I. Основные права граждан 1 страница

1. Все российские граждане, без различия пола, вероисповедания и национальности, равны перед законом. Всякие сословные различия и всякие ограничения личных и имущественных прав поляков, евреев и всех без исключения других отдельных групп населения должны быть отменены.

2. Каждому гражданину обеспечивается свобода совести и вероис­поведания. Никакие преследования за исповедуемые верования и убеж­дения, за перемену или отказ от вероучения не допускаются. Отправ­ление религиозных и богослужебных обрядов и распространение веро­учений свободно, если только совершаемые при этом действия не заклю­чают в себе каких–либо общих проступков, предусмотренных уголов­ными законами. Православная церковь и другие исповедания должны быть освобождены от государственной опеки.

3. Каждый волен высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно обнародовать их и распространять путем печати или иным спо­собом. Цензура, как общая, так и специальная, как бы она ни назы­валась, упраздняется и не может быть восстановлена. За преступления и проступки, совершенные путем устного и печатного слова, винов­ные отвечают только перед судом.

4. Всем российским гражданам предоставляется право устраивать
публичные собрания как в закрытых помещениях, так и под открытым
небом для обсуждения всякого рода вопросов.

5. Все российские граждане имеют право составлять союзы и общества, не испрашивая на то разрешения.

6. Право петиций предоставляется как отдельным гражданам, так
и всякого рода группам, союзам, собраниям и Т.п.

7. Личность и жилище каждого должны быть неприкосновенны.
Вход в частное жилище, обыск, выемка в нем и вскрытие частной
переписки допускается только в случаях, установленных законом, и
не иначе как по постановлению суда. Всякое задержанное лицо в городах и других местах пребывания судебной власти в течение 24 часов,
а в прочих местностях Империи не позднее, как в течение трех суток со
времени задержания, должно быть или освобождено, или представлено
судебной власти. Всякое задержание, произведенное без достаточного
основания или продолженное сверх законного срока, дает право пострадавшему на возмещение государством понесенных им убытков.

8. Никто не может быть подвергнут преследованию не иначе, как на
основании закона — судебной властью и установленным законом судом.
Никакие чрезвычайные суды не допускаются.

9. Каждый гражданин пользуется свободой передвижения и выезда
за границу. Паспортная система упраздняется.

10. Все вышеозначенные права граждан должны быть введены в основной закон Российской Империи и обеспечены судебной защитой.

11. Основной закон Российской Империи должен гарантировать
всем населяющим Империю народностям помимо полной гражданской
и политической равноправности всех граждан право свободного культурного самоопределения, как – то: полную свободу употребления раз­личных языков и наречий в публичной жизни, свободу основания и содержания учебных заведений и всякого рода собраний, союзов и учреждений, имеющих целью сохранение и развитие языка, литературы и культуры каждой народности и т.д.

12. Русский язык должен быть языком центральных учреждений,
армии и флота. Употребление наряду с общегосударственным местных
языков в государственных и общественных установлениях и учебных
заведениях, содержимых на средства государства или органов само -­
управления, регулируется общими и местными законами, а в пределах
их — самими установлениями. Населению каждой местности должно
быть обеспечено получение начального, а по возможности и дальнейшего образования на родном языке.

II. Государственный строй

13. Конституционное устройство российского государства опреде­ляется основным законом.

14. Народные представители избираются всеобщим тайным голосованием, без различия вероисповедания, националь­ности и пола. Партия допускает в своей среде различие мнений по вопросу об организации народного представительства, в виде одной или двух палат, из которых вторая палата должна состоять из представителей от органов местного самоуправления, реорганизованных на началах всеобщего голосования и распространенных на всю Россию.

15. Народное представительство участвует в осуществлении законодательной власти, в установлении государственной росписи доходов и расходов и в контроле за законностью и целесообразностью действий высшей и низшей администрации.

16. Ниодно постановление, распоряжение, указ, приказ и тому
подобный акт, не основанный на постановлении народного представительства, как бы он ни назывался и от кого бы ни исходил, не может иметь силы закона.

17. Государственная роспись, в которую должны быть вносимы все доходы и расходы государства, устанавливается не более как на один год законодательным порядком. Никакие налоги, пошлины и сбо­ры в пользу государства, а равно и государственные займы не могут быть, устанавливаемы иначе, как в законодательном порядке.

18. Членам собраний народных представителей принадлежит право законодательной инициативы.

19. Министры ответственны перед собранием народных предста­вителей, членам которого принадлежит право запроса и интерпелляция.

Ill. Местное самоуправление и автономия

20. Местное самоуправление должно быть распространено на все российское государство.

21. Представительство в органах местного самоуправления, приб­лиженное к населению путем учреждения мелких самоуправляющих­ся единиц, должно быть основано на всеобщем, равном, прямом и закры­том голосовании без различия пола, вероисповедания и национальностей, причем собрания высших самоуправляющихся союзов могут быть образованы путем избрания собраниями низших таких же союзов. Гу­бернским земствам должно быть предоставлено право вступать во вре­менные и постоянные союзы между собою.

22. Круг ведомства органов местного самоуправления должен про­стираться на всю область местного управления, включая полицию без­опасности и благочиния и за исключением лишь тех отраслей управле­ния, которые в условиях современной государственной жизни необходимо должны быть сосредоточены в руках центральной власти с представлением в пользу органов местного самоуправления части средств, поступающих в настоящее время в государственный бюджеТ.

23. Деятельность местных представителей центральной власти долж­на сводиться к надзору за законностью деятельности органов местного
самоуправления, причем окончательное решение по возникающим в
этом отношении спорам и сомнениям должно принадлежать судебным
учреждениям.

24. После установления прав гражданской свободы и правильного
представительства с конституционными правами для всего Российского государства должен быть открыт правомерный путь в порядке обще­
государственного законодательства для установления местной автономии и областных представительных собраний, обладающих правом участия в осуществлении законодательной власти по известным пред­метам, соответственно потребности населения.

25. Немедленно по установлении общеимперского демократического представительства с конституционными правами, в Царстве Польском вводится автономное устройство с сеймом, избираемым на тех основаниях, как и общегосударственное представительство, при условии сохранения государственного единства и участии в центральном представительстве на одинаковых с прочими частями империи основа­ниях. Границы между Царством Польским и соседними губерниями могут быть исправлены в соответствии с племенным составом и желанием местного населения, причем в Царстве Польском должны дейст­вовать общегосударственные гарантии гражданской свободы и права национальности на культурное самоопределение и должны быть обеспечены права меньшинства.

26. Финляндия. Конституция Финляндии, обеспечивающая ее особенное государственное положение, должна быть всецело восстановлена. Всякие дальнейшие мероприятия, общие Империи и Великому Княжеству Финляндскому, должны быть впредь делом соглашения между
законодательными органами Империи и Великого Княжества.

IV. Суд

27. Все отступления от начал судебных установок 20 ноября 1864 г., устанавливающих отделение судебной власти от административной (несменяемость, независимость и гласность суда, равенство всех перед судом), как внесенные позднейшими новеллами, так и допущенные при самом составлении уставов, упраздняются. В этих видах прежде всего: а) не подлежит никаким ограничениям правило о том, что никто не может быть подвергнут наказанию без вошедшего в силу приговора компетентного суда; б) всякое вмешательство министра юстиции в назначение на судейские должности или перемещение судей, а тем более в производство судебных дел, устраняется. Судьи наград не получают; в) ответственность должностных лиц определяется на общем основании; г) компетенция суда присяжных определяется исключительно тяжестью наказания, назначенного в законе, безотносительно к роду дел, причем однако этой компетенции во всяком случае подлежат все преступления государственные и против законов о пе­чати. Суд с сословными представителями упраздняется. Компетенции выборного мирового суда подчиняются и дела волостной юстиции. Во­лостной суд и институт земских начальников упраздняются. Требование имущественного ценза как для замещения должности мирового судьи, так и для отправления обязанностей присяжного заседателя отменя­ется; д) восстановляется принцип единства кассационного суда; е) адвокатура организуется на началах истинного самоуправления.

28. Независимо от этого в осуществление наиболее назревших и бесспорных требований уголовной политики и процесса: а) смертная казнь отменяется безусловно и навсегда; б) вводится условное осуждение; в) устанавливается защита на предварительном следствии; г) в обряд предания суду вводится состязательное начало.

29. Ближайшей задачей является полный пересмотр уголовного
уложения, отмена постановлений, противоречащих началам политической свободы, и переработка проекта гражданского уложения.

V. Финансовая и экономическая политика

30. Пересмотр государственного расходного бюджета в целях уничтожения непроизводительных по своему назначению или своим размерам расходов и соответственного увеличения затрат государства на дейст­вительные нужды народа.

31. Отмена выкупных платежей.

32. Развитие прямого обложения на счет косвенного; общее понижение косвенного обложения и постепенная отмена косвенных налогов на предметы потребления народных масс.

33. Реформа прямых налогов на основе прогрессивного подоходного и поимущественного обложения; введение прогрессивного налога на наследство.

34. Соответствующее положение отдельных производств, понижение
таможенных пошлин в видах удешевления предметов народного потребления и технического подъема промышленности и земледелия.

35. Обращение средств сберегательных касс на развитие мелкого кредита.

VI. Аграрное законодательство

36. Увеличение площади землепользования населения, обрабаты­вающего землю личным трудом, как – то: безземельных и малоземельных крестьян, а также и других разрядов мелких хозяев–землевладельцев государственными, удельными, кабинетскими и монастырскими зем­лями, а также путем отчуждения для той же цели за счет государства в потребных размерах частновладельческих земель с вознаграждением нынешних владельцев по справедливой (нерыночной) оценке.

37. Отчуждаемые земли поступают в государственный земельный фонд. Начала, на которых земли этого фонда подлежат передаче нуждаю­щемуся в них населению (владение или пользование личное или общин­ное и т. д.), должны быть установлены сообразно с особенностями зем­левладения и землепользования в различных областях России.

38. Широкая организация государственной помощи для переселе­ния, расселения и устройства хозяйственного быта крестьян. Реорганизация межевого дела, окончание размежевания и другие меры для подъема благосостояния сельского населения и улучшения сельского хозяйства.

39. Регламентация законом арендных отношений путем обеспечения права возобновления аренды, права арендатора, в случае пере­дачи аренды, на вознаграждение за произведенные, но не использованные к сроку затраты на улучшение и учреждение примирительных камер для регулирования арендной платы и для разбора споров и несогласий между арендаторами и землевладельцами. Открытие законного пути в судебном порядке для понижения непомерно высоких арендных цен и уничтожения носящих кабальный характер сделок в области земельных отношений.

40. Отмена действующих правил о найме сельских рабочих и распространение рабочего законодательства на землевладельцев. Учреждение сельскохозяйственной инспекции для наблюдения за правильным применением законодательства по охране труда в этой области и введение уголовной ответственности сельских хозяев за нарушение ими законодательных норм по охране труда.

VII. Рабочее законодательство

41. Свобода рабочих союзов и собраний.

42. Право стачек. Наказуемость правонарушений, совершаемых во время или по поводу стачек, определяется на общем основании и ни в коем случае не может быть увеличиваема.

43. Распространение рабочего законодательства и независимой инспекции труда на все виды наемного труда; участие выборных от рабочих в надзоре инспекции за исполнением законов, охраняющих интересы трудящихся.

44. Введение законодательным путем восьмичасового рабочего дня.
Немедленное осуществление этой нормы всюду, где она в данное время
возможна, и постепенное ее введение в остальных производствах. Запрещение ночных и сверхурочных работ кроме технических и обществен­но необходимых.

45. Развитие охраны труда женщин и детей и установление особых
мер охраны труда мужчин во вредных производствах.

46. Учреждение примирительных камер из равного числа представителей труда и капитала для нормировки всех отношений найма, не урегулированных рабочим законодательством, и разбора споров и несогласий, возникающих между рабочими и предпринимателями.

47. Обязательное при посредстве государства страхование от болез­ни (в течение определенного срока), несчастных случаев и профессио­нальных заболеваниях, с отнесением издержек на счет предпринима­телей.

48. Государственное страхование на случай старости и неспособ­ности к труду для всех лиц, живущих личным трудом.

49. Установление уголовной ответственности за нарушение законов об охране труда.

VIII. По вопросам просвещения

Народное просвещение должно быть организовано на началах сво­боды, демократизации и децентрализации его, понимая под этим осу­ществление следующих начал:

50. Уничтожение всех стеснений к поступлению в школу, связан­ных с полом, происхождением и религией.

51. Свобода частной и общественной инициативы в открытии и ор­ганизации учебных заведений всех типов и в области внешкольного просвещения; свобода преподавания.

52. Между различными ступенями школ всех разрядов должна быть установлена прямая связь для облегчения перехода от низшей сту­пени к высшей.

53. Полная автономия и свобода преподавания в университетах и других высших школах, увеличение их числа. Уменьшение платы за слушание лекций. Организация просветительной работы высшей школы для широких кругов населения. Свободная организация сту­денчества.

54. Количество средних учебных заведений должно быть увеличено соответственно общественной потребности; плата в них должна быть понижена. Местным общественным учреждениям должно быть предос­тавлено широкое участие в постановке учебно–воспитательного дела.

55. Введение всеобщего, бесплатного и обязательного обучения в начальной школе. Передача начального образования в заведование орга­нов местного самоуправления. Организация органами самоуправления материальной помощи нуждающимся учащимся.

56. Устройство органами местного самоуправления образовательных учреждений для взрослого населения, элементарных школ для взрослых, народных библиотек, народных университетов.

57. Развитие профессионального образования.

 

Печатается по: Политическая история ХХ в. – М., 1990. – С.100–109.

 

Об учреждении военно–полевых судов

Год, 19 августа

Совет Министров полагал:

1. На основании статьи 87 Свода Основных Государственных Зако­нов, издания 1906 г.; постановить: в местностях, объявленных на военном положении или в положении чрезвычайной охраны, Генерал Губернаторам, Главноначальствующим или облеченным их властью лицам предоставляется в тех случаях, когда учинение лицом гражданского ведомства преступного деяния является настолько очевидным, что нет надобности в его расследовании, предавать обвиняемого Военно–Полевому Суду, с применением в подлежащих случаях наказания по законам военного времени, для суждения в порядке, установленном нижеследующими правилами:

1) Военно–Полевой Суд учреждается по требованию Генерал Губернаторов, Главноначальствующих или лиц, облеченных их властью, в месте по их указанию Начальниками гарнизонов или отрядов и Глав­ными Командирами и Командирами портов, по принадлежности, в составе Председателя и четырех Членов из офицеров от войска или флота.

2) Распоряжение Генерал–Губернаторов, Главноначальствующих или лиц, облеченных их властью, должно следовать безотлагательно за совершением преступного деяния и по возможности в течение суток. В распоряжении этом указываются лицо, предаваемое суду, и предмет предъявляемого обвинения.

3) Суд немедленно приступает к разбору дела и оканчивает рассмотрение оного не далее, как в течение двух суток.

4) Разбирательство дела производится при закрытых дверях …

5) Приговор, по объявлении на суде, немедленно вступает в закон­ную силу и безотлагательно, и во всяком случае не позже суток, приводится в исполнение по распоряжению военных начальников, указанных в статье первой настоящих правил …

 

Печатается по: Политическая история ХХ в. – М. – 1990.

– С.127–128.

 

ИСТОРИКИ О ПРОЦЕССАХ РАССМАТРИВАЕМОГО ПЕРИОДА

О «Манифесте 17 октября»

 

«Манифест позволил самодержавию добиться двух положительных результатов. Он успокоил финансовые круги, от которых зависела выдача кредитов России. Французское, британское и германское правительства приветствовали появление Манифеста, видя в нем залог конституционального режима, который наконец–то приведет Россию на путь парламентаризма. С другой стороны Манифест завершил раскол лагеря либералов, наметившийся уже в июне. Умеренные либералы, удовлетворившись первой победой, поддержали МанифесТ. Что же касается радикального крыла, которое как раз оформлялось в партию кадетов – конституциональных демократов, – оно приняло Манифест настороженно. Социалисты–революционеры и социал–демократы всех оттенков не пошли на компромисс с самодержавием. Троцкий писал тогда, что пролетариат «не желает нагайки, завернутой в пергамент конституции».

 

Верт Н. История Советского государства. – М., 2002. – С. 43.

 

«Всероссийская октябрьская стачка показала мощь рабочего класса как передового борца против самодержавия. Стачка парализовала силы правительства. Революция приобретала все больший размах. Царское правительство, напуганное ростом революции, поспешило пойти на некоторые уступки, чтобы спасти самодержавный строй. 17 октября царь издал манифест, содержавший много лживых обещаний. Провозглашалась свобода слова, собраний, организация обществ и союзов, неприкосновенность личности. В манифесте говорилось о создании «российского парламента» – Государственной думы с законодательными функциями.

Появление манифеста, указывал Ленин, было вызвано тем, что установилось некоторое временное равновесие сил: рабочие и крестьяне еще не могли свергнуть царизм, а царизм уже не мог управлять прежними средствами.

Буржуазия с радостью приняла царскую подачку. Крупные
капиталисты и помещики, хозяйничавшие по–капиталистически, стояли на стороне царского правительства, хотя и продолжали спорить с ним о дележе власти. Манифест царя полностью их удовлетворил. Они объединились в «Союз 17 октября» – партию октябристов. Часть капиталистов, помещиков, земских деятелей и буржуазных интеллигентов создала конституционно–демократическую партию (кадеты) – ведущую партию либерально–монархической буржуазии. Кадеты стремились к тому, чтобы царь и помещики разделили власть с буржуазией. Для обмана масс кадеты присвоили себе фальшивое название – «партия народной свободы». Буржуазные партии, прославляя царский манифест, увидели в нем возможность направить революцию на мирный, конституционный путь, спасти монархию от гибели.

Большевики призывали рабочих и крестьян не верить бумажной «конституции» и продолжать борьбу вплоть до свержения царизма. Они заявляли, что правительство обманывает народ».

История Коммунистической партии Советского Союза. /Б.Н.Пономарев, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. – М., 1984.

С. 85–86.

 

«Это была важнейшая политическая декларация последнего царствования. Она содержала обещания «даровать народу незыблемые основы гражданских свобод»: неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний, союзов; привлечь к выборам в Государственную думу все слои населения; признать Думу законодательным органом, без одобрения которого ни один закон не мог вступить в силу.

Манифест 17 октября 1905 г. – документ, отразивший переломный момент в истории России, крупнейший шаг по пути конституциональной эволюции, создания правового государства. Во имя мира и благополучия страны монархическая власть отказывалась от исконных, освященных веками истории и Божественным соизволением прерогатив. Под напором событий Николай II принял новые реальности».

 

История России. XX век / А.Н.Боханов, М.М. Горинов, В.П. Дмитренко и др. – М., 1998. – С. 35–36.

 

О столыпинской реформе

 

«Столыпинские аграрные реформы издавна считаются ключом к пониманию судьбы царизма. Изначально они расценивались их инициаторами и сторонниками как кульминация и доведение до конца освобождение крестьян, фактически – как второе их освобождение. Однако такое толкование в некотором отношении было ошибочным, ибо подразумевало преемственность двух этапов пореформенного законодательства, которой на самом деле не существовало. Противоположным и также частично ошибочным был взгляд политической оппозиции, рассматривавшей реформы как спонтанный ответ на угрозу революции, шаг, предпринятый с целью сохранить политическое господство помещиков. В то же время оппозиция понимала, что в случае успеха реформ они существенно изменили бы политическую обстановку, причем согласия по поводу того, желательно ли такое изменение, не было. Впоследствии, однако, после гибели царизма, эти сомнения потеряли свою актуальность, и внимание сосредоточилось на относительной или абсолютной неудаче реформ, как это показала аграрная революция 1917–1918 годов.

Такие толкования исторически представляются узкими и предвзятыми. С одной стороны, при таком подходе переоценивается роль отдельных политических деятелей и упускается из виду, что реформа есть результат ряда сложных и длительных интеллектуальных, социальных и политических процессов. С другой стороны, все замыкается в рамках таких политических событий, как падение монархии и революция. Однако эти важные политические события в значительной степени не зависели от каких бы то ни было последствий столыпинских реформ для деревни. И, что важнее, такие объяснения препятствуют более широкому взгляду на предмет, анализу реформ с точки зрения их внутреннего содержания».

 

Мэйси Д. Земельная реформа и политические перемены: феномен Столыпина// Вопросы истории. – 1993. – №4. – С. 3.

 

«…поклонники Столыпина часто утверждают, что у него был всеобъемлющий план реформ. Их оппоненты обвиняют его в попытке восстановить прежние порядки и в том, что его политика сводилась лишь к немедленному реагированию на различные кризисы, перед которыми оказывался царский режим. На самом деле ни одно из этих суждений не является точным.

Столыпину, несомненно, были свойственны патриотизм и дальновидность; развитие России, по его представлениям, должно было пойти по пути, более или мене близкому к западному. Помимо сохранения в дальнейшем статуса России как великой державы, это также означало, вероятно, экономическую и социальную модернизацию, включая современную индустриальную экономику и более или менее капиталистическое и безусловно основанное на рыночных отношениях сельское хозяйство, уравнивание в правах всех общественных классов на основе гарантий личных свобод, имущественных прав и правопорядка. Тем не менее на практическом уровне ключевым фактором, определяющим правительственную политику, была потребность создания жизнеспособного политического союза с оппозицией во имя принятия программы реформ, сначала правительством, затем Думой, и, возможно, для того, чтобы не настраивать против себя консервативного, как утверждалось, крестьянства. В то же время это давление не позволило правительству поставить задачу развития как совершенно неконтролируемого крестьянского индивидуализма, так и полнокровной рыночной экономики в сельском хозяйстве.

Вопреки столыпинским лозунгам «обогащаться» и «ставить на сильных и трезвых», новые реформы одновременно сохраняли и в некоторых случаях расширяли традиционную систему бюрократической опеки, главным образом путем создания огромного чиновничьего аппарата – специально для проведения реформ – и превращения института земских начальников в орудие социального переустройства. Различные преграды препятствовали развитию земельного рынка: сохранились ограничения крестьян в их праве распоряжаться земельными наделами, устанавливались максимальные и минимальные размеры земельного участка, которым можно было владеть. Поэтому только что созданные формы крестьянской собственности правильно назывались не «частной», а «личной».

Что касается политического устройства, то картина здесь не вполне ясна. На какое–то время, конечно, сохранялась верность идее самодержавия. Вместе с тем проявилось молчаливое согласие и желание царя работать с Думой и Советом министров, укреплять связи между правительством и обществом на всех уровнях. С сегодняшней точки зрения, однако, такая программа предполагает конец самодержавия и установление конституционной монархии. Желал ли такого исхода Столыпин, не говоря уже о других членах его комитета, или хотя бы предвидел ли он такой исход, мы не знаем. Например, в предложениях по реформе местного управления перспектива включения крестьян в гражданское общество и уравнения их в правах сочеталась с ростом чиновничьего аппарата на местах и расширением власти центральной бюрократии.

В итоге осью всей программы Столыпина была аграрная реформа, не только из–за демографического и политического веса крестьян и прямой угрозы, которую они представляли экономической и политической стабильности, но также и потому, что сами реформаторы были убеждены: здоровое сельское хозяйство крайне важно для дальнейшего экономического и политического развития. Подобным же образом сущность реформ состояла в попытке найти долгосрочное решение проблемы повышения производительности сельского хозяйства. Однако многое способствует тому, чтобы образовалось всем знакомое расхождение между теорией и практикой. Следовательно, для полного понимания столыпинских реформ необходим анализ того, как законодательство было понято на местах и как оно было изменено ввиду политических обстоятельств и практического опыта».

 

Там же. – С. 13–14.

 

«… с точки зрения более широкой политической перспектива столыпинская программа реформ должна быть расценена как неудавшаяся. По большей части так получилось потому, что компромисс, которого он с успехом достиг внутри правительства с политическими партиями в Думе и в рамках всего общества, в конечном счете, оказался кратковременным».

 

Там же – С. 17.

 

«В советской историографии цель этой реформы давно определена – создание массовой опоры царизма в деревне в лице зажиточных крестьян. Результативность реформы оценивалась по количеству созданных хуторских хозяйств. Но в последнее время с публикацией новых работ, основанных на фактических данных, выявился иной критерий оценки. Как полагают авторы этих исследований, главной целью земельной реформы было скорее всего разрушение крестьянской общины, которая играла заметную роль в массовых крестьянских выступлениях 1905–1907 гг. Кроме того, было высказано мнение, что П.А. Столыпин и Министерство внутренних дел (МВД) стремились опираться не на зажиточный, а на средний слой крестьянства, Т.е. на владельцев 8–18 дес. земли. Впрочем, прежняя оценка реформы в целом не изменилась. Ученые исходят из факта, что за период 1905–1915 гг. только около 10% домохозяев перешло к участковому землепользованию. Считается, что, хотя реформа и потрясла общину, но все–таки не смогла разрушить ее полностью, а капиталистический элемент предпочитал оставаться в общине и пользоваться внутриобщинным, полуфеодальным способом эксплуатации рядового крестьянства».

 

Мацузато Кимитака Столыпинская реформа и российская агротехнологическая революция// Отечественная история – 1992. – №6 – С. 194.

 

«…из–за недопустимости техницизма при анализе столыпинской реформы приходится обратить внимание на политическую сущность намерения Столыпина. Вряд ли нужно объяснять, что этой сущностью являлась стабилизация политико–социального положения в деревне в качестве необходимого условия выживания царизма (а не капитализация сельского хозяйства России, не говоря уже о капитализации по «фермерскому пути»). Хуторизация, усиление агропомощи, волостная реформа – такие начинания продуманы были, в конце концов, для стабилизации деревни».








Дата добавления: 2016-04-11; просмотров: 1950; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.066 сек.