Модернизация модели

По мере укрепления национальной промышленности в странах Юго-Вос­точной Азии роль государства в экономике начала снижаться. Государство снизило таможенные пошлины, отменило нетарифные ограничения во внеш­ней торговле. Если для некоторых стран региона была характерна диктатура или жесткая мужская демократия, то теперь приходит пора демократизации всего общества. Прежние диктаторы сменяются новыми демократически на­строенными лидерами, начинают вспыхивать скандалы о коррупции в госу­дарственном аппарате. Свою роль сыграла и тенденция к неоконсервативизму в развитых странах мира в 1980-е - начале 1990-х гг. Государство в азиатских НИС отказывалось от прямого вмешательства в экономику и все чаще приме­ряло косвенные методы регулирования. Однако либерализация некоторых сек­торов экономики при отсутствии либерализации всей экономической системы была преждевременной. В частности, отход правительства от контроля за финансовыми рынками и банковской системой, использование методов моне­таризма в кредитно-денежной сфере (фиксированный валютный курс и регу­лирование процентной ставки для увеличения притока иностранного капитала в экономику), рост спекуляций в сфере недвижимости и на финансовых рын­ках закладывали мину замедленного действия под финансовую систему стран Юго-Восточной Азии.

Современной особенностью стран региона является то, что их прежняя модель развития, в основе которой лежала экспортная ориентация экономики, уже во многом себя изжила. Рост квалификации рабочей силы, увеличение уровня заработной платы делают их товары все менее и менее конкурентоспо­собными на мировых рынках. Перенакопление капитала заставляет задумать­ся над продолжением роста, в основе которого лежат инвестиции. Крупные компании-конгломераты с широкодиверсифицирован-ной деятельностью на­чинают испытывать серьезные трудности. Открытость экономики обернулась проблемой расчета по внешним долгам с зарубежными кредиторами в услови­ях снижения экспортного потенциала. Требуется и продолжение перестройки национальной экономики на основе рыночных принципов хозяйствования. Кумовство и клановый капитализм обернулись коррупцией и неэффективнос­тью принятия решений на государственном уровне. Пределы экстенсивного роста на базе вовлечения новых ресурсов уже пройдены.

Выходом из сложившейся ситуации может быть модернизация экономики и переход на новый уровень развития, в основе которого должны лежать но­вые технологии, наукоемкое и нематериальное производство. Потенциал у НИС в этом плане очень даже неплохой. Наукоемкость их производственной базы постоянно повышается, квалифицированных кадров вполне достаточно, по мере роста доходов населения сложился емкий внутренний рынок. Скорее всего, теперь страны-«драконы» обратятся к нишевой специализации на ми­ровом рынке на основе высоких технологий (примеры уже есть - изготовле­ние базы для компьютерной техники в Тайване или производство деталей самолетов из новых конструкционных материалов в Южной Корее), а также станут активнее работать на своем внутреннем рынке. Значительно возрос и сектор услуг, включая производство информационных технологий, туризм и финансы, что дает дополнительные шансы на долговременное развитие.

Проблемы могут возникнуть только от продолжающейся глобализации мировой экономики, глобализации, которая пока развивается по американс­кому сценарию. Соответственно, США через международные организации стремятся навязать всем странам мира свою модель развития. Странам Юго-Восточной Азии, сильнее всего пострадавшим от валютно-финансового кри­зиса и получающим кредиты и советы МВФ и Мирового Банка, труднее всего будет противостоять экономической идеологии США. Попав в финансовую зависимость от США после кризиса, им придется отказаться от развития эко­номики по собственному сценарию и активнее использовать неолиберализм по-американски. В особенности это касается стран-«тигров».

Тем не менее, нельзя полностью сбрасывать со счетов азиатскую модель развития, она нуждается только в хорошей модернизации и исправлении самых очевидных своих ошибок. Эта модель имеет различные варианты, характерные для каждой из стран Юго-Восточной Азии. Так, Гонконг отличается либеральным капитализмом, вполне соответствующим американским идеалам, являясь в тоже время частью Китая, а в Индонезии, напротив, сам уро­вень развития пока еще не позволяет говорить о подлинно рыночной экономи­ке. Не стоит сбрасывать со счетов и возможную экономическую интеграцию региона, который в будущем вполне сможет стать достойным экономи­ческим соперником и Европе, и Северной Америке. Восточноазиатским странам уже удалось преодолеть трудности своего развития в послевоенный период, начи­ная с очень плохих стартовых условий и достигнув быстрых успехов. Как пред­ставляется, трудности в экономическом развитии, которые возникли у них в на­стоящее время, разрешимы гораздо легче, чем в суровые послевоенные времена.

12.5. Страны – «драконы»

Страны – «драконы»наиболее продвинулись по пути экономических реформ, по уровню экономического развития они приближаются к развитым странам, но пока еще их традиционно относят к НИС. Здесь довольно высок уровень ВВП на душу населения, а отраслевая структура ВВП представлена в таблице 12.1

Таблица 12.1

Отраслевая структура ВВП стран – «драконов» (2005г.,%%)

  Гонконг Сингапур Тайвань Ю.Корея
Сельское хозяйство 0,2 0,2 3,5
Промышленность 18,8
Сфера услуг 64,8 56,5

Источник: IMF. World Economic Outlook. Washington. April 2006.

Гонконг и Сингапур.Обе страны являются городами-государствами с очень высоким уровнем развития экономики и ВВП на душу населения свыше 20 тыс. долл. Несмотря на микроскопическую территорию и небольшую числен­ность населения, обе страны играют важную роль и как мировые финансовые центры, и как транспортные узлы региона, и как одни из главных мировых экспортеров и импортеров.

Гонконгвплоть до июля 1997 г. был территорией в составе Британского Содружества Наций, но в настоящее время он передан Китайской Народной Республике. Тем не менее, на переходный период, определенный в 50 лет, экономический строй Гонконга не изменится, а КНР будет таким образом реализовать принцип «одна страна - две экономики». Население Гонконга, города-государства, около 7 млн. чел., ВВП на душу населения свыше 20 тыс. долл.

В отличие от других стран региона Гонконг никогда в своей внешнеэкономической политике не использовал протекционизм, здесь действует весьма либеральная макроэкономическая модель развития. Гонконг служит трамп­лином для китайского экспорта и импорта, выступая в роли своеобразного посредника между КНР и мировой экономикой. Через Гонконг транзитом про­ходит до 40% экспорта КНР и 2/3 импорта капиталов. До валютно-финансового кризиса в регионе Гонконг был самым дорогим городом мира, а спекуляция недвижимостью и цены на нее достигли просто невиданного уровня. Однако с наступлением кризиса (кстати, именно фондовая биржа Гонконга впервые стол­кнулась с резким падением котировок ценных бумаг азиатских компаний) и после передачи территории Китаю бум вокруг недвижимости здесь поутих, цены стабилизировались, и Гонконг уступил свое лидерство Токио.

Структура ВВП Гонконга такова, что почти 81% ВВП создается в сфере услуг, около 19% - в промышленности и только 0,2% - в сельском хозяйстве. Большая часть экономики данной территории связана с финансами. Здесь развита банковская деятельность, страхование, операции с ценными бумага­ми. Вместе с Сингапуром Гонконг делит четвертое-пятое места в иерархии мировых финансовых центров. Кроме того, Гонконг - это важный порт и аэропорт Юго-Восточной Азии. Гонконгские экспортно-импортные компании обслуживают торговые операции КНР с зарубежными странами. В сфере про­изводства Гонконг специализируется на продукции легкой промышленности: одежда, игрушки, часы. Если еще в 1980-е гг. гонконгские товары были пря­мыми подделками западных аналогов и отличались невысоким качеством, то теперь современные технологии и контроль качества продукции позволяют Гонконгу выпускать вполне конкурентоспособную продукцию. -

Численность населения Сингапура,также города – государства 3,2 млн. чел.,ВВП на душу населения свыше 21 тыс. долл.В отличие от Гонконга он не столь либерален. Здесь применяется довольно жесткая модель управления экономикой, называемая «управляемой демократией». Курс экономической политики правительства здесь по-прежнему представляет собой импортозамещение с опорой на переработку продукции базовых отраслей региона.

В структуре экономики Сингапура 0,2 ВВП создается в сфере сель­ского хозяйства, около 35% - в промышленности, чуть более 52% - в сфере финансов и бизнес услуг, а на долю транспорта и коммуникаций приходится почти 13% ВВП. В недалеком прошлом ведущими отраслями экономики были нефтепереработка и судостроение (специализация на постройке танкеров). Сей­час развитие получили электроника, информатика и биотехнологии. Как и Гон­конг, Сингапур - крупнейший финансовый центр мира и один их лучших городов региона с точки зрения ведения бизнеса. Важное значение имеют порт и аэропорт.

Тайваньили Демократическая Республика Китай превосходит Гонконг и Сингапур и по размерам территории, и по численности населения (22,1 млн. чел.). Несмотря на то, что это независимое государства де факто, из-за непризнания острова де юре КНР и некоторыми другими странами мира многие международные организации не дают сведений об экономическом развитии Тайваня. Однако Тайвань является очень мощной экономикой региона, входит в десятку ведущих мировых экспортеров капитала, а по запасам валютных резервов (свыше 90 млрд. долл.), занимает третью позицию после Японии и Китая Тайвань практически не имеет конкурентов в Юго-Восточной Азии.ВВП на душу населения здесь превышает 15 тыс. долл.

Для экономики Тайваня характерен крупный государственный сектор, под контролем которого находится шестая часть промышленного производства и половина товарооборота. Индустриализация в Тайване в свое время была про­ведена при непосредственном участии США, которые заинтересованы в про­тивостоянии Тайбэя и Пекина. В результате американской помощи и полити­ки государственного регулирования экономического развития уже в 1980-е гг. в экспорте Тайваня преобладала промышленная продукция (около 90%).

Структура ВВП Тайваня имеет еще более выраженный промышленный характер: 3,5% - доля сельского хозяйства, почти 40% - промышленности и около 57% приходится на сферу услуг. Сельское хозяйство страны производит рис, цитрусы, чай, сахар. Промышленность ориентирована на экспорт. Здесь производятся текстиль, одежда, электроника, пищевая продукция, химичес­кие изделия. Страна активно импортирует иностранный капитал и технологии в новые прогрессивные сектора экономики.

Однако ввиду нестабильности отношений с КНР напряженность от такого противостояния ощущается во всем регионе, а самому Тайваню приходится в большей степени, чем другим странам-«драконам» заботиться о своей обороноспособности и развитии кон­тактов с США.

Республика Корея(или Южная Корея) по своему экономическому развитию в чем-то схожа с Тайванем. Это одиннадцатая экономика мира по величине ВВП и, соответственно, самое мощное государство из группы стран-«драконов». Численность населения 46,2 млн. чел., ВВП на душу населения здесь также составляет порядка 15 тыс. долл. в год.

Совсем еще недавно бывшая НИС Республика Корея уже всерьез теснит ведущие страны мира на мировых рынках. Корейской компании Daewoo дает заказы на произ­водство конструкций для крыльев самолетов А340-600 и А320 европейский концерн Airbus Industry, американский концерн Boeing оснащает корейскими комплектующими свои новейшие лайнеры В777. Компания ЬО Е1ес1тотс5 первой в мире получила между­народный сертификат экологической чистоты продукции от Британского Института Стандартов. Автозаводы Kia Motors, Daewoo, Hyundai работают по всему миру.

С 1979 г. Корея проводила политику открытости экономики для зарубеж­ных инвесторов, что привело к широкомасштабным американским, японским и европейским инвестициям в страну по линии ТНК. К концу 1980-х гг. соб­ственные корейские компании-конгломераты уже всерьез начали конкуриро­вать с западными ТНК. Страна, начав как и Япония, с заимствования иност­ранных технологий «не первой свежести», постепенно превратилась в довольно сильную в научно-техническом плане державу, производящую наукоемкую продукцию и запускающую спутники. Научно-технический потенциал страны находится под особым патронажем правительства. В 1999-2003 гг. Сеул инвестировал около 110 млрд. долл. в индустрию знаний и техноло­гий, развивая наукоемкие промышленные центры.

Несмотря на определенные успехи в развитии, экономика Кореи в насто­ящее время переживает серьезные проблемы. Предприятия-конгломераты, чрезмерно диверсифицировали свою деятельность, что привело к распылению финансовых ресурсов, неконкурентоспособности в большом спектре избранных сегментов бизнеса. Эффект экономии масштаба перестал действовать в результате появления большого числа национальных и зарубежных конкурен­тов и затоваривания на мировых рынках. Заработная плата в наукоемкой корейской промышленности превысила европейский уровень, сделав невоз­можным конкуренцию на основе экономии на издержках на оплату труда.

Стабильный курс национальной валюты - вона отрицательно сказался на дальнейшем наращивании корейского экспорта.

Дополнительный удар по Корее нанес валютно-финансовый кризис 1997 г., который привел к накоплению у предприятий значительных внешних долгов в результате девальвации вона. Растущий дефицит торгового и платежного ба­ланса снизил конкурентоспособность корейского экспорта при одновремен­ной необходимости импорта зарубежных технологий и инвестиционных това­ров. Безработица, которой практически не существовало за весь период бурного развития Кореи, достигла почти 3% экономически активного населения. Тем­пы экономического роста снизились, и над Кореей, как и над Японией, навис­ла угроза рецессии.

Каковы же причины трудностей корейской экономики? Дело в том, что предшествующая макроэкономическая политика стремилась любыми средствами форсировать экономический рост. Практически все было направлено на под­держании высоких темпов роста любой ценой.

Экспортоориентированная модель экономики не ставила перед собой задачу поиска внутренних резервов роста, задействуя исключительно внешние факторы. Очевидно, что подобная стратегия развития подлежит пересмотру. Корея, став в довольно короткие сроки развитой экономикой, далее не может действовать по канонам НИС, она должна вывести свой экономический рост на новый уровень, задействуя интеллектуальный потенциал и внутренний спрос. Нуждается Корея и в струк­турных преобразованиях, в разукрупнении своих гигантских монополий и их специализации на конкретных сегментах рынка. МВФ, оказывая Корее фи­нансовую помощь на ликвидацию последствий кризиса 1997 г., как раз и поставил перед правительством страны задачу структурной перестройки эко­номики и внедрения рыночных методов управления на смену прежнему госу­дарственному контролю за экономикой.

12.6. Страны – «тигры»

Азиатские «тигры» пока еще не столь сильны как «драконы», но тоже уверенно двигаются к прогрессу. Больше всего в своем развитии преуспели Малайзия и Таиланд и лишь сравнительно недавно активизировалось эконо­мическое развитие Индонезии и Филиппин. Валютно-финансовый кризис конца 1990-х гг. в азиатском регионе больнее всего ударил именно по «тиграм», всерьез заставив задуматься о правильности пути развития. Не секрет, что «тигры» скопировали модель развития Японии и стран-«драконов», которая до сих пор сбоев не давала. Скорее всего, что эта модель не беспредельна, и с появлением каждой новой группы стран ее последователей глобальная систе­ма просто не выдерживает такого мощного натиска на мировые рынки това­ров и капиталов. Помня о принципах устойчивого развития, можно также отметить и гибельность данного пути движения к прогрессу с точки зрения экологии.

Общими чертами экономики стран-«тигров» является ее аграрно-индустриальный характер. В отличие от «драконов» страны-«тигры» в гораздо большей степени наделены природными ресурсами, что позволило им начать свое разви­тие, отталкиваясь не только от дешевой и избыточной рабочей силы, но и многочисленных полезных ископаемых. Не случайно здесь большое развитие получили отрасли добывающей и перерабатывающей сырье на месте промыш­ленности. Если «драконы» уже стали постиндустриальными странами, то «тиг­рам» еще только предстоит всерьез заняться развитием своей сферы услуг. Ведь кроме туризма и секс-развлечений (а секс-индустрия составляет здесь по оцен­кам международных организаций от 2 до 15% ВВП) им пока еще нечего пред­ложить в качестве услуг, пользующихся спросом на мировом рынке. «Тигры» пока остаются на стадии, движимой инвестициями, и, скорее всего, перейти им на инновационную стадию будет уже гораздо сложнее, чем странам - «драконам».

Таблица 12.2

Отраслевая структура ВВП стран – «тигров» (2005г., %%)

  Малайзия   Таиланд   Филиппины   Индонезия  
Сельское хозяйство 15,5   22,1   18,6
Промышленность   43,5   26,1   35,1   57,5  
Сфера услуг     42,8   13,9  

Источник:IMF. World Economic Outlook. Washington. April 2006.

Малайзия и Таиланд.Обе страны в достаточной степени наделены при­родными ресурсами. Малайзия (численность населения 21,8 млн. чел) - это ведущий в мире производитель олова и каучука (впрочем, как и Таиланд). Таиланд, в свою очередь, производит еще и вольфрам, лес. Развитие промышленности обеих стран связано с добываемым сырьем: металлургия, производство резиновых изделий, текстильная и лесная промышленность. Из-за более дешевой рабочей силы, нежели в странах-«дра­конах», многие европейские и японские ТНК перебазировали сюда сборочные предприятия и заводы по выпуску несложной техники поточным способом.

В сельском хозяйстве преобладают такие культуры как рис, сахар, а Малайзия производит еще и пальмовое масло. В сфере нематериального производства приоритет отдан туризму. Наибольших успехов здесь достиг Таиланд, ВВП которого почти на половину создается за счет индустрии туризма. (48,5%)

По уровню ВВП на душу населения Малайзия и Таиланд заметно отстают от стран-«драконов», их показатели находятся в интервале 5,5-7,5 тыс. долл. в год. Неслучайно, что стратегия развития обеих стран нацелена на преодоле­ние экономического разрыва от ведущих стран региона. С этой целью огром­ные средства инвестируются в создание собственной научно-технической базы. Малайзия, в частности, даже в период пика валютно-финансового кризиса в регионе продолжала инвестировать огромные средства в создание «малазийс­кого мультимедийного супер-коридора» к югу от Хуала-Лумпура. В этом реги­оне построена новая столица страны Путраджайя, являющаяся ча­стью зоны высоких технологий. На строительства города было затрачено около 5 млрд. долл.

После окончания кризиса и в результате проведенных структурных ре­форм ситуация в экономике двух стран значительно улучшилась. Темпы эко­номического роста вернулись к докризисному уровню в 6-7%, началось ожив­ление на фондовом рынке, возросли валютные резервы, снова стали поступать зарубежные портфельные инвестиции. Однако спрос на внутреннем рынке продолжает оставаться слабым, наметилась тенденция к сокращению импорта (т.е. уменьшению притока инвестиционных товаров), в сложном положении продолжает пребывать банковская система. (визит – истребители).

Филиппины(69 млн. чел.)и Индонезия(200,2 млн. чел.)гораздо беднее по уровню доходов двух предыду­щих стран. ВВП на душу населения здесь менее 3 тыс. долл. Филиппины и Индонезия еще не исчерпали ре­зервы экстенсивного развития: они тоже имеют в избытке и сырье, и рабочую силу. Причем стоимость (и квалификация) рабочей силы здесь заметно ниже, чем в Малайзии и Таиланде. К ресурсам, пока еще не вовлеченным в массовое производство, здесь следует отнести цветные металлы, нефть, газ, лес, рыбу. До четверти всей территории стран составляют сельскохозяйственные угодья.

Пока специализацией Филиппин и Индонезии в системе мирохозяйствен­ных связей являются отрасли добывающей промышленности, текстильное про­изводство, сельское хозяйство, пищевая и легкая промышленность. Таким образом, здесь еще преобладает то, с чего пятьдесят лет назад начинали Япо­ния и страны-«драконы». Действительно, по большинству позиций и Филип­пины, и Индонезия находятся на стадии, движимой ресурсами, а их консервативные общества еще только-только получили внешний импульс для развития. Тем не менее, в обеих странах уже появились и пер­вые прогрессивные отрасли экономики: производство бытовой электроники, телекоммуникационного оборудования, фармацевтическая промышленность.

12.7. Экономика НИС Латинской Америки

Общие закономерности развития

В эту группу стран входят крупные и значительные по территории и населению страны: Бразилия (160,3 млн. чел.), Мексика (99,0 млн. чел), Аргентина (35,6 млн. чел.) и Чили (14,9 млн. чел.). НИС Латинской Америки богаты полезными ископаемыми: на их территориях имеются запасы железа, руд, меди, свинца, олова, бокситов, Открыты месторождения нефти, природного газа, золота, алмазов. Здесь сосредоточены крупнейшие запасы лесных ресурсов и большие площади сельскохозяйственных земель.

В 1970-х годах в Латинской Америке существовала модель, напоминающая Восточноазиатскую (однако без особенностей восточного менталитета). Экономическое развитие стран определяли военные правительства. Для стран региона была характерна так называемая «импортозамещающая индустриализация»:

· наращивалось производство в отраслях тяжелой промышленности;

· увеличивался экспорт сырья;

· осуществлялся протекционизм с целью защиты местных производителей: импорт инвестиционных товаров для промышленности субсидировался государством, а на импорт товаров потребительского назначения были введены высокие таможенные пошлины.

Подобная стратегия развития в 1950-70-е гг. давала странам региона темпы роста порядка 5-6% в год. Тем не менее уже к концу 1960-х гг. стали все больше проявляться ограничения такой модели развития, стало ощущаться отсутствие отечественного производства промышленных товаров, не была решена проблема безработицы, не произошло повышения уровня квалификации рабочей силы.

В 1970-е гг. для продолжения экономического роста Латинская Америка начинает в массовом порядке импортировать недостающие на ее внутреннем рынке товары, продолжая инвестировать средства в развитие отраслей добывающей промышленности. Источником финансирования служат внешние займы, прежде всего нефтедоллары. Однако в результате нефтяного кризиса внешний долг региона от такой политики развития возрос с 42,5 млрд. долл. в 1975 г. до 176,4 млрд..долл. в 1982 г.

Мировой экономический кризис начала 1980-х гг. и последствия второго нефтяного шока в 1979 г. привели к падению спроса на латиноамериканское сырье, а рост цен на нефть привел к инфляции не только в развитых странах, но и в Латинской Америке. Борьба с инфляцией повсеместно велась через увеличение уровня процентных ставок, что еще более усугубило финансовое положение стран Латинской Америки. В предчувствии дефолта латиноамериканских стран началось массовое бегство капитала из Латинской Америки в страны с более благоприятным инвестиционным климатом. Приток капитала в регион значительно сократился.

Ответным действием правительства латиноамериканских стран было ужесточение протекционизма. Импорт сокращался через увеличение таможенных тарифов вплоть до 200%, а утечку капитала пытались остановить через повышение уровня национальных процентных ставок. Однако на финансовую систему стран Латинской Америки оказывало огромное давление бремя внешней задолженности, а повышение ставки процента спровоцировало галопирующую инфляцию. Экономика региона впала в стагнацию, покупательная способность населения значительно снизилась.

Во второй половине 1980-х гг. латиноамериканские государства осознают тупиковость прежней модели своего развития и переходят к новой модели роста, которая способствовала выходу из кризиса. В основе новой модели развития стран Латинской Америки лежала ориентация на внешние факторы развития по образу стран Юго-Восточной Азии, становление экспортоориентированной экономики, ведущая роль в которой от государства переходит к частному сектору. Подобная модель развития известна как «креольский неолиберализм».

«Креольский неолиберализм»

Лидером по внедрению неолиберализма в экономику стали Чили, а позднее чилийский опыт был опробован и в Аргентине, и в Бразилии, и в Мексике. Более того, именно в Чили впервые на практике была проверена теория, которая легла в основу неоконсервативной политики президента Рейгана в США и М.Тетчер в Великобритании.

Чили начала 1970-х гг. ничем особенным в мировой экономике не выделялись. В 1970 г. к власти здесь приходит президент-марксист С. Альенде, который пытается реализовать на практике известные коммунистические идеи социального равенства, «раскулачивания» богатых, национализации экономики, планового хозяйства. В результате политики Альенде в стране возник политический и финансовый хаос, экономика впала в коллапс. На волне недовольства политикой Альенде 11 сентября 1973 г. власть берут в свои руки военные. В ходе штурма президентского дворца марксист Альенде погибает, а главой страны с 26 июня 1974 г. становится бывший военный министр генерал Аугусто Пиночет. И как раз с именем Пиночета связаны экономические успехи развития Чили, именно при нем началась либерализация чилийской экономики и стартовали широкомасштабные неоконсервативные реформы.. Однако большую роль в правильном выборе Чили сыграл наиболее могущественный предприниматель страны Хавьер Виаль – сторонник либерализма. Виаль был знаком с американским экономистом-монетаристом, Нобелевским лауреатом Милтоном Фридменом и попытался осуществить немыслимую идею: сделать так, чтобы Фридмен убедил Пиночета в либеральных идеях и осуществил свою неолиберальную теорию на практике именно в Чили. Самое удивительное, что это удалось.

Чилийские реформы являются одним из лучших примеров рациональной экономической политики ХХ века, в кратчайшие сроки способствовавшей выводу страны из тяжелейшего экономического кризиса. Они были комплексные и постепенные. Их основными составляющими стали:

· Антиинфляционная политика. Была остановлена денежная эмиссия и ликвидирован бюджетный дефицит путем упорядочивания государственных расходов и увеличения государственных доходов за счет приватизации и налоговых поступлений.

· Ликвидация дисбаланса во внешней торговлепутем протекционистских мер. Стимулирование экспорта, особенно нетрадиционного, и ограничение импорта (на первых порах для повышения эффективности отечественного производства проводилась политика импортозамещения).

· Налоговая реформа.Расширение налоговой базы, упрощение налогового законодательства, унификация налоговых ставок, отмена налоговых льгот, борьба с уклонением от уплаты налогов. С 1975 г. в Чили был введен НДС.

· Либерализация внешней торговли. Недопустимость завышения курса национальной валюты (песо), даже ее плавная девальвация для стимулирования экспорта. Привлечение иностранных капиталов, отмена валютных ограничений и ограничений на зарубежные займы. В дальнейшем для экономики страны характерно сочетание элементов либерализма и государственного регулирования во внешней торговле, а привязка курса песо к корзине иностранных валют обеспечила стабильность развития внешнеэкономических связей и помогла в борьбе с инфляцией.

· Финансовая либерализация. Отмена контроля за уровнем процентных ставок, либеральный режим ввоза-вывоза капитала. Однако в Чили извлекли уроки из того, что резкое снижение курса национальной валюты, массовый отток капиталов за рубеж могут обернуться дефолтом, поэтому преимущество было отдано притоку в страну долгосрочных капиталов в виде прямых инвестиций.

· Приватизация. Были восстановлены права собственности на сельскохозяйственные и промышленные предприятия, в свое время национализированные правительством Альенде. При Пиночете в Чили проводилась «ультралиберализация»: в 1986 г. были приватизированы отрасли инфраструктуры, транспорта, телекоммуникации (в других странах мира это повторилось только через десятилетие).

· Реформа пенсионной системы. Пенсионная реформа проведена в Чили в 1981 г., и до сих пор она остается образцом для многих стран. Были созданы негосударственные пенсионные фонды, среди которых разгорелась нешуточная конкуренция за право привлечения средств вкладчиков. Каждый чилиец получил право дважды в год менять пенсионный фонд. Государство гарантировало сохранность средств населения лишая лицензии убыточные и сверхрисковые частные фонды. Пенсионная реформа позволила превратить сбережения трудящихся в инвестиции, что послужило мощным внутренним источником роста.

· Реформа рынка рабочей силы заключалась в повышении производительности труда, квалификации и уровня оплаты рабочей силы.

Следует отметить общую атмосферу, в которой проводились реформы. Главенствовал закон, и абсолютно все, невзирая ни на состояние, ни на принадлежность к правящей элите, были поставлены в равное положение. Стартовые условия и правила игры были едины для всех. Конечно, этому во многом способствовали режим военного положения и жесткое подавление актов саботажа реформам. Здесь можно провести некую аналогию с послевоенной Японией, но в Чили и политическое, и экономическое прикрытие реформ производилось собственными силами. Тем не менее, не стоит отрицать влияние американской экономической идеологии, сильную моральную и финансовую поддержку чилийских реформаторов со стороны США. Чили служили образцово-показательной страной для других государств Латинской Америки, которым демонстрировалось преимущество неолиберальной модели развития перед обреченным на крах марксизмом. Отрицательным же последствием реформ была внешняя изоляция Чили из-за нарушения диктатором Пиночетом прав человека. На официальном уровне внешнеэкономические контакты с Чили были сокращены, но деловые люди мира признавали экономические заслуги Пиночета и инвестировали свой капитал в эту латиноамериканскую страну.

Основные результаты чилийских реформ были следующими:

· Чили превратились в лидера по темпам роста в Латинской Америке (темпы роста ВВП превышали 7% в год);

· в стране была сокращена безработица, созданы места в частном секторе экономики;

· внешний долг страны сократился всего за десятилетие со 128% ВВП в 1985 г. до 32% ВВП в 1995 г., кредитный рейтинг страны значительно повысился;

· если в 1970-е гг. Чили полностью зависели от экспорта меди (80% всего экспорта страны), то в 1995 г. доля меди в экспорте составила уже 40%, а промышленный экспорт при этом увеличился до 42%;

· возросла открытость экономики страны: доля экспорта товаров и услуг в ВВП в настоящее время составляет почти 30% ВВП;

· уровень инфляции в стране – один из самых низких в Латинской Америке (в середине 1990-х гг. – около 8% в год);

· страна имеет устойчиво положительное сальдо государственного бюджета (2% ВВП) и положительное сальдо торгового баланса;

· прогресс произошел и в социальной сфере.

То, что марксисты декларировали на словах, диктатору Пиночету удалось решить на деле: сокращено социальное неравенство, произошло повышение образовательного уровня и профессиональной квалификации населения.

И, что немаловажно, ведущая роль в экономике от государства перешла в руки частного сектора, ресурсы в Чили теперь распределяются через рыночные механизмы.

Являясь пионером неоконсервативных реформ конца ХХ века, Чили стали примером для всего латиноамериканского континента. Неслучайно и Аргентина, и Бразилия, и Мексика вскоре провели у себя аналогичные реформы. Наиболее впечатляющими результатами реформ стало сокращение инфляции и внешнего долга. Скажем, если в Бразилии еще в 1993 г. инфляция составила 2 541%, то уже к 1995 г. ее удалось снизить до 35%. С сокращением внешнего долга дела оказались не столь просты. Мексиканский, азиатский, а затем и бразильский кризисы нанесли региону значительный ущерб, девальвировав национальные валюты и вызвав новый виток роста внешней задолженности. Однако если бы другие страны континента вели свою макроэкономическую политику столь же последовательно, как это было сделано в Чили, то многих негативных последствий кризисов можно было бы избежать. Чилийские же рецепты контроля за движением капитала, ограничения притока в страну спекулятивных инвестиций с мирового финансового рынка могли бы предотвратить развитие валютно-финансовых кризисов современности.









Дата добавления: 2015-12-22; просмотров: 677; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.016 сек.