I. Основные права граждан 3 страница

…Имущество и земли помещиков, так же как и все другие владения, являются народным достоянием, которыми имеет право распорядиться только всенародное Учредительное собра­ние. До тех же пор всякий самовольный захват земли, скота, инвентаря, рубка чужого леса и Т.п. являются незаконным и несправедливым расхищением народного богатства и могут обездолить впоследствии других, быть может, еще более нуж­дающихся граждан.

Следует бережно относиться также к хорошо поставленным образцовым хозяйствам, племенному скоту, машинному ин­вентарю, плодовым садам и лесам. Такие хозяйства создава­лись в течение долгих лет упорным трудом, с большими затратами. Россия очень бедна образцовыми хозяйствами, племенными рассадниками скота и семенными рассадниками, а потому все подобные хозяйства представляются особенно ценными для государства и никоим образом недопустимо их уничтожение или разорение.

Лишь Учредительное собрание разрешит великий земель­ный вопрос, сейчас же надо сохранить все в полной неприкосновенности, тем более, что распоряжения новой пра­вительственной власти дают полную возможность разреше­ния всех недоразумений и споров по земельному делу. …Самовольный захват чужих земель и имущества будет рассматриваться как нарушение прав других граждан свобод­ной России и будет караться по всей строгости закона…».

 

Печатается по: Революционное движение в России в апреле 1917 г.. Апрельский кризис:

док. и мат–лы. – М., – 1958.

 

 

Приказ Верховного Главнокомандующего Российской Армии
генерала Корнилова

Августа 1917 г.

«Галицийский разгром армии Юго–Западного фронта опре­деленно указал, до какой степени разложения дошла наша армия. Как Главнокомандующий фронтом я считал своим долгом выступить с требованием о введении смертной казни для изменников и трусов. Требование это было удовлетворено, но не в полной мере, так как не распространялось на тыл, наиболее зараженный преступной пропагандой.

Вступая на пост Верховного Главнокомандующего, я предъ­явил Временному правительству те условия, которые я считал необходимыми провести в жизнь для спасения армии и для ее оздоровления. Среди этих мероприятий было и введение смерт­ной казни в тылу.

Временное правительство принципиально мои предложения одобрило, и я вновь подтвердил их 14–го августа на Государ­ственном Совещании в Москве.

Время было дорого, каждый потерянный день грозил роковы­ми последствиями, а между тем Временное правительство, с одной стороны, не решалось осуществить мои предложения с другой — допускало даже определенную критику их газетами и различными организациями. Одновременно с целью оконча­тельного разложения армии была начата травля высшего командного состава. В то же время, по самым достоверным сведениям, в Петрограде готовилось вооруженное выступление большевиков. Имелись определенные указания на то, что они намерены захватить власть в свои руки хотя на несколько дней иобъявить перемирие, сделать решительный и непоправимый шаг к заключению позорного сепаратного мира, а следователь­но, погубить Россию. Что подобное намерение со стороны боль­шевиков и некоторых безответственных организаций являлось вполне вероятным, подтверждается тем, что в составе их, как то с несомненностью доказано, имеется большое число предателей и шпионов, работающих в пользу Германии на немецкие же деньги.

Видя бессилие Временного правительства и отсутствие у него решимости принять энергичные меры против лиц и организа­ций, определенно ведущих к гибели России, и дабы предотвра­тить катастрофу, я решил подтянуть к Петрограду 4 кавале­рийских дивизии с тем, что если выступление большевиков действительно последует, то оно будет подавлено самыми реши­тельными и крутыми мерами. С преступной работой изменников тыла необходимо покончить раз и навсегда.

Решаясь на это, я лично не преследовал никаких честолюби­вых замыслов и не желал принимать на себя всю тяжесть единоличной ответственности по управлению всей страной. Я хотел в согласии с целым рядом лиц, пользующихся обществен­ным доверием, и с целым рядом общественных организаций, стремящихся к спасению России, дать при помощи этих же видных общественных деятелей сильную власть России, спо­собную спасти ее от гибели и позора. Я лишь считал необходи­мым вступление мое как Верховного Главнокомандующего в состав Нового Правительства.

Выступление большевиков в Петрограде намечалось на 28–29 августа, а к 24 числу в Пскове, Великих Луках и на сТ. Дно уже было сосредоточено 3 кавалерийских дивизии. 24–го августа ко мне в Ставку прибыл Управляющий Военным Министерством Г. Савинков, который привез проект мероприятий Временного правительства, составленный на основании предъявленных мною требований, и заявил мне, что хотя эти мероприятия правитель­ство и намеревается провести в ближайшие дни, но вместе с тем оно сильно опасается, что это вызовет выступление в Петрограде и сильное противодействие со стороны безответственных организаций. Одновременно г. Савинков сообщил мне, что Вре­менное правительство в ожидании выступления большевиков не уверено в своих силах и просит меня предоставить в его распоряжение кавалерийский корпус, который надлежит под­вести к Петрограду. Правительство же, со своей стороны, предполагало, по получении сведений о сосредоточении вышеука­занного корпуса, немедленно объявить Петроград на военном положении.

Пожелание Временного правительства, переданное мне через Г. Савинкова, вполне соответствовало принятому уже мною ре­шению, а потому я отдал в тот же день распоряжение, необхо­димое для подавления возможного восстания в Петрограде.

25 августа ко мне в Ставку прибыл член Государственной думы, бывший Обер–прокурор Св. Синода Владимир Львов, который от имени министра–председателя Керенского предложил мне высказать ему свой взгляд на 3 варианта организации власти, намеченных Керенским: 1) уход А.Ф. Ке­ренского из состава правительства; 2) участие А.Ф. Керенского в составе правительства; 3) предложение мне принять диктату­ру с объявлением таковой нынешним Временным правительст­вом. Я ответил, что единственным исходом считаю установление диктатуры и объявление всей страны на военном положении. Под диктатурой я подразумевал диктатуру не единоличную, так как указывал на необходимость участия в правительстве Керенско­го и Савинкова. Принимая это решение, я во всеуслышание заявлял, что определенно считал и считаю полную невозмож­ность возврата к старому и задача «Нового Правительства» должна сводиться единственно к спасению России и гражданских свобод, завоеванных переворотом 27–го февраля. 26–го августа вечером я вновь обменялся телеграммами с министром–председателем Керенским, который спросил меня, подтверждаю ли я то, что со мною сказано Львовым. Не допуская мысли, что посла­нец Временного правительства мог исказить смысл моего с ним» разговора, я ответил, что вполне подтверждаю и вновь прошу Керенского и Савинкова прибыть в Ставку, так как при оставлении их в Петрограде я не в силах буду отвечать за их безопасность. Министр–председатель на это мне ответил, что выехать в Ставку 26–го он не может, а выезжает 27–го. Таким образом, до вечера 26–го, как видно из всего вышеизложенного, мои действия и решения шли в полном согласии с Временным правительством, и я имел полное основание считать, что министр–председатель и Управляющий Военным Министерством не ведут двойной игры. Утро 27–го показало обратное. Я получил телеграмму министра–председателя, коей указывалось, что я должен немедленно сдать должность Верховного Главнокомандующего моему начальнику штаба, а сам немедленно выехать в Петроград. Начальник штаба от принятия должности отказал­ся. Я также счел невозможным сдать ее до полного выяснения обстановки. В течение дня 27–го я беспрерывно вел переговоры по телеграфу с Управляющим Военным Министерством Савинковым, из которых выяснил, что министр–председатель и сам Савинков не только отказываются от сделанных мне предложений, но даже отрицают самый факт таковых.

Принимая во внимание, что при создавшейся обстановке даль­нейшие колебания смертельно опасны и что предварительно отданные распоряжения отменить уже поздно, я, сознавая всю ответственность, решил не сдавать должность Верховного Глав­нокомандующего с тем, чтобы спасти Родину от неминуемой гибели, а русский народ от немецкого рабства. В этом моем решении меня поддерживали Главнокомандующие фронтами и я убежден, что вместе со мною пойдут также все честные защитники нашей многострадальной Родины. Правда и справедливость на нашей стороне. Я твердо верю, что Русская армия, восстав от одра болезни, поможет мне отразить врага, изгнать его из наших пределов и, закончив войну, в полном единении с нашими доблестными союзниками, тем самым обеспечить Свободной России творческую работу для светлого будущего, которое она заслужила своими великими жертвами в течение трехлетней войны.

Одновременно с этим я обратился к Временному правитель­ству со следующим: «Приезжайте ко мне в Ставку, где свобода ваша и безопасность обеспечены моим честным словом, и совместно со мною выработайте состав правительства Народной Обороны, который, обеспечив победу, вел бы народ русский к великому будущему, достойному могучего свободного народа». Генерал от инфантерии Корнилов».

 

Печатается по: История России

1917–1940 гг. – М. 1987.

– С.42–45.

 

Крестьянский наказ о земле, составленный редакцией эсеровской газеты «Известия всероссийского совета крестьянских депутатов»

 

«Вопрос о земле во всем его объеме может быть разрешен только всенародным Учредительным собранием. Самое справедливое разрешение земельного вопроса должно быть таково:

1) Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким–либо другим способом отчуждаема. Вся земля: государственная, удель­ная, кабинетская, монастырская, церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская и Т.д. отчуждается безвозмездно, обращается во всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней. За пострадавшими от имущественного переворота признается лишь право на общественную поддержку на время, необходимое для приспособления к новым условиям существования.

2) Все недра земли: руда, нефть, уголь, соль и Т.д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, переходят в исключительное пользование государства. Все мелкие реки, озера, леса и проч. переходят в пользование общин при условии заведования ими местными органами самоуправления.

3) Земельные участки с высококультурными хозяйства­ми: сады, плантации, рассадники, питомники, оранжереи и Т.п. не подлежат разделу, а превращаются в показательные и передаются в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от размера и значения их. Усадебная городская и сельская земля, с домашними садами и огоро­дами, остается в пользовании настоящих владельцев, причем размер самих участков и высота налога за пользование ими определяются законодательным порядком.

4) Конские заводы, казенные и частные племенные ското­водства и птицеводства и проч. конфискуются, обращаются во всенародное достояние и переходят либо в исключительное пользование государства, либо общины, в зависимости от ве­личины и значения их. Вопрос о выкупе подлежит рассмотре­нию Учредительного собрания.

5) Весь хозяйственный инвентарь конфискованных земель живой и мертвый переходит в исключительное поль­зование государства или общины, в зависимости от величины и значения их, без выкупа. Конфискация инвентаря не касает­ся малоземельных крестьян.

6) Право пользования землею получают все граждане (без различия пола) Российского государства, желающие обрабаты­вать ее своим трудом, при помощи своей семьи или в товариществе, и только до той поры, пока они в силах ее обрабатывать. Наемный труд не допускается. При случайном бессилии какого–либо члена сельского общества в продолжение двух лет сельское общество обязуется, до восстановления его тру­доспособности на этот срок, придти к нему на помощь путем общественной обработки земли. Земледельцы, вследствие ста­рости или инвалидности утратившие навсегда возможность лично обрабатывать землю, теряют право на пользование ею, но взамен того получают от государства пенсионное обеспечение.

7) Землепользование должно быть уравнительным, Т.е. земля распределяется между трудящимися, смотря по местным условиям, по трудовой или потребительной норме. Формы поль­зования землею должны быть свободны: подворная, хуторская, общинная, артельная, как решено будет в отдельных селениях и поселках.

8) Вся земля, по ее отчуждении, поступает в общенародный земельный фонд. Распределением ее между трудящимися заве­дуют местные и центральные самоуправления, начиная от де­мократически организованных бессословных сельских и город­ских общин и кончая центральными областными учреждениями. 3емельный фонд подвергается периодическим переделам в зависимости от прироста населения и поднятия производительности и культуры сельского хозяйства. При из­менении границ наделов первоначальное ядро надела должно остаться неприкосновенным. Земля выбывающих членов пос­тупает обратно в земельный фонд, причем преимущественное право на получение участков выбывших членов получают ближайшие родственники их и лица по указанию выбывших. Вложенная в землю стоимость удобрения и мелиорации (корен­ные улучшения), поскольку они не использованы при сдаче надела обратно в земельный фонд, должны быть оплачены. Если в отдельных местностях наличный земельный фонд окажется недостаточным для удовлетворения всего местного населения, избыток населения подлежит переселению. Организацию переселения, равно как и расходы по переселению и снабжению инвентарем и проч., должно взять на себя государство. Пересе­ление производится в следующем порядке: желающие беззе­мельные крестьяне, затем порочные члены общины дезертиры и проч., наконец, по жребию либо по соглашению».

 

 

Печатается по: История России

1917–1940 гг.– М., 1987. – С.60–62.

 

Из заявления Каменева и Зиновьева

Октября 1917 г.

 

«...Петроградскому, Московскому, Московскому областному, Финляндс-кому областному комитетам РСДРП, большевистской фракции ПИК, Петро-градскому Исполнительному комитету Советов р. и с. д., большевистской фракции съезда Советов Северной области

К текущему моменту

Мы глубочайше убеждены, что объявлять сейчас воору­женное восстание — значит ставить на карту не только судь­бу нашей партии, но и судьбу русской и международной революции.

Нет никакого сомнения, бывают такие исторические поло­жения, когда угнетенному классу приходится причнать что лучше идти на поражение, чем сдаться без бою. Находится ли сейчас русский рабочий класс именно в таком положении? Нет и тысячу раз нет!!! < ... >

Шансы нашей партии на выборах в Учредительное собра­ние превосходны. Разговоры о том, что влияние большевизма начинает падать и тому подобное, мы считаем решительно ни на чем не основанными. В устах наших политических против­ников эти утверждения просто прием политической игры, рас­считанной именно на то, чтобы вызвать выступление больше виков в условиях, благоприятных для наших врагов. Влияние большевизма растет. Целые пласты трудящегося населения только еще начинают захватываться им. При правильной так­тике мы можем получить треть, а то и больше мест в Учреди­тельном собрании. < … >

Только на Советы сможет опереться в своей революцион­ной работе и Учредительное собрание. Учредительное собра­ние плюс Советы — вот тот комбинированный тип государ­ственных учреждений, к которому мы идем. < … >

Говорят: 1) за нас уже большинство народа в России и 2) за нас большинство международного пролетариата. Увы — ни то, ни другое неверно, и в этом все дело.

В России за нас большинство рабочих и значительная часть солдаТ. Но все остальное — под вопросом. Мы все уве­рены, например, что если дело теперь дойдет до выборов в Учредительное собрание, то крестьяне будут голосовать в большинстве за эсеров. Что же это — случайность? Солдат­ская масса поддерживает нас не за лозунг войны, а за лозунг мира. Это крайне важное обстоятельство, не учтя которого, мы рискуем все наши расчеты построить на песке. Если мы, взявши власть сейчас одни, придем (в силу всего мирового Положения) к необходимости вести революционную войну, солдатская масса отхлынет от нас. С нами останется, конечно, лучшая часть солдатской молодежи, но солдатская масса уй­деТ. <...>

Но, поскольку выбор зависит от нас, мы можем и должны теперь ограничиться оборонительной позицией. Временное правительство часто бессильно провести в жизнь свои контр­революционные намерения. Оно расшатано. Силы солдат и рабочих достаточны, чтобы не дать осуществиться таким ша­гам Керенского и компании. < … >

Перед историей, перед международным пролетариатом, пе­ред русской революцией и российским рабочим классом мы не имеем права ставить теперь на карту вооруженного восстания все будущее. Ошибкой было бы думать, что теперь подобное выступление в случае неудачи привело бы только к тем по­следствиям, как 3 — 5 июля. Теперь дело идет о большем. Де­ло идет о решительном бое, и поражение в этом бою было бы поражением революции. <...>

Против этой губительной политики мы подымаем голос предостережения.

 

Г. Зиновьев, Ю. Каменев».

 

Печатается по: Хрестоматия по Отечественной истории (1914–1945гг.): учеб. посбие для студентов вузов/под ред. А.Ф. Кисилева, Э.М. Щагина. – М., 1996. – С.100–101.

 

«Анафемствуем вас» – послание патриарха Тихона

Января 1918 г.

 

«Смиренный Тихон, Божею милостию Патриарх Московский и всея России, возлюбленным о Господе пастырям, архипасты­рям и всем верным чадам Православной церкви Российской.

Да избавит нас Господь от настоящего века лукавого.

Тяжкое время переживает ныне Святая Православная церковь Христова в Русской земле: гонения воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремят­ся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и брато­убийственной драки. Забыты и попраны заповеди Христа о любви к ближним: ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному, все это соверша­ется не только под покровом ночной темноты, но и въявь, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и с беспощад­ной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности, совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны, и в столицах и на отдаленных окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.). Все сие преисполняет сердце наше глубокой болезненной скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения по завету Св. Апостола: «Согрешивших перед всеми обличай, да и прочие страх имут» (1–е Тим., 5, 20).

Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это — поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенны в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей — земной. Властию, данной Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафемствуем вас, если только вы носите еще имена христи­анские и хотя по рождению своему принадлежите к церкви Православной. Заклинаем и всех вас, верных чад Православ­ной церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое–либо общение.

Гонение жесточайшее воздвигнуто на святую церковь Христову: благ.тные таинства, освещающие рождение на свет человека или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними, святые храмы подвергают­ся или разрушению через расстрел орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московского) или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующи­ми обители святые (как Александро–Невская и Пачаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объ­являются каким–то якобы народным достоянием; школы, содержа­щиеся на средства церкви Православной и подготовлявшие пасты­рей церкви и учителей веры, признаются излишними и обращают­ся ими в училища безверия или даже прямо в рассадник безнрав­ственности. Имущества монастырей и церквей Православных отбираются под предлогом, что это — народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законной волею самого народа...

И, наконец, власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и, в частности, над святой церковью Православной. Где же предел этим издевательствам над церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на нее врагов неистовых? Зовем всех вас верующих и верных чад церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне святой матери нашей. Враги церкви захватывают власть над нею и ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противопоставьте им силою веры вашего всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо про­тивно совести народной. А если нужно и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами Св. Апостола: «Кто не разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонения, или глад, или нагота, или беда, или меч? (Рим. 8, 35)». А вы, братия архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попранных ныне прав церкви Православной, немедленно устройте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброй волей становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги церкви будут посрамлены и расточатся силою креста Христо­ва, ибо непреложно обетование самого Божественного кресто­носца: «Созижду церковь мою, и врата адова не одолеют ея».

Патриарх Московский и всея России Тихон».

 

 

Печатается по: История России 1917–1940 гг. – М., 1987.

– С.78–79.

 

Из декрета СНК о роспуске Учредительного собрания

Января 1918 г.

 

«<...>Открытое 5 января Учредительное собрание дало, в силу известных всем обстоятельств, большинство партии правых эсеров, партии Керенского, Авксентьева и Чернова. Естественно, эта партия отказалась принять к обсуждению совершенно точное, ясное, не допускавшее никаких кривотолков предложение верховного органа Советской власти, Центрального Исполнительного Комитета Советов, признать программу Советское власти, признать «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», признать Октябрьскую революцию и Советскую власть. Тем самым Учредительное собрание разорвало всякую связь между собой и Советской Республикой России. Уход от такого Учредительного собрания фракций большевиков и левых эсеров, которые составляют сейчас заведомо громадное большинство в Советах и пользуются доверием рабочих и большинства крестьян, был неизбежен.

А вне стен Учредительного собрания партии большинства Учредительного собрания, правые эсеры и меньшевики ведут открытую борьбу против Советской власти, призывая в своих органах к свержению ее, объективно этим поддерживая сопротивление эксплуататоров переходу земли и фабрик в руки трудящихся.

Ясно, что оставшаяся часть Учредительного собрания может в силу этого играть роль только прикрытия борьбы буржуазной контрреволюции за свержение власти Советов.

Поэтому Центральный Исполнительный Комитет постановля­ет: Учредительное собраниераспускается».

 

Печатается по: Хрестоматия по Отечественной истории (1914–1945гг.): учеб. пособие для студентов вузов/Под ред. А.Ф. Кисилева, Э.М. Щагина. – М., 1996. – С.180–181 .

 

Мирный договор между Германией, Австро–Венгрией, Болгарией и Турцией с одной стороны, и Россией — с другой

Марта 1918 г.

 

Статья I

Германия, Австро–Венгрия, Болгария и Турция с одной стороны и Россия — сдругой объявляют, что состояние войны между ними прекращено; они решили впредь жить между собой в мире и согласии.

Статья II

Договаривающиеся стороны будут воздерживаться от вся­кой агитации или пропаганды против правительств или го­сударственных и военных учреждений другой стороны. Пос­кольку это обязательство касается России, оно распространя­ется и на области, занятые державами четверного союза.

Статья III

Области, лежащие к западу от установленной договарива­ющимися сторонами линии и принадлежащие раньше России, не будут более находиться под ее верховной властью…

Для означенных областей из их прежней принадлежности к России не будет вытекать никаких обязательств по отноше­нию к России. Россия отказывается от всякого вмешательства во внутренние дела этих областей. Германия и Австро–Венг­рия намереваются определить будущую судьбу этих областей в согласии с их населением.

Статья IV

Германия готова, как только будет заключен всеобщий мир и проведена полностью русская демобилизация, очистить области, лежащие восточнее указанной в абзаце 1 ст. III линии, поскольку статья IV не постановляет иного. Россия сделает все, от нее зависящее, чтобы обеспечить скорейшее очищение провинций Восточной Анатолии и их правомерное возвращение Турции. Округа Ардагана, Карса и Батума также незамедли­тельно будут очищены от русских войск. Россия не будет вмешиваться вновую организацию государственно–правовых и международно–правовых отношений этих округов, а предоста­вит населению их устанавливать новый строй в согласии с соседними государствами, в особенности с Турцией.

Статья V

Россия незамедлительно произведет полную демобилиза­цию своей армии, включая и войсковые части, вновь образо­ванные ее теперешним правительством.

Кроме того, свои военные суда Россия либо переведет в русские порты и оставит там до заключения всеобщего мира, либо немедленно разоружиТ. Военные суда государств, пребы­вающих и далее в состоянии войны с державами четверного союза, поскольку эти суда находятся в сфере власти России, приравниваются к русским военным судам.

…В Балтийском море и в подвластных России частях Черного моря немедленно должно начаться удаление минных заграждений. Торговое судоходство в этих морских областях свободно и немедленно возобновляется…

Статья VI

Россия обязывается немедленно заключить мир с Украин­ской народной республикой и признать мирный договор между этим государством и державами четверного союза. Террито­рия Украины незамедлительно очищается от русских войск и русской Красной гвардии. Россия прекращает всякую аги­тацию или пропаганду против правительства или обществен­ных учреждений Украинской народной республики.

Эстляндия и Лифляндия также незамедлительно очищают­ся от русских войск и русской Красной гвардии. Восточная граница Эстляндии проходит в общем по реке Нарва. Восточная граница Лифляндии проходит в общем через озеро Чудское и Псковское озеро до его юго–западного угла, потом через Любанское озеро в направлении к Ливенгофу на Западной Двине. Эстляндия и Лифляндия будут заняты германской полицейс­кой властью до тех пор, пока общественная безопасность не будет там обеспечена собственными учреждениями страны и пока не будет там государственный порядок восстановлен. Россия немедленно освободит всех арестованных или уведен­ных жителей Эстляндии и Лифляндии и обеспечит безопасное возвращение всех уведенных эстляндцев и лифляндцев.

Финляндия и Аландские острова также будут немедленно очищены от русских войск и русской Красной гвардии, а финские порты — от русского флота и русских военно–морских сил…

Россия прекращает всякую агитацию или пропаганду против правительства или общественных учреждений Финляндии.

Возведенные на Аландских островах укрепления должны быть снесены при первой возможности…

Статья VII

Исходя из факта, что Персия и Афганистан являются свободными и независимыми государствами, договаривающи­еся стороны обязуются уважать политическую и экономичес­кую независимость и территориальную неприкосновенность Персии и Афганистана.

Статья VIII

Военнопленные обеих сторон будут отпущены на родину…

Статья IX

Договаривающиеся стороны взаимно отказываются от воз­мещения своих военных расходов, то есть от государственных издержек на ведение войны, равно как и от возмещения военных убытков, то есть от тех убытков, которые были причинены им и их гражданам в зоне военных действий военными мероприятиями, в том числе и всеми произведен­ными во вражеской стране реквизициями.

 

Печатается по: История России 1917–1940 гг. – М., 1987.

– С.82–84.

 

ИСТОРИКИ О ПРОЦЕССАХ РАССМАТРИВАЕМОГО ПЕРИОДА

Об Октябрьской революции

 

«Эта революция является комплексом четырех самостоятельных революций: революции буржуазии и широкого гражданского населения, революции рабочих и солдат, революции крестьян и революции национальностей. Каждая революция имела свою руководящую группу, свою организацию борьбы и свою особую революционную цель.








Дата добавления: 2016-04-11; просмотров: 2163; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.025 сек.