ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СУБЪЕКТА ТРУДА

Традиционно в психологии труда рассматривают развитие про­фессионально важных качеств, которые определяют успешность труда, его производительность и т. п. Но спецификой собственно психологического подхода является перенесение акцента на про­блему развития самой личности человека-работника. Поэтому рас­смотрение ценностно-смысловых, личностных аспектов развива­ющегося субъекта труда становится достаточно перспективным направлением. При этом важно понять, как происходит формиро­вание ценностно-нравственной, смысловой, личностной структуры его профессионального сознания.

Еще А. Н. Леонтьев говорил о двух рождениях личности: пер­вый раз — в дошкольном возрасте, когда выстраивается первая иерархия мотивов и появляется способность от чего-то отказы­ваться; и второй раз — в подростковом возрасте, когда молодой человек по-новому осознает свои мотивы и начинает руководить собственным поведением. Мы считаем, что к этому можно было бы добавить и третье рождение личности, связанное с граждан­ской зрелостью и согласованием своих мотивов с общественными и даже общечеловеческими. Именно в профессиональной деятельно­сти, когда уже повзрослевший человек максимально реализует свой развивающийся потенциал, полезно поразмышлять о том, ради чего человек не только трудится, но и вообще живет, как, соб­ственно, профессиональная деятельность позволяет ему вопло­тить все лучшее, что у него есть, в других людях.

В целом можно условно выделить следующие этапы развития самосознания личности (по Ю. Б. Гиппенрейтер): 1) усвоение норм, опосредствующих физическое развитие (формирование «фи­зического Я» личности); 2) формирование «социального слоя лич­ности»; 3)формирование «духовного центра личности» (ценно­стно-нравственное самоопределение). Для понимания специфики развития личности специалиста еще предстоит выделить особен­ности формирования его самосознания с учетом специфики дан­ной профессии и особенностей ситуации развития самого челове­ка. Но центральной проблемой развития личности специалиста остается развитие его ценностно-смысловой сферы, развитие его го­товности поставить перед собой и дать ответ на вопрос: ради чего я живу и работаю, зачем я вообще являюсь таким-то и таким-то профессионалом?..

Наиболее известной в России является периодизация развития человека как субъекта труда, предложенная Е. А, Климовым [8, 12].

Стадия предыгры(от рождения до 3 лет), когда происходит ос­воение функций восприятия, движения, речи, простейших пра­вил поведения и моральных оценок, которые становятся основой дальнейшего развития и приобщения человека к труду.

Стадия игры(от 3 до 6—8 лет), когда происходит овладение «основными смыслами» человеческой деятельности, а также зна­комство с конкретными профессиями (игры в шофера, врача, продавца, учителя...). Заметим, что Д. Б. Эльконин вслед за Г. В. Плехановым писал о том, что «игра — это дитя труда», и само возникновение детской сюжетно-ролевой игры произошло тогда, когда ребенок уже не мог непосредственно осваивать труд взрослых, когда произошло историческое разделение и усложне­ние труда [29].

Стадия овладения учебной деятельностью(от 6—8 до 11—12 лет), когда интенсивно развиваются функции самоконтроля, самоана­лиза, способности планировать свою деятельность и т. п. Особен­но важно, когда ребенок самостоятельно планирует свое время при выполнении домашнего задания, преодолевая желание погу­лять и расслабиться после школы.

Стадия «оптации» (от лат. optatio — желание, выбор) (от 11—12 до 14—18 лет). Это стадия подготовки к жизни, к труду, сознатель­ного и ответственного планирования и выбора профессионального пути; соответственно человек, находящийся в ситуации професси­онального самоопределения, называется оптантом. Парадоксальность этой стадии заключается в том, что в ситуации «оптанта» вполне может оказаться и взрослый человек, например безработный; как отмечает сам Е. А. Климов, «оптация — это не столько указание на возраст», сколько на ситуацию выбора профессии.

Стадия адептаэто профессиональная подготовка, которую проходит большинство выпускников школ.

Стадия адаптантаэто вхождение в профессию после завер­шения профессионального обучения, продолжающаяся от несколь­ких месяцев до 2—3 лет.

Стадия интерналаэто вхождение в профессию в качестве полноценного коллеги, способного стабильно работать на нор­мальном уровне. Это стадия, о которой Е. А. Климов говорит, что работника коллеги воспринимают как «своего среди своих», т. е. работник уже вошел в профессиональное сообщество в качестве полноценного члена (от англ, internal — внутренний).

Стадия мастера, когда о работнике можно сказать, что он луч­ший среди обычных и хороших, т. е. работник заметно выделяется на общем фоне.

Стадия авторитетаозначает, что работник стал лучшим сре­ди мастеров. Естественно, не каждый работник может достичь этого уровня.

Стадия наставникавысший уровень работы любого специа­листа. Эта стадия интересна тем, что работник становится не про­сто великолепным специалистом в своей области, но и Учите­лем, способным передать лучший свой опыт ученикам и вопло­тить в них часть своей души (лучшую часть души). Таким образом, высший уровень развития любого специалиста — это педагоги­ческий уровень. Заметим, что именно педагогика и образование являются стержнем человеческой культуры, поскольку обеспечи­вают преемственность и сохранение лучшего опыта человечества. Профессионал, ставший Наставником-Учителем, по-своему тоже является носителем культуры в лучшем смысле этого слова.

Но многие ли профессионалы стремятся именно к такому уров­ню профессионального развития?

Размышляя об этапах освоения профессии, А. К. Маркова [см. 18, с. 49—54] выделяет следующие уровни профессионализма:

допрофессионализм(человек уже работает, но не обладает пол­ным набором качеств настоящего профессионала);

профессионализм (человек — профессионал, т. е. стабильно ра­ботает и выполняет все, что от него требуется);

суперпрофессионализм (творчество, личностное развитие, то, что называется «акме» — вершина профессиональных достижений);

непрофессионализм, псевдопрофессионализм(внешне достаточно активная деятельность, но при этом человек либо производит мно­го «брака» в работе, либо сам деградирует как личность);

послепрофессионализм(человек может оказаться «профессиона­лом в прошлом», «экс-профессионалом», а может оказаться со­ветчиком, учителем, наставником для других специалистов).

А. К. Маркова выделяет также более конкретные этапы освое­ния профессии:

1) адаптация человека к профессии;

2) самоактуализация человека в профессии (приспособление к профессии — «выработка индивидуальной профессиональной нор­мы», «планки» самореализации, которую в дальнейшем работник пытается приподнять);

3) гармонизация человека с профессией (близко к уровню «ма­стерства» — по Е. А. Климову). Человек работает как бы «играю­чи», легко выполняя задания по освоенным технологиям;

4) преобразование, обогащение человеком своей профессии. Это уровень творчества, когда, например, некоторые мастера начина­ют переживать, что, освоив какие-то действия, могут успокоиться и остановиться в своем развитии. Настоящее творчество предпола­гает поиск новых, более совершенных способов достижения же­лаемого результата. Но при этом творчеству сопутствует риск (риск неудачи), а не все хорошие работники готовы к этому и в итоге не всегда выходят на уровень настоящего творчества, хотя иногда и сильно переживают это (как, например, переживают артисты, когда им не удается найти наилучшее воплощение какого-то об­раза на сцене); в немалой степени это связано с проблемой фор­мирования индивидуального стиля деятельности, о которой еще пойдет речь;

5) этап свободного владения несколькими профессиями. Здесь предполагается, что на высоких уровнях освоения профессии спе­циалист выходит за рамки формальной деятельности и все больше становится тем, что Е.А.Климов называет «наставник». Напри­мер, хороший учитель химии — это одновременно и философ, и психолог, и политик.

6) этап творческого самоопределения себя как личности. Он предполагает, что профессионал в своей работе стремится реали­зовать свою главную жизненную идею и находит для этого воз­можности и силы.

А. К. Маркова считает, что этапы четвертый, пятый и шестой — это этапы суперпрофессионализма.

Внутри каждого этапа А. К. Маркова выделяет еще более кон­кретные подэтапы. Например, на уровне адаптации к профессии выделяются ступени (скорее желательные характеристики «адаптанта»): стажер, убежденный специалист, гражданин, эрудит, ме­тодист, коллега, специалист в экстремальной ситуации; специа­лист, сотрудничающий с социально-психологическими служба­ми, и др. На уровне этапа самоактуализации выделяются ступени (скорее характеристики): самодиагност; осознанная индивидуаль­ность; самоэкспериментатор; целостная личность с Я-концепци­ей; самопрогнозирующийся специалист; профессионально обуча­емый; имеющий внутренний локус профессионального контро­ля; готовый к дифференцированной оценке своего труда; саморе­ализующий свои индивидуальные возможности; конфликтоустойчивый и т. п.

На Западе достаточно хорошо известна периодизация амери­канского психолога Дональда Сьюпера. Она создана на основе пе­реосмысления исследований, проведенных еще в 1951 г. Э. Гинз­бургом, а также исследований Д. Миллера и В. Форма. Периодиза­ция Д. Сьюпера включает следующие этапы.

Этап роста, когда происходит развитие основных интересов и способностей (от рождения до 14 лет). При этом представления о будущей профессии выстраиваются на основании сначала фанта­зии (4—10 лет), затем — осознания собственных интересов (11— 12 лет), а позже — и на основании осознания своих способностей (13-14 лет).

Этап исследования своих сил и устремлений, этап «разведки». Здесь происходит апробация своих сил в различных видах трудовой и

учебной деятельности (от 14 до 25 лет). Возможно даже временное (но не основное) занятие определенной профессией (15—17 лет). В переходный период (18—21 год) молодой человек продолжает активный поиск профессионального учебного заведения в усло­виях освоения способов самостоятельной жизни, включая и вре­менные подработки. Завершается этот этап апробированием из­бранной профессии в процессе реальной трудовой деятельности, часто совмещаемым с учебой (примерно 22—24 года). Заметим, что западные системы подготовки специалистов в большей степе­ни ориентированы на практику, поэтому возможностей попробо­вать свои силы в реальной трудовой деятельности, совмещаемой с учебой, гораздо больше, чем в нынешней России.

Пробный этап. Здесь человек «пробует» себя в качестве полно­ценного специалиста, способного «конкурировать» с более опыт­ными работниками (25—30 лет). Как известно, именно конкурен­ция в стремлении к жизненному успеху (к карьере) является важ­нейшим смыслом существования в современном западном обще­стве. Поэтому молодой специалист, прежде всего, осваивает имен­но эту «науку». При этом предполагается, что стремление к успе­ху — это важнейший стимул и высокопроизводительного труда, и личностного развития...

Этап стабилизации, утверждения себя в качестве надежного и преуспевающего специалиста. Этот этап часто предполагает даль­нейшее профессиональное образование и упрочение своих пози­ций в обществе и в своей фирме (от 30 до 44 лет).

Этап поддерживания, сохранения достигнутых позиций (в ходе карьерных усилий). Человек на данном этапе стремится создать устойчивое профессиональное и социальное положение. Именно здесь решается вопрос, удастся ли построить желаемый образ жизни и добиться успеха, т. е. состоится ли карьера вообще (от 45 до 64 лет).

Этап спада, ухода, уменьшения профессиональной и соци­альной активности (от 65 лет и более).

Если сравнивать периодизации разных авторов, то различие в них объясняется не только несовпадением теоретико-методологи­ческих взглядов, но и особенностями социально-экономического и духовного развития общества. Так, например, в периодизации отечественного психолога Е. А. Климова профессиональное само­определение (стадия «оптации») занимает период от И—12 до 14—18 лет, а у американского психолога Д. Сьюпера аналогичная стадия (этап «разведки») — от 14 до 25 лет. Вероятно, в американ­ском обществе человеку все-таки предоставляется больше време­ни на обдумывание выбора и на пробу своих сил в разных видах деятельности... Здесь всего лишь подтверждается известная зако­номерность: в современном западном обществе увеличивается не только продолжительность жизни, но и удлиняются период детства и период подростничества. Общество не торопит подростков поскорее начинать зарабатывать деньги. Общество дает подрост­кам время для выбора профессии, для получения более серьезного об­разования и для того, чтобы вообще разобраться со смыслами своей будущей профессиональной деятельности.

Если сравнивать периодизации, предлагаемые различными ав­торами, анализирующими взрослые периоды жизни человека, то нередко в качестве главного критерия перехода от одной стадии к другой выступает готовность человека пересматривать смыслы своей жизни и профессиональной деятельности, а также готовность пе­рестраивать свою систему ценностей. Заметим, что для многих лю­дей взрослые периоды жизни — это периоды максимальной само­реализации именно в профессиональной и трудовой деятельно­сти. Ниже представлены некоторые из таких периодизаций.

Голландский психолог Б. Ливехуд выделяет три аспекта разви­тия: 1) биологическое развитие, включающее следующие подпериоды: период роста (происходит более созидание, нежели разру­шение); устанавливается равновесие между созиданием и разру­шением; период инволюции (все нарастающее разрушение орга­низма); 2) психическое развитие. Еще в детстве начинается поиск «образа мира», часто это «фантазийный мир»: «Эта детская фан­тазия является основой, на которой в будущей социальной и про­фессиональной жизни разовьются творческие способности»; 3) ду­ховная биография, которая начинается еще в детстве с осознания своего «образа Я».

Б. Ливехуд так обозначает соотношение между этими линиями развития: «Печатью биологического ритма развития более всего отмечен период перед наступлением взрослости. Психическое раз­витие отчетливее всего проявляется в своем своеобразии в сред­ней фазе жизни. Духовное развитие является решающим для пос­ледней фазы жизни» [16, с. 49].

Им выделяются основные фазы жизни после детства.

Юность (с 16—17 до 21—24 лет) — это переходная фаза: «...Юность является временем, когда нужно упорно работать над неравноценными задачами, в результате чего возникает поведе­ние, на основе которого можно называть себя взрослым». Б. Ливе­худ против того, чтобы в 14—15 лет ребенок работал на производ­стве (это «преступление»).

Двадцатые годы21 до 28 лет) — первая фаза взрослости. «Молодой человек хотел бы проявить себя в различных ситуациях. Чтобы таким образом изучить себя и свои способности...». «Худ­шее, что может случиться с человеком в этой фазе его жизни, это необходимость в течение десяти лет выполнять одну и ту же рабо­ту, не имея возможности изучить при этом что-то новое», — от­мечает Б. Ливехуд. Важное место в развитии занимает переход от эроса к любви, многие вступают в брачные отношения.

Организационная фаза (с 28 до 35 лет). На первый план все больше выходит профессиональная деятельность: «...Люди углуб­ляются в свою работу и, таким образом, сами готовят себе соци­альную изоляцию. Новых «друзей» больше не находят, есть «зна­комые», с которыми общаются, главным образом, «полезные знакомые»...

Вторая половина тридцатых годов. Здесь происходит частая сме­на ценностей, страх перед разрывом между старыми (более ро­мантическими) и новыми (более прагматическими) ценностями. В качестве примера Б. Ливехуд приводит отрывок из разговора с одним 40-летним директором: «Вы знаете, что я построил свое предприятие на деньги, взятые взаймы. Я проработал упорно две­надцать лет, чтобы выплатить долг. Все время я думал, что как только я это сделаю, начнется настоящая жизнь, тогда я стану самостоятельным человеком и отправлюсь в большое путешествие. На прошлой неделе это чуть было не осуществилось. Но мне не до каникул. Я нахожусь в состоянии глубокой депрессии. Я должен еще тридцать лет сидеть за одним и тем же письменным столом, заниматься теми же проблемами, и, кроме того, очарование само­стоятельности исчезло... Как Вы думаете, не продать ли мне пред­приятие и не начать ли где-нибудь все сначала? Тогда у меня, по крайней мере, снова будет что-то, для чего я смогу жить!». «Но все бесполезно — от себя не убежишь. Нельзя еще раз стать 19-лет­ним, нельзя избавиться от кризиса ценностей, хотя его можно надолго отодвинуть. Ничего не возразишь против того, что кто-то хочет делать что-то иначе, но он сначала должен иметь возмож­ность делать привычное по-другому. Тогда в большинстве случаев не будет необходимости менять профессию или место работы», — отмечает далее Б. Ливехуд [16, с. 74].

Сороковые годы. Наблюдается биологический спад и возможно­сти духовного развития. Главным все больше становится вопрос: «Можно ли найти другие, новые ценности?». «В нашей западной культуре почти неизбежно происходит сопоставление с матери­альными (ориентированными на рассудок) ценностями, их впи­тывают почти автоматически...», — пишет Б. Ливехуд. У многих женщин наблюдается снижение сексуальной активности (часто — ориентация на «рацио», на карьеру). У многих мужчин — повыше­ние сексуальной активности (женщины часто этого не понимают). Отмечается смена ценностей. Это период выбора (один из вариан­тов выбора — ориентация на внутренний мир, на личностный рост; другой вариант выбора — карьера).

Начало 50-х годов. Б. Ливехуд отмечает, что если новые ценно­сти не найдены, то возрастает ощущение трагичности (неудачности) жизни и человек все больше уходит в работу. Если новые смыслы найдены, то кроме работы человек находит смыслы (сча­стье) в иных делах (особенно счастье в духовном развитии).

Период после 56 лет(с 56 до 63 лет). Для многих людей буду­щего больше нет — все в прошлом. У многих есть ощущение того, что самое главное в жизни еще не сделал. Далее Б. Ливехуд при­водит примеры людей, которые уже в старости осознали, что «жизнь только начинается». По преданию, известный японский художник Хокусаи сказал, что все, созданное им до 73 лет, ни­чего не стоит и что его художественная карьера началась только после этого. Тициан написал свои самые захватывающие карти­ны в возрасте почти 100 лет. Верди, Сибелиус и другие работали до 80 лет..

По мнению Э. Эриксона, главный критерий развития — психосо­циальная идентичность как интегративное свойство личности. В свя­зи с этим выделяются такие периоды [30]:

1) базальное «доверие — или недоверие», в результате может сформироваться либо надежда, чувство «защищенности», либо — безнадежность (многое определяется зависимостью от взрослого; главное — сформировать доверие, чувство «хорошести» жизни) (до 1 года);

2) «автономия — или сомнение и стыд» (близко к формирова­нию «Я Сам» в советской психологии) (1—3 года);

3) «инициативность — или чувство вины» (усвоение простых общественных норм) (3—6 лет);

4) «трудолюбие, умелость — или чувство неполноценности» (отношение со сверстниками, соревновательность, самоиденти­фикация) (6—14 лет);

5) «идентичность — или непризнание»; формирование «роле­вой идентичности», профессиональное и личностное самоопре­деление (близко к стадии «оптации» — по Е.А.Климову) (14— 20 лет). Сам Э. Эриксон считал эту стадию наиболее трудной и сложной в жизни человека. При этом Э. Эриксон отмечал, что «глав­ная проблема подростка — поиск аристократии и идеологии», т. е. поиск лучших образцов для подражания;

6) «сотрудничество — или отчуждение, изоляция»; развитие ин­тимных отношений, планирование и построение семьи (20—35 лет);

7) «дружба — или изолированность»; профессиональная дея­тельность, творчество, самоуважение, статус в обществе (по Э. Эриксону — это одна из важнейших стадий жизни, когда осу­ществляется или не осуществляется возможность реализовать себя в главном деле своей жизни) (35—65 лет);

8) оценка прожитого, осознание идентичности, целостности всей жизни или, наоборот, неудачности своей жизни (60—65 и далее).

А. Адлер считал, что еще в детстве у ребенка формируется «план жизни» (как основное направление своей будущей жизни). Поначалу это очень простой план (скорее образ жизни). Позже формируется «взгляд на жизнь» (как черновой вариант, который «постепенно оформляется в связную схему»). К 5—6 годам у ребенка формиру­ется «жизненный стиль». Если с ребенком работать «с умом», то и после 5—6 лет он будет способен к изменению и совершенствова­нию своего жизненного стиля. Но если не работать, то его пред­ставление о будущей жизни может как бы «застрять» в своем раз­витии [1; 5].

По Э. Берну, еще в детстве закладываются основы для «жизнен­ных сценариев», которые уже во взрослой жизни бывает довольно сложно преодолевать. Эти сценарии часто не позволяют человеку прожить действительно интересную и неординарную, т. е. свою собственную жизнь, заставляя его «играть» в чужие игры [3].

При рассмотрении линий развития человека нередко обнару­живаются перекосы различных линий (составляющих) этого разви­тия. Известно, например, что очень быстро человек созревает как организм (физическая составляющая), довольно быстро он овла­девает интеллектуальной составляющей, но гораздо сложнее об­стоит дело с нравственной, гражданской составляющей (особен­но в современной России). Но безнравственный профессионал (да еще образованный, обученный, владеющей современными сред­ствами) особенно опасен. У профессионалов такие перекосы час­то образуют профессиональные кризисы и профессиональные де­струкции. В соответствующих разделах данной главы эти проблемы будут рассмотрены подробнее.

 









Дата добавления: 2015-12-08; просмотров: 1309; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.019 сек.