Москва при Иване Калите и его приемниках.

В 1325 г., после гибели Юрия Данииловича, власть в Московском княжестве перешла к его брату — Ивану Данииловичу, правителю осторожному и осмотрительному, который понимал, что добиться успехов на Руси можно лишь при опоре на Орду, но так, чтобы не выказывать откровенно своих претензий на лидерство и не демонстрировать собственную силу, как это делали Михаил Ярославич и Юрий Даниилович. Главное для Ивана Данииловича заключалось в том, чтобы любыми путями столкнуть Тверь с Ордой. И такой случай представился в 1327 г. Копившаяся годами ненависть к ордынским насильникам вылилась в восстание, которое охватило всю Тверскую землю. Иван Даниилович решил использовать благоприятный момент. Он выехал в Орду, предложил хану свои услуги в подавлении мятежа. Домой князь вернулся с ордынским войском и жестоко расправился с восставшими. Тверской князь бежал во враждебное Орде Литовско-Русское государство. За услуги Орде московскому князю были переданы Кострома и Новгород, где ранее сидели наместники тверского князя. Тверь была ослаблена. Но ярлык на великое княжение хан, в обход московского князя, отдал в Суздаль. Лишь в 1332 г., после смерти суздальского князя, Иван Даниилович получил титул великого князя владимирского. Высшую власть в Северо-Восточной Руси он использовал сполна для усиления позиций Московского княжества.

Иван Даниилович продолжал сотрудничать с Ордой, выказывал себя послушным подручным хана. Он часто бывал в Сарае, одарял хана подарками, льстил его сановникам, держался в высшей степени смиренно. Он исправно платил дань и вскоре получил право от имени Орды собирать дань со всех русских земель. Иван выколачивал ее беспощадно, жестоко карал за неуплату.

Иван Даниилович упорно и целеустремленно расширял пределы Московского княжества. Используя собственные накопления и утаенное от Орды, князь округлял свои владения. Там, где не работали деньги, он не брезговал откровенным насилием. Иван Даниилович присоединил к Москве Ростовское, Галицкое, Белозерское и Угличское княжества.

Московское княжество стало самым крупным и сильным среди русских княжеств. Московский князь проявил себя рачительным и бережливым хозяином. Он был скромен в быту, щедро помогал нищим и убогим. На поясе у него неизменно висел кошель с деньгами — калита. Так князя и прозвали в народе — Иван Калита.

Иван Даниилович превратил Москву в церковный центр русских земель. Он нередко приглашал к себе погостить престарелого митрополита Петра, чья резиденция была во Владимире. В Москве Петр подолгу жил и умер, был похоронен в Успенском соборе Московского Кремля и через какое-то время провозглашен святым угодником и покровителем Москвы. К его гробнице стали стекаться паломники. Следующий митрополит жил в Москве постоянно, и она стала центром русской митрополии. Это увеличило значимость и авторитет Московского княжества.

При Иване Калите Русь вздохнула с облегчением: прекратились княжеские междоусобицы, ордынцы перестали совершать набеги на русские земли. Со времени Ивана Калиты титул великого князя владимирского прочно находился в руках московских князей. В 1340 г., на смертном одре, Иван Калита передал власть не старшему в роду, а своему сыну, вовсе не заботясь о мнении Орды на этот счет. Наследование в Московском княжестве пошло по прямой мужской линии — от отца к сыну.

Осторожную политику Ивана Калиты продолжали его сыновья — Семен Гордый (1340 — 1353) и Иван II Красный (1353 — 1359), умные и удачливые правители. В условиях мира и покоя Москва собирала силы и подчиняла себе другие русские княжества.

Тяжелейшую схватку с Тверью за лидерство в русских землях выиграла в конце концов Москва. Но на западных границах Московского княжества набирал мощь ее новый противник — Литовско-Русское государство. Пока Тверь и Москва боролись за лидерство, Литва активно продолжала присоединять к себе русские земли. В середине XIV в. литовский князь Ольгерд Гедиминович решил объединить под своей властью земли не только Западной, Центральной, но и Северо-Восточной Руси. Перед историей встал выбор — кто, Вильно, столица Литовско-Русского государства, или Москва, одержит верх в этой борьбе. Москва при этом прочно опиралась на Орду, а Литва — на все антиордынские силы. В пользу Литвы склонялись и верхушка Тверского княжества, и часть новгородских бояр. И тверичи и новгородцы видели в союзе с Литовско-Русским государством защиту как от Орды, так и от натиска крестоносцев. В 1363 г. Ольгерд разгромил монгольское войско в битве у реки Синие Воды, левого притока Южного Буга. Это была первая со времен Батыева нашествия крупная победа над силами завоевателей. Победа подняла престиж Литовско-Русского государства и заставила задуматься московских правителей о своих взаимоотношениях с Ордой. Разгромленного противника литовско-русские вой-ска гнали на восток. Вся территория между Днепром и Днестром была освобождена из-под ордынской власти и оказалась в руках князя Ольгерда.

В 1350 — 1360-е гг. Ольгерд усилил натиск на еще не зависимые Брянское и Смоленское княжества, захватил исконно русские города Ржев и Торопец. Ольгерда поддерживала Тверь, откуда родом была его Ж6Н&. Сын же его Андрей, русский по матери, неоднократно водил полоцкие полки на восток, против Москвы.

 


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Москва и Тверь. Два центра. | Расстановка сил перед Куликовской битвой. Куликовская битва.




Дата добавления: 2019-10-16; просмотров: 193; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.009 сек.