I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ 8 страница

Примечательной с точки зрения свидетельства о переоценке старых
взглядов об «экономической пустоте» СССР является запись беседы гла-
вы представительства Всероссийского текстильного синдиката (ВТС) в
США А. С. Гомбарга с министром торговли Г. Гувером. В письме об
этой беседе председателю ВТС от 22 сентября 1925 г. Гомбарг сообщал:
«С Гувером у меня старое знакомство. Мы уже не раз беседовали
относительно СССР. Первый вопрос, который он мне задал, был: „Ну,
как Вы нашли Россию?". У него, безусловно, нет ни малейшего сомне-
ния относительно экономического возрождения, и хотя он все еще вор-
чит по поводу коммунистических методов, он признает, что СССР сделал
крупный экономический шаг вперед и что СССР является теперь серь-
езным фактором в мировой экономической конъюнктуре. Об „экономи-
ческом вакууме" он уже больше не говорит... Я ему показывал цифры
современной статистики экономического развития. Он ничего не оспари-
вал, только все ворчал, что „это у них помимо их самих"» 76.

Правительство США стало в общем более благосклонно относиться
к инициативе различных американских фирм и обществ, заключавших
многочисленные сделки с советскими экономическими ведомствами. Од-
нако политика непризнания по-прежнему отрицательно сказывалась на
развитии хозяйственных связей двух государств. Это проявлялось, в ча-
стности, в линии госдепартамента по вопросу о кредитовании советских

закупок в США.

Официальная позиция непризнания находила уродливое проявление
в подходе к предоставлению кредитов советским внешнеторговым орга-
низациям, которое реально увеличило бы закупки СССР в США и,
следовательно, принесло бы дополнительную прибыль американским биз-
несменам. В докладе руководителя восточноевропейского отдела госде-
партамента У. Кэстла в июле 1925 г. о позиции США в отношении
СССР после обычных доводов в пользу политики непризнания говори-
лось: «Если бы какие-либо из американских банкирских домов запроси-
ли госдепартамент по вопросу о кредите Советскому правительству,
ответ был бы, безусловно, отрицательным. Кредит Советскому правитель-
ству в действительности противоречил бы общей линии нашей полити-
ки» 77. Свою руку к этому приложило министерство торговли. В письме
Б. Е. Сквирского в НКИД от 13 января 1926 г. отмечалось: «Обращаю
Ваше внимание на записку... „Иностранные кредиты, предоставленные
СССР". Тенденция этой официальной записки департамента торговли со-
вершенно ясна: предостеречь американские деловые круги против пре-

74 Внешняя торговля СССР: Статистический сб., 1918—1966. М., 1967, с. 8.

75 СССР за 15 лет: Статистические материалы по народному хозяйству. М., 1932,

76 Центральный государственный архив народного хозяйства СССР, ф. 7770, оп. 3, Д. 38, л. 111-112.
77 Archiv Federalnigo Ministersva zahanicnich Veci. Praha, PZ Washington, 1925, N 10, 7.II; N 11, 10.11.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА (1924—1929)



 


доставления СССР как долгосрочных кредитов, так и больших кратко-

срочных»78.

Политика США в области экономических связей с СССР формирова-
лась не только под воздействием тех установок, которыми руководство-
вались правительственные ведомства, и прежде всего госдепартамент и
министерство торговли. Важной была позиция финансовых и торгово-
промышленных кругов в этом вопросе. Хотя деловой мир США и не
обнаруживал сколько-нибудь заметного единства в своей оценке возмож-
ностей советско-американского экономического сотрудничества, несом-
ненно, что по мере восстановления и роста народного хозяйства Совет-
ского государства, развития коммерческих связей с его внешнеторговы-
ми организациями он все с большим вниманием и интересом относился
к такому сотрудничеству.

В 1925 г. расширились торговые отношения между двумя странами.
Американская печать с удовлетворением писала о широких закупках
промышленного оборудования, произведенных «Амторгом», организован-
ным в мае 1924 г., о заключении концессионного соглашения с А. Гар-
риманом на разработку марганцевого месторождения в Советской Грузии,
которое рассматривалось как «новое доказательство готовности Советов
делать бизнес с капитализмом на строго капиталистических принципах»
и как «одна из самых интересных страниц в истории усилий Советского
правительства установить связи с иностранным капиталом»79. Опреде-
ленное впечатление на деловой мир произвели и все возрастающие
закупки хлопка отделением ВТС. За два года деятельности отделения
ВТС в Нью-Йорке оно осуществило импорт хлопка, красителей, текстиль-
ных машин и оборудования на 92 млн. долл.80

Важным фактором развития торговых отношений этого периода стало
увеличение краткосрочного кредита главным образом в целях расшире-
ния советского импорта. Этому немало способствовала деятельность таких
банковских учреждений, как «Чейз нэшнл бэнк», «Экуитэбл траст компа-
ни», и ряда других. Они открыли для «Амторга» и других советских
организаций, правда, краткосрочные и под высокие проценты, но до-
вольно значительные по размерам кредиты по импорту. В 1924/25 г.
уже около 70% советского импорта из США обеспечивалось краткосроч-
ными банковскими и фирменными кредитами, что свидетельствовало о
возросшем доверии деловых кругов страны к Советскому государству81.

1925 год можно считать переломным с точки зрения изменения по-
зиции деловых кругов США по отношению к Советскому Союзу. «Впе-
чатление определенного поворота в сторону сближения с нами» под
влиянием укрепления экономических отношений двух стран — так оха-
рактеризовал свои наблюдения нарком внешней торговли СССР Л. Б. Кра-
син в июле 1925 г. «Отныне у нас есть связи с американцами»,— гово-
рил Г. В. Чичерин в декабре 1925 г., анализируя факты развития
хозяйственных связей с представителями торговли и промышленности
США. О «перемене фронта части делового мира в отношении СССР»

78 ДВП СССР, т. 9, с. 26-27.

79 New York Times, 1925 Apr. 18; Financial News, 1925, June 15; World, 1925,

80 Известия, 1925, 16 дек.

81 Известия, 1925, 8 авг.; Statist, 1925, Sept. 5. . .


в сторону развития дружественных и взаимовыгодных коммерческих
контактов с ним докладывал в НКИД Б. Е. Сквирский82.

В последующее время по мере роста экономических связей между
двумя странами наблюдалось заметное стремление делового мира США
к нормализации хозяйственных и политических отношений с Советским
Союзом, постепенно возрастало его давление на правительство. В этом
отношении показательна, например, деятельность влиятельного издания
деловых кругов «Джорнал оф коммерс» и его редактора П. Уиллиса,
которые высказались за признание СССР для обеспечения этим путем
интересов США в области экономических отношений с СССР83.

В деловые отношения и переговоры с советскими организациями
вступали все новые и новые американские фирмы, в том числе такие
крупные, как монополистические объединения Рокфеллера, Форда,
фирмы «Бетлехэм стил», «Болдуин локомотив», «Дженерал электрик»,
финансовые учреждения. Поставщиками промышленного оборудования
в СССР к концу 20-х годов выступали около 800 американских фирм,
а общее число фирм и предприятий, с которыми «Амторг» имел контак-
ты по запросам советских организаций, достигло 2 тыс.84

Однако нельзя сказать, что деловой мир США имел единую позицию
по вопросу о характере политических и экономических отношений с
СССР. Наряду со сторонниками их нормализации значительные и влия-
тельные круги выступали в поддержку политики правительства или вели
двойственную линию. 8 января 1926 г. нью-йоркская Торговая палата
единогласно приняла резолюцию против признания Советского прави-
тельства «до тех пор, пока Коммунистическая партия сохраняет верхов-
ную власть в России»85. Реакционные взгляды характеризовали и по-
зицию Торговой палаты США, объединявшей крупных финансистов и
промышленников.

Двойственность и колебания политики по отношению к СССР неко-
торых крупнейших представителей промышленного и финансового капи-
тала США проявлялись даже чисто организационно. Так, будучи убеж-
денным противником советского строя, гигантский нефтяной трест Рок-
феллеров тем не менее выступал в «русском вопросе» одновременно как
бы в двух лицах. Одна из его компаний — «Стандард ойл К° оф Нью-
Джерси» во главе с У. Тиглом, уже в 1920 г. купившая акции фирмы
Нобеля, проявляла крайнюю нетерпимость и враждебность во всем, что
касалось Советской власти и равноправных деловых отношений с ее
представителями. Зато две другие рокфеллеровские компании — «Стан-
дард ойл К° оф Нью-Йорк» и «Вакуум ойл К0»—из чисто коммерче-
ских соображений вступили в постоянные контакты с советскими орга-
низациями и стали производить в СССР крупные закупки нефтепродук-
тов. Глава же треста отнюдь не стремился привести к общему знаме-
нателю действия своих компаний 86.

Центром, вокруг которого группировались представители делового

82 ДВП СССР, т. 8, с. 460, 723; т. 9, с. 26.

83 Journal of Commerce, 1926, Jan. 6, Mar. 25, Apr. 12, 13.

84 Фураев В. К. О торговых и экономических отношениях между СССР и США в
1924—1929 гг.— В кн.: Проблемы истории международных отношений. Л., 1972,
с. 101.

85 Известия, 1926, 10 янв.

86 Фурсенко А. А. Династия Рокфеллеров. Л., 1970, с. 130—154.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА (1924—1929)



 


мира США, все более осознававшие реальную выгоду для себя от нор-
мализации экономических и политических отношений с Советским Сою-
зом, была реорганизованная летом 1926 г. Американо-русская торговая
палата. Президентом палаты в 1926 г. стал Р. Шлей, вице-президент
«Чейз нэшнл бэнк», вице-президентом — А. Уордуелл, совладелец круп-
ной адвокатской фирмы и в прошлом сотрудник американской миссии
Красного Креста в России, секретарем — Ч. Г. Смит, который в 1919 г.
был членом железнодорожной комиссии союзников в Сибири. 17 дирек-
торов палаты представляли финансовые и страховые учреждения, круп-
нейшие промышленные фирмы США. Членами палаты с советской сто-
роны стали «Амторг» и отделение ВТС.

В конце 1926 г. Американо-русская торговая палата приняла реше-
ние направить своего собственного представителя, «чтобы открыть кон-
тору в Москве и получать информацию, которая была бы полезна для
членов палаты»87. В январе 1927 г. с этой целью в Москву приехал
секретарь, а затем вице-президент Американо-русской торговой палаты
Ч. Г. Смит. Он был принят зам. наркоминдела М. М. Литвиновым, зам.
наркомфина М. И. Фрумкиным, ознакомился с работой Госбанка, Глав-
концесскома, других экономических ведомств и создал постоянное пред-
ставительство палаты в СССР. Деятельность Американо-русской торговой
палаты имела существенное значение и для координации усилий наибо-
лее дальновидной и трезвомыслящей части делового мира США в пользу
нормализации политических и экономических отношений с СССР и для
расширения торгово-экономических связей между американскими банка-
ми, фирмами и советскими хозяйственными организациями. Показатель-
но, что самые крупные финансовые и торговые контракты 1927—1928 гг.
с экономическими органами СССР заключили именно члены Американо-
русской торговой палаты.

По мере развития связей двух государств в области торговли, кон-
цессионного дела, науки и техники, активизации выступлений значи-
тельной части деловых кругов за экономическое сближение с СССР
правительству США было все труднее доказывать целесообразность и
правомерность политики непризнания. Поэтому постепенно менялась ар-
гументация госдепартамента относительно политики правительства США
в области экономических отношений с СССР. С 1925 г. была выдвинута
концепция «торговля без признания». Суть ее состояла в том, что по-
литика непризнания СССР якобы никоим образом не влияет на развитие
хозяйственных связей двух стран.

В официальных заявлениях представители правительства утвержда-
ли, что линия США в области экономических отношений двух государств
на основе указанной концепции гораздо более «практична» и 'с деловой
точки зрения, чем политика европейских держав. Примером в этом плане
может служить заявление госсекретаря Келлога 14 апреля 1928 г. о по-
литике США в отношении Советской России88.

На самом же деле политика непризнания объективно приводила к
искусственному снижению товарооборота между двумя странами, и в
том числе американского экспорта в СССР. В различные периоды со-
ветско-американских хозяйственных связей 20-х годов эта политика

 

87 Известия, 1926, 9 нояб.; Sutton А. С. Op. cit, p. 289.

88 Советско-американские отношения, 1919—1933, с. 63—64.


разбрасывала свои, всякий раз новые «камни преткновения» на их пути.
Так статистика зафиксировала довольно резкое падение американского
экспорта в СССР в 1925/26 г. по сравнению с 1924/25 г. (94 млн. руб.
против 158 млн. руб.) 89.

Это объяснялось тем, что дальнейшее развитие деятельности совет-
ских торговых организаций в США во многом зависело от финансиро-
вания банками и фирмами их закупок, от перехода к краткосрочному
и долгосрочному кредитованию по импорту. Представители «Амторга»
неоднократно отмечали, что краткосрочные кредиты не позволяли уве-
личить объем советских закупок в США. В 1925—1927 гг. некоторые
лицензии, выданные для размещения на американском рынке, приходи-
лось переносить в Германию, где были получены более долгосрочные
кредиты.

Со второй половины 1927 г., когда госдепартамент и министерство
торговли сняли некоторые ограничения в области кредитования совет-
ских закупок и товарооборот возрос, политика непризнания тем не ме-
нее продолжала отрицательно сказываться на развитии экономических
связей двух государств.

К 1927—1928 гг. рост американо-советских хозяйственных связей,
давление деловых кругов на администрацию в пользу создания условий
для их расширения побудили правительство США отказаться от ряда
ограничений на торгово-экономические отношения с СССР. Прежде все-
го это проявилось в вопросе о кредитовании американского экспорта в
СССР. В октябре 1928 г. «Амторг» заключил договор с фирмой «Джене-
рал электрик» о предоставлении долгосрочного кредита на пять лет для
закупок в США и вывоза в СССР электрооборудования на сумму до
26 млн. долл.

Заключение договора с «Дженерал электрик» способствовало активи-
зации переговоров с другими крупнейшими фирмами — «Форд мотор К°»
и «Дженерал моторз». Переговоры с Фордом привели 31 мая 1929 г.
к заключению крупного контракта на поставку в СССР автомобилей и
запасных частей и оказание фирмой технической помощи в строитель-
стве Горьковского автозавода. В 1927—1928 гг. возрос американский
экспорт в Советский Союз. Советский Союз стал крупным импортером
некоторых важных изделий машиностроительной промышленности США.
В 1928—1929 гг. он ввозил от 10,1 до 23,7% всех экспортируемых
США тракторов, от 4,6 до 7,3% — металлообрабатывающих станков, от
7,1 до 9,2% — горнорудного оборудования, от 6,9 до 10,5% — нефтяного
оборудования, от 8,9 до 10,1% —экскаваторов, от 1,6 до 2,3% —электро-
оборудования 90.

Значительного развития достигли и связи двух государств на основе
концессионных соглашений и специальных договоров о техническом со-
действии, заключаемых советскими организациями с американскими
фирмами. На 1 октября 1928 г. в СССР действовали девять американских
концессий и шесть договоров, которые предусматривали оказание тех-
нической помощи фирмами США91.

89 Подсчитано по: Внешняя торговля СССР: Статистический сб., 1918—1966, с. 8—9.
Советско-американские отношения, 1919—1933, с. 98—99; ДВП СССР, т. 10, с. 333—
335; т. 11, с. 556, 745; Внешняя торговля СССР: Статистический сб., 1918—1966,
с 8—9.

91 Фураев В. К. Советско-американские отношения, 1917—1939. М., 1964, с. 152—153.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


II


 


Таким образом, к исходу 20-х годов показатели развития советско-
американских экономических связей по основным формам хозяйственно-
го сотрудничества либо стояли вровень, либо превосходили аналогичные
показатели взаимоотношений СССР с Англией и Германией.

Вместе с тем было бы неверно оценивать достигнутый уровень отно-
шений между странами в экономической области как более или менее
стабильное состояние, а политику правительства США как устойчивый
и поступательный, прокладываемый в одном направлении курc. В письме
представителя СССР в США Б. Е. Сквирского в НКИД от 26 октября
1928 г. говорилось, что, несмотря на некоторое улучшение экономических
и торговых отношений между СССР и США, все же влиятельные силы
в США создают препятствия их нормальному развитию. Это было обус-
ловлено в значительной степени отсутствием дипломатических отноше-
ний между двумя государствами.


КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»

Глава седьмая

«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» И ОБОСТРЕНИЕ
СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


1. КРИЗИС И ПОЛОЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ

Экономический кризис 1929—1933 гг. был самым глубоким кризисом
перепроизводства за всю историю капитализма. Почти четыре года
экономика капиталистических стран находилась в состоянии полнейшей
дезорганизации. Но особенно сильно кризис поразил главную страну
капиталистического мира — Соединенные Штаты Америки.

Первые удары кризиса разразились 24 октября 1929 г., когда в
США началась беспримерная биржевая паника. В этот день на нью-
йоркской бирже было продано 12,8 млн. акций, т. е. в 1,5 раза больше,
чем когда-либо ранее. Через несколько дней, 29 октября, был достигнут
новый пик спекулятивного ажиотажа, когда из рук в руки перешли
16,4 млн. акций1. Курс ценных бумаг на нью-йоркской бирже стреми-
тельно покатился вниз. Если на 1 октября 1929 г. стоимость акций, ко-
тировавшихся на Уолл-стрит, достигала 87 млрд. долл., то всего лишь
через месяц, к 1 ноября, она упала до 55 млрд., или на 37%. Но это
было только началом. Падение курса акций продолжалось почти без-
остановочно более трех лет. К марту 1933 г. их общая стоимость соста-
вила лишь 19 млрд. долл., т. е. сократилась по сравнению с 1929 г.
примерно в 4,5 раза2.

Биржевой крах 1929 г. был лишь одним из первых внешних прояв-
лений глубочайших кризисных процессов, происходивших в экономике
капиталистического мира. Уже с лета 1929 г. в США стали сказываться
признаки кризиса перепроизводства, который быстро охватил промыш-
ленность, сельское хозяйство, финансовую систему и другие отрасли
экономики. Он вызвал огромные потрясения во всей хозяйственной жиз-
ни страны.

Гигантская разрушительная сила экономического кризиса прояви-
лась прежде всего в резком падении промышленного производства. По

1 Лап В. И. США: от первой до второй мировой войны. М., 1976, с. 298—299.
2 Hicks J. D. The American Nation. A History of the United States from 1865 to the
Present. Cambridge (Mass.), 1955, p. 519.


 

II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС»

сравнению с докризисным уровнем 1929 г. общий объем продукции аме-
риканской промышленности составил: в 1930 г.—80,7%, в 1931 г.—
68,1, а в 1932 г.—всего лишь 53,8% 3. Период с лета 1932 г. до весны
1933 г. стал временем наибольшего углубления кризиса. И только с вес-
ны 1933 г. уровень промышленного производства США стал медленно
повышаться, знаменуя собой начало перехода экономики из кризиса
в длительную депрессию.

Самое сильное падение выпуска продукции в годы экономического
кризиса имело место в отраслях тяжелой промышленности. Это объяс-
нялось тем, что позиции монополий были там особенно прочными и
сокращение производства явилось в их руках основным средством,
с помощью которого они пытались не допустить чрезмерного падения
цен и поддержать на высоком уровне свои прибыли. В результате до-
быча угля, например, снизилась в США за 1929—1932 гг. с 535 млн.
до 310 млн. т, или на 42%, а выплавка стали упала за эти годы с
61,7 млн. до 15,1 млн. т, т. е. более чем в 4 раза4. Летом 1932 г.
сталелитейная промышленность была отброшена к уровню 1901 г.,
а выплавка чугуна снизилась даже до отметки 1896 г.5 Из 285 домен-
ных печей, числившихся тогда в стране, действовали всего 46.

Недогрузка производственного аппарата, принявшая в условиях обще-
го кризиса капитализма хронический характер, достигла в начале
30-х годов огромных размеров. По данным специального обследования,
проведенного группой американских экономистов, промышленность США
в случае полного использования наличного оборудования и рабочей силы
за период кризиса могла дополнительно дать продукции на 287 млрд.
долл.6 Эта сумма почти в 3 раза превышала размеры валового нацио-
нального продукта США в 1929 г.

Широчайшие размеры приобрели в годы кризиса разорение и банк-
ротства промышленных, торговых и финансовых предприятий и фирм.
По официальным данным, в 1929—1933 гг. произошло около 130 тыс.
коммерческих банкротств7. Кризис с огромной силой ударил п по
банковской системе страны. За четыре года, с 1929 по 1932 г., прекра-
тили существование 5760 банков, т. е. пятая часть всех банков США,
с общей суммой депозитов более чем в 3,5 млрд. долл.8

Невероятно тяжелы были социальные последствия кризиса. Нацио-
нальный доход страны, составлявший в 1929 г. 86,8 млрд. долл., упал в
1933 г. до 40,3 млрд., т. е. более чем вдвое. Удары кризиса в той или
иной степени ощутили даже монополистические объединения. Уже в
1931 г. американские корпорации подвели свой баланс с потерей в
487 млн. долл. В 1932 г. эти потери увеличились до 3511 млн. долл.9
Это была подлинная катастрофа для бизнеса. Кризис не пощадил даже
некоторых крупнейших монополистов. Самым ярким примером финансо-
вого банкротства тех лет стал происшедший весной 1932 г. крах муль-

3 Лященко Е. История народного хозяйства: Т. 1—3. М., 1952—1956, т. 3, с. 263.

4 Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. Wash., 1975, p. 589,
693.

5 Мировые экономические кризисы, 1848—1935: В 3-х т. М., 1937—1939, т. 1, с. 90.

6 «Плановые» маневры в капиталистических странах: Сб. материалов. М., 1936, с. 17.

7 Historical Statistics of the United States, p. 912.

8 Ibid., p. 1019, 1038.

9 Ibid., p. 235, 926.









Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 409; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.019 сек.