Языковой знак, с одной стороны, произволен, условен (это относится к выбору знака), но, с другой стороны, он обязателен для языкового коллектива. 3 страница


Изучение языков народов СССР, принадлежащих к разным язы­ковым группам (уральские, тюркские, тунгусо-манчжурские, кав­казские, чукотско-камчатские, эскимосо-алеутские и др. языки) обо­гатило сопоставительно-типологические и ареальные исследования. Наиболее важный обобщающий труд — "Языки народов СССР", т. 1-5, 1966-1968 гг.

В советской лингвистике большое внимание уделялось пробле­мам становления и развития национальных литературных языков (И. К. Белодед, Л. А. Булаховский, В. В. Виноградов, В. М. Жир­мунский, Ф. П. Филин и др.). Становление национальных языков рассматривается в связи с процессами образования наций. Разраба­тывается вопрос о выборе диалектной базы на ранних этапах фор­мирования литературного языка, так как для многих народов СССР задача создания литературного языка приобрела актуальное значе­ние. Изучалась история ряда литературных языков Западной Евро­пы (германских — В. Н. Ярцева, М. М. Гухман и др.), романских (Г. В. Степанов, Е. А. Реферовская и др.) на основе выработанной в советском языкознании теории развития литературного языка.

Советский опыт теории и практики языкового строительства (со­здание письменности, выработка литературного языка, подготовка научных грамматик и словарей) имеет важное международное зна­чение и по сей день.

Расширяются типологические исследования языков (И. И. Меща­нинов, а также М. М. Гухман, Г. А. Климов, В. М. Солнцев, Б. А. Ус­пенский, В. Н. Ярцева и др.). Определяются основные понятия ти­пологии, ее отношение к другим лингвистическим дисциплинам. И. И. Мещанинов создает первую типологическую классификацию языков на синтаксических основаниях. Исследуется диахроничес­кая типология.

С 50-х годов второе дыхание в отечественном языкознании при­обрело сравнительно-историческое языкознание. Сравнительно-ис­торическому исследованию подверглось множество языков (напом­ним, что советское языкознание, благодаря включению в научный обиход многих ранее неизвестных языков народов Советского Со­юза, резко расширило эмпирическую базу нашей науки). Кроме


индоевропейского и отчасти уральского языкознания, уже имевших богатые традиции, наиболее развитые отрасли компаративистики в СССР — тюркское, картвельское, афразийское языкознание (А. И. Белецкий, Л. А. Булаховский, Т. В. Гамкрелидзе, А. В. Дес-ницкая, Вяч. В. Иванов, П. С. Кузнецов, В. П. Мажюлис, Э. А. Ма-наев, Г. И. Мачавариани, М. Н. Петерсон, Я. М. Эндзелин и др.).

Новые перспективы открывают работы, в которых типологичес­кие методы привлекаются для верификации сравнительно-истори­ческих данных, охватывающих как языковую, так и культурную ис­торию народов. Так, Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. В. Иванов за фунда­ментальный труд "Индоевропейский язык и индоевропейцы. Рекон­струкция и историко-типологический анализ праязыка и протокуль-туры", кн. 1 -2,1984 г., в 1988 году были удостоены Ленинской пре­мии.

Растет интерес к ареальной лингвистике. Составляются лингви­стические атласы. Разрабатываются понятия языкового союза, суб­страта, суперстрата и адстрата. Институтом востоковедения АНСССР создается многотомный труд "Языки Азии и Африки" (т. 1-3, 1976-1979).

В 60-80-х гг. интенсивное развитие получило сопоставительное (контрастивное) изучение языков, имеющее непосредственный вы­ход в практику преподавания неродного языка.

В области лексикологии изучались основные принципы номи­нации, а также варьирующие по разнотипным языкам принципы организации лексики (О. С. Ахманова, В. Г. Гак, Ю. С. Степанов,

A. А. Уфимцева, Д. Н. Шмелев и др).

Интенсивно развивается словообразование (Е. А. Земская,

B. В. Лопатин, И. С. Улуханов и др.)

В самостоятельную область исследования превратилась фразео­логия (В. В. Виноградов, Н. М. Шанский и др.). Создана серия фра­зеологических словарей.

В области теории словообразования и фразеологии советская лингвистика занимала ведущее место в мире.

Грамматическая теория строится под знаком системной трактов­ки синтаксических и морфологических явлений с учетом функци-


онально-семантической значимости грамматических категорий. Но­вым перспективным направлением явилось создание функциональ­ных грамматик различных языков, прежде всего русского (А. В. Бон-дарко, А. Е. Супрун, А. А. Юлдашев и др.).

Фонетика и фонология рассматриваются как два аспекта науки о звуковом строе языка.

В советской славистике центральное место занимает системати­ческое описание и нормализация восточно-славянских языков. Раз­вивается белорусская, русская и украинская лексикография. "Сло­варь украинского языка" в 11 томах(1970-1980гг.)получилв 1983 г. Государственную премию СССР. "Словарь современного русского литературного языка" в 17 т. т. (1950-1965 гг.) в 1970 г. был удосто­ен Ленинской премии.

"Русская грамматика" (т. 1—2,1980 г.) в 1982 г. получила Госу­дарственную премию СССР. Важную роль в развитии теории грам­матики сыграл труд В. В. Виноградова, "Русский язык. Граммати­ческое учение о слове" (1947 г.), в 1951 году ему была присуждена Государственная премия СССР.

На материале русского и славянских языков зародились и офор­мились в самостоятельные научные дисциплины фонология, мор­фонология и диахроническая фонология, значение которых в зару­бежном языкознании было осознано значительно позднее.

В недрах славистики возникла и стала особой лингвистической дисциплиной история литературных языков (Л. А. Булаховский, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур и др.). Описан язык крупнейших писателей (А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Т. Г. Шевченко, М. Е. Сал­тыкова-Щедрина и др.).

По памятникам письменности детально прослеживается исто­рия русского, украинского и белорусского языков (С. Ф. Бевзенко, В. И. Борковский, М. Г. Булахов, М. П. Жовтобрюх, Е. Ф. Карский, Ф. Ф. Филин и др.).

Значительно активизировалась работа по изданию древних па­мятников славянской письменности, создаются этимологические словари.

Разрабатываются принципы преподавания языков (А. М. Пеш-ковский, Е. Д. Поливанов, Л. В. Щерба и др.).


Активизировалось исследование истории русского и советского языкознания (Ф. М. Березин, М. Г. Булахов, Н. А. Кондратов и др.). Социолингвистика как наука о закономерностях функциониро­вания языка в обществе зародилась в недрах советского языкозна­ния (В. В. Виноградов, В. М. Жирмунский, Р. О. Шор, Б. А. Ларин, Л. Н. Якубинский и др.). Разрабатываются теории языковой нормы и литературного языка, многоязычия, культуры речи, изучается роль социальных факторов в языковой эволюции. Интенсивно изучает­ся языковая ситуация в стране и отдельных ее регионах.

В особое направление выделилась психолингвистика, изучаю­щая психофизиологические механизмы речи (А. Н. Леонтьев, А. А. Леонтьев, А. А. Брудный и др.).

В советский период закладываются основы прагмалингвисти-ки, когнитивной лингвистики, функциональной лингвистики, лин-гвокульгурологии, теории коммуникаций и других современных на­правлений языковедения.

Как уже отмечалось, в каждой союзной республике были созда­ны институты языкознания, с одной стороны, изучающие языки, функционирующие на территориях соответствующих республик, а с другой стороны — развивающие теорию лингвистики. Так, на­пример, в Институте языковедения им. А. А. Потебни АН УССР наибольших успехов достигли в исследовании проблем теории язы­кознания и социальной лингвистики (И. К. Белодед, А. С. Мельни-чук, В. М. Русановский и др.).

Таким образом, большие достижения советского языкознания бесспорны. Наша наука всегда занимала почетное место в мире.

2. Академик Л. В. Щерба (1880—1944)— выдающийся языко­вед, непосредственный ученик И. А. Бодуэна де Куртенэ, оставив­шего его при кафедре сравнительной грамматики и санскрита в 1903 г. С 1906 г. он изучает в Италии тосканские диалекты и занимает­ся в лаборатории Экспериментальной фонетики у аббата Русело в Париже. Собранные им материалы и методика изучения звуков по­служила базой его магистерской диссертации "Русские гласные в каче­ственном и количественном отношении" (1912 г.). В 1907-1908 гг. Л. В. Щерба, по совету своего учителя, изучает мужаковский диалект


лужицкого языка в Германии. Затерянный славянский диалект крестьян в немецком языковом окружении важен был для разработки теории сме­шения языков и языковых контактов. Ученый поставил перед собой цель всесторонне изучить живой, совершенно незнакомый ему язык, чтобы не навязывать языку каких-либо предвзятых категорий, не укладывать строй языка в готовые схемы. Материалы и лингвистические выводы по фонетике, теории грамматики и смешению языков стали предметом его докторской диссертации "Восточнолужицкое наречие (с приложением текстов)", защищенной в 1915 г.

С 1909 г. Л. В. Щерба начинает преподавательскую работу в Пе­тербургском университете, а также создает и развивает кабинет эк­спериментальной фонетики.

Круг научных интересов ученого был очень широк: 1) общие проблемы языкознания; 2) фонетика и орфоэпия; 3) грамматика; 4) лексикография; 5) проблемы письменности, орфографии, транс­литерации и транскрипции; 6) методика преподавания иностран­ных языков; 7) язык поэзии А. С. Пушкина; 8) французский язык.

К языку Л. В. Щербы подходит как к системе, полагая, что сис­тема "есть то, что объективно заложено в данном языковом матери­але и что представляется в "индивидуальных речевых системах", возникающих под влиянием этого языкового материала. Следова­тельно, в языковом материале и надо искать источник единства языка внутри данной общественной группы".

В языке Л. В. Щерба различал: 1) речевую деятельность, то есть процессы говорения и понимания; 2) систему языка, куда входят слова, образующие в каждом языке свою очень сложную систему морфологических и семантических рядов, живые способы созда­ния новых слов, а также схемы или правила построения различных языковых единств; 3) языковой материал, т. е. совокупность всего говоримого и понимаемого в определенную эпоху.

Основная задача лингвиста при изучении системы языка — это обобщение фактов речи и выведение из них системы языка, т. е. выявление словаря и грамматики, адекватных действительности.

Языковая система все время находится в непрерывном измене­нии и развитии.


Л. В. Щерба включил в грамматику словообразование.

Ученый создал теорию синтагмы как предельной и основной син­таксической единицы. Синтагма — это "фонетическое единство, вы­ражающее единое смысловое целое в процессе речи — мысли и мо­гущее состоять из слова, словосочетания и даже группы словосоче­таний".

Л. В. Щерба много работал в области экспериментальной фоне­тики, создал свою теорию фонемы (звуковой тип, не зависящий от видоизменения морфемы), изложенную им в "Фонетике французс­кого языка" (1937 г.). Ученый всегда подчеркивал тесную связь фо­нологии с фонетикой. Л. В. Щерба признавал важность лингвисти­ческого эксперимента не только в фонетике, но и в грамматике и стилистике.

Основы научной лексикографии он заложил в статье "Опыт об­щей теории лексикографии" (1940 г.). Большое значение имеет выд­винутый им в предисловии к "Русско-французскому словарю" (1936 г.) принцип создания объяснительного, или переводимого, дву­язычного словаря.

Ученый отдал дань методике: при изучении иностранных язы­ков на начальной стадии он рекомендовал сопоставление с родным языком учащихся.

Таким образом, научная деятельность академика Л. В. Щербы была плодотворна и многообразна.

3. Иван Иванович Мещанинов— ученый исключительно ши­рокого диапазона. С его именем связано возникновение и развитие целого ряда направлений в области общего и некоторых частных языкознании. Он был крупнейшим специалистом по археологии и истории Юга России и Закавказья, неоспоримы его заслуги в орга­низации этнографических исследований.

Иван Иванович Мещанинов родился 24 ноября 1883 г. в Уфе. После окончания с золотой медалью петербургской гимназии в 1902 г. поступил на юридический факультет Петербургского уни­верситета. В 1905 г. он в течение двух семестров занимался у про­фессоров В. Виндельбандта, М. Еллинека и Г. Аншюца в Гейдель-бергском университете. В этом же году И. И. Мещанинов поступа-



 


 



g £| в я о »3 _ д о а ^ о «с о S

 


Принцип историзма по сей день остался основополагающим принципом отечественного языкознания.

Понимание языка как общественного явления получило разви­тие в "новом учении о языке", сформулированном Н. Я. Марром, а затем продолженном И. И. Мещаниновым.

Н. Я. Марр, став после Октябрьской революции на путь освое­ния и применения положений диалектического и исторического ма­териализма в области языкознания, не смог, однако, правильно оп­ределить специфику языка как общественного явления. Причислив язык к надстройке, он искал прямолинейную и однозначную связь между языковыми и другими социальными явлениями, отрицая тем самым относительную самостоятельность языка по отношению к общественным факторам.

Ряд учеников Н. Я. Марра, в том числе И. И. Мещанинов, стали развивать "новое учение о языке" в сторону сближения с традици­онным языкознанием, И. И. Мещанинов, пользуясь некоторыми иде­ями Н. Я. Марра, исследовал основные этапы развития языков, раз­работал теорию понятийных категорий и создал синтаксическую типологию языков, сформулировал теорию членов предложения и синтаксических отношений в связи с частями речи и т. д.

Рассмотрим некоторые положения лингвистической концепции И. И. Мещанинова.

ПОНЯТИЙНЫЕ КАТЕГОРИИ обычно понимаются как универ­сальные, свойственные всем /или большинству/ языков мира; бла­годаря именно этому свойству они выступают как основа сводимо­сти описаний разнообразных и разносистемных языков. В разра­ботке учения о понятийных категориях важную роль сыграли тру­ды О. Есперсена и И. И. Мещанинова.

ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ создает­ся на основе одной черты языковой структуры, которая признается ведущей (работы советских типологов 20- 40-х г. г., содержательно ориентированная типология в работах И. И. Мещанинова), группи­рующая типологически релевантные признаки языков вокруг одно­го признака (структурной доминанты), например, противопостав­ление субъекта — объекта в номинативных языках, агентива —


фактитива в эргативных, агентивности — инактивности в актив­ных языках и т. п.

Типология И. И. Мещанинова опиралась на стратификацию ти­пов предложений разноструктурных языков. Типы предложений рас­сматривались с точки зрения универсальности субъектно-предикат-ных отношений и конкретно-морфологической выраженности их. Детальный анализ каждого типа направлен на выделение трех пос­ледовательных стадий: поссесивной, эргативной, номинативной.

В поссесивной стадии развития языка, которая, по мнению И. И. Мещанинова, характерна для чукотского, алеутского, нивхс­кого и других палеоазиатских языков, нет различия субъекта и объек­та. Глагол не знает переходности — непереходности действия. Сло­весный комплекс, включая в свой состав различные части, пред­ставляет из себя единое целое.

Эргативная стадия, наблюдающаяся в кавказских языках (гру­зинском, абхазском, адыгейском и др.), характеризуется выделени­ем субъекта в особом эргативном падеже, а объекта — в имени­тельном.

В номинативной стадии ведущим синтаксическим признаком яв­ляется наличие субъекта в именительном падеже в качестве един­ственной формы подлежащего вне зависимости от переходности — непереходности глагола.

Последующее развитие языкознания продемонстрировало несо­стоятельность данной стадиальной схемы, но идея проведения син­таксических исследований, построенных на изучении сходств и раз­личий в выражении синтаксических отношений в родственных и разноструктурных языках, была новой для советского языкознания 30-х гг. и знаменовала становление типологического изучения язы-ю>в. Своими трудами И. И. Мещанинов способствовал включению в общетеоретическое рассмотрение бесписьменных и малоизвест­ных языков народов СССР, стимулируя их конкретное изучение.

Если первая половина 20 в. в западной лингвистике характери­зуется в целом преобладанием формальной типологии, то в СССР в трудах И. И. Мещанинова разработка данного направления шла по линии контенсивно-синтаксической и категориальной типологии.


Проблема типологии непосредственно связана с УНИВЕРСА­ЛИЯМИ. Теория диахронических универсалий активно развивает­ся с 70-х гг. 20 в. Признание универсалий в диахронии (например, что самое позднее глагольное время в языке — это будущее) пред­полагает принятие идеи однонаправленности языкового развития. Концепции этого рода высказьшались в нашем языкознании еще в 30-е гг. в трудах И. И. Мещанинова.

В типологической классификации языков И. И. Мещанинова ис­следование сочетаемости слова, общих свойств предложения как единицы языка тесно связано с морфологией.

Обратимся к некоторым размышлениям и наблюдениям ученого в области синтаксиса и морфологии.

ПРЕДИКАЦИЯ. В теории лингвистики существует два основ­ных подхода к предикации: 1 / предикация рассматривается как фун­кция предложения в целом, а ее показатели, "морфемы спряже­ния", — как принадлежность не глагола, а предложения (Л. Ельмс-лев, Э. Бенвенист и др.); 2/ предикация рассматривается как функ­ция "глагольного комплекса" и отождествляется со "сказуемостью" (И. И. Мещанинов).

Естественно, "сказуемость" неизбежно приводит к глаголу и его категориям.

ВИД (аспект). В языках мира выделяются аспектуальные проти­вопоставления, связанные с достижением \ недостижением внут­реннего предела действия, с подчеркиванием процесса протекания действия, с понятием состояния и достигнутого состояния, с поня­тием многократности, обычности и т. п. Противопоставление зна­чений этого типа выступает как вид, поскольку оно получает в том или ином языке статус грамматической категории. В противном случае оно рассматривается И. И. Мещаниновым как семантичес­кая (понятийная) категория.

НАКЛОНЕНИЕ. Количество и значение наклонений в тюркских и других агглютинативных языках совпадает, но, по наблюдениям И. И. Мещанинова, включившего в научный обиход множество ра­нее не изученных языков на территории Советского Союза, имеют и свои особенности: в самодийских языках есть формы изъяви-


тельного, сослагательного, простительного, предположительного, долженствовательного, вопросительного, побудительного (иначе: юссива), условного, аудитивного наклонения.

Идеи И. И. Мещанинова закладывают основы целого ряда со­временных концепций.

СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ СТИЛИСТИКА. Обобщения сопоста­вительной стилистики приводят к выводу о том, что в разных язы­ках имеются разные предпочтительные способы выражения одних и тех же содержаний (мыслей). Так, индоевропейские языки в це­лом противопоставляют "субстанцию" и её "форму" (например, "чашка чаю"), тогда как индейские языки соединяют их в понятии "явление" ("чаечашка") и т. п. Стилистика, таким образом, выходит в область общей проблемы "язык и мышление", составляющей со­держание таких разных концепций, как стадиальная типология (ра­боты И. И. Мещанинова).

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ГРАММАТИКА. И. И. Мещанинов, изла­гая в работах 40-х годов теорию понятийных категорий, базирую­щуюся на его типологических исследованиях, выдвигал на первый план все то, что в этих категориях связано с "языковой передачей", в которой он уделял особое внимание наличию определенной сис­темы. Тем самым труды И. И. Мещанинова имели большое значе­ние для разработки теоретических оснований функциональной грам­матики.

ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ. Понятие поля в грамматике разрабатывается в отечественном языкознании с 60-70-х гг. 20 века (В. Г. Адмони, М. М. Гухман, Е. В. Гулыга, Е. И. Шендельс, А. В. Бондарко и др). Во многих отношениях оно опирается на теорию понятийных категорий И. И. Мещанинова.

В лице И. И. Мещанинова сочетались качества выдающегося ис­следователя-теоретика и крупнейшего организатора науки. В 1933— 1937 гг. он был директором Института антропологии и этнографии АН СССР, в течение длительного периода (1934-1950 г. г.) руково­дил Институтом языкознания и мышления АН СССР, а с 1939 по 1950 г. г. возглавил советскую филологическую науку, будучи ака­демиком-секретарем Отделения литературы и языка и членом Прези-


диума АН СССР. И. И. Мещанинов принимал также активное уча­стие в организации научных исследований в национальных респуб­ликах — в течение рядя лет он руководил Отделением обществен­ных наук Азербайджанского филиала АН СССР, был председате­лем Дагестанского филиала АН СССР.

Будучи директором Института языкознания и мышления и ака­демиком-секретарем Отделения литературы и языка АН СССР, И. И. Мещанинов осуществлял большую работу по организации ис­следований многочисленных бесписьменных и младописьменных языков народов СССР, по созданию письменностей для ранее бес­письменных народов СССР, а также по переводу письменностей ряда народов СССР с арабского и монгольского на латинский и ки­риллический алфавиты.

Много сил и труда вложил И. И. Мещанинов в подготовку язы­коведческих кадров, в особенности национальных научных работ­ников. Более 30 лет он преподавал в Ленинградском университете, был деканом его филологического факультета, заведовал кафедрой общего языкознания, кафедрой палеоазиатских языков.

Академик И. И. Мещанинов оставил большое научное наследие. Он был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Умер И. И. Мещанинов в 1967 году.

4. Академик Виктор Владимирович Виноградов(1895-1969 гг.) учился у А. А. Шахматова и Л. В. Щербы.

В. В. Виноградов был ученым с широкими исследовательскими интересами, огромной эрудицией, филологом в подлинном значе­нии этого слова, в котором сочетались лингвист и литературовед.

Основное направление его интересов было связано с созданной им областью науки — историей русского литературного языка. Ос­новные его труды в этом аспекте: "История русского литературного языка" (1938 г.), "Язык Пушкина" (1935 г.), "Стиль Пушкина" (1941 г.), "О языке художественной литературы" (1959 г.).

В. В. Виноградов многое сделал для развития на новом этапе стилистики русского языка ("Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика" (1936 г.).

Ученый показал неразрывную связь развития литературного язы­ка с языком лучших мастеров художественного слова, он глубоко


решал проблемы поэтической речи, стилистики и стилей русской художественной прозы.

В мировое языкознание вошли грамматические труды В. В. Ви­ноградова. Он сказал свое весомое слово и в словообразование, и в морфологии, и в синтаксисе. Наиболее важна его книга "Русский язык. Грамматическое учение о слове" (1947 г.). В ней изложены новые трактовки и оригинальные идеи по всем проблемам грамма­тики. Труд академика В. В. Виноградова оказал значительное влия­ние на изучение грамматического строя многих языков (объект грам­матики, ее системный характер, слово как грамматическая едини­ца, классификация частей речи, строение слова, взаимоотношение морфологии с синтаксисом, словообразованием, лексикой).

В. В. Виноградов, будучи знатоком русского языка и языка рус­ских писателей, отдал дань лексикографической работе. Он был од­ним из составителей "Толкового словаря русского языка" под ре­дакцией Д. Н. Ушакова, редактировал "Словарь языка Пушкина" и семнадцатитомный академический "Словарь русского языка".

С именем В. В. Виноградова связано превращение фразеологии в самостоятельную отрасль языкознания, имеющую дело с семан­тической сочетаемостью слов.

Ученый был выдающимся организатором советской науки. В 1950-1963 гг. В. В. Виноградов был академиком — секретарем отделения русского языка и литературы АНСССР.

5. В 1930 г. был основан Институт языковедения, однако лингви­стические исследования начались раньше. В мае 1921 г. на базе пра-вописно-терминологической комиссии УАН, а также терминологи­ческих комиссий Киевского научного общества, объединившегося с Академией, был создан первый в историко-филологическом отде­ле институт — Институт украинского научного языка. Его задача — изучение и разработка научной терминологии, установление норм правописания. Директором Института был избран акад. А. Ю. Крым­ский.

На протяжении 20-х годов сотрудники Института обработали зна­чительный терминологический материал и на его основе был под­готовлен и издан целый ряд переводных отраслевых словарей.


После воссоединения с Западной Украиной в 1940 г. было созда­но Львовское отделение Институа языковедения во главе с акад. И. Й. Студийским, он же возглавлял это отделение после освобож­дения Украины от фашистских захватчиков.

После войны Институт языковедения был восстановлен 15 июня 1944 г., возглавил его акад. Л. А. Булаховский. Организационную структуру Института составили лексикографический отдел, отде­лы украинского языка, общего, романского и германского языкоз­нания, русского и других славянских языков.

По инициативе акад. Л. А. Булаховского 13 февраля 1945 г. ука­зом Президиума Верховного Совета УССР Институту языковеде­ния было присвоено имя А. А. Потебни.

В 1991 г. из состава Института языковедения вычленился Ин­ститут украинского языка.

Обратимся к основным достижениям Института языковедения.

В центре описательной лексикографии было создание словарей: русско-украинского, украинско-русского, со временем толкового. В 1983 г. "Словник украшсько! мови" в 11-ти томах был удостоен Государственной премии СССР. К 150-летию со дня рождения Коб­заря был подготовлен двухтомный "Словник мови Шевченка" (К., 1964 г.) Создаются русско-украинские терминологические сло­вари (технический, сельско-хозяйственный). Большим событием стала подготовка и издание академических "Фразеолопчного слов­ника украшсько! мови" в 2-х кн. (К., 1993,2-е изд. 1999) и "Словни­ка синон1м1в украшсько! мови" в 2-х т. (К., 1999-2000).

В конце 60-х — начале 70-х годов появился фундаментальный обобщающий труд "Сучасна украшська лггературна мова" в 5-ти т. (общ. ред. акад. И. К. Белодеда).

Большое внимание уделяется изучению истории украинского ли­тературного языка (М. А. Жовтобрюх, В. М. Русановский и др.). Ис­следуются памятники украинского языка (В. В. Нимчук и др.). Ре­зультатом этих разысканий стало четырехтомное издание "Ieropia украшсьюм мови".

Весомый вклад сотрудники Института внесли в разработку про­блем диалектологии, в частности — Атласа украинского языка. Со­здан "Украшський д1алектичний фонофонд", а также издан целый


ряд монографий, посвященных отдельным диалектам украинского языка и их особенностям.

Со второй половины XX в. в Институте разворачиваются онома­стические исследования, возглавляемые К. К. Цилуйко. Был создан "Словник гидрон1м!в Украши" (1979 г.) "Етимолопчний словник лпшисних географ1чних назв ГОвденно! Pyci" (К., 1985). Ученые-ономасты собрали картотеку из 1 млн карточек, преимущественно топонимов, гидронимов и антропонимов.

В 1971 г. начал работу отдел русского языка во главе с Г. П. Ижа-кевич (позднее Н. Г. Озеровой). Главная задача его — сопоста­вительное изучение родственных языков, например, "Проблемы со­поставительной стилистики восточнославянских языков" (К., 1981), "Сопоставительная грамматика русского и украинского языков" (К., 2003), "Словарь языка русских произведений Т. Г. Шевченко" (К., 1985-1986, отв. ред. Т. К. Черторижская).

В Институте изучаются современные славянские, романские, гер­манские и балтийские языки.

Усилиями А. С. Мельничука была создана сравнительно-исто­рическая школа славистов. Основное ее достижение — "Етимоло­пчний словник украшськоГ мови" в 7 томах.

Важным этапом в развити украинской языковедческой науки ста­ла энциклопедия "Украшська мова" (К, 2000, 2004 гг., главные ре­дакторы В. М. Русановский и А. А. Тараненко).

В 60-е гг. XX в. усилиями В. И. Перебейнос в Институте и на всей Украине был заложен фундамент нового направления — струк­турно-математической лингвистики. Созданы частотный словарь ук­раинской художественной прозы (1972 г.), структурная грамматика украинского литературного языка (1981 г.), разработана оригиналь­ная система автоматического анализа текста — универсальная ком­пьютерная модель. В 1986 г. в отделе сформировался сектор ма­шинного фонда украинского языка, возглавляемый М. М. Пещак. С 1991 г. он стал сердцевиной созданного в системе НАН Украины Украинского языково-информационного фонда.









Дата добавления: 2016-03-22; просмотров: 378; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.023 сек.