советское правительство, руководствуясь принципами пролетарского интернационализма, оказывало и продолжало оказывать помощь китайскому народу в освободительной борьбе.

 

Летом и осенью 1945 г., особенно после вступления СССР в войну против Японии, войскам, руководимым КПК, удалось достичь некоторых локальных успехов. Это объяснялось тем, что Квантунская армия развалилась под ударами Советских Вооруженных Сил, а гоминьдановское правительство не имело тогда достаточных сил для борьбы с КПК, так как занималось переброской своих армий на север — в Маньчжурию и Северный Китай. Однако революционным силам потребовалось несколько лет для создания Маньчжурской революционной базы, современной и хорошо вооруженной по тому времени Отдельной демократической армии Северо-Восточного Китая. Все это было невозможно без военной, экономической и морально-политической помощи Советского Союза и его Вооруженных Сил.

 


Глава шестая.Подъем национально-освободительного движения в оккупированных странах Азии

 

1. Борьба народов Индокитая

 

Главным фактором, который в первые месяцы 1945 г. обусловил дальнейшее усиление освободительной борьбы народов стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, явилось положение на фронтах второй мировой войны. Наступательные действия вооруженных сил держав антифашистской коалиции, и особенно Советского Союза, продолжавшего нести основную тяжесть борьбы с германским фашизмом, со всей очевидностью показали, что окончательный разгром ударных отрядов мировой реакции уже близок. В январе 1945 г. Советские Вооруженные Силы начали новое крупное наступление. Теперь они вели боевые действия на территории фашистской Германии.

 

Армии и флоты США, Великобритании. Австралии и других союзных держав к этому времени нанесли ряд крупных поражений японским войскам, захватили важные стратегические позиции на островах Тихого океана, продолжали освобождение Филиппин.

 

Милитаристская Япония, провозглашавшая себя «защитницей интересов» азиатских народов, окончательно разоблачила перед всем миром подлинные цели своей политики — политики грабительской, империалистической. Это вызывало рост антияпонских настроений, и оккупационным властям приходилось преодолевать всевозрастающее сопротивление населения стран, насильственно включенных.Японией в «сферу сопроцветания великой Восточной Азии».

 

В странах Французского Индокитая наиболее активно действовали патриотические силы Вьетнама во главе с Лигой борьбы за независимость Вьетнама (Вьетминь) — организацией широкого народного фронта, социальную базу которой составляли рабочий класс и крестьянство. Значительное влияние оказывал Вьетминь и на другие классы и социальные группы: мелких помещиков, мелкую городскую буржуазию, национальную буржуазию и интеллигенцию.

 

Вьетминь был образован в мае 1941 г. по инициативе Коммунистической партии Индокитая (КПИК) и с этого времени вел последовательную и решительную борьбу не только за изгнание японских оккупантов, но и за освобождение страны от колониальной зависимости. Под влиянием КПИК антияпонское движение вьетнамского народа перерастало в антиколониальное. [109]

В этот период более активно стали действовать группы французских военнослужащих и граждан, проживавших в Индокитае. В южных районах Китая, близ границы с Вьетнамом, развернула деятельность миссия Временного правительства Франции. С помощью англичан и американцев ей удалось организовать переброску по воздуху диверсионных и разведывательных групп, оружия, боеприпасов и снаряжения, которые размещались на тайных складах. Предполагалось, что эти группы начнут боевые действия в тылу японских оккупантов, как только войска союзников вступят на территорию Индокитая. Однако, готовясь к боям с японцами, руководители французского подполья отказались координировать свои действия с действиями вьетнамских патриотов, несмотря на то что Вьетминь и КПИК неоднократно предлагали разработать совместные планы борьбы с оккупантами и вишистской администрацией. Такая позиция французов объяснялась их желанием во что бы то ни стало сохранить Вьетнам в качестве колонии. Поэтому подпольные группы лишились поддержки местного населения. Это явилось одной из основных причин их разгрома. К тому же члены групп зачастую нарушали элементарные правила конспирации, и японская контрразведка сравнительно легко обнаруживала их.

 

Подавляющее большинство французского подполья, склады оружия и боеприпасов были захвачены или уничтожены 9 марта 1945 г. В этот день французскому генерал-губернатору Ж. Деку был вручен ультиматум: передать под контроль японских властей вооруженные силы, полицию, жандармерию, гражданскую администрацию и важнейшие экономические службы Французского Индокитая. Не дожидаясь истечения двухчасового срока, предоставленного ультиматумом, японцы повсеместно арестовали гражданских чиновников и атаковали французские гарнизоны. Внезапность, подавляющее превосходство в живой силе и технике обеспечили атакующим быструю победу. Японское командование имело в своем распоряжении до 80 тыс. человек, тогда как французские войска насчитывали 37 тыс. человек, в том числе 30 тыс. колониальных войск. К тому же они не имели тяжелой артиллерии, танков и авиации{275}.

 

Уже через несколько часов большинство французских частей либо капитулировало, либо было полностью разгромлено. Отдельные подразделения и разрозненные группы солдат и офицеров, сумевшие вырваться из окружения в ночь на 10 марта, вскоре также сдались, так как не имели боеприпасов. Лишь немногим из них (около 5 тыс. человек) под командованием генерала Э. Александри удалось прорваться в Китай{276}.

 

Ликвидацией вишистской администрации и разгромом ее вооруженных сил японское командование устранило опасность удара в тыл в случае высадки англо-американских войск на полуострове. Следует учесть, что в то время японские правящие круги еще не отказались от мысли продолжать боевые действия на материке. Индокитай представлял собой весьма выгодную позицию и к тому же располагал большими запасами продовольствия и некоторых видов стратегического сырья.

 

Ту же задачу — обеспечить прочный тыл для дальнейшего ведения войны — ставили перед собой японские власти, заявляя о признании независимости французских колоний и протекторатов в Индокитае. Разумеется, о подлинной независимости этих стран не могло быть и речи, [110] так как оккупационный режим не был отменен. Японские власти предприняли этот шаг, надеясь добиться поддержки некоторых групп населения, и в первую очередь правящих группировок.

 

В какой-то мере эти надежды оправдались. 11 марта император Аннама Бао Дай, которому японские власти предложили сотрудничество, подписал указ, гласивший, что «отныне договор с Францией о протекторате ликвидируется и страна восстанавливает независимость»{277}. Несколько дней спустя подал в отставку глава императорского совета Фам Куинь, известный своими симпатиями к Франции. Его сменил Чан Чонг Ким, выступавший за сохранение присутствия японских войск в Индокитае и за участие вьетнамцев в японских оборонительных акциях. 17 апреля 1945 г. он сформировал правительство.

 

Стремясь завоевать доверие вьетнамцев, Бао Дай и правительство Чан Чонг Кима восстановили ряд демократических свобод. Была декларирована свобода профсоюзной деятельности, собраний, создания различных общественных организаций, объявлена амнистия политическим заключенным. Японские оккупационные власти также попытались поднять престиж своих ставленников. В июне — июле они передали императорскому совету право решения некоторых экономических и административных вопросов, ранее не входивших в его компетенцию. Так, чиновникам Бао Дая было «доверено» управление городами Ханой, Хайфон и другими, а также южными провинциями. Благодаря этим мерам японским властям удалось привлечь на свою сторону националистические организации и религиозные секты, особенно на юге Вьетнама.

 

Японские оккупанты пытались укрепить свои позиции также в Лаосе и Камбодже, независимость которым была «дарована» соответственно 13 марта и 8 апреля 1945 г. В этих странах, как и во Вьетнаме, японцы ориентировались главным образом на местную знать, в частности на короля Лаоса Сисаванг Вонга и правителя Камбоджи принца Нородома Сианука. Однако попытки заручиться их поддержкой провалились. Принц Сианук под давлением общественного мнения страны отверг японские предложения{278}. Готовившийся втайне сговор Вонга с японским военным командованием был разоблачен патриотическими организациями «Лаос для лаосцев» и «Свободный Лаос», которые начали партизанскую борьбу с оккупантами.

 

Вскоре после 9 марта японские власти обратились к руководству Вьетминя и лично Хо Ши Мину с предложением сотрудничества. Однако Вьетминь не поддался на эту провокацию. Опираясь на поддержку масс, он продолжал борьбу за действительное, а не формальное освобождение. В одном из воззваний этой организации к населению говорилось: «Японские фашисты свергли французских фашистов не для того, чтобы нас освободить, а для того, чтобы наложить свою лапу на Индокитай. Марионеточное правительство — ото лишь инструмент угнетения и эксплуатации народа на службе японцев...»{279}

 

Главную роль в сохранении единства и дальнейшей активизации национально-освободительного движения в новых условиях сыграла Коммунистическая партия Индокитая. Уже 12 марта расширенное бюро ЦК [111]определило задачи организаций партии и Вьетминя, формы и методы пропагандистской, агитационной и организационной работы среди населения в целях дальнейшей мобилизации его на борьбу с врагом. Кроме того, бюро ЦК признало необходимым снять антифранцузские лозунги и еще раз предложить всем французам, проживавшим в Индокитае, объединить усилия для совместной борьбы с оккупантами. «Мы готовы, — говорилось в инструкции, — протянуть руку тем французам, которые действительно решили оказать сопротивление японцам до конца и в настоящий момент ведут против них борьбу. И мы призываем их снабдить нас оружием и примкнуть к нам, чтобы «прежде всего» вместе «разбить японцев».Но это вовсе не означает, что мы отказываемся от права на национальную независимость{280}. В специальном меморандуме, направленном Временному правительству Французской республики, руководство Вьетминя также подчеркнуло готовность вести совместную борьбу против оккупантов при условии, что через пять лет после окончания войны колонии и протектораты Французского Индокитая станут суверенными государствами. Прямого ответа на этот меморандум не последовало, однако в конце марта в Париже был опубликован документ, содержание которого свидетельствовало, что Франция намерена сохранить свои позиции на полуострове{281}.

 

Осуществляя решения бюро ЦК, принятые после 9 марта, местные организации КПИК активизировали свои действия. Несмотря на усиливавшиеся репрессии властей, они вели работу как в сельских местностях, так и в городах, особое внимание уделяя Ханою, Гуэ и Сайгону. Успеху их действий способствовало то обстоятельство, что с течением времени колониальный характер политики Японии в Индокитае становился все очевиднее. За пять месяцев своего господства японские власти изъяли из казначейства Вьетнама 780 млн. пиастров. Они хранили на складах более 500 тыс. тонн риса, тогда как во многих районах жители умирали от голода. К тому же правительство Чан Чонг Кима все более обнаруживало свое подлинное лицо — марионетки и пособника оккупантов. 13 июня 1945 г. оно приняло декрет о введении смертной казни для патриотов, боровшихся за освобождение, а 15 июля запретило профсоюзам заниматься политической деятельностью. Объявленная ранее амнистия не распространялась на членов КПИК, составлявших 90 процентов заключенных{282}. Естественно, что в этих условиях японские власти, рассчитывавшие с помощью политических маневров ослабить национально-освободительное движение, не могли добиться успеха.

 

Не прекращалась работа по созданию национальных вооруженных сил. В апреле 1945 г. все боевые отряды, численность которых достигла 1 тыс. человек, были подчинены единому центру — главному командованию освободительных войск, а в мае открылись первые школы подготовки командного и политического состава.

 

Отряды вьетнамских патриотов продолжали боевые действия: нападали на конвои и гарнизоны японской оккупационной армии, захватывали оружие, склады и распределяли реквизированное имущество и продовольствие среди населения. Вместе с ними сражался отряд французских солдат и офицеров, которые по личной инициативе вели активную борьбу с японскими оккупантами.

 

В северных районах вьетнамским патриотам удалось добиться особенно больших успехов: полностью очистить от оккупантов обширную территорию [112] с населением около 1 млн. человек. Здесь, на границе с Китаем, была образована первая освобожденная зона — Вьетбак, опираясь на которую формирующаяся вьетнамская армия повела организованные действия против японцев{283}.

 

В освобожденных уездах и провинциях создавались комитеты национального освобождения — ячейки государственного аппарата будущего независимого Вьетнама. Уездные и провинциальные комитеты действовали и в ряде провинций, еще остававшихся под контролем оккупантов.

 

Успехи Освободительной армии и активная работа подпольных организаций КПИК и Вьетминя среди населения оккупированных районов привели к дальнейшей консолидации народного фронта, расширению его социальной базы. Рос авторитет Вьетминя среди всех слоев населения. Даже многие чиновники администрации Бао Дая переходили на сторону народного фронта. Они саботировали приказы оккупантов, срывали сбор налогов, поставки риса и т. д.

 

Становилось совершенно очевидным, что ни японские власти, ни их марионетки не в силах справиться с растущим национально-освободительным движением. В августе 1945 г. во Вьетнаме назрела революционная ситуация, для победы революционных сил сложились благоприятные объективные условия.

 

Важнейшим среди них была капитуляция Японии, последовавшая за вступлением в войну Советского Союза. «Победы, одержанные славной Советской Армией. — говорил президент Демократической Республики Вьетнам Хо Ши Мин, — сначала над гитлеровской Германией, а затем над японским империализмом, в огромной степени содействовали победе всеобщего восстания 19 августа 194Г) года...»{284}

 

Оценив обстановку, вторая национальная партийная конференция, созванная по указанию ЦК КПИК, 13 августа 1945 г. приняла решение о всеобщем вооруженном восстании. «Пробил решительный час в жизни нашего народа, — говорилось в призыве ЦК к населению Вьетнама. — Соотечественники, по всей стране поднимайтесь на борьбу за свое освобождение. Угнетенные народы многих стран ведут активную борьбу за свою независимость. Мы не должны медлить»{285}.

 

16 августа решение конференции КПИК о начале вооруженного восстания подтвердил Всевьетнамский съезд народных представителей, который избрал Комитет национального освобождения и наметил программу дальнейших действий.

 

После опубликования рескрипта императора Хирохито о капитуляции японские военные и гражданские власти формально передали свои прерогативы правительству Бао Дая, но оно не имело ни опоры в массах, ни реальной вооруженной силы, в то время как КПИК и Вьетминь вели за собой не менее 200 тыс. организованных рабочих, членов молодежных коммунистических союзов и патриотически настроенных солдат и офицеров.

 

Слабость контрреволюционных сил предопределила их быстрое и окончательное поражение. 19 августа патриоты установили контроль над столицей — городом Ханой, а в течение следующей недели вся власть в стране фактически перешла к Временному революционному правительству во главе с Хо Ши Мином, в котором большинство министров являлись представителями Вьетминя. 25 августа император Бао Дай подписал акт об отречении от престола{286}. [113]

 

2 сентября в Ханое была обнародована Декларация независимости Вьетнама. Этот документ юридически оформил победу национальной народно-демократической революции и рождение нового суверенного государства. «Французы бежали, японцы капитулировали, император Бао Дай отрекся от престола, — говорилось в декларации. — Наш народ разбил ярмо, давившее его в течение почти целого столетия, и создал наконец независимый Вьетнам...»{287}

 

Победа Августовской революции во Вьетнаме способствовала развитию освободительного движения в других странах Французского Индокитая. В Лаосе после капитуляции Японии началась борьба между представителями знати во главе с королем Вонгом и патриотическими силами. Первые ориентировались на помощь французских колонизаторов, а вторые — на поддержку широких слоев населения. Король, вынужденный отречься от престола, передал власть в руки Временного правительства.

 

В Камбодже в сентябре 1945 г. был проведен плебисцит, во время которого подавляющее большинство населения высказалось за создание национального суверенного государства.

 

Однако освободительное движение на этом не закончилось, так как народам Индокитая пришлось отстаивать независимость от посягательств империалистических держав и китайских милитаристов, стремившихся восстановить или утвердить свое господство на полуострове.

 

2. Активизация прогрессивных сил Бирмы

 

В Бирме происходила дальнейшая консолидация патриотических национальных сил. Марионеточное правительство, возглавляемое Ба Мо, вое больше утрачивало доверие населения и фактически не могло оказать никакой помощи своим хозяевам. В то же время неуклонно возрастал авторитет Антифашистской лиги народной свободы (АЛНС) — организации единого национального фронта борьбы против японских оккупантов, которая объединяла мелкобуржуазно-пролетарские и патриотические буржуазные силы. В нее входили Национальная армия Бирмы (НАБ), Коммунистическая партия Бирмы (КПБ), Народно-революционная партия, Араканская молодежная лига, Каренская молодежная лига и Азиатский молодежный союз{288}. Руководители и активисты АЛНС продолжали готовить вооруженное восстание против оккупантов. С этой целью они накапливали оружие и устанавливали связи с партизанскими отрядами, действовавшими в центральных и восточных районах страны. Патриоты поддерживали также постоянные контакты с английскими военными властями в Индии и с частью 136, которая вела разведывательную и диверсионную деятельность против японских войск на территории оккупированных стран Юго-Восточной Азии. Руководители АЛНС через специальных эмиссаров официально уведомили верховного командующего союзными войсками в Юго-Восточной Азии адмирала Л. Маунтбэттена о готовности координировать с ним свои действия и просили оказать им помощь оружием, продовольствием и снаряжением.

 

Английское командование несколько недель колебалось. Это объяснялось намерением Великобритании восстановить свое господство в Бирме после разгрома Японии. Ввиду этого в Лондоне считали нежелательным способствовать укреплению национальных вооруженных сил Бирмы. Но в конце концов просьба бирманских патриотов была удовлетворена, [114] поскольку, по мнению Маунтбэттена, всеобщее антияпонское восстание населения было неизбежным и помощь ему могла усилить симпатии к Англии{289}.

 

К марту 1945 г. патриотические организации Бирмы располагали многочисленными вооруженными формированиями. В частности, под контролем Коммунистической партии Бирмы действовали партизанские отряды, насчитывавшие 40 тыс. бойцов. Англичане передали бирманским патриотам около 15 тыс. комплектов стрелкового оружия. За время активных действий отряды накопили немалый боевой опыт и представляли серьезную силу, с которой должны были считаться оккупанты. Важную роль в повышении боеспособности партизанских отрядов сыграли члены Коммунистической партии Бирмы. Они вели повседневную работу среди бойцов и командиров, знакомили их с историей революционных восстаний и войн других народов, партизанской тактикой, разъясняли ближайшие задачи, цели борьбы и т. п.{290}.

 

Хорошо организованным и боеспособным вооруженным формированием являлась Национальная армия Бирмы, насчитывавшая около 11,5 тыс. человек. Ее батальоны дислоцировались во многих районах страны, что создавало весьма благоприятные условия для действий руководства АЛНС, в которое входили и представители НАБ{291}. Солдаты и офицеры полностью поддерживали АЛНС и готовы были немедленно выступить против оккупантов. В этом также немаловажную роль сыграли коммунисты, нелегально работавшие в рядах армии. Однако до конца марта руководство АЛНС и командование НАБ не отдавали приказа о наступлении, выжидая благоприятного момента.

 

В первые месяцы 1945 г. положение японцев в Бирме заметно ухудшилось. Английские войска при активной поддержке партизан освободили значительную часть территории и в середине февраля повели наступление на Мандалай. Серьезную помощь им оказали части НАБ, расквартированные в окрестностях города. Оценив обстановку, их командование во главе с майором Ба Ту приняло решение выступить, не дожидаясь приказа АЛНС. Восставшие подразделения, действуя в тылу противника совместно с партизанскими отрядами, облегчили продвижение английских войск к Мандалаю. 21 марта этот важный узел коммуникаций был очищен от оккупантов.

 

27 марта командование НАБ отдало приказ всем частям начать боевые действия. Одновременно выступили партизанские отряды, действовавшие в дельте реки Иравади. Известие об этом вызвало мощный патриотический подъем, и уже через несколько дней восстание охватило всю страну. На японские конвои и гарнизоны стали совершать нападения не только солдаты НАБ и партизаны, по и многочисленные отряды бирманцев, зачастую вооруженные лишь копьями, ножами и луками{292}.

 

Восстание изменило обстановку в пользу союзников. Части НАБ, взаимодействуя с партизанскими отрядами и вооруженными группами местных жителей, дезорганизовывали тылы японских войск и наносили им серьезный урон. С 24 марта по 14 августа 1945 г. в боях с бирманскими патриотами оккупанты потеряли только убитыми более 8 тыс. солдат и офицеров{293}. В официальном докладе Маунтбэттена указывалось, что «бирманская армия, атакуя изолированные гарнизоны и посты связи, оказывая постоянное давление на японцев, сковала значительную часть [115] сил, которые в противном случае были бы использованы против 14-й армии союзников, наступавшей на Рангун»{294}.

 

Продолжая руководить вооруженной борьбой против захватчиков, АЛНС, которая в мае получила возможность выйти из подполья, стремилась наладить нормальную жизнь в освобожденных районах. Авторитет и популярность ее быстро росли: к лету она насчитывала уже более 200 тыс. человек. Создавались местные организации АЛНС, выполнявшие функции органов власти. Опираясь на них, Высший совет АЛНС фактически играл роль Временного национального правительства. В нескольких документах, опубликованных в мае 1945 г., руководство АЛНС подчеркивало, что, хотя основной целью национально-освободительного движения является создание суверенного бирманского государства, это движение не имеет антианглийской направленности и народы Бирмы готовы к широкому сотрудничеству с Англией{295}.









Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 739; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.016 сек.