24 страница. В результате успешного форсирования Амура и Уссури войска 2-го Дальневосточного фронта во взаимодействии с Краснознаменной Амурской флотилией и пограничными

 

В результате успешного форсирования Амура и Уссури войска 2-го Дальневосточного фронта во взаимодействии с Краснознаменной Амурской флотилией и пограничными войсками очистили за три дня все побережье Амура. Советские корабли получили возможность свободного плавания по реке.

 

Наличие крупных плацдармов в устье Сунгари и районе Благовещенска позволило приступить к развитию наступления войск фронта на харбинском и цицикарском направлениях. Войска 15-й армии развернули наступление по обоим берегам Сунгари. По западному берегу продвигались части 361-й стрелковой дивизии и 171-я танковая бригада, по [235] восточному — 34-я стрелковая дивизия. Однако темпы наступления были невысокими вследствие плохого состояния прибрежных дорог, размытых ливнями. Войска растягивались, тылы отставали. Все это лишало соединения армии возможности наносить быстрые и сосредоточенные удары по укрепленным районам противника.

 

Выход был найден в широком использовании боевых кораблей флотилии. Они выполняли роль передовых отрядов, высаживая десанты и поддерживая наступавшие вдоль Сунгари войска артиллерийским огнем, содействовали овладению сильно укрепленными прибрежными городами.

 

Первым укрепленным районом в низовьях Сунгари после Тунцзяна. куда войска вошли 10 августа, был Фуцзинь. Он занимал прибрежную полосу до 30 км по фронту и до 12 км в глубину, насчитывал свыше 150 дотов и дзотов, имел развитую сеть ходов сообщения и был хорошо обеспечен боеприпасами и продовольствием.

 

Командующий 15-й армией принял решение овладеть Фуцзиньским укрепленным районом с суши и со стороны реки совместными ударами частей 361-й стрелковой дивизии, 171-й танковой бригады и кораблей Краснознаменной Амурской военной флотилии; 1-й бригаде кораблей была поставлена задача высадить на западный берег реки десант в составе двух стрелковых батальонов и штурмовой роты и во взаимодействии с частями стрелковой дивизии, а также танковой бригады штурмом овладеть Фуцзинем.

 

К исходу 11 августа, действуя в условиях разлившихся рек и сплошных болот, когда материальную часть и боевую технику приходилось выносить на себе, части армии совместно с десантом овладели Фуцзинем и другими населенными пунктами, продвинувшись на 10 — 55 км.

 

Противник всемерно пытался задержать наступление советских частей: уничтожал мосты, минировал дороги и перевалы. Однако тесное взаимодействие советских сухопутных войск с флотилией помешало ему использовать узлы сопротивления, оборудованные на берегах. Советские войска избежали затяжных фронтальных боев. Расчет японцев на изматывание не удался и на северном, более трудном по географическим условиям направлении.

 

Японские подразделения, оставив Фуцзинь, отошли на 6 — 8 км южнее, к военному городку и горе Вахулишань, где были расположены главные оборонительные сооружения укрепленного района. Неоднократные попытки передовых частей армии с ходу овладеть вражескими позициями успеха не принесли. Лишь через двое суток, с подходом главных сил 361-й стрелковой дивизии и 171-й танковой бригады, которые из-за бездорожья отстали, Фуцзиньский укрепленный район был взят.

 

Соединения первого эшелона 15-й армии, взаимодействуя с бригадами кораблей флотилии, сломили сопротивление противника юго-западнее Фуцзиня и развивали успех в направлении на Цзямусы. Ее передовые части продвинулись на 20 — 30 км юго-западнее Фуцзиня, заняли город Суйбинсян и ряд насоленных пунктов.

 

5-й отдельный стрелковый корпус развивал наступление на Баоцин. Разгромив противника, корпус передовыми частями овладел Даегоу (35 км севернее Баоцина) и к вечеру продвинулся на 15 км.

 

К исходу 13 августа армия преодолела 30 — 60 км, ее соединения овладели железнодорожной станцией Синшаньчжэнь. Частью сил она выбивала противника, засевшего в опорных пунктах южнее и восточнее Фуцзиня. В одном из таких боев исключительное мужество проявил коммунист старший сержант Муравлев. Он увидел, что командир схватился в рукопашной с японским офицером. В момент, когда японец бросился на него, старший сержант прикрыл командира собой. Удар клинка отсек руку воину, но за это враг поплатился жизнью: автомат Муравлева работал [236] отлично. И тут раненый воин заметил, что враги окружают лейтенанта Бикбаширова. Вскинув автомат одной рукой, Муравлев расстрелял их, но и сам пал смертью храбрых. Политотдел армии выпустил листовку, рассказав в ней о подвиге коммуниста{623}.

 

Соединения 2-й Краснознаменной армии, форсировав Амур, передовыми отрядами и частью сил к вечеру 12 августа подошли к основным узлам сопротивления главной оборонительной полосы противника — Суньу и Ганцзы (15 км северо-западнее Суньу). В течение следующего дня они взломали Ганцзыский и Хомоэрцзиньский узлы сопротивления и почти на 20 км приблизились к мощным укреплениям на правом берегу Суньбилахэ в районе Суньу{624}. 70-й стрелковый полк 3-й стрелковой дивизии вышел на рубеж севернее города, а 214-й стрелковый полк 12-й стрелковой дивизии, высаженный с бронекатеров в районе Цикэ (60 км северо-восточнее Суньу), подошел к нему с востока.

 

В последующие двое суток в район Суньу пробились основные силы 3-й и 12-й стрелковых дивизий. Гарнизон японских войск в городе оказался блокированным с трех сторон.

 

К 14 августа войска 2-го Дальневосточного фронта прорвали долговременную оборону японцев в районе Хэйхэ, преодолели горный хребет Малый Хингаи и передовыми частями достигли Нуньцзяна и Лунчжэня — последних опорных пунктов противника на подступах к Цицикару с севера. Основная группировка войск фронта к этому времени завязала бои за узлы сопротивления Цзямусы, Баоцин, прикрывавшие подступы к Харбину с северо-востока.

 

За шесть дней войска 2-го Дальневосточного фронта прошли 120 км и завязали бои за выходы в Центральную Маньчжурию. Боевые действия войск фронта на этом этапе операции развивались успешно. Несмотря на трудности, войска в тесном взаимодействии с соединениями Краснознаменной Амурской военной флотилии продвигались в среднем на 26 — 30 км в сутки и успешно выполнили задачи, предусмотренные планом операции.

 

В итоге шести дней операции советские и монгольские войска нанесли Квантунской армии серьезное поражение. Они разгромили вражеские войска в 16 укрепленных районах и продвинулись Забайкальским фронтом на 250 — 400 км (выйдя на линию Долоннор, Линьси. Таоань, Ванъемяо), 1-м Дальневосточным фронтом — на 120 — 150 км (линия Литтъпоу, Мулин, Начжин) и 2-м Дальневосточным фронтом — на 50 — 200 км (линия Хлйхэ, Хаоличжэнь, Баоцин), досрочно выполнив поставленные Ставкой задачи.

 

Японское командование, потеряв уже в первые дни управление войсками, до 15 августа не смогло организовать стойкого сопротивления ни на одном из направлений. Однако в ряде укрепленных районов и узлов сопротивления гарнизоны противника оборонялись упорно, и тогда вооруженная борьба принимала ожесточенный характер. Так было в районах Хайлара, Солупи, Фуцзиня, Цзямусы, Суйфыньхэ, Дуннина и Муданьцзяна.

 

Боевые действия войск всех фронтов носили высокоманевренный характер и развивались по сильно разобщенным операционным направлениям. Особенно характерно это было для действий конно-механизированной группы советско-монгольских войск, действовавшей в безводных степях Внутренней Монголии.

 


Глава десятая. Завершение разгрома японских войск. Освобождение северо-восточного Китая

 

1. Развитие наступления советско-монгольских войск

 

Вступление в войну Советского Союза показало японскому правительству, что последняя возможность затянуть ее и добиться приемлемых для себя условий мира исчезла. Уже утром 9 августа состоялось заседание Высшего совета по руководству войной, на котором премьер-министр Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны»{625}. Эту же мысль высказал и министр иностранных дел Того: «Война становится все более безнадежной. Настоящая ситуация настолько критическая, что исключает всякую надежду на победу, и поэтому мы должны немедленно принять Потсдамские условия»{626}. Если ранее представители военщины сопротивлялись даже обсуждению вопроса о капитуляции, то на этом заседании совета они «осознали невозможность продолжения войны, и поэтому ни один из них не возразил министру иностранных дел»{627}.

 

Впервые за всю войну правящая верхушка Японии поняла неизбежность капитуляции, а главным фактором, заставившим ее сделать этот шаг, было вступление в войну Советского Союза. Атомная бомбардировка Нагасаки уже не могла оказать решающего влияния на позицию членов Высшего совета по руководству войной{628}.

 

Задержка с опубликованием императорского рескрипта о капитуляции была вызвана стремлением экстремистской группировки в Высшем совете выторговать ряд выгодных условий. После напряженных переговоров и личного вмешательства Хирохито ранним утром 10 августа японское правительство согласилось принять условия Потсдамской декларации, если союзники сохранят императорскую форму правления. Утром 12 августа министерство иностранных дел Японии получило ответ союзников, в котором в косвенной форме признавалась возможность сохранения института императора{629}. 14 августа кабинет министров документально оформил решение о капитуляции.

 

Несмотря на это, Квантунская армия продолжала оказывать сопротивление наступавшим советским войскам. Вечером 14 августа командование Квантунской армии получило телеграфный приказ генерального [238] штаба с требованием уничтожить знамена, портреты императора, императорские указы и важные секретные документы. Приказа прекратить сопротивление не последовало.

 

В связи с этим Генеральный штаб Советской Армии выступил со специальным разъяснением, в котором подчеркивалось:

 

«1. Сделанное японским императором 14 августа сообщение о капитуляции Японии является только общей декларацией о безоговорочной капитуляции. Приказ вооруженным силам о прекращении боевых действий еще не отдан, и японские вооруженные силы по-прежнему продолжают сопротивление.

 

2. Ввиду изложенного вооруженные силы Советского Союза на Дальнем Востоке будут продолжать свои наступательные операции против Японии»{630}.

 

Начался второй этап Маньчжурской наступательной операции (15 — 20 августа), содержанием которого явились разгром основных сил Квантунской армии на Маньчжурской равнине, освобождение важнейших политических и экономических центров Маньчжурии и начало массовой капитуляции японских поиск.

 

К этому времени советские войска, наголову разгромив эшелон японских войск прикрытия, стремительно продвигались к центральным районам Маньчжурии, окружая основную группировку Квантунской армии.

 

15 августа войска Забайкальского фронта главными силами на всех направлениях вели бои на Маньчжурской равнине. 6-я гвардейская танковая армия силами 5-го гвардейского танкового и 9-го гвардейского механизированного корпусов развивала наступление на Шэньян, а силами 7-го механизированного корпуса — на Чанчунь. Войска конно-механизированной группы вели бои в районе Калгана. По-прежнему успешно наступали соединения 17-й армии на чифынском направлении. 39-я армия закапчивала сосредоточение в районе Ванъемяо. Войска 36-й армии вели бои на подступах к Чжаланьтуню и частью сил уничтожали противника в блокированном Хайларском укрепленном районе. 53-я армия, находясь, как и раньше, во втором эшелоне, двигалась за 6-й гвардейской танковой армией.

 

В результате стремительного продвижения объединений Забайкальского фронта 3-й японский фронт был расчленен на изолированные группы. Все основные пути сообщения на солуньском, хайларском и цицикарском направлениях были перехвачены соединениями Советской Армии. Японское командование, потеряв связь со многими частями, уже не в состоянии было планомерно отводить войска из-под ударов наступавших войск и организовать активное сопротивление.

 

В этих условиях темпы наступления приобретали решающее значение. Только в результате быстрого захвата коммуникаций противника, идущих к тогу и юго-западу, можно было не допустить отхода главных сил Квантунской армии на Ляодунский полуостров и в Северный Китай, а также разгромить их.

 

В соответствии с указанием Ставки Верховного Главнокомандования Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза А. М. Василевский отдал войскам приказ ускорить наступление.

 

Командующий войсками Забайкальского фронта Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский 15 августа уточнил армиям задачи: 17-й армии под командованием генерала А. И. Данилова — развивать успех в общем направлении на Чифын, 6-й гвардейской танковой армии под командованием генерала А. Г. Кравченко — занять Шэньян, 39-й под командованием [239] генерала И. И. Людникова — города Сыпин и Чанчунь, 53-й под командованием генерала И. М. Манагарова — к исходу 23 августа выйти в район Кайлу, конно-механизированной группе советско-монгольских войск генерала И. Л. Плиева, продолжавшей наступление на правом крыле фронта на двух направлениях, предстояло овладеть Чжанцзякоу и Чондэ, 36-й армии под командованием генерала А. А. Лучинского — полностью очистить от противника Хайларский укрепленный район и к исходу 23 августа занять город Цицикар.

 

15 августа войска конно-механизированной группы, которые действовали на калганском направлении, уничтожая отдельные отряды прикрытия противника, продвинулись на 80 км. Ее главные силы — 27-я мотострелковая бригада завязала бой у стен города Чжанбэй. К утру следующего дня туда была подтянута артиллерия, и части бригады атаковали вражеские позиции, овладев вечером Чжанбэем. Разведка, проведенная 17 и 18 августа в направлении Чжанцзякоу, обнаружила в районе Лаобыйтайкоу, Хуанхуапин (12 км южнее Чжанбэя) укрепленный рубеж с дотами, дзотами, развитой системой окопов и ходов сообщения, мощным проволочным заграждением, противотанковым рвом и минными полями{631}.

 

Решительной атакой 21 августа 27-я мотострелковая бригада частью сил проникла в тыл укрепленного района и заняла шоссе, ведущее на Чжанцзякоу. Это заставило противника отойти к городу. Однако попытка овладеть Чжанцзякоу не увенчалась успехом, и бригада была вынуждена отойти в исходное положение. Командующий фронтом приказал прекратить наступление на город, чтобы не переходить рубеж Великой китайской стены — разграничительной линии между советско-монгольскими войсками и войсками китайской 8-й армии{632}.

 

Главные силы долойнорской группировки конно-механизированной группы 18 августа достигли Фыннина, а на следующий день — Чэндэ. Кавалерийские соединения МНРА продвигались в одном переходе за 59-й советской кавалерийской дивизией. Танковые и механизированные части за неимением горючего остановились в районе Долунь. Кавалерийские соединения, двигаясь днем и ночью и преодолевая в среднем до 70 км (в отдельные дни более 100 км), за 6 суток прошли 400 км. Чрезмерное маршевое напряжение привело к большой растянутости соединений, переутомлению личного и конского состава. Войска конно-механизированной группы были вынуждены остановиться, чтобы привести части в порядок и подтянуть тылы.

 

Соединения советско-монгольских войск продемонстрировали способность успешно действовать в сложных физико-географических условиях Маньчжурии на разобщенных направлениях.

 

Войска 17-й армии, уничтожая разрозненные группы противника, 15 — 16 августа с боями прошли до 90 км и 17 августа после короткой схватки с отходящим противником овладели городом Чифын. Сосредоточившись частью сил в Чифыне, армия действовала в направлениях Пинцюань и Линьюань, Суйчжун. 25 августа ее основные силы находились в 5 — 7 км севернее Пинцюань, имея в этом населенном пункте разведотряд.

 

Войска армии вышли к границам Северного Китая, то есть выполнили поставленную задачу. За период операции ее соединения прошли около 900 км. Операция показала высокую боеспособность соединений и частей армии, умение действовать в условиях пустынно-степной и гористой местности.

 

Соединения 6-й гвардейской танковой армии с 15 августа основные усилия направили на овладение Шэньяном, а частью сил продолжали [240] наступление на Чанчунь. Недостаток горючего и труднопроходимые дороги осложняли действия армии. Начались перебои в снабжении войск. Серьезной проблемой стала доставка горючего и боеприпасов. В этих условиях вновь большую роль сыграла транспортная авиация 12-й воздушной армии. Летчики только двух транспортных авиадивизий в ходе операции совершили 1755 самолето-вылетов, доставив войскам фронта 2456 тонн горючего, в том числе 2072 тонны 6-й гвардейской танковой армии, и 186 тонн боеприпасов{633}.

 

Несмотря на трудности, войска 6-й гвардейской танковой армии продолжали выполнять поставленные задачи. В 11 часов 30 минут 20 августа части 5-го гвардейского танкового корпуса вступили в Шэньян, где накануне был высажен воздушный десант. 7-й гвардейский механизированный корпус 19 августа передовым отрядом подошел к городу Чанчунь, но из-за отсутствия горючего дальше двигаться не мог. Одна из его бригад вступила в Чанчунь на второй день после того, как он был занят воздушным десантом. 9-й гвардейский механизированный, корпус сосредоточивался в Тунляо. С 19 августа по мере выхода в намеченные районы соединения армии начали принимать капитуляцию войск Квантунской армии. К этому времени войска армии прошли свыше 1100 км со среднесуточным темпом продвижения более 80 км, досрочно выполнив поставленные задачи.

 

39-я армия развивала наступление вдоль железной дороги на Чанчунь. 94-му стрелковому корпусу была поставлена задача повернуть фронт и наступать в юго-восточном направлении. К исходу 16 августа соединения корпуса достигли Учагоу (80 км северо-западнее Солупи). На следующий день, наступая в общем направлении на Кайтун, Лнонн, Шэньян, Инкоу, армия получила задачу передовыми подвижными отрядами не позднее 23 августа занять Фушунь, Шэньян, Инкоу, Аньдун, Ляоян. Главными силами она сосредоточивалась в районе Таоань, чтобы затем по железной дороге отправиться в Люйшунь и Далянь. 94-й стрелковый корпус армии перешел в резерв фронта в районе Ванъемяо, а его 221-я стрелковая дивизия 29 августа пленила остатки 107-й пехотной дивизии, отходившей в направлении Чанчуня{634}.

 

В итоге войска армии раньше установленного времени выполнили поставленные задачи, преодолев в ходе наступления до 1000 км и выйдя к концу августа на Ляодунский полуостров. Основу успешных боевых действий армии составлял правильный выбор направления главного удара в обход солунь-халун-аршанской группировки противника с юга, что в сочетании со вспомогательным ударом вдоль Таовеньской железной дороги привело к полному разгрому соединений и частей армии Маньчжоу-Го, с помощью которых японское командование рассчитывало не допустить советские войска в район Ванъемяо, Солунь.

 

В результате стремительного продвижения 6-й гвардейской танковой армии в глубь Маньчжурии между левым флангом 17-й армии и правым флангом 39-й армии образовался разрыв до 400 км. В этот разрыв 16 августа была введена из второго эшелона фронта 53-я армия с задачей выйти в район Кайлу. Ее соединения, продвигаясь за 6-й гвардейской танковой армией, преодолевали хребет Большой Хинган и к исходу 17 августа находились в 80 — 90 км от Линьдун. За 5 — 6 переходов они преодолели 180 — 200 км и вышли в район Кайлу.

 

Соединения 36-й армии, действовавшей на левом крыле фронта, 15 — 17 августа продолжали бои по овладению Хайларским укрепленным [241] районом. В ходе боев противник понес значительные потери. Были уничтожены северный узел сопротивления, много опорных пунктов и долговременных огневых точек. 18 августа гарнизон Хайларского укрепленного района прекратил сопротивление. 3823 солдата и офицера во главе с комендантом сдались в плен, но отдельные группы противника оказывали сопротивление до 19 августа.

 

Вследствие быстрого наступления подвижной группы и основных сил армии в направлении Бухэду, Чжаланьтунь. Цицикар и боев в районе Хайлара соединения армии растянулись почти на 300 км. С17 августа передовые части армии стали использовать захваченный подвижной состав и передвигаться по железной дороге. Это ускорило наступление.

 

Благодаря решительным и умелым действиям 30-я армия разгромила противника на хайларском направлении, преодолела хребет Большой Хинган, овладела Чжалайнор-Маньчжурским и Хайларским укрепленными районами, а также важными промышленными и административными центрами Маньчжоу-Го.

 

С 15 по 19 августа войска Забайкальского фронта овладели Калганским и Хайларским укрепленными районами. Продвинувшись в глубь Маньчжурии на 360 — 600 км, к исходу 19 августа объединения и соединения фронта вышли на правом крыле в район Чжанбэй, Чэндэ, Чифын, в центре — Шинъян, Чанчунь, Кайтун, на левом крыле — в район Цицикара. После 20 августа продвижение войск фронта к установленным приказом пунктам проходило почти без сопротивления противника. Лишь в отдельных случаях вражеские части и небольшие гарнизоны, укрывшиеся в лесах, а также отряды смертников пытались препятствовать наступлению советских войск.

 

Войска 1-го Дальневосточного фронта под командованием Маршала Советского Союза К. А. Мерецкова 15 и 16 августа также продолжали наступать на всех направлениях, за исключением района Муданьцзяна, где соединениям 1-й Краснознаменной армии генерала А. П. Белобородова и 5-й армии генерала Н. И. Крылова пришлось вести исключительно напряженные бои.

 

Часть соединений 35-й армии генерала II. Д. Захватаева, которая действовала на правом крыле фронта, сбивая многочисленные засады противника на горных перевалах и дефиле, пересекла горный хребет и спустилась в долину реки Вокэньхэ в 50 — 60 км южнее города Цзямусы, пройдя за три дня около 130 км.

 

Соединения, наступавшие вдоль северного берега реки Мулинхэ из района Дунань на Линькоу, к исходу 17 августа достигли города Цзиси и продолжали очищать от противника и уничтожать блокированные огневые точки в Хутоу и Хулиии.

 

Войска 1-й Краснознаменной армии вели упорные бои за Муданьцзян, лежавший на пути в глубь Маньчжурии. Сам город был сильно укреплен. На его подступах японцы возвели железобетонные доты. Стремясь не допустить советские войска на окраины, они взорвали два железнодорожных и бетонный мосты у пригородной станции Эхэ.

 

Используя реку Муданьнзян в качестве удобного естественного рубежа, японское командование создало вокруг города сильную оборону — два оборонительных обвода. Внешний обвод состоял из двух оборонительных позиций, включавших большое количество долговременных и деревоземляных сооружений. Перед каждой позицией находились противотанковые рвы, а перед первой — минное поле и проволочные заграждения.

 

Город обороняли войска 122-й пехотной дивизии, являвшейся резервом 1-го японского фронта, остатки 124, 125, 126 и 135-й пехотных дивизий, отряды смертников, а также другие части и подразделения. [242] Пехота совместно с танками неоднократно предпринимали контратаки, а смертники устраивали засады{635}.

 

Передовым частям 26-го стрелкового корпуса в результате этих контратак пришлось отойти на восточный берег реки Муданьцзян в 5 км севернее города Эхэ. Однако в ходе этих боев противник понес настолько большие потери, что был уже не в состоянии долго удерживать город.

 

К вечеру 15 августа на муданьцзянском направлении сложилась следующая обстановка. В полосе наступления 1-й Краснознаменной армии, части и соединения 59-го стрелкового корпуса, прикрыв свой правый фланг, наступали на Муданьцзян с севера вдоль дороги Линькоу — Муданьцзян. 26-й стрелковый корпус, отойдя на восточный берег реки, готовился к штурму города, для чего подтягивал соединения второго эшелона.

 

Части 65-го стрелкового корпуса 5-й армии вели бой за овладение внешним обводом муданьцзянского оборонительного рубежа и в конце дня вышли непосредственно к городу Эхэ с северо-востока. Действия главных сил армии справа, севернее дороги Мулин — Муданьцзян, обеспечивали соединения того же корпуса{636}.

 

Одновременно 72-й стрелковый корпус с частями усиления наступал на юго-запад от дороги Мулин — Муданьцзян, имея задачу расширить фланги армии. Соединения корпуса вышли на рубеж 8 км юго-западнее Муданьцзяна, 25 км юго-западнее Мулина. 45-й стрелковый корпус частью сил прикрывал правый фланг армии на линии Мацяоху, Синьюаньчжань. 16 августа после перегруппировки войска фронта при активной поддержке бомбардировщиков и штурмовиков 9-й воздушной армии генерала И. М. Соколова нанесли совместный удар по муданьцзянской группировке противника. В 6 часов 22-я стрелковая дивизия 26-го стрелкового корпуса, форсировав реку, заняла исходное положение в 5 км севернее Муданьцзяна. Через час 26-й стрелковый корпус перешел в наступление. К 9 часам части 300-й стрелковой дивизии с 257-й и 77-й танковыми бригадами во взаимодействии с соединениями 65-го стрелкового корпуса 5-й армии овладели Эхэ. В бою за город особое мужество проявили танкисты 77-й бригады.

 

В ходе атаки прямым попаданием снаряда в танк были выведены из строя пушка и пулемет, тяжело ранены командир, башенный стрелок и стрелок-радист. Остался невредимым лить механик-водитель комсомолец Антоненко. На предельной скорости он повел танк на огневые позиции врага, уничтожил четыре орудия противника, разогнав и частично подавив их расчеты. Танк Антоненко первым ворвался в город Эхэ, но здесь японцы окружили его и потребовали от танкиста сдаться. В ответ советский воин бросил через люк несколько гранат и открыл огонь из автомата. Потеряв надежду взять танкиста живым, японцы подожгли танк. Контуженный взрывной волной, израненный осколками брони танка, комсомолец продолжал вести бой в горящей машине и продержался до подхода главных сил бригады{637}.

 

Части 22-й стрелковой дивизии к этому времени завязали бой за северную и северо-западную окраины Муданьцзяна. Выход сил дивизии в тыл и фланг противника, оборонявшему западный берег реки, решил исход боя. Японцы стали отходить к центру города. В 11 часов начали переправляться через реку главные силы 300-й стрелковой дивизии, а 257-я и 77-я танковые бригады во взаимодействии с соединениями 65-го стрелкового корпуса 5-й армии повели наступление вдоль западного берега на юг и, [243] захватив переправы в районе Эхэчжаня (3 км южнее города Муданьцзян), в 13 часов ворвались на его юго-восточную окраину. Враг оказал отчаянное сопротивление. Четыре часа шли упорные бои за каждый квартал, улицу, дом. Лишь к вечеру город был очищен от противника. 17 августа остатки разбитых под Муданьцзяном войск беспорядочно отходили на запад, прикрываясь арьергардными отрядами и группами смертников.

 

Овладев Муданьцзяном, войска 1-го Дальневосточного фронта расчленили 1-й фронт Квантунской армии и вышли на оперативный простор на харбинском и гиринском направлениях.

 

Соединения 1-й Краснознаменной армии стремительно наступали на Харбин, преодолевая сопротивление мелких вражеских групп. Ее 26-й стрелковый корпус в течение дня продвинулся на 14 км, заняв ряд населенных пунктов.

 

Войска 5-й армии повернули фронт на Гирин и, развивая удар на юго-запад от Муданьцзяна, форсировали одноименную реку южнее Веньчжуньчжань. Части и соединения 72-го стрелкового корпуса прошли с боями 20 — 25 км, очистив от противника 22 населенных пункта, в том числе город Нинъань. расположенный в 30 км к югу от Муданьцзяна{638}.

 

Между тем 25-я армия генерала И. М.Чистякова, действовавшая на левом крыле фронта, вела наступление в западном и южном направлениях. Части 259-й танковой бригады и подвижная группа фронта — 10-й механизированный корпус, который был введен в бой в полосе наступления армии, вечером 15 августа овладели Ванцином — важным пунктом на пути к Корее, а также Гирину и Харбину. Главные силы 10-го механизированного корпуса, преодолев перевал у Шитоухэцзы и разгромив засаду на перевале Тайженлин, к исходу 17 августа сосредоточились в Шуаньхэчжане (20 км севернее Ванцина). 16 августа передовые части 25-й армии в результате уличных боев полностью очистили Ванцин от противника. 88-й стрелковый корпус форсировал реку Тумыньцзян (Туманган) и передовыми отрядами завязал бой за город Ондзио (Онсои) на территории Северной Кореи в 10 км восточное Тумыни. 17 августа был освобожден крупный узел железных и шоссейных дорог близ границы с Кореей — город Тумынь.

 

Внезапное появление механизированных соединений на правом фланге муданьцзянской группировки ускорило разгром основных сил 1-го фронта Квантунской армии. Бывший командующий 5-й японской армией генерал Н. Симидзу при допросе показал: «Мы не ожидали, что русская армия пройдет через тайгу, и наступление русских внушительных сил со стороны труднодоступных районов оказалось для нас совершенно неожиданным. Потери 5-й армии составили более 40 тыс., то есть две трети ее состава. Оказывать дальнейшее сопротивление она не могла. Как бы мы ни укрепляли Муданьцзян, отстоять его но представлялось возможным»{639}.








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 1223; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.019 сек.