ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» И ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ 153 2 страница

31 Congressional Record, vol. 75, p. 4052.

32 Ibid., p. 13128.

33 Chandler L. America's Greatest Depression, 1929—1941. N. Y., 1970, p. 51.

34 Farm Relief and Agricultural Adjustment Acts / Compl. by E. A. Lewis. Wash., 1950,
p. 1—10.


 

35 The First Annual Report of the Federal Farm Board. Wash., 1930, p. 27.

36 Haskell E. Stabilization Operations of the Federal Farm Board. N.Y., 1933, p. 15, 25.

37 Romasco A. The Poverty of Abundance. Hoover, the Nation, the Depression. N. Y.,
1965, p. 58.



II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»


«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» И ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ



 


Осенью 1931 г. наступил новый этап финансово-экономической поли-
тики республиканской администрации. Резкое ухудшение хозяйственной
конъюнктуры, новое углубление кредитно-финансового кризиса, уча-
стившиеся крахи крупных банков — все это заставило правительство
Гувера отступить от канонов «твердого индивидуализма» и перейти к
прямому субсидированию монополий. В октябре 1931 г. Г. Гувер высту-
пил с инициативой создания Национальной кредитной корпорации с
капиталом в 500 млн. долл., который предполагалось собрать за счет
добровольных взносов банковских групп. Однако владельцы крупнейших
банков вовсе не намерены были расходовать средства на помощь своим
коллегам, попавшим в затруднительное положение. Тогда на спасение
монополистических финансовых учреждений, оказавшихся перед угрозой
краха, были брошены крупные государственные фонды.

В январе 1932 г. конгресс принял закон об основании Реконструктив-
ной финансовой корпорации (РФК) с первоначальным капиталом в
2 млрд. долл., который затем несколько раз увеличивался за счет новых
бюджетных ассигнований. До марта 1933 г., т. е. до истечения срока
полномочий гуверовской администрации, РФК распределила субсидий и
займов на 2,1 млрд. долл. Более 2/з этой суммы попало в руки банков,
страховых и ипотечных компаний, железнодорожных фирм и других
монополистических кредитно-финансовых учреждений. На долю же мил-
лионов рабочих и фермеров достались лишь жалкие крохи. По справед-
ливому замечанию американского историка С. Морисона, «РФК мало
что дала тем, кто больше всего нуждался в помощи» 38.

Отдельные меры социально-экономической политики правительства;
Гувера и особенно деятельность РФК были наглядным свидетельством
того, что в период экономического кризиса 1929—1933 гг. в США вновь
начали усиливаться государственно-монополистические тенденции. Кри-
зис оказался важнейшим катализатором ускорения процесса перераста-
ния монополистического капитализма в государственно-монополистиче-
ский. Однако пока у власти находилась республиканская администрация
с характерной для нее философией индивидуализма, эти тенденции об-
наруживались лишь эпизодически, а главное, проявлялись прежде всего
в форме государственного субсидирования монополий, а не в форме не-
посредственного экономического регулирования. К тому же они почти
совершенно не распространялись на сферу социальных отношений.

Правительство Гувера не сумело, следовательно, подняться до осо-
знания необходимости полного разрыва с индивидуалистической идеоло-
гией и перехода к новым, государственно-монополистическим принципам
решения экономических и социальных проблем. Но именно этого настоя-
тельно требовали и объективный ход социально-экономического развития
Соединенных Штатов в эпоху общего кризиса капитализма, и конкрет- .
нал обстановка в стране в начале 30-х годов, поставившая перед правя-
щими кругами США насущную задачу спасения и укрепления капита-
листических устоев, потрясенных до основания ударами «великого кри-
зиса».


3. СОЦИАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

Тяжелейшие удары экономического кризиса, которые обрушивались
на страну на протяжении нескольких лет, неслыханное обострение
нужды и бедствий миллионов трудящихся, антинародный, промонополи-
стический курс политики буржуазного правительства — такова была
объективная основа, на которой в Соединенных Штатах в начале
30-х годов возникла новая волна массового рабочего и демократиче-
ского движения.

Правда, на какое-то время рабочий класс США оказался застигнутым
врасплох. Это было вполне закономерно: ведь степень его профессио-
нальной организованности была чрезвычайно низкой. К концу 20-х го-
дов лишь около 10% рабочих были членами профсоюзов39. В основных
отраслях промышленности по-прежнему безраздельно господствовала
система «открытого цеха». Да и сами тред-юнионы как органы защиты
материальных интересов трудящихся переживали в 20-е годы серьезные
затруднения, и их численность все более сокращалась. Если в 1920 г.
в профсоюзах страны насчитывалось 5034 тыс. членов, то к 1929 г. их
число сократилось до 3625 тыс. За время кризиса численность профес-
сионально организованных рабочих в США упала еще больше: в 1933 г.
она составила лишь 2857 тыс.40.

Возможности организованного рабочего движения Соединенных Шта-
тов существенно уменьшались и в результате того, что профсоюзное
руководство, находясь в тенетах гомперсистской идеологии «делового»
юнионизма, оказалось не в состоянии выдвинуть отвечавшую потребно-
стям времени программу борьбы за социальные интересы рабочего клас-
са. Лидеры АФТ ничего не сумели предложить для того, чтобы противо-
стоять наступлению монополий и воспрепятствовать перекладыванию
всех тягот кризиса на плечи трудящихся. Они не поддержали даже мно-
гие элементарные требования, выдвинутые рядовыми рабочими. Так,
вплоть до 1932 г. руководство АФТ систематически отвергало государст-
венное страхование по безработице. Неудивительно, что профсоюзы,
входившие в состав АФТ, теряли все новые десятки и сотни тысяч чле-
нов. В то время как численность независимых союзов оставалась более
или менее стабильной, колеблясь в годы кризиса примерно на уровне
700 тыс., число членов АФТ за 1929—1933 гг. сильно сократилось:
с 2934 тыс. до 2127 тыс., или на 28%.

В условиях низкой профессиональной организованности американ-
ского пролетариата, апатии и растерянности в профдвижении, а также
прямой сделки лидеров АФТ с правительством, в результате которой
профсоюзам было навязано обязательство воздерживаться от забастовок,
стачечное движение, не отличавшееся большим размахом и до наступле-
ния кризиса, после первых же его ударов ослабло еще больше. По дан-
ным официальной статистики, в 1930 г. в стране бастовали всего лишь
183 тыс. рабочих. По сравнению с 1929 г. число стачечников в США
уменьшилось более чем на 100 тыс., т. е. на 37% 41. Давно уже стачеч-


 


38 Morison S. The Oxford History of the American People. N. Y., 1965, p. 946.


 

39 История рабочего движения в США в новейшее время: В 2-х т. М., 1970—1971,
т. 1, с. 210.

40 Historical Statistics of the United States, p. 177.

41 Ibid., p. 179.


 

II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»

ное движение американских рабочих не опускалось до столь низкого
уровня.

Однако даже в чрезвычайно неблагоприятной обстановке экономиче-
ского кризиса, когда проведение стачек было до крайности затруднено,
когда каждая забастовка требовала от ее участников величайшей стой-
кости, мужества и самоотверженности, сотни тысяч рабочих все равно
продолжали борьбу. После нескольких месяцев шока и растерянности,
вызванных внезапными ударами кризиса, они стали оказывать все более
активное сопротивление наступлению предпринимателей. Уже в 1931 г.
число стачечников в США увеличилось до 342 тыс. Примерно на этом
же уровне (324 тыс.) оно оставалось и в 1932 г.

Наиболее крупные и боевые выступления тех лет произошли летом
1931 г. в угольных районах Пенсильвании, Огайо и Западной Виргинии.
Более 40 тыс. горняков этих районов в течение 2,5 месяца вели упорную
борьбу против сокращения заработной платы, массовых увольнений и
антипрофсоюзного террора, развязанного шахтовладельцами. Действия
рабочих возглавлялись прогрессивным Национальным союзом горняков,
входившим в состав руководимой коммунистами Лиги профсоюзного
единства (ЛПЕ) 42. Но и многие рядовые члены АФТ, не считаясь с
призывами реформистских лидеров воздерживаться от забастовок, все
чаще вступали на дорогу активной стачечной борьбы. Крупные выступ-
ления провели в 1931—1932 гг. шахтеры Кентукки и Иллинойса, тек-
стильщики Массачусетса, швейники Нью-Йорка. Таким образом, после
длительного периода спада забастовочной борьбы, начавшегося в годы
капиталистической стабилизации и еще более углубившегося в первые
месяцы экономического кризиса, стали обозначаться первые признаки
оживления стачечного движения. Это постепенно создавало основу для
нового подъема забастовочной борьбы, которая началась со второй поло-
вины 1933 г.

Гораздо более интенсивно развивалось движение безработных. В пе-
риод кризиса оно стало главной формой борьбы рабочего класса, большая
часть которого была в той или иной степени затронута безработицей.
Оказавшись в особенно бедственном положении, миллионы безработных
раньше и энергичнее, нежели другие группы трудящегося населения,
вступили на путь борьбы за удовлетворение неотложных нужд народа.

Движение безработных, развернувшееся в начале 30-х годов, было
первым массовым выступлением американского пролетариата, в котором
руководящую роль играли коммунисты. Уже в декабре 1929 г., т. е.
сразу же после наступления экономического кризиса, Коммунистиче-
ская партия разработала конкретную программу действий безработных.
Коммунисты призывали их бороться за введение государственной си-
стемы социального обеспечения, в том числе страхования по безработи-
це, за оказание немедленной помощи безработным со стороны федераль-
ного правительства, властей штатов и городских муниципалитетов, за
организацию широкой сети общественных работ со справедливой опла-
той труда. Под руководством Компартии 6 марта 1930 г. были проведены
массовые демонстрации протеста против безработицы. Сотни тысяч ра-
бочих вышли на улицы Нью-Йорка, Чикаго, Детройта, Питтсбурга, Фи-
ладельфии и других индустриальных центров. Всего в этот день демон-

42 Курков Н. В. Борьба американских шахтеров, 1929—1939 гг. М,, 1971, с. 60—66.


«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» И ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ 165

стрировало около 1250 тыс. рабочих. Это было самое крупное выступле-
ние безработных в истории США.

По инициативе и под руководством коммунистов в первые же меся-
цы кризиса в различных районах страны началось создание широкой
сети местных советов безработных, которые активно участвовали во всех
выступлениях в рабочих кварталах городов, вели борьбу против выселе-
ний безработных и членов их семей из жилищ за невзнос квартирной
платы, требовали от местных властей срочных мер помощи гражданам,
потерявшим работу. В июле 1930 г. в Чикаго состоялся первый общена-
циональный съезд безработных. Делегаты съезда, прибывшие из самых
различных частей страны, единодушно одобрили выдвинутую коммуни-
стами программу борьбы за оказание немедленной помощи рабочим, ли-
шившимся работы, и за введение федеральной системы социального
страхования. Съезд создал Национальный совет безработных, ставший
авторитетным органом всего движения.

Летом 1930 г., вскоре после чикагского съезда безработных, Коммуни-
стическая партия разработала законопроект о социальном страховании,
получивший впоследствии название «рабочего билля». Законопроект пре-
дусматривал выплату пособий по безработице, старости и болезни в раз-
мере средней заработной платы промышленного рабочего, причем какая
бы то ни было дискриминация по признакам пола, расы, религиозных или
политических убеждений должна была быть запрещена. Фонд социально-
го страхования предполагалось создать путем дополнительного налогового
обложения крупного капитала, а также за счет сокращения ассигнований
на военные цели. Деятельность федеральных учреждений социального
обеспечения должна была проходить под постоянным контролем предста-
вителей рабочих организаций 43.

Предложение коммунистов о скорейшем введении федеральной систе-
мы социального страхования нашло широкий отклик среди трудящихся.
Во многих письмах, адресованных конгрессменам и другим политическим
деятелям, нередко предлагалось усилить налоговое обложение крупного
капитала для создания достаточно прочной финансовой базы социально-
го обеспечения. «Почему бы не заставить владельцев крупных доходов
нести справедливую долю налогового бремени?— говорилось, например,
в письме одного из жителей Милуоки Ф. Лафоллетту, датированном сен-
тябрем 1930 г.— Увеличение налогообложения высоких доходов могло
бы стать средством создания фонда, из которого выплачивались бы столь
необходимые пенсии престарелым и пособия безработным. Для этого надо
обеспечить принятие соответствующего законодательства» 44.

Программа, изложенная в «рабочем билле», находила поддержку мно-
гочисленных демонстраций и голодных походов безработных в различных
районах страны. Один из первых крупных голодных походов состоялся в
октябре 1930 г. в Нью-Йорке, за ним последовали походы безработных в
Чикаго, Детройте, Сакраменто и многих других городах. С февраля-мар-
та 1931 г. при активном участии Компартии началось проведение мас-

43 Шкун-дин М. 3. К истории государственно-монополистической социальной поли-
тики США (1929—1939). М., 1980, с. 42.

44 J. L. Bitker to Philip La Follette, September 30, 1930.—Wisconsin State Historical
Society, Manuscript Library, Madison (Wis.), Philip F. La Follette Papers, Box 1,
fold. 6.



II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»


«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» И ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


 


совых голодных походов к столицам штатов. До конца года такие марши
были организованы в 11 штатах.

На волне этого подъема рабочего движения в ноябре-декабре 1931 г.
по инициативе и под руководством Коммунистической партии был про-
веден первый национальный голодный поход безработных на Вашингтон.
7 декабря 1931 г., в день открытия очередной сессии конгресса, большая
группа участников похода прошла по улицам американской столицы, тре-
буя от конгресса и президента немедленных мер помощи безработным,
и в частности принятия закона о введении федеральной системы соци-
ального страхования. Власти не пустили делегацию безработных ни в зда-
ние конгресса, ни в Белый дом. Тем не менее стойкость и организован-
ность участников национального голодного похода произвели большое
впечатление на всю страну.

Другим важным событием классовой борьбы в США, вписавшим одну
из наиболее ярких страниц в летопись социальных бурь кризисного перио-
да, стал поход ветеранов первой мировой войны на Вашингтон летом
1932 г. Состав участников похода был очень пестрым. Наряду с рабочи-
ми было много разорившихся фермеров, мелких торговцев и предприни-
мателей, служащих, другого разночинного люда. Руководящую роль в
этом движении ветеранов войны, в рядах которых было немало членов
Американского легиона, заняла группа мелкобуржуазных лидеров во
главе с бывшим управляющим консервной фабрикой в Портленде (штат
Орегон) У. Уотерсом. Бывшие солдаты, белые и негры, вместе со своими
семьями направились в Вашингтон, к самому президенту, чтобы потребо-
вать у правительства выплаты так называемого бонуса, т. е. компенса-
ции за службу в армии в период первой мировой войны. Эта компенса-
ция была узаконена конгрессом еще в 1924 г., однако по условиям за-
кона выплата ее должна была начаться только в 1945 г. В условиях
кризиса, принесшего миллионам американцев безработицу, нищету и го-
лод, ветераны потребовали немедленной выплаты компенсационных сумм.
Первые отряды участников похода начали прибывать в Вашингтон в
конце мая 1932 г., а уже к середине июня в столице США собралось
около 24 тыс. человек45, разместившихся во временном лагере на берегу
реки Потомак. Присутствие столь большой армии голодных и озлоблен-
ных людей не могли не учитывать многие конгрессмены. Поэтому палата
представителей большинством голосов решила удовлетворить требование
ветеранов. Однако сенат по настоянию президента Гувера отверг билль
о немедленной выплате бонуса, принятый палатой. Это вызвало всеобщее
возмущение ветеранов войны, которые решили продолжать борьбу. Даже
консервативный по своим политическим убеждениям руководитель похо-
да У. Уотерс заявил на одном из митингов: «Отказ конгресса от немед-
ленной уплаты бонуса не внесет расстройства в наши ряды. Мы останем-
ся здесь до тех пор, пока не добьемся своего» 46.

Под влиянием всех этих событий движение ветеранов войны подня-
лось на более высокую ступень: участники похода начали требовать не
только выплаты бонуса, но и введения системы социального страхования.
Более действенными стали формы движения. Круглосуточное пикетиро-
вание Капитолия, массовые демонстрации, самочинные вселения в пу-

45 New York Times, 1932, July 21.

46 Ibid., July 15.


стующие правительственные здания, замена консервативного руководства
выборными комитетами ветеранов — все это свидетельствовало о росте
радикальных настроений, о повышении сознательности и организованно-
сти участников похода.

Тогда правительство решило действовать. 28 июля 1932 г. по приказу
Гувера и под руководством начальника штаба американской армии гене-
рала Д. Макартура против ветеранов войны были брошены регулярные
войска. Расправа была короткой, но жестокой: участников похода разо-
гнали, а временный лагерь, где они жили вместе со своими семьями, со-
жгли. Все ветераны были силой выдворены из Вашингтона. Таков был
ответ республиканской администрации на мирное движение народных
масс, стремившихся добиться хотя бы небольшого улучшения своего
положения. Но расправа над ветеранами войны не напугала трудящихся.
Движение безработных развернулось с новой силой. В декабре 1932 г.
жители Вашингтона встречали на улицах города участников второго на-
ционального голодного похода, которые от имени миллионов безработных
потребовали от конгресса принятия чрезвычайных мер помощи рабочим
и фермерам.

Наряду с коммунистами в движение безработных все более активно
стали включаться Социалистическая партия и связанная с ней левая оп-
позиционная группа в рядах АФТ, которая еще в 1929 г. оформилась в
организацию под названием Конференции за прогрессивное рабочее дей-
ствие. В начале 30-х годов социалисты и новая оппозиционная группа
профсоюзных деятелей приступили к созданию рабочих альянсов, лиг без-
работных граждан и других ассоциаций безработных на местах. В боль-
шинстве случаев эти организации направляли свои усилия в русло дви-
жения самопомощи, т. е. объединения различных профессиональных
групп безработных в целях совместного производства предметов первой
необходимости и взаимного натурального обмена ими. К концу 1932 г.
организации самопомощи охватывали по всей стране по крайней мере до
полумиллиона безработных. Однако по мере обострения кризиса рабочие
альянсы и лиги безработных граждан все чаще выходили за эти узкие
рамки и нередко становились важными орудиями борьбы рабочего класса.
В ряде случаев они вступали в непосредственный контакт с руководимы-
ми коммунистами советами безработных.

Активное участие Коммунистической партии во всех важнейших вы-
ступлениях американского пролетариата и особенно проявленная ею
инициатива в организации массового движения безработных значительно
увеличили ее влияние среди трудящихся. Быстро возрастал и реальный
политический вес левых сил профсоюзного движения. Лига профсоюзно-
го единства, действовавшая под руководством коммунистов, в 1933 г. на-
считывала уже около 100 тыс. членов. Прогрессивные союзы ЛПЕ и
радикальная оппозиция внутри АФТ завоевывали на свою сторону сот-
ни тысяч рядовых членов реформистских профсоюзов, которые не хотели
больше оставаться пассивными жертвами кризиса и проявляли недовольст-
во капитулянтской политикой своих руководителей.

В деятельности Коммунистической партии США и в эти годы все
еще продолжали сказываться ошибки сектантского характера. В своей
агитации среди рабочих коммунисты нередко выдвигали на первый план
конечные цели борьбы, программу «революционного выхода из кризиса»,
не всегда уделяя достаточное внимание конкретным повседневным нуж-



II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»


«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» И ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ



 


дам рабочих. В ЛПЕ давал себя знать крен в сторону «параллельного»
юнионизма, делался упор на создание независимых прогрессивных проф-
союзов даже тогда, когда жизнь требовала проведения активного курса
на укрепление левой оппозиции в реформистских союзах АФТ 47. Успехи
коммунистов в организации широкого движения безработных со всей
убедительностью показывали острую необходимость и важность скорейше-
го избавления от любых проявлений догматизма и сектантства.

Массовые движения социального протеста охватили не только миллио-
ны рабочих. Активными участниками демократических антимонополисти-
ческих движений выступали и широкие слои фермеров, чье недовольство
своим положением ощущалось еще в годы стабилизации. Когда в 1929 г.
началось новое обострение аграрного кризиса, когда цены на важнейшие
продукты земледелия и животноводства неудержимо покатились вниз,
а попытки Федерального фермерского управления добиться стабилизации
рынка окончились полным провалом, возмущение фермеров достигло
крайних пределов. Даже организации крупнокапиталистического фермер-
ства — Американская федерация фермерских бюро и орден грейндже-
ров — в начале 30-х годов перешли в оппозицию политике республикан-
ской администрации. Но главным средоточием недовольства в сельских
районах страны стал Фермерский союз, отличавшийся от других фермер-
ских организаций тем, что защищал не только интересы аграрной буржуа-
зии, но в известной мере и интересы мелкого фермерства. В ноябре
1930 г. президентом Фермерского союза был избран один из лидеров ра-
дикального крыла фермерского движения — Джон Симпсон 48.

Первые крупные выступления фермеров начались весной 1931 г. в
Айове, где в районах молочного животноводства развернулась широкая
кампания протеста против принудительного обследования молочного скота
на предмет обнаружения коров, больных туберкулезом. В ходе этой свое-
образной «коровьей войны», продолжавшейся с перерывами несколько
месяцев до сентября 1931 г., произошли вооруженные столкновения фер-
меров с полицией и национальной гвардией. Участники движения были
особенно возмущены тем, что мясо забитых животных продавалось по по-
ниженным ценам крупным мясопромышленным фирмам и после перера-
ботки пускалось в розничную продажу49. «Коровья война» в Айове была
лишь одним из стихийных проявлений назревавшего фермерского возму-
щения, своеобразной формой борьбы фермерства против монополисти-
ческих посреднических компаний.

Летом 1932 г., в период наибольшего углубления экономического кри-
зиса, начался новый этап фермерского движения. От отдельных стихий-
ных и разрозненных выступлений фермеры перешли к массовой органи-
зованной борьбе против различных форм монополистической эксплуата-
ции, стремясь добиться улучшения своего бедственного положения.
Важнейшим средством этой борьбы стало движение фермерского бойкота.
В мае 1932 г. в Де-Мойне (штат Айова) по предложению группы ради-
кальных деятелей Фермерского союза была проведена конференция, ко-
торая обратилась ко всем фермерам страны с призывом прекратить про-

47 Foster W. Z. History of the Communist Party of the United States, p. 285, 292.
48 Saloutos Т., Hicks J. D. Agricultural Discontent in the Middle West, 1900—1939. Madison (Wis.), 1951, p. 430—431, 443.

49 Kramer D. The Wild Jackasses. The American Farmer in Revolt. N. Y., 1956, p. 209—210


дажу сельскохозяйственной продукции до тех пор, пока не будет
достигнут более высокий уровень цен. Для руководства движением бой-
кота была создана специальная организация — Стачечная ассоциация
фермеров — во главе с видным деятелем Фермерского союза Мило Рено.

По плану, разработанному ассоциацией, в августе 1932 г. начали за-
бастовку фермеры-молочники Айовы. Затем движение бойкота быстро рас-
пространилось на Миннесоту, Северную и Южную Дакоту, Небраску,
Висконсин и некоторые другие штаты Среднего Запада — этого основно-
го сельскохозяйственного района страны. Один из местных политических
деятелей с тревогой говорил в те дни, что фермерская забастовка «гро-
зит охватить весь Средний Запад подобно огню в прериях» 50. В борьбе
приняли активное участие не только массы трудящегося фермерства, но
и значительная часть фермерской буржуазии. На дорогах, ведущих в горо-
да, появились забастовочные пикеты. Фермеры заваливали шоссе бревна-
ми, камнями, старыми повозками, задерживая фургоны, цистерны и гру-
зовики, которые подвозили сельскохозяйственную продукцию на скупоч-
ные пункты, принадлежавшие посредническим фирмам.

Власти мобилизовали против забастовщиков крупные полицейские
силы. Но это только подлило масла в огонь, и движение бойкота пере-
хлестнуло рамки мирной кампании отказа от продажи сельскохозяйствен-
ных товаров. На подступах к некоторым городам Айовы и Небраски про-
исходили вооруженные столкновения фермеров с полицией и охранными
отрядами, созданными руководством посреднических компаний. Борьба
длилась более двух месяцев. Путем насилия, угроз и посулов властям
удалось постепенно ослабить фермерскую забастовку и к концу октября

1932 г. добиться ее прекращения 51.

Однако развитие фермерского движения в США не приостановилось.
В конце 1932 — начале 1933 г. в различных районах страны участились
случаи сопротивления принудительной распродаже фермерской собствен-
ности за неуплату долгов и налогов. Большие группы фермеров являлись
на торги и под угрозой насилия не разрешали никому принимать участие .
в аукционе. Другой формой сопротивления стали так называемые «гро-
шовые распродажи». Для этой цели выделялось обычно несколько чело-
век, которые участвовали в аукционе, предлагая предельно низкие цены
за распродаваемое имущество. Больше никто к торгам не допускался.
Фермеры заставляли кредиторов принимать в погашение долга несколь-
ко долларов, вырученных на аукционе, а «купленное» таким путем иму-
щество возвращали его первоначальному владельцу.

Подобные формы борьбы стали вскоре повседневным явлением. По
подсчетам американского историка Дж. Шоувера, в январе-феврале

1933 г. в различных районах страны произошло по меньшей мере 76 слу-
чаев «грошовых распродаж» 52. Общее же число выступлений против
принудительной распродажи фермерской собственности было гораз-

до большим. По свидетельству журнала «Нейшн», в отдельные дни пер-
вой половины января 1933 г. было по 10—20 случаев срыва фермерами
торгов 53.

50 Shover J. Cornbelt Rebellion. The Farmer's Holiday Association. Urbana (111.), 1965,
p. 45.

51 Золотухин В. П. Фермеры и Вашингтон. М., 1968, с. 48—53.

52 Shover J. Op. cit., p. 77.

53 Nation, 1933, Mar. 8, p. 255.


 

II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»

Во многих фермерских выступлениях 1932—1933 гг., особенно в со-
противлении принудительной распродаже ферм, энергично участвовала
Лига объединенных фермеров, руководимая коммунистами, которые не-
устанно пропагандировали в массах идею единства рабочих и фермеров
в борьбе против монополий. Этот лозунг находился в центре внимания
делегатов национальной фермерской конференции, которая была проведе-
на в Вашингтоне в декабре 1932 г. по инициативе и под руководством
коммунистов. Конференция потребовала немедленного создания госу-
дарственного фонда помощи нуждающимся фермерам в размере
500 млн. долл., отсрочки уплаты долгов и налогов, законодательного за-
прещения принудительных продаж ферм 54 Для помощи фермерам в
борьбе за осуществление этой программы был учрежден Национальный
фермерский комитет действия, который стал координационным центром
левых сил фермерского движения.









Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 1818; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.018 сек.