Языковой знак, с одной стороны, произволен, условен (это относится к выбору знака), но, с другой стороны, он обязателен для языкового коллектива. 7 страница


ка ("аристократического Версаля" и "буржуазного Парижа") конца XVIII — начала XIX в. объяснялись социальными и политически­ми причинами, вызвавшими французскую революцию 1789 года. Французский литературный язык того времени интенсивно отра­жал происходящие в обществе изменения не только в лексике, но и в грамматике.

В конце XIX — начале XX в. во Франции формируется фран­цузская школа социальной лингвистики, важнейшим представите­лем которой является ученик и последователь Ф. де Соссюра, вид­ный языковед А. Мейе.

Отечественное языкознание, начиная с М. В. Ломоносова, в лице своих лучших представителей всегда рассматривало язык как со­циальное явление, неразрывно связанное с обществом. Определя­ющим был тезис о тесной связи истории языка и истории народа, общества.

Ф. И. Буслаев понимал язык не только как выражение "мысли-тельности народной", но и всего быта, нравов, преданий народа. Намеченная Ф. И. Буслаевым традиция изучения языка в связи с историей народа была в дальнейшем развита А. А. Потебней, А. А. Шахматовым и др. Благодаря указанному подходу были зало­жены основы современной науки — лингвокультурологии.

Более глубокое исследование социальной природы языка в на­шем языкознании связывается с именем И. А. Бодуэна де Куртенэ. Он не только указывал на социальную природу индивидуальных речевых актов, но и в очень оригинальной форме выдвинул идею социальной дифференциации языка: в состав языкового материала "следует отнести (...) разговорный язык всех слоев общества дан­ного народа, не только тех, которые ходят в сермягах и зипунах, но и тех, что носят сюртуки (...), язык всех без исключения сословий (...), язык разных возрастов (детей, взрослых, стариков и т. п.) и известных состояний человека". Таким образом было выдвинуто понятие многообразия социальных функций языка.

Интерес к социолингвистической проблематике в отечественном языкознании особенно обостряется в послереволюционные годы — в первой трети XX века. На конкретном материале были показаны


те изменения в лексике, которые вызываются крупными социальны­ми явлениями, изменения, находящие отражение в различных клас­сах общества. Был в принципе решен вопрос о причинах и услови­ях образования национальных языков, поставлена проблема изуче­ния языка города с его различными профессиональными и соци­альными разновидностями, отличающими его от местных говоров и литературного языка.

В результате сформулировалась основная проблематика отече­ственной социолингвистики: 1) исследование природы языка как социального явления; 2) роль и место языка в общественном разви­тии; 3) разработка методов социолингвистических исследований; 4) выяснение роли социальных факторов в развитии языка; 5) изу­чение социальной дифференциальной языка; 6) исследование про­блем развития общественных функций языка; 7) гендерные про­блемы.

16) Функции языка выявляют его суть, назначение, действие. Базовые функции языка — коммуникативная (способ общения) и когнитивная (способ мышления и познания), последнюю называ­ют еще познавательной, гносеологической. Иногда к основным относят еще эмотивную (способ выражения чувств и эмоций) и метаязыковую (способ исследования и описания языка в терми­нах языка).

С базовыми, основными функциями соотносятся производные (вторичные). Так, с коммуникативной функцией связана фатичес-кая (способ установления контакта), конативная (усвоения), волюн-тативная (волеизъявления, влияния) и кумулятивная, или историко-культурная (сохранение национально-культурной информации).

С когнитивной функцией соотносится репрезентативная, или но­минативная, референтная функция (способ обозначения предметов и явлений внешнего мира и сознания).

С эмотивной функцией связана поэтическая или эстетическая (способ выражения и воспитания прекрасного).

2. На развитие языка влияют как внутренние (обусловленные си­стемой языка), так и внешние (в частности — социальные) факто­ры. Социальные факторы, как правило, воздействуют на язык не


прямо, а опосредованно (наиболее непосредственное отражение социальные изменения получают лишь в лексике); они могут уско­рять или замедлять ход языковой эволюции, но не могут изменять ее направление (Е. Д. Поливанов).

Рассмотрим формы влияния общества на язык:

1. Социальная дифференциация языка, обусловленная социаль­
ной неоднородностью общества. Такова дифференциация многих
современных развитых национальных языков на территориальные
и социальные диалекты, выделение литературного языка как соци­
ально и функционально наиболее значимого языкового образова­
ния, существование в некоторых обществах "мужского" и "женско­
го" вариантов языка и т. п.

2. Обусловленность использования языковых средств социальны­
ми характеристиками носителей языка
(возрастом, уровнем обра­
зованности, профессией и др.), социальными ролями участников
коммуникации, ситуацией общения. Поскольку сферы использова­
ния языка многообразны и специфичны (ср. науку, СМИ, быт), в
языке вырабатываются функциональные стили — свидетельство за­
висимости языка от потребностей общества.

3. Языковая жизнь многоязычных обществ. Изучаются отноше­
ния между обществом и функционирующими в нем языками, взаи­
моотношения различных языков, процессы, связанные с выдвиже­
нием одного из языков на роль государственного языка, средства
межнационального общения, приобретение некоторыми языками
статуса международных языков.

4. Языковая политика — сознательное, целенаправленное воз­
действие общества и его институтов на функционирование языка в
различных сферах его применения. В последнее время к сфере язы­
ковой политики стали относить совокупность политических и ад­
министративных мероприятий, направленных на придание языко­
вому развитию желаемого направления.

3. Речевая деятельность, т. е. процесс говорения и понимания, имеет 2 стороны — индивидуально-психическую и объективно-со­циальную. Речевая деятельность — коммуникативный акт. Он име­ет сложный характер, так как включает в себя не только взаимоот-210


ношения собеседников, но и восприятие ими обстановки речи, язы­ка и передаваемой информации.

Коммуникация как направление речевой деятельности говоря­щих предполагает порождение и восприятие речи — это психофи­зиологические механизмы речи.

С психофизиологической точки зрения, языковая деятельность является целенаправленной, комплексной и уровневой. Целенаправ­ленность речевой деятельности проявляется в активности говоря­щего.

Выделяют 4 уровня порождения речи: мотивационный, семан­тический, грамматический и фонетический.

Мотивационный уровень — подготовительный, он настраивает говорящего на высказывание, в соответствии с целью которого го­ворящий избирает коммуникативную целеустановку, функциональ­ный стиль и общее содержание высказывания. Это обеспечивает не только порождение речи, но и ее восприятие, поскольку собесед­ник улавливает этот настрой.

Семантический и грамматический уровни настолько тесно взаи­мосвязаны, что трудно установить, какой из них какому предше­ствует.

Семантический уровень порождения речи выражает единство обобщения и общения. Говорящий выбирает семантические вари­анты слов и конструкций, наиболее подходящие для выражения пе­редаваемой информации, конкретной мысли говорящего. Сравним практически идентичные по содержанию высказывания: Ваши на­блюдения нельзя экстраполировать на данный массив фактов. И Разве можно по одному поступку судить о человеке?

Грамматический уровень порождения речи — это оформление смысла высказывания в соответствии с грамматической системой языка и знаниями собеседников.

Фонетический уровень порождения речи состоит в артикулиро­вании фонем. Они обеспечивают семантическое тождество и раз­личие звуковых структур слов и слогообразования.

Перечисленные характеристики, как уже указывалось, касают­ся психофизической стороны речевой деятельности, с другой сто-

7.11


роны, речевая деятельность явление не индивидуальное, а социаль­ное по своей природе и сути.

Социальная обусловленность речевого акта и речевой деятель­ности проявляется в следующем:

1. Речевая деятельность и речевой акт предполагают наличие ти­
повых речевых ситуаций и контекста культуры, которые являются
общими для всех говорящих или группы говорящих. Структура ре­
чевого акта предполагает не отдельного говорящего, а типового го­
ворящего. Непременным компонентом речевого акта и речевой дея­
тельности говорящего является реальный язык и общая структура
содержания информации, они социальны, так как принадлежат об­
ществу. В языкознании наших дней данная проблема оформилась в
теорию речевых жанров.

2. Социальная природа речевого акта и речевой способности со­
стоит в социальной обусловленности активности речевой деятель­
ности говорящего. Люди говорят не для того, чтобы воспроизво­
дить или демонстрировать свои речевые способности, как делают,
например, попугаи, а для того, чтобы передать внеязыковую инфор­
мацию. Люди используют средства языка для выражения своих
мыслей, чувств, волеизъявлений, и эта социально обусловленная
информация воздействует на слушателя (или читателя).

3. Говорящие не могут безразлично относиться к форме выра­
жения своих мыслей и чувств, к сохранению и изменению языко­
вой нормы.

4. Речевая деятельность является составной частью социальной
деятельности человека и всего общества, для которого язык слу­
жит орудием развития.

Подчеркнем, что целый ряд проблем социальной природы рече­вой деятельности рассматривается в русле современных наук линг-вопрагматики и теории коммуникации.

4. Для того чтобы могла сформироваться и окрепнуть языковая норма, необходимо утверждение в языковом сознании образован­ной части нации представления о том, что можно в языке, в его применении, а что нельзя. Это представление со временем должно стать общим для всех членов нации — без различия территорий, на 212


которых они живут, и рода деятельности, которой они заняты. Дан­ное осознание не может' появиться без влияния на языковое созна­ние говорящих социально авторитетных образцов. Прежде всего, их дает художественная литература. Необходима письменная фик­сация образцов, без которой невозможно общее, одинаковое пони­мание и применение нормы.

Норма языка — явление сугубо историческое, потому что она формируется на определенном этапе развития языка, в процессе раз­вития языка его норма развивается и совершенствуется.

Норма нужна людям, поскольку упрощает общение, создается людь­ми, следовательно, норма социальна. Норма принадлежит языку, поэто­му она структурна. Норма предполагает устойчивость психофизиологи­ческих речевых навыков, следовательно, она психофизиологична.

Таким образом, языковая норма — это совокупность наиболее устойчивых, традиционных элементов системы языка, историчес­ки отобранных и закрепленных общественной языковой практикой. Норма надтерриториальна, относительно консервативна, общеобя­зательна. Она проявляется в образцовых текстах.

Формами проявления языковой нормы являются (см., напр., В. И. Кодухов) литературный язык, функциональный стиль, узус. Литературный язык — это обработанная и образцовая форма об­щенародного языка. Литературный язык занимает центральное ме­сто среди всех форм существования и функционирования языка. Его назначение — объединять членов социальной общности (на­родности, нации, народа). Основные признаки литературного язы­ка как главного проявления нормы таковы: 1) наличие нормализо­ванной и кодифицированной письменной формы; 2) общеобязатель­ность; 3) полифункциональность, т. е. использование во всех сфе­рах жизни общества, а потому наличие функциональных стилей (детально эта проблема рассматривается в курсе стилистики).

Стиль языка — это коммуникативная и функциональная разно­видность литературного языка (данная форма функционирования языка изучается в курсе стилистики).

Узус — это совокупность всех реальных употреблений языка. Он наблюдается в диалектах, в говорах, то есть там, где нет коди-



филированной (закрепленной в словарях, справочниках, образцо­вых текстах) нормы, а есть обычай, традиция употребления языка. Узуальные формы многообразны и подвижны.

5. Функционирование и развитие языка связаны с историей об­щества, с социальными общностями людей.

Для всякой социальной общности людей характерен языковой признак, а существование и функционирование языков обусловле­ны социальной общностью людей.

Основные формы общности людей — этническая группа, народ­ность, нация. Подчеркнем, что нет четких хронологических рамок каждой из форм общности людей, они плавно переходят одна в дру­гую. То же касается языковых признаков: они расплывчаты, под­вижны. Таким образом, мы рассматриваем самые обобщенные при­знаки, наиболее яркие тенденции.

Основные этнические группы прошлого — племена, возникшие в родо-племенном обществе. Родовой строй предполагает наличие семьи и племени, объединяющихся на основе кровного родства. Пле­мя отличает особый, лишь этому племени свойственный диалект.

В условиях родового общества язык племени обычно слабо от­граничен от языков других (родственных) племен. На основе пле­менной близости может формироваться и язык племенных союзов, по отношению к которому отдельные родственные племенные язы­ки оказываются племенными диалектами.

Выявлена закономерность: по мере внутренней консолидации форм исторической общности людей возрастает внутренняя орга­низация и единство языка.

Народность возникает в рамках рабовладельческого строя, раз­вивается и укрепляется в феодальном обществе. Народность имеет свое этническое имя, она формирует общие элементы культуры и общий язык, однако территориальные диалекты сохраняются, они наследуют многие признаки ушедших в прошлое диалектов пле­менных. Язык народности может получить письменную фиксацию, хотя это необязательно. Примечателен следующий факт: та или иная народность часто оказывалась двуязычной, то есть для религиозно­го культа, науки, просвещения применялся книжный нормирован-


ный язык (обычно чужой), для повседневных трудовых, торговых, бытовых нужд, для устного словесного творчества — свой, не имев­ший письменной фиксации и литературной нормированной фор­мы. Указанная ситуация в период средневековья наблюдалась во многих странах Европы и Азии: в Западной Европе литературным языком была латынь, во многих странах Азии арабский язык, на Руси функции литературного языка выполнял родственный старо­славянский. Отметим, что выдвижение на роль литературного язы­ка обусловлено церковно-религиозной сферой: язык католицизма — латынь, православия — старославянский, ислама — арабский.

По мере консолидации общества, усиления государства при ка­питализме формируется нация. Ведущий ее языковой признак — наличие литературного языка на национальной основе, позиции ди­алектов ослабевают.

Для общения людей разных национальностей на определенной территории функционируют языки межнационального общения. Так, например, на постсоветском пространстве, помимо своих тра­диционных функций, функции языка межнационального общения выполняет русский язык: по-русски говорят между собой обще­ственные и государственные деятели, ученые, артисты и т. д. в рамках СНГ, решая проблемы, касающиеся различных стран и на­родов.

В более глобальных масштабах используются международные языки. Это высокоразвитые языки, способные выразить самое раз­нообразное содержание, этими языками владеют миллионы людей, на них издаются документы международных организаций. Так, офи­циальными языками ООН являются: английский, русский, фран­цузский, испанский,китайский.

6. Для упрощения общения представителей разных националь­ностей создавались искусственные языки (волапюк, эсперанто и т. п.), но они не получили широкого распространения. Наука, изу­чающая международные языки как способ коммуникации, получи­ла название интерлингвистика.

Таким образом, социолингвистика — научная дисциплина, раз­вивающаяся на стыке языкознания, социологии, социальной пси-



хологии и этнотрафии. Социолингвистика изучает широкий комп­лекс проблем, связанных с социальной природой языка, его обще­ственными функциями, механизмом воздействия социальных фак­торов на язык и той ролью, которую играет язык в жизни общества.

По мнению А. Д. Швейцера, основными проблемами социолин­гвистики являются следующие: социальная дифференциация язы­ка, язык и нация, языковая ситуация, заимствования, билингвизм, языковая норма, языковая политика и др.

Таким образом, взаимосвязи языка и общества глубоки и свое­образны, они не могут считаться изученными и требуют новых ис­следований.


Лекция № 18

Язык и история. Развитие языка

1. Развитие и история языка. Аспекты лингвистики.

2. Вариативность в языке.

3. Обусловленность истории языка историей народа.

4. Взаимодействие языков и языковые контакты.

5. Внутренние и внешние законы развития языков.

6. Характер прогресса в языке.

1. Изучение языка как исторически развивающегося объекта и основных особенностей языковых изменений является важным ас­пектом исследования форм существования языка, оно тесно смы­кается с описанием его сущностных характеристик. Естественно в связи с этим, что подлинное понимание природы языка невозмож­но без постижения разнообразных типов движения, которые в нем наблюдаются. Хотя в целом понятие движения в языке не может быть сведено к понятию языковой изменчивости, наиболее нагляд­но языковой динамизм проявляется при рассмотрении языка во вре­менной, исторической перспективе. Сравнивая две последователь­ные стадии в развитии одного и того же языка, мы обязательно об­наружим те или иные расхождения между ними.

Функционирование и развитие языка предполагают друг друга: развивается язык функционирующий, функционирует язык разви­вающийся. Если язык перестает употребляться, он умирает.

Важно отметить, что развивается не только язык, но и законы, руководящие его функционированием. Эту особенность подмети­ли еще младограмматики. Так, например, палатализация изменяла заднеязычные г, к, х в шипящие — ж, ч, ш. Так возникли формы рука — ручка, нога — ножка и т. п. В современном русском языке возможна форма ткет, а не тчет (от глагола ткать).


Язык проявляет двоякую зависимость своей эволюции; с одной стороны, от среды, в которой он существует, а с другой — от внут­реннего устройства и механизма функционирования.

Несмотря на разнообразие причин, вызывающих языковые из­менения, им всем присуща одна примечательная особенность: наряду с тенденцией к изменению и совершенствованию языка постоянно прослеживается мощная тенденция к сохранению язы­ка в состоянии коммуникативной пригодности, которая нередко сказывается в противодействии начинающимся преобразовани­ям. Всем процессам перестройки в языке противостоят процес­сы торможения, направленные на закрепление и консервацию имеющихся языковых средств и препятствующие наступлению перемен. Данная тенденция консервативности — социально по­ложительная черта языка, поскольку она обеспечивает культур­ную связь поколений. С консервативностью связаны особые тем­пы развития языка, неодинаковые для разных участков его строя — фонетики, лексики, грамматики. Так, например, суще­ственные изменения в лексике происходят каждые 5 лет, а за­метные изменения в синтаксисе — через 100 лет. В этом прояв­ляется специфика характера динамической устойчивости языков, позволяющей при значительных изменениях в отдельных частях системы сохранять, тем не менее, устойчивость в течение дли­тельного времени.

Изменчивость языка — и предпосылка, и результат речевой де­ятельности, условие и следствие нормального функционирования языка. Следовательно, язык представляет собой целостное единство устойчивого и подвижного, стабильного и меняющегося, статики и динамики.

Данная двойственность коренится прежде всего в причинах фун­кционального порядка: она связана с его ролью и положением в человеческом обществе. С одной стороны, чтобы удовлетворять новым потребностям, постоянно возникающим в человеческом об­ществе в связи с общим прогрессом науки, культуры и техники, язык должен не только воспроизводиться, но и, приспосабливаясь к но­вым потребностям, видоизменяться. Ни одна сторона языка не ос-


хается в конечном счете вне обновления и вне совершенствования. С другой стороны, все подобные наступающие сдвиги должны быть не только социально мотивированы и апробированы, но и социаль­но ограничены. Интересы общества требуют, чтобы никакие пре­образования, происходящие в языке, не нарушали возможностей взаимопонимания между членами коллектива, принадлежащими к разным поколениям или социальным группировкам. Преемствен­ность поколений выступает поэтому как сила, препятствующая на­ступлению каких бы то ни было резких скачков и внезапных карди­нальных перемен. Языковые изменения совершаются постепенно, эволюционно.

Таким образом, изменчивость языка связана с тем, что язык су­ществует и развивается как целенаправленная функционирующая система.

Изучить развитие языка можно прежде всего при сопоставле­нии двух аспектов анализа языка — синхронического и диахро­нического. Более детально данные категории мы рассматривали в лекциях, посвященных И. А. Бодуэну де Куртенэ и Ф. де Сос-сюру.

Синхрония — это состояние языковой системы в определенный момент ее развития.

Единица синхронического анализа синхронный срез. Это пе­риод, в который определенная подсистема языка не претерпевает заметных изменений (для лексики — 5 лет, для синтаксиса — 100). По образной характеристике Э. Косериу, синхронный срез — это "фотография движущегося поезда", т. е. язык постоянно развивает­ся, но ученый зафиксировал какой-то этап этого движения.

В диахронии анализируется одно явление или один участок под­системы языка, развитие языка в целом изучает история языка.

Рассмотрим их соотношение вслед за И. А. Бодуэном де Куртенэ.

Развитие — это непрерывная протяженность однородных явле­ний, находящихся в непосредственной причинной зависимости.

История — это прерывистое развитие, периоды которого связа­ны опосредованной причинностью, переход языка из одного состо­яния в другое.


Различие между историей и развитием И. А. Бодуэн де Куртенэ представил в виде графика:

развитие история

Таким образом, развитие поступательно и непрерывно, история прерывиста, неоднопланова, в процессе истории возможно топта­ние на месте.

Непрерывность развития проявляется и в синхронии, посколь­ку, как уже отмечалось, остановка в развитии, проявляющаяся в ос­тановке функционирования, приводит к гибели языка.

Однако в синхронии происходят микропроцессы, зачастую не­доступные непосредственному наблюдению. Для них И. А. Бодуэн де Куртенэ тоже предложил формулу: 0 х <» = m (бесконечно малое изменение, произведенное в один момент, повторившись бесконеч­ное количество раз, дает заметную определенную перемену). Так, например, еще в середине 90-х годов XX века у нас были такси и общественный транспорт. Именно в тот период стали появляться маршрутные такси, вобравшие в себя функции такси и обществен­ного транспорта. Появилась и соответствующая номинация. Кто-то назвал их так первым — 0 в формуле И. А. Бодуэна де Куртенэ, за­тем этот вид транспорта распространился, занял прочное место в на­шем обиходе и мы сократили название в соответствии с телескопи­ческой моделью словообразования — маршрутка (как электричка из электрический поезд, зачетка — зачетная книжка и т. п.). Таким об­разом, бесконечное множество раз повторившись, слово маршрутка стало фактом языка (ш — в формуле И. А. Бодуэна де Куртенэ).

Основной процесс изменений в пределах разных периодов исто­рии одного и того же языка — замещение языковых средств и каче­ственные сдвиги в его структуре и норме.


Замещение (естественная трансформация у В. И. Кодухова) со­стоит в том, что одно из средств или категорий языка вытесняется другими, утрачивает с ними связь и используется уже как новая еди­ница языка, новая его категория. Инновации могут возникать как совершенно новое явление языка (например, как заимствованная форма), так и в результате переоформления и переосмысления уже имеющихся форм (например, именительный падеж русского име­ни существительного перетянул на себя значение звательного паде­жа). Во всех случаях замещение подготавливается варьированием языковых единиц, превращением индивидуальных изменений в со­циальный факт.

2. При синхронном анализе язык рассматривается как существу­ющая в данный период совокупность определенных лингвистичес­ких единиц, находящихся в системных отношениях. Эта система пребывает в состоянии динамического равновесия, в ней существу­ют инновации и отмирающие явления. В слабых точках системы возникают варианты.

Вариантность — это следствие языкового развития, сосущество­вание элементов старого и нового качества. Поскольку язык избы­точности не терпит, вариантность преодолевается.

Как правило, преодоление вариантов осуществляется следую­щими путями: одно явление вытесняется другим либо эти явления расходятся в оттенках значения и в стилистической окраске.

Так, например, в 20-30-е годы XX века, с появлением летатель­ных аппаратов, людей, которые сидели за их штурвалами, называ­ли летунами, авиаторами, летчиками, пилотами. Слово летун было вытеснено из этого ряда, оно стало обозначать человека, не задер­живающегося долго на одном месте работы. Слово авиатор приоб­рело стилистический оттенок архаичности, летчик и пилот разош­лись в оттенках значения: пилог непосредственно сидит за штурва­лом самолета, летчик — обобщенное название людей, связанных с авиацией, носящих летную форму.

Вариантность, будучи следствием развития языка, позволяет выб­рать наиболее перспективную форму: она должна соответствовать закономерностям системы данного языка. Так» например, слово кофе


употребляется в мужском и среднем роде. До недавнего времени единственно возможной была форма мужского рода, современные словари дают обе формы как варианты. Какой из них победит? Дан­ное слово заимствовалось в форме кофей и склонялось по парадиг­ме мужского рода как май, край. Позднее слово приобрело совре­менный вид, перестало склоняться и по традиции мы пьем черный горячий кофе. Однако в русском языке неодушевленные неизменя­емые существительные относятся к среднему роду (как метро, паль­то и т. п.), поэтому можно предположить, что победит вариант сред­него рода и мы будем пить горячее крепкое кофе.

Варьирование захватывает все единицы и все ярусы языковой структуры. В любом состоянии языка можно обнаружить "сильные" и "слабые" парадигмы, продуктивные и непродуктивные модели, ядерные и неядерные (периферийные) явления.

3. История языка тесно связана с историей народа — его носи­теля. Но эта связь в языкознании понимается неоднозначно.

Так, Ф. де Соссюр и его последователи утверждали, что разви­тие языка протекает самостоятельно, история языка и история об­щества совсем не связаны между собой. Они составляют пробле­матику внешней лингвистики.

Сторонники неогумбольдтианства считают язык особой силой, "третьим миром", управляющим людьми.

Представители "нового учения о языке" (Н. Я. Марр и другие) относили язык к надстроечным явлениям, поэтому история обще­ства, его развитие является основной причиной языкового разви­тия. Связь между историей народа и историей языка определяется как детерминация.

В современной лингвистике связи языка и общества, языка и че­ловека рассматриваются как очень сложные. Эти проблемы не мо­гут рассматриваться как второстепенные, а тем более выноситься за пределы языкознания.

Связь языка и общества как историческая проблема предполага­ет рассмотрение влияния как языка на людей, так и общества на язык. Эти связи многосторонни и разнообразны.

Наиболее важными причинами языковых изменений, связанных с историей общества, являются: а) распространения просвещения


и культуры; б) материальный и социальный прогресс общества; в) некоторые лингвисты в этот перечень вводят фактор изменения состава носителей языков и контакты народов. Рассмотрим указанные причины:

а) распространение просвещения и культуры влияет прежде всего
на укрепление нормы языка, а также на обогащение его обществен­
ных функций и стилевой структуры, т. е. в связи с развитием обще­
ства более разнообразными становятся сферы жизни, а вместе с
ними формируются, утверждаются и развиваются новые функцио­
нальные стили.









Дата добавления: 2016-03-22; просмотров: 510; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.041 сек.