14 страница

 

I. Уже в первую мировую войну он «был специалистом по танкам.

 

II. Он ввел железную дисциплину.

 

III.У него был редкий дар, роднивший его с Наполеоном и Ли, — он внушал своим подчиненным абсолютное доверие и чувство предан­ности.

 

IV. Ему «нравилось» быть в центре сражения — это был настоящий боевой генерал, который обычно находился в передовых колоннах.

 

V. Как и генерал Конфедерации Натан Рэдфорд Форрест, он обладал способностью «поспевать всюду первым и с наибольшей пользой»

 

Г. ПЛАН ЗАКЛЮЧЕНИЯ

 

«Речь надо решительно начать и решительно закончить». Поэтому заключение следует так же тщательно планировать, как и другие разделы речи. Какие цели преследует заключение информационного выступления? Оно должно подытожить речь или еще раз внести в нее пояснения; расширить интерес слушателя, подкрепить смысл и значение сказанного, создать соответствующее настроение в конце речи.

 

Каким образом можно достичь этого? Любой из методов, применяемых на протяжении речи, может быть применен и в заключении. Особенно рекомендуются: 1) повторение, 2) иллюстрация, 3) обязывающее или впечатляющее утверждение и 4) юмористическое замечание. Перечисленные приемы несколько совпадают, но заслуживают отдельного рассмотрения.

 

1. ПОВТОРЕНИЕ

 

Кто из нас без помощи резюме взялся бы воспроизвести хотя >бы главные пункты только что прослушанной речи? Как слушатели, мы большей частью ленивы. У нас короткая память. Могут оказать влияние и разные отвлекающие внимание помехи. В конце концов, кто, как не сам оратор, сможет кратко и выразительно подвести итоги? Мы всегда благодарны за краткое повторение, сделанное в любой форме.

 

Подытоживающее повторение может быть или точным воспроизведением формулировки поставленной оратором цели и главных разделов речи или видоизмененным. Когда в содержание речи входят вопросы технологии, формулы или сложные планы, ваше заключение будет состоять из подробного повторения с применением терминов, по крайней мере схожих с терминами главной части речи. Повторяемые пункты могут быть перечислены:

 

Во-первых... во-вторых... в-третьих...

 

Но в данном случае ясность приобретается ценой утраты интересного характера речи. Джэффри Фрэнсис Фишер, архиепископ Кентерберийский, в главной части своей речи говорил о двух чертах подлинного братства и резюмировал:

 

Только тогда можно говорить о братстве, людей, когда каждый подчиняется общему закону, созданному не им, но беспрекословно им принятому. Только тогда можно говорить о братстве людей, когда взоры всех обращены к общему отцу, которого создали не они, а который создал их и сказал: «Вот путь. Следуйте по нему».

 

К такому заключению мы всегда должны стремиться. Оно просто; оно поясняет главные идеи; оно повторяет их, «о «по-особенному», что углубляет их смысл и повышает интерес слушателя.

 

2. ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Сможете ли вы сущность сказанного вами уложить в сравнение, аллегорию, небольшой анекдот, притчу? Если сможете и сделаете это хорошо, то, покидая трибуну, не сомневайтесь, что вы доставили аудитории удовольствие. В следующем примере показано, как яркая иллюстрация может послужить заключением речи:

 

Реакция на деятельность сторонников сотрудничества с нацистами, поголовно охватившая всех граждан европейских стран, видна из того, как жители Норвегии отнеслись к Кнуту Гам суну. Удостоенный в свое время Нобелевской премии, корифей норвежской литературы Гамсун вскоре после занятия Норвегии немцами стал сотрудничать с Квислингом. Его сограждане изъяли все произведения писателя до последнего экземпляра из домов, книжных магазинов, библиотек и послали по почте Гамсуну без всяких комментариев. Почтамт города, где он жил, должен был увеличить штат сотрудников, чтобы справиться с лавиной книг, прибывавших изо дня в день.

 

На аукционе, состоявшемся вскоре после окончания второй мировой войны, пошло с молотка полное собрание произведений Гамсуна в сафьяновом переплете с автографом. Аукционист присудил его первому и единственному покупателю, предложившему сумму, равную двадцати пяти центам в американской валюте. Это собрание вскоре 'было присоединено к куче других, посылаемых Гамсуну.

 

3. ОБЯЗЫВАЮЩЕЕ ИЛИ ВПЕЧАТЛЯЮЩЕЕ УТВЕРЖДЕНИЕ

 

Можно нехмногими словами, в одном-двух замечаниях, подчеркнуть важность, серьезность и другие отличительные черты избранной вами темы. Для силы воздействия таких высказываний характерно не только достоинство идей, заключающихся в них, но и эмоциональное звучание. Мэри Хаутман в речи о моральных ценностях в Америке, которыми надо дорожить, сказала:

 

...интересно, как группа перемещенных лиц— итальянцев, получающих американские посылки, видит Америку в ее настоящем свете.

 

Пятьдесят человек из них еще недавно были на борту лайнера, идущего в Америку. Каждый вечер, возглавляемые кем-либо из старших, они выходили на палубу, преклоняли колени ,и смиренно устремляли взор на великолепный закат, видя в нем знамение лучшей жизни. Простирая руки, они восторженно повторяли: «Paradiso!..» Рай!

 

Хорошо подобранная цитата может стать впечатляющим завершением речи. Следующая цитата была концовкой биографического очерка, посвященного одним студентом памяти бывшего преподавателя:

 

Профессор Ричардсон лучше всех известных мне людей положительным личным примером доказал правильность одного критерия человеческого счастья. Этот критерй, по словам поэта и романиста Филиппа Уайли, «заключается в способности счастливого человека быть требовательным к себе и снисходительным к другим».

 

4. ЮМОРИСТИЧЕСКОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

 

Обыкновенно шутливое замечание не заменяет полностью заключения. Оно может оказаться и совершенно неуместным, если предмет речи или обстановка отличаются серьезностью. Но если добрая шутка к месту, слушатели охотно принимают ее. После напряженного внимания они не прочь передохнуть и посмеяться. В тех случаях, когда юмористическое замечание имеет очевидное отношение к той или иной стороне речи, — а это всегда должно быть, — оно помогает лучше запомнить соответствующий пункт в ее содержании. Доклад на тему «День в конгрессе» был закончен следующей вполне приемлемой юмористической ссылкой:

 

Невзирая на всю его сложность и несовершенства, конгресс вполне доступен для непосредственного наблюдения, и, в конце концов, он таков, каким его создал народ. Не следует приходить в отчаяние от одного высказывания бывшего капеллана сената США Эдварда Эверетта Хэйла. Кто-то спросил его: «Д-р Хэйл, а вы молитесь за сенат?»— «Нет, — ответил он, — я смотрю на сенаторов и... молюсь за страну».

 

Существует несколько видов заключений, которых следует избегать.

 

Одни заключения состоят из остроумной шутки, не имеющей отношения к существу речи.

 

Другие содержат извинения оратора и часто сопровождают неудачные и плохо продуманные речи. Для них характерны такие фразы, как:

 

Я сознаю, что мне не удалось объяснить все так, как следовало бы, но все же...

 

Мне неприятно наводить на вас скуку еще кое-какими подробностями, но, заканчивая речь, я хотел бы еще добавить, что...

 

Третий вид неудачных заключений оставляет впечатление, что речь недоделана, оборвана. Они просто не завершают ее и скорее всего обусловлены тем, что оратор «не уложился» в отведенное ему время.

 

В той же мере следует избегать затасканных по форме и содержанию фраз.

 

И, наконец, нельзя рекомендовать заключения, которые навевают на аудиторию настроение безнадежности и беспросветности в связи с нарисованными в речи мрачными картинами...

 

РЕЗЮМЕ

 

Выигранные сражения, устойчивые мосты, захватывающие интересные речи—результат продуманного плана. Английский драматург Джемс М. Берри сказал: «В застольной речи порой не мешает поддать жару; пожалуй, это лучше, чем упустить огонь. В официальном докладе даже при самых минимальных требованиях оратор держится строже. Информационная речь с первого до последнего слова — продукт обдуманного плана. Иначе она не будет ни интересна, ни ясна. Достичь того и другого можно, если она построена с учетом интересов слушателя, на целесообразном сочетании элементов нового и старого, конкретна в частностях и в целом, если она поддерживает ощущение поступательного движения, использует моменты конфликтно-драматического порядка, создает в аудитории все нарастающее ожидание, завершаемое развязкой.

 

Вступление следует подобрать и подработать так, чтобы оно вызвало внимание, приподняло интерес, пояснило намерения оратора. Главная часть речи должна быть развита в соответствии с определенным планом и с учетом тематического задания, состава аудитории и обстановки.

 

В заключении еще раз поясняется поставленная цель, поднимается на высшую ступень интерес слушателей, подчеркивается смысл речи и делается все возможное, чтобы создать у аудитории надлежащее настроение.

 

Задания

 

1. Приготовьте и произнесите перед классом шестиминутную речь (не написанную) информационного содержания. При подготовке к речи справляйтесь с формой «Критические замечания: информационная речь (II)» (см. ниже).

 

2. Кратко укажите на левых полях конспекта для предстоящего выступления с информационной речью, какие методы вы собираетесь применить, чтобы внести ясность и вызвать интерес слушателей.

 

3. Составьте перечень десяти примеров, иллюстрирующих, чем в журнальных статьях и речах, прочитанных вами, вызывается интерес читателя или слушателя. Дайте определение применяемых способов.

 

4. Припомните недавно прослушанную информационную речь, которая ненадолго задержала ваше внимание. Изложите в 100 словах, по возможности точнее, почему она не заинтересовала вас до конца.

 

5. Изучите информационную речь в одном из выпусков «Речей о насущном» или в сборниках, указанных в конце приложения IV. Проанализируйте ее и составьте краткий отчет:

 

а) о вводных замечаниях и вступительных приемах, с целью возбуждения интереса,

 

б) о характере плана главной части и

 

в) о типе заключения.

 

6. Составьте критический очерк в 200 слов по поводу речи «Кровавый четверг» со ссылкой на правила, относящиеся к способам, как заинтересовать аудиторию и внести ясность, и изложенные в разделе А настоящей главы.

 

ФОРМА II

 

Класс---------

 

Имя------------

 

Дата ---------------

 

Название темы-----

 

КРИТИЧЕСКИЕ ИНФОРМАЦИОН НАЯ РЕЧЬ

 

ЗАМЕЧАНИЯ

 

Пункты

 

Замечания

 

ТЕМА И ЦЕЛЬ ДОКЛАДЧИКА

 

Интересны?

 

Слишком широки?

 

Подходящи?

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Интересно?

 

Ясно?

 

Опущены вводные замечания?

 

Слишком длинно?

 

ГЛАВНАЯ ЧАСТЬ

 

Целесообразен план?

 

Прост план?

 

Продуман план?

 

Весь материал относится к делу?

 

Вызван интерес слушателей?

 

Целесообразен новый материал?

 

Целесообразно использованы уже известные данные?

 

Достаточно конкретно содержание?

 

Ощущение упорядоченного движения?

 

Драматические элементы?

 

Достигнута цель?

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Ясно? Впечатляюще?

 

ПРОИЗНЕСЕНИЕ

 

Целесообразно выбрано место?

 

Правильна поза?

 

Телодвижения?

 

Жесты?

 

Хорошо использованы наглядные пособия-

 

Слишком зависит от записок?

 

Звучность?

 

Быстра речь?

 

Запинки в речи?

 

Монотонно?

 

Сдавлен звук?

 

Артикуляция?

 

Произношение?

 

 

РАЗНОЕ

 

Глава: Глава XI ДОВОДЫ АГИТАЦИОННОЙ РЕЧИ

 

 

Во время речи важно не то, что происходит на трибуне; важно, что происходит в сознании слушателей. Речь — средство; отклик аудитории — цель. Речь служит этой цели, если она вызывает реакцию слушателя. В информационной речи желаемый отклик — стремление знать, в агитационной — воля к целеустремленному мышлению и действию. Как можно достичь такой реакции? Двумя путями: 1) представляя доводы, склоняющие к убеждению и действию, и 2) взывая непосредственно к чувствам слушателя. Для удобства назовем эти два вида воздействия логическим и психологическим.

 

При изучении способов воздействия на аудиторию следует помнить, что они не существуют изолированно друг от друга. Они только средство активизировать убедительность всего материала и всех приемов, составляющих содержание речи. Многое из того, что уже говорилось в предыдущих главах, касается обоих видов доводов, представляющих сущность аргументации, и способов воздействия на слушателя. Применение логических и психологических доводов в разных планах агитационной речи будет предметом обсуждения в настоящей главе.

 

А. ЛОГИЧЕСКИЕ ДОВОДЫ

 

Логические и психологические доводы нельзя отделить друг от друга. Логические соображения часто подкрепляются приемами, непосредственно влияющими на желания и чувства. С другой стороны, они сами нередко обладают наиболее привлекательной силой. На желания и чувства людей главным образом оказывают влияние такие явления, которые при ближайшем анализе представляются их сознанию как логические основания. Кроме того, чем выше умственный уровень слушателей, тем более они будут полагаться на разумные доводы, склоняющие к убеждению и действию. Эти основания могут быть эгоистическими, узкими, но все же опираться на какие-либо логические доводы. В общем чем более вески логические доказательства, тем более устойчиво психологическое воздействие. И, конечно, люди, составляющие любую аудиторию, независимо от того, к чему могут склониться их мнения в частной обстановке, потребуют разумных обоснований, и это не должно смущать их как представителей общественности.

 

Некоторые упорно настаивают, что слушатель склонен только к тем убеждениям, которые ему выгодны и приятны. Это неверно. Люди стояли за высокие налоги, обязательное военное обучение, обременительные ограничения, налагаемые правительством, невзирая на тягостность таких мероприятий и издержки, связанные с ними.

 

Убеждать — вовсе не значит просить нечто за ничто. Логическое воздействие не имеет в виду только добиться признания неприятной необходимости. Оно должно вызвать желания, которые подавили бы противоположные настроения. Доказывание — отнюдь не скучный, утомительный процесс. Он может быть и нередко бывает увлекательным делом. Люди всегда хотят знать почему — почему совершено буйство, почему цены растут или падают или почему утверждают, что один кандидат на общественный пост лучше другого.

 

Сначала научитесь убедительно доказывать, не пытаясь прибегать к эффектным, но опасным психологическим способам воздействия, особенно к приемам, обычно именуемым эмоциональными призывами. Психолог Холлингуорс в своем ответе на утверждение, что оратор должен обращаться не к разуму, а к чувствам, говорит:

 

...взывать к «примитиву» значит неизбежно оказаться во власти «примитива».

 

И далее:

 

Когда приходится убеждать, главное — создать атмосферу благожелательного отношения к вашему предложению или, наоборот, вызвать явно отрицательное отношение к его антитезе.

 

Но, во всяком случае,

 

Этот процесс нельзя смешивать с прямыми призывами к предрассудкам и с попытками пробудить грубые чувства и неукротимые порывы. Имеются же у людей хорошие стремления: тяга к знанию, желание разумного руководства, сопротивление животным инстинктам, здоровый скептицизм, отвращение к сутяжничеству, стремление разоблачить шарлатана и демагога, чувство собственного достоинства. Фактически, хотя эти стремления не столь бурно проявляются, они устойчивы и в конце концов берут верх над случайными чувствами мести, ревности, соперничества или возбуждения.

 

1. СПОСОБЫ ДОКАЗЫВАНИЯ

 

Когда вы утверждаете, что раз правильно одно, значит правильно и другое, вы уже вступили на путь логических доводов. Вы доказываете, почему это так. Дело не только в утверждении, что нечто правильно, а в том, как это доказать. Какие бы методы, общие всем видам речей, ни применялись в речи с целью воздействия, они должны быть логическими доводами или доказательствами, подкрепляющими их. Логические доводы и есть применение суждений, примеров, статистических данных, компетентных мнений, имеющие целью вызвать убеждение и соответствующее действие.

 

Все логические методы можно классифицировать как индуктивные и дедуктивные. Индукция — умозаключение от частного к общему, дедукция — умозаключение от общего к частному. Мы применяем индукцию (или обобщение), если из наблюдения массы частных случаев делаем обобщающий вывод о всей совокупности таких случаев:

 

По отзывам всех жителей нашего города, применивших асбесто-пористую изоляцию в своих домах, издержки оправдали себя. Поэтому этот вид изоляции в общем выгодное вложение средств.

 

Частными случаями могут быть предметы, взаимоотношения, качества, положения. Мы пользуемся дедукцией, когда из суждения о правильности общего убеждения или принципа делаем вывод, что правильны и отдельные случаи их приложения. Этот положенный в ос­нову принцип не должен быть общим в самом широком смысле слова; он обладает только большей общностью, чем извлекаемые из него выводы:

 

При всех признаках расстройства здоровья необходимо обращаться к врачу; частые головные боли—признак расстройства здоровья; поэтому при головных болях следует обратиться к врачу.

 

Есть два варианта индукции: аналогия и суждение о причинной зависимости. Каждый из них будет рассмотрен отдельно в последующем обсуждении по разделам: а) индукция, б) аналогия, в) умозаключение о причинной связи и г) дедукция.

 

а) Индукция, или обобщение

 

Полная индукция состоит в исследовании каждого случая, входящего в класс явлений, по поводу которого делаются выводы. Подобная возможность представляется редко, поскольку отдельных случаев бесконечное множество. Таким образом, мы делаем обобщения на основе изучения типичных случаев. Сводки по вопросам общественного мнения даются по обобщенным данным. Они основываются «а примерных мнениях, а не на поголовных исчерпывающих данных о состоянии общественного мнения. Сотрудник управления по регулированию уличного движения из отдельных случаев заторов на данный день и на данном перекрестке делает вывод, что скопление возможно ежедневно, ввиду чего там необходимо установить светофор. Равным образом от примера необходимости светофора на данном перекрестке можно перейти к обобщению, что многие подобные перекрестки нуждаются в установке светофоров.

 

Всякий раз, когда оратор предпочитает воспользоваться исчерпывающей индукцией вместо простого обобщения, он действительно прибегает к перечислению всех частных случаев ограниченной группы. Он мог бы, изучив все промышленные предприятия своего города, прийти к выводу, что средняя заработная плата по всем видам труда—13 долларов 25 центов в день. Но индукция на основе такого ограниченного объема данных не приводит к универсальным, или широко применимым, принципиальным заключениям; процесс получения вышеуказанной средней не есть умозаключение, а только перечисление, приводящее к суммарным данным. Впрочем, такие методы крайне ценны, как ступени, ведущие к окончательным доказательственным данным по специальным вопросам. Почти все статистические показатели— суммарный итог отдельных перечней.

 

Иногда весь план речи может принять форму обобщения, как будет видно в дальнейшем. Приведение примеров для пояснения отвлеченных и общих положений в речи, не имеющей целью убедить слушателя, в основном является методом обобщения. Но, примененный с целью доказывания в агитационной речи, метод обобщения встретится с суровой логической проверкой, которая не требуется, если примеры взяты лишь в виде иллюстрации.

 

Проверка обобщения

 

Основательность обобщений можно проверить пятью способами.

 

1) Правилен ли пример, положенный в основу обобщения? Так проще всего проверить обобщение. Говоря прямо, если оратор честен, он подумает о том, соответствует ли действительности приводимый им факт. Правда, иногда факты, дающие основание к обобщениям, очень сложны. При некоторой неосмотрительности могут быть опущены или настолько искажены характерные детали, что факт утратит свое подлинное значение. Студентка сделала обобщение:

 

В студенческом самоуправлении нашего учебного заведения нездоровые нравы.

 

В качестве примера в обоснование заключения она привела следующее:

 

Во время последних выборов избирательные бюллетени умышленно неправильно подсчитывались.

 

Но когда по окончании речи аудитория стала задавать ей вопросы, оказалось, что она не могла доказать факт умышленного неправильного подсчета. Наоборот, было представлено доказательство, что неправильности при подсчете не были умышленными. Одно слово, сказанное неосмотрительно или злостно, подорвало доверие к обобщению и уважение к оратору.

 

2) Имеет ли пример отношение к заключению? Без слова «умышленно» в вышеприведенном случае пример не имел бы отношения к нему, так как указывал бы не на порчу нравов, а на небрежность или неумение работать. Таким образом, по относимости проверяется не только пример, но и вывод. Можно привести примеры, что мыло марки А стоит дешевле, чем мыло марок Б, В и Г. Казалось бы, неизбежен вывод, что марка А выгоднее других. Но такое заключение было бы неправильным, потому что приведенные примеры не обладают качеством относимости к выводу. Они относимы только к заключению, что марка А — самая дешевая. Лучшее качество других марок делает их более выгодными. Это одна из самых обычных ошибок в индуктивных заключениях.

 

3) Достаточно ли приведено примеров? Если известно, что все явления той или иной группы, о которой делают умозаключение, тождественны, то достаточен один пример для обоснования обобщения. Это будет правильно в отношении химического опыта. В данном случае тщательно отмеренные элементы кладутся в пробирку и делается вывод о результатах, наступающих во всех случаях при той же комбинации элементов. Но химик не

 

раз проделает опыт, чтобы убедиться в безошибочности вывода.

 

Решение вопроса, достаточно ли взято примеров, зависит от их количества, способа отбора и видоизменяемости. Взяв наудачу два случая детской преступности, еще нельзя прийти к выводу, что все малолетние правонарушители или большинство из них психически неполноценные. В стране много тысяч малолетних преступников; при отборе нескольких примеров большую роль сыграет случайность: малолетние, как и вообще все люди, весьма различны.

 

4) Типичны ли примеры? Этот вид проверки имеет прямое отношение к изложенному выше. Достаточно или недостаточно примеров, зависит от того, насколько они типичные. Во время дебатов, происходивших между Линкольном и Дугласом, последний сделал общий вывод, что творцы конституции не были против рабовладения. Линкольн в своей знаменитой речи, произнесенной в Союзе Купера, указал, что примеры, приводимые Дугласом, нетипичны. Линкольн перебрал все мнения основоположников конституции и доказал, что явное большинство было против продления рабства.

 

5) Имеются ли отрицательные примеры, которые следует принять в соображение? Отрицательный — это пример, не подтверждающий заключения; он — исключение из правила. Если слушатели знают о таком отрицательном примере, который выпадает из поля зрения оратора, они могут по одной этой причине отвергнуть всю речь. Самое надежное правило — уделять внимание отрицательным примерам в зависимости от их значения. Всякий раз, когда идет речь о статистических суммарных данных, отрицательным примерам следует придать четкую и точную форму, как в нижеприводимом примере о вознаграждении студентов.

 

Когда, готовясь к речи, вы стараетесь найти, где правда, надо изучать отдельные случаи в большем количестве, чем понадобится в речи, чтобы убедить слушателей. Если аудитория настроена благожелательно, вы только нагоните на нее скуку перечислением всех при­меров, приводящих к тому или иному заключению. Нередко достаточно привести самый вывод в статистической или иной форме и дать объяснение, как вы пришли к нему. Например:

 

Предложение о вознаграждении учащихся за активность я обсуждал со многими студентами нашего городка, причем не оказалось ни одного возражающего.

 

Уверенность слушателей в вашей добросовестности дает право воспользоваться личным авторитетом. В других случаях следовало бы опереться на внешний авторитетный источник и применять обобщения с объективными цифровыми данными, например:

 

Органами старостата была проведена беспристрастная официальная проверка мнений студенчества; ее результаты были напечатаны в «Университетском бюллетене». Цитирую итоговые данные: «Только один студент из десяти был против вознаграждения» .

 

б) Аналогия

 

Главный вариант обобщения — заключение от частного к частному. Это — аналогия, или умозаключение по аналогии. Два предмета похожие один на другой, по крайней мере с какой-то точки зрения аналогичны. Отмечая сходство и делая вывод, что схожие предметы то­ждественны и в других отношениях, мы рассуждаем по аналогии. Если я утверждаю, что, поскольку данный закон о браке целесообразен в штате Нью-Йорк, он оправдает себя и в штате Калифорния, то допускаю, что Калифорния достаточно схожа с Нью-Йорком, и, таким об­разом, условия, в силу которых закон целесообразен в последнем, существуют также и в первом.

 

Это аналогия в буквальном смысле слова, так как сравниваемые предметы в основном одного и того же порядка. Но, как указывалось в главе VI (стр. 126 и сл.), существует еще аналогия фигуральная, отмечающая сходство в предметах различного порядка. Пример: не мечи бисер перед свиньями (следовательно, нельзя расточать истину перед глупцами). Здесь ясно видно, что, поскольку есть существенная разница между бисером и истиной, свиньями и глупцами, фигуральная аналогия представляет только риторическую, а не логическую ценность. Вполне естественно, что такая аналогия, примененная в качестве иллюстрации, придает описанию более оживленный вид, но было бы явно ошибочно пользоваться ею как доказательством. Далеко не многие буквальные аналогии настолько логичны, как они кажутся, в чем мы убедимся далее.

 

Проверка аналогии

 

Следует применить два способа для тщательной проверки каждой аналогии:

 

1) Действительно ли уместно сравнение явлений?

 

2) Нет ли существенного различия между ними?

 

Два и более явлений могут быть существенно схожи и все же отличаться отсутствием подобия, необходимого с точки зрения доказываемого положения. Следующий очевидный абсурд выявляет возможную в этом отношении ошибку. «Киты и слоны — млекопитающие; следовательно, и те и другие водятся на суше». Здесь наши обычные знания — защита от подобного ошибочного вывода. Но что представляет следующая аналогия: «Мой товарищ по комнате и я не питаем склонности к чтению «Потерянного рая» Мильтона; следовательно, и у вас. тоже не будет охоты к этому занятию». Здесь немало черт довольно глубокого сходства у лиц, упоминаемых в аналогии: они — люди, они могут быть студентами колледжа, иметь одинаковый уровень развития, обладать одинаковыми интересами, вкусами и т. д. В меру значения сходства и можно делать выводы. Но какое-нибудь на первый взгляд незначительное различие сделает заключение неправильным. В 1943 г. доказывали, что по тем же причинам, по которым Чили и Брази­лия были против Германии, Аргентина также будет против нее. Однако Аргентина повела себя иначе. Здесь существенное сходство двух известных явлений, и подлежащего доказыванию факта было недостаточным.

 









Дата добавления: 2017-02-04; просмотров: 479; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.092 сек.