Правовое положение населения

Современные исследователи установили, что социальная структура древнего общества являлась достаточно сложной. В нём выделяется сословия. Сословие - социально-правовая группа людей, обладающая закреплёнными обычаем и/или законом правами и обязанностями, которые передаются по наследству. Таким образом, сословия - это правовые категории населения, которые отличаются правовым статусом, и принадлежность по сословию передается по наследству. Раз сословный статус закрепляется правом, то сословия находят отражения в законодательстве.

Сословия отличаются по двум признакам:

1. Наличие и отсутствие статуса (состояния) свободы.

Человек, обладающий статусом свободы, с точки зрения права - субъект права, то есть свободный. Человек, не имеющий статуса свободы - несвободный, то есть раб. Раб, с точки зрения права - это объект права, то есть имущество, вещь. Субъект права - лицо, обладающее способностью иметь и осуществлять права и юридические обязанности.

Чтобы быть субъектом права, нужно иметь правосубъектность. Правосубъектность - способность лица иметь и осуществлять непосредственно или через представителя права и юридические обязанности. Правосубъектность состоит из двух элементов - правоспособности и дееспособности.

Правоспособность - это способность лица иметь права и нести обязанности. Обычно говорят, что правоспособность возникает с момента рождения. Однако это формулировка современного права. До отмены рабства (например, во Франции его отменили в 1794 г., в США - только 1 января 1863 г.) правоспособность от рождения могла появиться только у свободнорождённых, получивших статус свободы от рождения. Несвободный раб от рождения правоспособность не получал и, пока оставался рабом - вообще не имел правоспособности. Такой человек мог получить правоспособность, только когда он становился вольноотпущенником, то есть когда получал статус свободы.

Дееспособность - способность лица своими действиями приобретать и осуществлять права, создавать для себя обязанности и исполнять их. Дееспособность предполагает осознанность лицом своих действий. Человек должен соображать, что он делает. Поэтому дееспособность не может возникнуть от рождения, по причине того, что новорожденный не может осознавать, что он делает. До определённого возраста (например, в римском праве - пока не наступило 7 лет) - ребёнок считается полностью недееспособным (в римском праве - infantes [инфáнтес]). С достижением определённого возраста (в римском праве - с 7 лет - impuberes [импубéрес] - мальчики до 14 лет, девочки до 12 лет) возникает частичная дееспособность - неполная дееспособность малолетних, а также несовершеннолетних до достижения ими возраста совершеннолетия.

С достижением возраста совершеннолетия лицо становится полностью дееспособным. У разных народов возраст совершеннолетия - это разный возраст. Так, в римском праве - puberes [пубéрес]; мальчики с 14 лет, девочки с 12 лет. Он может совпадать с брачным возрастом (как, например, в римском праве), а может и не совпадать. Например, в XIX веке в Европе возраст совершеннолетия начинался с 21 года, что превышало брачный возраст на несколько лет.

Лицо, достигшее возраста совершеннолетия, может быть признано судом недееспособным в случае, если данное лицо страдает психическим заболеванием. Кроме того есть категория людей, которые, даже достигнув совершеннолетия, могут быть признаны судом ограничено дееспособными. Лицо может быть ограничено в дееспособности, если его действия ставят в тяжёлое материальное положение его семью. Это лица, страдающие такими отклонениями в поведении, как растратчики, игроки в азартные игры, алкоголики, наркоманы, токсикоманы и т.п. С точки зрения психиатрии, они считаются здоровыми людьми. Почему их ограничивают в дееспособности? У них дефект формирования воли. Эти лица страдают пороками, могут осознавать их вредность, но в силу того, что они слабовольные, они не могут побороть этот порок. По этой причине требуется ограничить их дееспособность, чтобы они своими действиями не причинили ущерб.

Дееспособность делится на два составных элемента: 1) сделкоспособность - способность самостоятельно совершать гражданско-правовые сделки; и 2) деликтоспособность (от лат. Delictum [дэлúктум] «правонарушение») - способность лица самостоятельно нести юридическую ответственность за вред, причинённый его противоправными действиями. Ребёнок от рождения не может иметь ни деликтоспособность, ни сделкоспособность. Они появляются по достижении определённого возраста.

2. Наличие или отсутствие статуса (состояние) гражданства.

В отличие от современного права, когда статус гражданства связан с политическими правами, в древности гражданами могли быть члены общины - общинники. Чтобы быть общинником, следовало иметь собственность на землю, то есть быть собственником земли. Поэтому статус гражданства связывался с наличием права собственности на землю. Те, кто входил в общинный коллектив, обладали наибольшим комплексом прав. Это связывалось с тем, что первоначально только община защищала личные и имущественные права людей. Соответственно, люди свободные, но не входившие в общинный коллектив, а, значит, не имевшие права собственности на землю, - не имели статуса гражданства.

Теперь проанализируем, какие сословия возникли в древнем обществе.

I. Начнём с общинников. К ним относились: общинная знать и рядовые общинники. Общинники имели в собственности движимые и недвижимые вещи, могли заключать сделки, защищать свои интересы в суде. Они могли вступать в брак. Закон более строго защищал их жизнь, здоровье и имущество. Например, по «Законам Хаммурапи» за убийство или причинение вреда здоровью общинника - авúлума полагалась смертная казнь или членовредительское наказание по принципу талиона [ЗХ, ст.196, 197, 200, 210, 218]; или, по принципу частной композиции, более высокий штраф [ЗХ, ст. 207, 209]. Принцип талиона [лат. lex talionis] - принцип юридической ответственности за преступление, согласно которому наказание должно причинять такой же вред, какой был причинён преступлением потерпевшему. Принцип частной композиции - принцип юридической ответственности за преступление, согласно которому наказание подразумевало выплату денежного штрафа потерпевшему; денежная компенсация потерпевшему за вред, причинённый преступлением. За кражу и грабёж имущества общинника полагалась смертная казнь [ЗХ, ст. 7, 9-13, 21-22, 25].

1) Статус свободы. Свободный, с точки зрения права - субъект права. Чтобы быть субъектом права - нужно иметь правосубъектность (см. определение). Правосубъектность состоит из правоспособности и дееспособности (см. определение). И знатные люди и рядовые общинники имеют права, несут обязанности. Следовательно, они правоспособны. Они по достижении совершеннолетия становятся полностью дееспособными. В связи с этим, могут совершать сделки, то есть сделкоспособны (см. определение), а также несут самостоятельную юридическую ответственность, следовательно - деликтоспособны (см. определение). Общинники обладают всеми составными элементами правосубъектности, следовательно, имеют правосубъектность. Это означает, что они субъекты права, то есть свободные.

2) Статус гражданства. Хотя знатные люди и рядовые общинники отличались количеством имущества и занимали разное место в системе производства, с точки зрения права, община одинаково защищала и гарантировала им личные и имущественные права. И, самое главное, будучи общинниками - они имели право собственности на землю. Разные юридические акты (сохранившиеся акты купли-продажи земли, своды законов и т.д.) говорят нам, что общинники покупали и продавали землю, меняли землю, дарили землю, отдавали землю в погашение долга, передавали землю в залог, в наём (в аренду), то есть распоряжались землёй. Правомочие распоряжения (право распоряжаться вещью) - главное, важнейшее правомочие собственника. Распоряжаться вещью может только собственник. Следовательно, общинники имели статус гражданства, то есть являлись гражданами.

Общинники - свободные и обладают полнотой прав граждан. Прежде всего, имеют право собственности на землю.

Какое же сословие они формируют? В научной литературе это сословие получило название сословие полноправных свободных. У разных народов это сословие всегда обозначалось похожими терминами: древнерусское «люди» (един. число «людин» - «человек»), “народ” (древнеегипетское элхэ «народ»; аккадское авúлум «человек»; древнеиндийское арья «[благородный] человек»; китайское жэнь «человек, люди», минь «народ»; древнеяпонское пито «человек» [современное японское хйто], питобито «люди» [современное японское хйтобито]; греческое дéмос «народ»; латинское populus [пóпулюс] «народ». Остальные категории населения уже «людьми», «народом» не считались. Для них всегда существовали специальные термины.

II. Чужаки.

Чужаки не являлись членами общины. Поэтому община их не защищала. Ведь они стояли вне той организации, которая в древности обеспечивала и гарантировала личные и имущественные права. Чужака любой мог убить, любой мог ограбить, обратить в рабство - и по нормам обычного права за подобные деяния никакой юридической ответственности для обидчиков не наступало. Чтобы такого не происходило первоначально чужакам приходилось искать себе покровителя, который бы защищал чужака.

Например, шумерское лугáль «хозяин, господин»; греческое проксéн «гостеприимец» или простат «защитник»; латинское patron [патрон] «покровитель»; у франков и германцев: «господин лúта»; у англосаксов: «господин лэта»; у японцев: «господин бэмина»; на древней Руси: «господин смерда».

Чужаки не имели земли, а, значит, не имели средств существования. Поэтому они получали от своего покровителя землю в держание, и обрабатывали участок, отдавая часть плодов и доходов собственнику земли. Здесь имела место взаимная выгода. Чужаки получали возможность прокормиться. Покровители же их приобретали работников, которые работали на их земле. Они тем самым освобождали своего господина от необходимости заниматься производительным трудом.

С развитием государства, когда многие чужаки пойдут на государственную службу, государство начнёт гарантировать и защищать некоторые личные и имущественные права, за исключением права собственности на землю.

Чужаки на ранних этапах развития общества могли быть собственниками строений. Самыми древними категориями вещей являлись земля и остальные вещи. Поэтому строения считались самостоятельным объектом права собственности и сделок. [Законы Уруинимгины, ст. 13; Законы XII таблиц, таб. VI, ст. 3; Салическая правда, титул L, ст. 1]. Англосаксонские и английские законы делили вещи на land and chattels ([лэнд энд четтлз] «землю и пожитки». Признаки этого деления вещей присутствуют в древнеяпонском праве и в «Русской правде».

Позднее у большинства народов, за исключением англичан, появится деление вещей на движимые и недвижимые. Строения и насаждения станут рассматриваться как принадлежности земли - как составная часть недвижимого имущества. Поэтому право на строения у чужаков исчезнет. Останется только право собственности на движимые вещи [см.: Законы Хаммурапи, ст. 8, 15-16]. Чужаки могли заключать сделки и защищать свои интересы в суде. Первоначально это происходило при посредстве своего покровителя. Они могли вступать в брак.

Закон защищал жизнь, здоровье и имущество чужаков, но в меньшей степени, чем общинников. Это видно из размера наказаний за убийство чужаков, причинение вреда их здоровью и за кражи имущества чужаков. В «Законах Хаммурапи», в случае причинения вреда мушкéнуму, ответственности по принципу талиона уже не было. Правонарушитель отвечал по принципу частной композиции - уплачивал штраф [Законы Хаммурапи, ст. 208, 211-212,198, 201, 204]. Причём, если за кражу или грабёж имущества авилума («человека») полагалась смертная казнь [ст. 9-13, 21-22, 25], то за кражу имущества мушкенума - только кратное денежное возмещение в 10-кратном размере [Законы Хаммурапи, ст.8]. При этом нельзя согласиться с мнение, что имущество мушкенума защищалось также строго, как и государственное имущество - «достояние дворца и достояние бога, или храма». За кражу государственной собственности назначалась или смертная казнь [ЗХ, ст. 6], или штраф в 30-кратном размере [ЗХ, ст. 8]. Исследователи полагают, что разница между § 6 и § 8 заключается, видимо, в том, что § 6 имеет в виду кражу, совершённую непосредственно на священной территории дворца или храма, а потому карается смертной казнью. За кражу имущества мушкенума налагался только штраф в 10-кратном размере [ЗХ, ст. 8]. По сравнению с наказаниями за кражу и грабёж государственного имущества и частного имущества авилумов, за хищение имущества мушкенумов налагалось меньшее наказание. И только в случае кражи рабов - государственных рабов и частных рабов мушкенума, а также, надо полагать [исходя из общей нормы статьи 19, и статей, определяющих наказание за хищение имущества авилума по статьям 9-13, 21-22, 25] - и частных рабов общинников - наказание являлось одинаковым - смертная казнь [ЗХ, ст. 15-16, 19].

1) Статус свободы. Свободный, с точки зрения права - субъект права. Чтобы быть субъектом права - нужно иметь правосубъектность (см. определение). Правосубъектность состоит из правоспособности и дееспособности (см. определение). Если проанализировать юридические источники, то обнаруживается, что чужаки имеют права, несут обязанности. Следовательно, они правоспособны. Они по достижении совершеннолетия становятся полностью дееспособными. В связи с этим, могут совершать сделки, то есть сделкоспособны (см. определение), а также несут самостоятельную юридическую ответственность. Следовательно они деликтоспособны (см. определение). Общинники обладают всеми составными элементами правосубъектности. Следовательно, они имеют правосубъектность. Это означает, что они субъекты права, то есть свободные.

2) Статус гражданства. Чужаки не входили в коллектив общины. Следовательно, не имели права собственности на землю. Они или брали землю у общинников или государства в держание на основании договора аренды. Или при наличии возможности становились чиновниками в государственном аппарате управления и получали землю во владение за службу. Статусом гражданства они не обладали.

Они формируют сословие неполноправных свободных.

У разных народов эта категория населения обозначалась различными терминами, которые подчёркивали их приниженный статус: древнеегипетское мерет, хемуу «слуги»; шумерское шублугала «[находящийся] под [властью] хозяина»; аккадское мушкéнум «склонённый ниц»; древнеиндийское анарья «нечеловек, не [благородный] человек»; китайское чэнь «слуги»; корейское сэнку «живые рты»; японское сэйко «живые рты», бэмин «подвластные»; греческое метéки «чужаки»; латинское clientes / клиенты «послушные»; древнерусское смерды (слово, однокоренное со словом смердеть «дурно пахнуть, вонять».

Следует обратить внимание на то, что по статусу свободы возможно только два состояния: или субъект права, или объект права. Никаких «полусубъектов» или «полуобъектов» права нет. Значит никаких «полусвободных» никогда не существовало. Обычно этот неправильный термин применяется авторами учебников по отношению к чужакам в варварских обществах и государствах при анализе, так называемых, «варварских правд», включая и «Русскую правду». У чужаков - литов у германцев, лэтов у англосаксов, смердов у славян, бэминов у японцев и т.д. есть все элементы правосубъектности. Значит, они свободны, но ограничены в правах. Они не имеют права собственности землю.

III. Рабы.

1) Статус свободы. Рабы вообще не имели права собственности ни на какие вещи. Множество статей в разных судебниках показывают, что они не имели своего имущества. Если посмотреть законы, то мы видим, что в некоторых законах прямо сказано, что раб не имеет имущества. То имущество, которое оказалось в его руках, считается собственностью его господина [Законы Ману, гл. VIII, ст. 416]. Откуда у них в руках оказывалось имущество, в том числе, и для обработки земли? Это имущество рабского пекýлия. Института, известный в древней Месопотамии, Индии, Греции [“раб на апофоре”], Италии, у древних германцев и славян. Рабский пекулий - имущество, которое господин выделял своему рабу для ведения самостоятельного хозяйства. Имущество пекулия, доходы пекулия и сам раб на пекулии являлись собственностью господина. Юридически у раба нет никакого имущества. Откуда видно, что раб не был собственником имущества рабского пекулия? Если бы у раба были бы вещи в собственности, то после его смерти они должны были бы перейти к его детям по наследству. Однако после смерти раба имущество забирает господин [Законы Хаммурапи, ст. 176]. Является господин сыном раба и его наследником - конечно нет. Он просто забирает свои вещи, которые он дал рабу в рабский пекулий. Кроме того, из содержания законов мы видим, что рабы не имели и денег, чтобы заплатить за лечение или уплатить штраф. За него платил господин.

Рабы не могли заключать сделки [Законы Билаламы, ст. 15-16; Законы Хаммурапи, ст. 7; Законы Ману, гл. VIII, ст. 163; Салическая правда, титул XL, ст. 11, приб. 2-е; титул XXVII, ст. 26]. В некоторых случаях господин заключал договор, используя раба. Юридически такой договор заключался хозяином раба. Это видно из того, что ответственность по сделке нёс не раб, а господин. Следовательно, именно он считался стороной в договоре. Ответственность по договору ложится на лицо, заключившее этот договор. [Законы Ману, VIII, ст. 167, 416; Законы Хаммурапи, ст.279, 7; Салическая правда, титул XXVII, ст. 26]. Раб в данном случае только относил деньги и приносил вещи. Договор же сам заключался с хозяином раба, так как стороной в договоре выступал господин.

Рабы не могли защищать свои интересы в суде, быть истцами и ответчиками. В случае, если раб совершал проступок, то все претензии следовало предъявлять господину, который или выдавал раба на расправу, или возмещал ущерб, причинённый рабом [Законы Хаммурапи, ст. 279; Салическая правда, титул XL, ст. 6, 2, 7-9, 11; титул XXXV, ст.5]. По общему правилу, свидетельские показания рабов не заслушивались. Иногда, при отсутствии надлежащих свидетелей, допускалось выслушивание показания рабов или под пытками, или показания рабов приравнивались к показаниям детей, умалишенных [Законы Ману, гл. VIII, ст.70]. Единственный случай в «Законах Хаммурапи» - когда разрешалось участие в суде человека, который сам считал себя свободным, а другой человек заявлял, что это его раб. Здесь рассматривалась ситуация, когда правовой статус этого человека был неизвестен: раб он, или нет. Когда выяснялось, что истец - раб, судебное разбирательство прекращалось, и хозяин, по своему желанию (так как это не являлось решением суда, обязательным к исполнению), мог наказать своего раба, отрезав ему ухо [Законы Хаммурапи, ст. 282].

Закон не защищал жизнь и здоровье рабов. Это видно из того, кто получал денежное возмещение за убийство или ранение рабов. Если бы потерпевшим считался раб, то, в этом случае, возмещение получал бы раб, а в случае его смерти - родственники раба. Но этого не было. Во всех законах закреплялась норма, что возмещение получает господин. Это, соответственно, означало, что потерпевшим считался господин. Поэтому, защищаются имущественные права собственника, а не жизнь и здоровье раба.

Рабы не могут вступать в брак [Институции Гая, кн. I, ст.58; Салическая правда, титул XXV, ст. 3, 5, 6]. Статьи 175-176 «Законов Хаммурапи» также говорят не о брачных отношениях. Откуда это видно? Эти статьи начинаются: «Если либо раб дворца, либо раб мушкенума возьмёт [замуж] дочь человека, и она родит детей…» (ст. 175). «А если раб дворца или раб мушкенума возьмёт [замуж] дочь человека…» (ст. 176). Следует обратить внимание на то, что в научных переводах слова «замуж» («в жёны») стоят в скобках, что указывает на то, что они добавлены переводчиками для пояснения смысла текста. Текст оригинала был таков: «Если либо раб дворца, либо раб мушкенума возьмёт дочь человека, и она родит детей…». О вступлении в брак в тексте первоисточника не говорится. О том, что речь не идёт о заключении брака свидетельствует и дальнейший текст 176-й статьи: «…и она, когда он брал её [замуж], вошла в дом раба дворца или раба мушкенума…» (ст. 176). В отношении женщины использован термин «входить (в дом)» (аккад. эребум), который обозначает не вступление в брак, а вхождение в чьё-либо домашнее хозяйство, то есть совместное поселение. Об этом сказано далее: «…они поселятся вместе» (аккад. иннемду - досл. «объединятся»).

Возникает вопрос: правильно ли переводчики - не юристы по образованию добавили слова «замуж», «в жёны»? Для этого нужно посмотреть, есть ли при связи свободной женщины и раба юридические признаки брака, и обнаруживаются или нет правовые последствия вступления в брачные отношения? По «Законам Хаммурапи», заключение брака начиналось с помолвки, при которой жених передавал отцу невесты брачный дар (аккадское бùблум «приносимое») (ст. 160-161). В статьях 175-176 о брачном даре речи нет. Кроме этого, отец невесты мог потребовать от жениха выкуп - терхàтум («выкупную плату») (ст. 138-139).

terhatum (от глагола rehum - «вступать в половую связь» [лат. coire]; или от корня TRH?) - сумма, уплачивавшаяся обычно в серебре женихом отцу невесты. Величина terhatum колебалась от 4 до 60 сиклей серебра. В среднем она равнялась цене рабыни - работницы. Не следует путать с брачным даром, см.: § 159-161.

В статьях 175-176 и о выкупе тоже ничего не говорится.

От невесты ожидалось придáное (аккадское нудуннý), которое родители выделяли дочери. В браке приданым распоряжался муж. Дотальное имущество [имущество, входящее в состав приданого] поступало в собственность мужа. В отношении дотального имущества существовал особый порядок правового регулирования [ЗХ, ст. 162-164, 167, 173-174]. Оно подлежало возврату при разводе и, фактически, служило ей, в этом случае, содержанием [ЗХ, ст. 137-138, 142, 149]. Однако в 175-176 статьях использован не термин нудуннý («приданое»), а термин шериктум (в русском переводе «приданое») - имущество, которое дочь получала от отца, когда она уходила из дома в жрицы, в другой дом, замуж и т.д. Оно являлось личным имуществом женщины.

Кроме того, для вступления в брак следовало составить брачный контракт: «Если человек возьмет жену и не заключит письменного договора, то эта женщина - не жена» (ст. 128). Однако ни в 175-й, ни в 176-й статье о заключении брачного контракта не говорится.

Если женщина вступала в брак, она получала правовой статус мужа. Это означает, что, если бы по 175-й и 176-й статьям шла речь о браке, то свободная женщина стала бы рабыней. Однако этого не происходит. Исследователи обратили внимание, что по статьям 175-176 женщина, живущая с рабом, как незамужняя женщина, не меняет свой правовой статус и остаётся свободной категории авилум, то есть полноправной свободной.

Если женщина вступала в брак, то она из-под власти отца переходила под власть мужа, что выражалось терминами «жена (аккад. ашшатум) авилума», «жена мушкенума». Исследователи подчёркивают, что женщина, живущая с рабом, не считается «женой» (аккад. ашшатум) раба (вардум), a продолжает называться «дочерью человека» (аккад. марат авелим), то есть остаётся под властью отца как любая незамужняя девушка.

По «Законам Хаммурапи», в браке предусматривался режим общности имущества (ст. 151-152). Однако, рабу предоставлялось имущество в рабский пекулий, и у господина раба и свободной женщины не возникало общности имущества. Чтобы понять, чьё это имущество необходимо обратить внимание на то, что по статье 176 после смерти раба имущество делилось между свободной женщиной и господином раба. Это означает, что половина нажитого имущества являлось собственностью господина, выделенного рабу в качестве рабского пекулия. Господин раба не являлся наследником раба и не наследовал это имущество, а забирал его с приращениями назад как собственник.

Теперь посмотрим на правовой статус детей, рождённых от связи свободной женщины и раба. По общему правилу, дети, рождённые в браке (законнорожденные), получали правовой статус отца. На это указывают термины «дочь и сын авилума», «дочь и сын мушкенума». Внебрачные дети получали правовой статус матери. По ст. 175, дети рождались свободными, то есть получали правовой статус матери, и «…господин раба не может предъявлять претензии к детям дочери человека об обращении их в рабство» (ст. 175). Это указывает на внебрачное происхождение детей.

По общему правилу, дети, рождённые в браке (законнорожденные), находились под властью отца. Поэтому они назывались «дочь и сын авилума», «дочь и сын мушкенума». Внебрачные дети находились под властью матери. В статьях 175-176 дети названы детьми дочери человека, то есть находились под властью матери, а не отца, как любые внебрачные дети. Дети не считались приплодом раба. Это также указывало на внебрачное происхождение детей.

По общему правилу, дети, рождённые в браке (законнорожденные), наследовали имущество отца, внебрачные дети могли получить имущество только от матери. По статье 176, после смерти раба (когда он «уйдёт к судьбе») дети от отца ничего не получали. Свободная женщина - дочь авилума забирала своё добрачное имущество (шериктум), а имущество, нажитое с рабом, делилось пополам. Половину получала женщина и могла передать своё имущество детям по наследству. Вторую половину получал господин раба. Если бы это имущество являлось собственностью раба, то оно перешло бы по наследству детям. Однако этого не происходит. Эту часть имущества забирал господин раба, не являющийся наследником раба. Дети наследовали имущество своей матери, как это происходило с любыми внебрачными детьми.

Таким образом, в статьях 175-176 «Законов Хаммурапи» юридических признаков брака и правовых последствий вступления в брачные отношения нет. Речь идёт о дозволенном законом сожительстве раба дворца или раба мушкенума и свободной женщины - дочери авилума.

Брачных отношений не возникало и при связи свободного мужчины и рабыни. На это указывает тот факт, что дети от рождения получали правой статус матери, то есть являлись внебрачными. Получить свободу, стать вольноотпущенниками рабыня и её дети могли или только после смерти господина (ЗХ, ст. 171), или когда господин при жизни признал отцовство в отношении детей рабыни (сказал детям «мои дети»), освободил этих детей и узаконил их («приравнял их к детям супруги») (ЗХ, ст. 170). Дети рабыни, как внебрачные дети, имущество отца не наследовали (ЗХ, ст. 171). Только в случае узаконения, когда дети рабыни становились свободными вольноотпущенниками и получали права законнорожденных детей, то есть в данном случае становились «детьми авилума», они могли наследовать имущество отца (ЗХ, ст. 170).

Вступление в половую связь с чужой рабыней без дозволения господина рабыни приравнивалось к незаконному использованию чужого имущества, и господин рабыни получал денежное возмещение, то есть защищались имущественные права собственника) [Салическая правда, титул XXV, ст. 3]. Попытка заключить брак с рабыней влекла за собой, в качестве наказания, потерю статуса свободы (максимальное умаление правоспособности) свободным мужчиной. Он становился рабом, хотя, если бы там присутствовали брачные отношения женщина получила бы правовой статус мужа, то есть рабыня получила бы свободу. Этого не происходило. Такое же наказание - обращение в рабство ожидало свободную женщину, если она пыталась вступить в брак с рабом [Салическая правда, титул XXV, ст. 5-6].

Рабам, с дозволения господина, также дозволялось вступать в половую связь с рабынями (в римском праве это называлось contubernium [контуберниум]), для того чтобы господин получил приплод (разэто). Они считались внебрачными детьми и получали правовой статус матери - рабыни, то есть рождались рабами. «Как от коров, кобылиц, верблюдиц, рабынь (даси), буйволиц, коз и овец не производитель получает потомство, [а хозяин]…» [Законы Ману, гл. IX, ст. 48]. Приплод рабынь, как и приплод от самок животных, считался собственностью их хозяина. Данный факт указывает на то, что рабыни не вступают в брак, а дети рабынь являются внебрачными детьми.

Для того чтобы быть свободным следовало быть субъектом права. Субъект права должен иметь правосубъектность (см. определение), которая состоит из правоспособности (см. определение) и дееспособности (см. определение). Правоспособность означала, что человек имел права и обязанности. У раба нет никаких прав и даже обязанностей. Ведь и у собаки нет обязанности охранять дом. Поэтому, если в дом проникнут воры или грабители, собаке нельзя вчинить иск о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по охране дома. Раба нельзя назвать держателем имущества, полученного от господина в рабский пекулий, или лицом, пользующимся чужой вещью - сервитуарием, суперфициарием или эмфитевтом. Поэтому у раба нет правоспособности.

Как имущество, раб не должен был иметь и дееспособность, как её не имели животные или предметы. Однако в древности люди видели, что, в отличие от животных, рабы могли совершать осмысленные действия. Поэтому, в нарушение принципа «раб - это имущество», за рабами признавалась ограниченная дееспособность. Под ней подразумевалось, что рабы могли совершать действия не юридического, не порождающие юридические последствия, которые приносят пользу господину. Это работа в хозяйстве господина. Сделки, даже мелкие, рабы совершать не могли. Ведь сделка предполагает волевые действия лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, то есть сделка порождает юридические последствия. Договоры с рабами считались недействительными. По 7-й статье «Законов Хаммурапи», лицо, заключившее договор с рабом, ожидала смертная казнь. Поэтому рабы не являлись сделкоспособными.

Рабы не несли самостоятельной юридической ответственности. За них отвечал господин, которому и предъявлялись все претензии, если раб совершал правонарушения. Поэтому рабы не имели и деликтоспособности.

У рабов нет всех элементов правосубъектности. Это означает, что рабы не являются субъектами права. Следовательно, рабы - объекты права. Рабы не имеют статуса свободы. А, значит, не могут иметь и статуса гражданства. Это связано с тем, что потеря статуса свободы являлась максимальным умалением правоспособности: терялись все права и обязанности, человек становился объектом права. Для людей того времени рабы - категория имущества. Подтверждением того, что рабы являлись объектами права, движимым имуществом является тот факт, что рабов продавали и покупали, передавали по наследству, дарили, обменивали на другое имущество, отдавали в залог. Современные исследователи выделяют их в сословие несвободных - сословие рабов.

 

Лекция № 4. Возникновение и государственный строй ранней монархии: роль природно-климатического (географического) фактора в возникновении первых древневосточных государств, объединение соседских общин (синойкизм), вóждество (чифдом) простое и сложное, возникновение раннего государства – общины-государства, государственный строй общины-государства в древнем Египте (правитель, совет знати, народное собрание), усиление власти правителя и совета знати, создание административного аппарата управления

 









Дата добавления: 2016-09-20; просмотров: 643; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.038 сек.