Высокое качество усвоения знаний и освоения действий

Когда речь идет о профессиональном обучении и его цели, то совершенно не применимы к нему критерии эффективности об­щеобразовательной школы, где привычной является система оцен­ки успешности подготовки по проценту успеваемости. Если 25% учится на «отлично», 50% — на «хорошо» и «удовлетворительно», а 25% учится на «плохо», то эффективность считается равной 75%, а 25% — это педагогический «брак». При этом не учитывается, что в числе «троечников» («удовлетворительно») немало скрытых «двоечников». Ученик-«троечник», входящий в разряд успеваю­щих, так называемый «твердый троечник», на деле способен в лучшем случае повторить сообщение учителя или приблизитель­но пересказать параграф учебника. Такой ученик далек от готов­ности к творческому использованию знаний.

А в профессиональном обучении такое «удовлетворительное» качество подготовки работника чревато неприятностями: бра­ком в работе, срывами программ и заданий, авариями и катаст­рофами. В профессиональном обучении нельзя довольствоваться «удовлетворительной», или, говоря точнее, посредственной под­готовкой специалистов, а нужно непременно добиваться пол­ной уверенности в выполнении обучаемым профессиональных действий, творческого использования знаний о профессии, ис­полнительского мастерства.

Поэтомудо всех случаях, когда обучаемые показывают толь­ко заученные^ зазубренные знания, повторяющие учебник или лекцию (рассказ) преподавателя (инструктора), а действия у них носят только подражательный характер (что показывали, то и умеют, и то на примитивном уровне), нельзя считать, что цель профессионального обучения достигнута,

Современное производство и социальная практика требуют от любого специалиста, чтобы он был готов не только к устано­вившимся и заранее определенным условиям и режимам рабо­ты, но и к частому обновлению их, к различным «нештатным» ситуациям, технологическим нарушениям, социальным и эко­номическим трудностям и т.д., словом, к непредсказуемому, слу-


чайному, неожиданному. Иначе говоря, жизнь требует творче­ского, гибко мыслящего в профессиональном плане работника.

Итак, цель обучения — научить действовать профессиональ­но, со знанием дела. Или, не боясь тавтологии, можно сказать:

научить «делать дело со знанием дела».

Поскольку цель обучения — научить обучаемого что-то де­лать хорошо, профессионально, то, естественно, мы должны заранее предусмотреть, какие качества должны придать форми­руемым действиям. Если в конце обучения учащиеся должны что-то уметь делать, то каковы качественные параметры этих умений? И какими способами можно заблаговременно, еще до начала обучения задавать будущим действиям эти качествен­ные параметры? Без ответа на эти вопросы будет неполным представление о цели обучения.

Категория цели является одной из важнейших в психологиче­ской теории обучения и методической практике. Если преподава­тель не уяснил для себя цель обучения, то он поневоле оказыва­ется в плену всяких инструкций и указаний из спущенных сверху «методичек» о том, как надо проводить занятия, проделывает ре­комендуемые ими обучающие действия, порой вовсе не думая о конечной цели, ради которой они совершаются. Словом, «прохо­дит» программный учебный материал. Тогда обучение превраща­ется только в процесс как самоцель: учат, чтобы учить без двоек, т.е. «успешно» пройти программу, а не чтобы научить.

С точки зрения рассматриваемой нами теории цель обуче­ния — это представления педагога о том, чему он должен в конечном итоге научить обучаемого, каким действиям практи­ческого плана: мыслительным, речевым, физическим, перцеп­тивным (сенсорным), помня постоянно, что в основе их всегда лежит способность действовать в уме. Другими словами, цель обучения — это идеально представленный еще до начала обуче­ния в уме обучающего (инструктора, преподавателя) конечный результат этого обучения — высококвалифицированные навы­ки и умения практических действий и обеспечивающие их зна­ния. Это вполне ощутимый материальный результат, воплотив­ший в себя идеально представляемую цель.

Материальный результат вполне материальных, практических предметных действий и... теория П-Я.Гальперина (которая ведь называется «теорией поэтапного формирования умственных дейст-вий») — нет ли здесь противоречия? И говоря о высоком качестве формируемых и профессиональных действий, материализуемых в делах, мы должны четко себе представлять, что это означает.

Обычно спрашивают, причем туг умственные действия и их фор­мирование, когда речь, казалось бы, должна идти главным обра­зом о таких действиях, которые мало похожи на умственные: дви­гательных (работа на станке), зрительных (работа за экраном ра­диолокатора), осязательных («слепая» печать на клавиатуре) и т.д.

Дело в том, что всякое хорошо освоенное действие (двигатель­ное, перцептивное, речевое) — это такое действие, которое субъ­ект деятельности способен полностью, от начала и до конца, пред­ставлять в уме и мысленно (наизусть) уметь выполнять. Значит, оно стало действием умственным, т.е. бывшее внешнее действие перешло во внутренний психологический план, стало достояни­ем ума учащегося человека. Это также означает, что человек не только умеет выполнять внешние действия (двигательные, зри­тельные и тд.), но и все о нем знает. В освоенном действии пред­ставлены и усвоенные профессиональные знания и сформиро­ванные навыки, и умения профессиональных действий.

Значит, освоенное действие — это умственное действие1. Оно присутствует во всякой деятельности, в любой простейшей опе­рации, в каждом внешне наблюдаемом действии, будь то колка и пиление дров, управление блюмингом, автомобилем или наб­людение за полетом самолета.

Более того, умственное действие как действие в уме, в голо­ве, в сознании — это такая составная часть действия внешнего, без которой оно вообще не может быть совершено как созна­тельное действие человека.

Однако самое интересное, даже, на первый взгляд, парадок­сальное, состоит в том, что любое знание, понимание, т.е. любое умственное действие, без чего невозможно осмысленное, разум­ное внешнее действие, само является продуктом, результатом внешнего действия, точнее, преобразованным внешним дейст­вием, превратившимся во внутреннее, умственное. Так проис­ходит всегда, каким бы способом человек ни приобрел знание.

К примеру, умение считать (вести устный счет) и производить в уме какие-то вычисления когда-то было умением считать толь-умственные действия — это разнообразные действия человека, выполняе­мые во внутреннем плане сознания без опоры на какие бы то ни было внешние средства, включая внешнюю, слышимую речь, что отличает умственные дейст­вия от других видов человеческих действий (перцептивных, речевых, физиче­ских, даже некоторых мыслительных). Умственные действия могут быть на­правлены на решение как познавательных (мыслительных, мнестических), так и эмоциональных задач. (См.: Психологический словарь / Под ред. В.П.Зин-ченко, Б.Г.Мещерякова. — М., 1996). Говоря на обыденном языке, умственные действия — это действия в уме, т.е. наизусть.


ко на внешне представленных предметах, на пальцах или палоч­ках, которыми пользуются маленькие дети с помощью родите­лей, первоклассники или ребята в детсадах, обучаясь устному счету под руководством учителя или воспитателя. Поэтому новое дей­ствие новичка по наглядной схеме ООД (учебной карте) является внешним действием, а затем, по мере освоения, становится умс­твенным. Оказывается, так надо учить не только устному счету ребенка-первоклассника, но и любого взрослого новой для него деятельности на высоком профессиональном уровне.

Превращение «бывшего» внешнего действия в «нынешнее» умственное действие есть психологический факт освоения дан­ного действия. Что касается умения считать в уме, то это и есть усвоение каких-то количественных отношений предметов внеш­него мира, которые теперь превратились в личностное знание человека, в его внутреннее психическое достояние, которым он распоряжается по своему усмотрению.

Стало быть, человек может это усвоенное, т.е. ставшее «сво­им» знание в каждый нужный момент как бы «извлекать из себя»: рассказать ли другому человеку, произвести ли какие-то преобразовательные действия с предметами и явлениями внеш­него мира, короче говоря, пользоваться практически.

Таким образом, умственное действие — это преобразованное внешнее действие, или такое знание о внешнем мире, которое надежно и прочно усвоено и может использоваться человеком для решения возникающих задач физического (преобразовать пред­меты), мыслительного (размышлять, вспоминая или вычисляя, анализируя или синтезируя, представляя или фантазируя), сен­сорного (вести зрительное, слуховое, осязательное и другие подо­бные действия с помощью органов чувств) или речевого характе­ра (рассказывать, докладывать, командовать или читать лекцию).

Сказать, что умственное действие сформировано — это зна­чит сказать, что знания человеком усвоены, что он умеет их творчески использовать в практических ситуациях.

Из сказанного вытекают два важных практических методи­ческих вывода.

Первый из них: чтобы обучаемый мог усвоить знание (сфор­мировать умственное действие), не надо пытаться передать ему знания из головы в голову напрямую (буквально из головы учи­теля в голову ученика), а надо помочь ему проделать внешнее действие, соответствующее этому знанию. Например, для того, чтобы будущий авиамеханик усвоил знания о конструкции са­молета в части, его касающейся, нужно не заставлять его зуб­рить детали этой конструкции по учебникам и плакатам, а про­сто организовать его работу по обслуживанию самолета (допу­стим, по предварительной подготовке самолета к полету). Дру­гое дело, как организовать эту работу, когда ученик (будущий механик) еще ничего не знает и не умеет.

В этом-то и состоит проблема, которую поможет решать рас­сматриваемая нами теория поэтапного формирования умствен­ных действий. Известно лишь одно: сейчас так не учат, потому что не знают, как это делается. Вот и предстоит нам разобрать­ся ниже, как это делать.

Вывод второй состоит в том, что усвоенным надо считать не то знание, которое просто запомнилось, запечатлелось в памяти, а то, что превратилось в умственное действие, в умение использо­вать его для решения реальных задач практической деятельности.

А коли так, то постепенно надо отказаться от повествова­тельно-назидательного стиля обучения, когда усилия обучаю­щего направлены на то, чтобы обучаемые получили (запомни­ли) как можно больше «книжных» знаний. Пользуется он при этом в основном словесными методами и показом, часто не поднимаясь выше разговорного-описательного и созерцатель­ного уровня проникновения в предмет изучения. По существу, вместо того, чтобы научить учащегося делу, он пытается пере­дать ему свои собственные знания о деле.

Между тем истинный мастер обучения, талантливый педагог, достигает успеха тем, что ставит обучаемого в такие условия, что­бы он сам мог правильно действовать: мыслить, преобразовывать предметы внешнего мира, сопоставлять полученные результаты с целью, делать выводы. И дальше он должен действовать так до тех пор, пока все нужное не поймет, не узнает и не научится пользоваться полученными знаниями. Искусство обучающего как раз в том, чтобы не навязывать обучаемым свое знание и свое понимание вопроса, а направлять процесс мышления и действий их самих, мягко их корректируя, не давать отклоняться от цели, верно и надежно ориентировать их мыслительные поиски.

Словом, для итога обучения, оказывается, важнее всего не элементарная начитанность, не просто многознание, хотя они ничуть не лишни, а качество ума, способность человека осуще­ствлять различной сложности умственные действия, творчески оперируя имеющимися знаниями, а также умение мыслить, до­бывая логическим путем новые знания.

Профессионал — это умный знаток своего дела и мастер-исполнитель.


Высокое качество действий обучаемых — это гарантия столь же высокого качества их будущей профессиональной деятель­ности, ибо между учебной и практической деятельностью нет никакого разрыва.

Поэтому в психологической теории ускоренного обучения качественные характеристики действия занимают очень важное место. Задача заключается не только в ускорении процесса ов­ладения действиями, но и в обеспечении их качества, более высокого, чем наилучшие результаты, достигаемые в более про­должительном традиционном обучении.

Сформулировать качественные характеристики требуемого дей­ствия не столь сложно, ибо они диктуются потребностями прак­тики, удовлетворять которые и призвано обучение. Сложнее сперва разработать методические средства, позволяющие при обучении строго выдерживать заданные требования к этим качественным характеристикам формируемых умственных действий.

Итак, наряду с целью обучения необходимо рассмотреть и средст­ва ее достижения, то есть проследить путь превращения идеально представленной цели в реально ощутимый конечный результат.

Качества действий обучаемого, запроектированные в цели обучения, должны постоянно «иметься в виду» на протяжении всего процесса обучения от начала и до конца.

Если в традиционной педагогике качество обучения не кон­тролируется по его ходу, а лишь фиксируется по его результату в конце процесса, то в теории поэтапного формирования умст­венных действий все задуманные методистом цели обучения, точнее, требуемые качества формируемого действия находятся под непосредственным контролем преподавателя на любом из этапов обучения. Он ведет процесс обучения через управление действиями, выполняемыми учащимися.

Что такое «действие» и каковы его качественные характери­стики?

Центральным звеном теории поэтапного формирования явля­ется действие как единица деятельности, к правильному профес­сиональному выполнению которой готовится обучаемый. Посколь­ку целью обучения выступает формирование умения действовать, то есть правильно совершать все входящие в осваиваемую дея­тельность действия, то целесообразно более или менее подробно проанализировать данный феномен.

Действие — это произвольная преднамеренная активность субъекта, направленная на достижение осознаваемой цели, которая, в свою очередь, основана на каком-то мотиве. Иначе

говоря, действие совершается для чего-то (цель) и ради чего-то (мотив). Цель и мотив действия могут совпадать и не совпадать. Например, спешащий на работу, желая сократить путь, может перелезть через забор. Здесь цель — вовремя попасть на рабочее место. А почему через забор? Чтобы не тратить лишние минуты на соблюдение правила ходить через ворота, которые располо­жены на другом конце ограды, то есть ради экономии времени (мотив). Тут цель и мотив явно совпадают. А вот другой при­мер, где цель и мотив не совпадают: цель — получить диплом об образовании, а мотив у одного — продвигаться вверх по слу­жебной лестнице (мотив — карьера), что без соответствующего диплома нереально, у другого — получить соответствующую его интересам и потребностям новую специальность, и для этого необходимо образование, подтвержденное дипломом (мотив — интерес к профессии). Понятно, что при одной и той же цели лежащие в ее основе мотивы у двух разных людей расходятся, причем в первом случае цель и мотив у субъекта не совпадают. Грубо говоря, он диплом может добыть и нечестным путем, например, купить, если цели получить образование у него нет.

Побуждающей силой любого действия является единый мотив всей деятельности, в состав которой оно входит. Если возьмем деятельность оператора энергоблока на АЭС, то все действия, составляющие в совокупности эту деятельность, побуждаются од­ним общим мотивом — обеспечить беспрерывную нормальную работу станции. Этот мотив неизменно должен присутствовать во всех контролирующих, регулирующих и управляющих действиях оператора: слежении за показаниями приборов, регулировке от­дельных параметров работы реактора, получении сигналов и ука­заний, анализе и оценке состояния различных агрегатов и приня­тии соответствующих решений и их осуществлении.

Сказанное относится к любой деятельности, которая имеет свою объективную логику (технологию), независимо от того, является она предметом освоения обучаемыми или нет. Сам процесс обучения какой бы то ни было деятельности (операто­ра, юриста или наладчика станка) тоже является деятельностью, но деятельностью учебной, имеющей целью и мотивом не вы­пуск реальной продукции (электроэнергии, правового решения, пуска станка в работу), а формирование у обучаемых умения профессионально выполнять осваиваемую практическую дея­тельность. Если рассматривать эту учебную деятельность с точ­ки зрения теории поэтапного формирования умственных дей­ствий, то она должна выглядеть как копия той реальной дея-


тельности, которой обучаемые собираются овладеть. Вернее сказать, учебная деятельность должна строиться как модель ре­альной. Поэтому в дальнейшем изложении характеристик дей­ствия имеются в виду как действия, входящие в реальную дея­тельность, так и действия, формируемые у обучаемых.

Формы действия: материальная, внешнеречевая и умственная. Эти три основные формы действия характеризуют его не с объ­ективной, а с субъективной стороны — степень (или уровень) овладения субъектом этим действием.

Так, материальное действие — это действие с реальными пред­метами (вещами) по их преобразованию. Возможно действие не с самими реальными предметами, а с их моделями, чертежа­ми, рисунками, схемами и т.п., и тогда оно называется действи­ем материализованным. Материальная или материализованная форма действия характеризует начальную ступень овладения обу­чаемым новым для себя делом, когда он еще не готов работать без непосредственного манипулирования (опробования, ощу-пывания, подгонки, подборки, перестановки и т.д.) натурально представленными перед ним предметами или их заместителями (моделями). Для уверенного, пусть медленного, но правильного выполнения действия ему на этом этапе обучения нужны внешне данные ориентиры — сами предметы или их материализован­ные заменители. Всем известным примером такой формы дей­ствия является счет с помощью палочек у детей-первоклассни­ков, движение по незнакомой местности с помощью топогра­фической карты, поиск дома и улицы по записанному адресу или работа неопытного регулировщика радиоаппаратуры при ориентировке по принципиальной схеме, а не «наизусть».

Внешнеречевая (громкоречевая, по Гальперину)' форма дей­ствия характеризует тот этап овладения деятельностью (дейст^ вием) обучаемым, когда он уже может обойтись без внешних материальных ориентиров, но еще не совсем уверен и поэтому подкрепляет свои действия рассуждениями вслух, контролируя себя через слышимую (внешнюю) речь, проговаривая громко:

«Та-ак, а теперь сюда и еще раз так и так...» и т.п. Если дейст­вие (или операция) сразу не получилось правильно, то он воз­вращается к исходной точке, проговаривая: «Что-то не так сде­лал. Попробую-ка вот так. Ага, получилось» и т.д. Когда чело-

'Понятие «внешняя речь», охватывающее и устную (громкую), и письмен­ную речь, в данном контексте более уместно, так как, помимо обозначения этапа освоения действия, подразумевает функцию контроля за ходом этого ос­воения со стороны педагога.

век еще не совсем разобрался в каком-то практическом дейст­вии или теоретической проблеме, он думает вслух, как бы сам с собой громко рассуждает или бормочет что-то шепотом. Вот такую внешнюю речь (речь, слышимую другими) называют со-циализованной речью, так как это осмысленная речь, рассчи­танная на понимание другими людьми, а не какое-то бессвяз­ное бормотание. Она выполняет функцию самоориентировки, самоконтроля, и создает возможность внешнего контроля, для которого может использоваться не только громкая речь, но и письменная.

Умственная форма действия указывает на тот уровень освое­ния его обучаемым, когда он способен все выполнить в уме, без какой-либо опоры на внешние материальные или громкорече-вые ориентиры. Действие полностью перешло в умственный план, из внешнего превратилось во внутреннее, из материаль­ного, объективного — в психическое, субъективное. На этом уровне освоения структурными элементами действия являются образные представления, понятия, мыслительные операции, вы­полняемые в уме, про себя, наизусть.

Кроме этих трех основных форм, характеризующих ступени (уровни) овладения обучаемыми новым действием, выделяется еще перцептивная форма действия, которая характеризует умение воспринимать органами чувств и осуществлять действие (слы­шать и слушать, видеть и производить зрительное слежение).

Примеры таких действий: прослушивание эфира радистом, прием на слух азбуки Морзе, зрительное слежение за показани­ями приборов, управление воздушным движением путем на­блюдения за перемещением точек на экране радиолокатора и т.д. Перцептивные (можно их назвать еще сенсорными) дейст­вия имеют своим объектом материальные предметы или их мо­дели (самолеты или их отметки на радиолокационном экране), но никаких преобразований этих объектов не производят.

В каждом действии эти формы могут быть представлены или в «чистом» виде (от начала и до конца действия — одна форма), или в сочетании одной формы с другими. Например, решение арифметической задачи в уме — это «чистое» умственное дей­ствие, а работа по наладке станка с ЧПУ начинается с чтения чертежа (перцептивное действие), переходит к манипуляции ры­чагами, кнопками, тумблерами, инструментами и т.п. (матери­альное действие), перемежается с контрольными замерами раз­меров, допусков и припусков, сопровождаемыми рассуждения­ми вслух (перцептивные и внешнеречевые действия).


Если объект действия не имеет материальной формы, а пред­ставлен только в уме, то исполнительные операции, преобразу­ющие объект, имеют форму умственного действия. Таковы все мыслительные действия по решению различных задач: матема­тических, логических, правовых (юридических), философских, военных (стратегических и оперативно-тактических), экономи­ческих (биржевых, маркетинговых и т.д.), где приходится опе­рировать понятиями, образами, но не реальными предметами. Если же объект действия представлен в материальной форме (например, металлообрабатывающий станок с ЧПУ), то испол­нительная часть действия имеет форму материальную (физиче­скую), а ориентировочная его часть (восприятие осязанием, зре­нием, слухом, обонянием), обеспечивающая правильность ис­полнительной, — перцептивную форму действия.

Таковы основные формы действия, с которыми будем иметь дело при дальнейшем рассмотрении процесса ускоренного обу­чения деятельности.

Как достигается формирование действия (деятельности) с нужными качествами?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим одновременно и качества действия, которые мы должны получить в результате обучения (реализуя цель обучения), и средства их достижения.

Формируемые качества действия заранее проектируются и закладываются в цель обучения: не только известно, какие дей­ствия формировать, но и с какими общезначимыми качествен­ными показателями. Речь идет не о конкретных качествах кон­кретных действий (мыслительных или двигательных, действиях летчика или юриста), а о качествах, которые должны быть зада­ны любым действиям, если мы хотим научить человека реаль­ной деятельности.

К таким общезначимым качествам относятся: разумность, со­знательность. обобщенность, критичность, освоенность, а зна­чит — надежность действия.

Рассмотрим каждое из них более или менее подробно, хотя необходимость именно этих качеств широко известна, ибо их часто называют в литературе. Называть-то называют, но редко когда раскрывают их суть.

Это и нужно нам сделать применительно к задаче ускорен­ного обучения, ибо здесь возможны заблуждения.

Дело в том, что на основе изложенных выше особенностей теории ускоренного обучения у читателя может сложиться впе­чатление, что все названные качества как раз отсутствуют при

данной системе. Такое впечатление обычно создается у многих, впервые сталкивающихся с этой теорией. Почему?

Во-первых, всегда с первого взгляда кажется, что следование жесткой ориентирующей схеме (схеме ООД) при совершении каж­дого действия у учащегося не возникает потребности в «творчест­ве», ибо ни искать, ни думать, ни сомневаться ему не приходится. Стало быть, рассуждают несведущие, происходит механическое натаскивание на отдельных действиях, ще, дескать, не остается места ни разумности, ни сознательности, ни критичности.

Во-вторых, быстрота, с которой происходит овладение ра­нее незнакомым действием, обычно вызывает вначале недоверие, а с ним и опасение: вдруг все эти навыки и умения не надежны, вскоре «рассыплются», «забудутся», будучи не закрепленными длительными тренировками и учебными упражнениями.

В-третьих, отсутствие пространных устных разъяснений, обычно предшествующих практическому обучению традицион­ными методами, вызывает сначала недоумение: как же это так, разве можно, мол, без теоретических занятий приступать к вы­работке практических навыков и умений?

Всегда кажется, что такой повальный отход от известных ка­нонических правил обучения непременно лишает его именно сознательности и надежности.

Поэтому и важно сейчас разобраться в психологическом ме­ханизме, заложенном в этой системе и позволяющем формиро­вать названные качества.









Дата добавления: 2015-02-05; просмотров: 917; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.024 сек.