III. РИТОРИКА И ВЛАСТЬ 5 страница

То же, впрочем, мы находим и в текстах речей И. Сталина. Например, в "Речи на первом съезде колхозников-ударников": "Стало быть, есть только два пути: либо вперед, на гору — к новому, колхозному строю, либо назад, под гору — к старому, кулацко-капиталистическому строю. Третьего пути нет" (Сталин И. Соч. — Т. 13. — М., 1951).

В приведенном фрагменте противопоставлены члены нескольких пар-антонимов: вперед назад, на гору под гору, новый старый, колхозный кулацко-капи-талистический. Первые члены противопоставлений выражают положительную оценку, вторые — отрицательную. "Промежуточных" членов нет.

Этот важнейший в риторике фашизма принцип упрощенности смысла речи действует, однако, не только в логосфере фашизма, но и вообще принят в политическом дискурсе, особенно в речи лидера харизматического типа. Так, немецкий лингвист М. Граффенхаген, директор Института политических наук в Штутгартском университете, в работе 1980 г. приходит к выводу о том, что "большую роль в политической речи играют хорошо сформулированные альтернативы. Они дают возможность исключить из рассмотрения все иные способы решения проблемы, кроме предлагаемого. Все крупные революционные идеологи добивались успеха за счет простых альтернатив, которые легко понимались, хорошо запечатлевались в сознании, служили мотивом деятельности (ср., например, alles oder nichts "все или ничего"... rot oder tot "красный или мертвый")" (Борьба за слова: Политические понятия в дискуссиях (введение) — Мюнхен, Вена, 1980. Цит. по кн.: Язык и идеология. Рефератив-

 

5 Русский Сократ

129

ный сборник. — М., 1987). Процесс смыслового упрощения в таком дискурсе автор называет "редукцией комплексности".

2. Повтор.Характер адресата (массовость) и особенность отношения лидера к адресату (предполагаемая в последнем примитивность восприятия) определяют и необходимость в описываемой риторической модели фигуры повтора. Принцип "бесконечного повторения" одного и того же сформулирован как одна из основ пропаганды в "Майн кампф" и воспринят соратниками Гитлера. Так, Геббельс в дневнике пишет:

"3 января 1940.Фриче (руководитель германского радиовещания) до сих пор не понимает необходимость повторения в пропаганде. Надо вечно повторять одно и то же в вечно меняющихся формах. Народ в основе очень консервативен. Его нужно полностью пропитать нашим мировоззрением через постоянное повторение".

Итак, фигура повтора в самых ризличных ее разновидностях, а также смысловой повтор при изменении формы выражения (перефразирование) — одно из действенных и действующих в тоталитарной риторике средств "обработки" массового сознания.

3. "Враг".Сочетание в фашистской риторике принципов атональности (борьбы) и упрощенности (бинарности представления смыслового содержания, контраста, оцё-ночности) проявляется в неизбежном следствии — необходимости упрощенного, единого "образа врага" и в идеологии, и в порождаемой ею "системе фраз" — в политической речи.

В "Майн кампф" читаем: "Искусство действительно великого народного вождя во все времена состоит в первую очередь в том, чтобы не распылять внимание народа, но постоянно концентрировать его на единственном противнике" . "Гениальность великого вождя должна даже противоположных друг другу врагов представлять только как принадлежащих к одной категории... В сознании наших приверженцев борьба должна вестись только против одного врага. Это усиливает веру в собственную правоту и озлобленность против тех, кто на нее покушается".

Таким образом, видно, насколько в риторике фашизма осознанно, отрефлектированно происходит "обработ-

130

ка понятийного содержания идеологии и представляющей ее пропаганды, политической речи: из ряда реальных, потенциальных или воображаемых врагов выбирается один: евреи, марксисты или католическая церковь ("Майн кампф"). Так, в публичном воззвании к национал-социалистам Гитлер, уже рейхсканцлер, перед выборами . в рейхстаг пишет в феврале 1933 г.: "Враг, который 5 марта должен быть низвержен, — это марксизм! На нем должна сосредоточиться вся наша пропаганда и вся наша предвыборная борьба".

4. Апелляция к чувству и убеждение с помощью веры.Для риторики фашизма и для речи харизматического нацистского лидера характерна асимметрия в соотношении аргументов ad rem и ad hominem. В этом отношении Гитлер и его соратники как бы полностью принимают позицию софистов, выраженную в риторических взглядах Горгия. Риторика — мастер убеждения с помощью веры, а не знания, с помощью обращения к чувствам, а не к разуму — такова позиция Горгия в одноименном диалоге Платона.

В самом деле, Гитлер в "Майн кампф" постоянно напоминает: "Чем скромнее ее (пропаганды) научный балласт, чем исключительнее она принимает во внимание только чувства массы, тем полнее успех", — или подчеркивает, что необходимо учиться даже у враждебной католической церкви влиять на людей: имеет значение и обстановка, и ритуал, "даже время дня, в которое произносится речь". "Предпочтительнее вечер, — комментирует свои наблюдения над текстом "Майн кампф" Е. Ржевская, поскольку утром человек бодрее, энергичнее, а "речь идет об ослаблении свободной воли людей", которых нужно подчинить "властительной силе сильнейшей воли". Таким образом, манипулирующий характер как софистической, так и фашистской риторики проявляется в воздействии на чувство и волю адресата, тогда как свободная риторика, отказываясь от манипулирования, видит в адресате достойного и в принципе равного партнера — равного, т. е. обладающего разумом и интеллектом. Риторика же фашизма прежде всего стремится достигнуть фидеистического (основанного на вере) согласия массы.

131

Недаром апелляция к чувству и направленность на веру адресата сделала фашизм чем-то родственным религии, постепенно же нацизм как новая вера утвердился прочно и вошел в прямой антагонизм с католичеством и церковью.

"Лишь духом, а не рассудком" призывал Геббельс побеждать. "Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм", — пишет Гитлер в "Майн кампф".

"Новая религия" — национал-социализм — требует проповеди. Масса; толпа получает, однако, не просто и не столько проповедь, сколько оргиастическое действо: пробужденные чувства толпы, которой манипулирует нацистский оратор, доводят обоих — говорящего и массу— до безумия: "10 февраля 1933 г. ...Фюрер был принят неистовой овацией. Он произнес изумительную речь с резкими нападками на марксизм. В конце он впал в редкий, неправдоподобный ораторский пафос и закончил словом "аминь!"

4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНСТИНКТОВ ТОЛПЫ

И

Обращение не только и не столько к чувствам, но именно к примитивным инстинктам толпы в риторике нацизма осуществляется при осознанном использовании следующих основных инстинктов "зверочеловека, объединенного в массу".

1. Потребность в социальном сплочении.Человеческий индивид испытывает экстатический восторг, ощущая себя членом группы. Древние механизмы создания этого особого воодушевления — общность ритма движения, песни. В "Майн кампф" Гитлер поэтому утверждает: "Массовые собрания необходимы", чтобы человек ощутил, что он "член и боец всеохватывающей корпорации". На таком собрании человек "захвачен мощным воздействием внушающего гула и воодушевления трех-четырех тысяч других людей... Он сам подпадает под колдовское влияние того, что мы обозначаем словом "самовнушение"... Человек, пришедший на такое собрание сомневаясь и колеблясь, покидает его внутренне укрепленным: он стал членом сообщества".

132

Как видим, сама массовость действа, объединяющего толпы единым чувством и единым ритмом, выступает как фактор убеждения.

2. Удовлетворение инстинкта пола в нацистской риторике с помощью отождествления ораторас "мужским", а толпы — с "женским" началом.Это происходит в процессе массового действа — слушания публичной речи политического лидера. Кроме того, лидер, как бы олицетворяющий мужественность, постоянно внушает толпе, что и каждый ее член, объединяясь с ним, выполняет роль "сильного мужчины" или ("сильной женщины"). Все же противники, все враги-—"слабые", "бабы". Парадоксальность этого странного сочетания не делает его менее реальным.

Для "обаяния" харизматического лидера нацизма — Гитлера — характерно не менее парадоксальное сочетание "женского коварства", "капризности", как бы "непредсказуемости" в отношениях со своими ближайшими соратниками, которых он таким образом и привлекал, и держал в постоянном напряжении, подобно кокетливой женщине, с претензиями на роль "сильного мужчины" — социальную и речевую.

"Потрясающая духовная личность, — пишет о Гитлере Геббельс. — Никогда не знаешь, что ждать от его своенравия". "Не одному лишь Геббельсу импонирует своенравие Гитлера, — замечает Е. Ржевская, — оно тоже входит в набор представлений его окружения о диктаторе, который должен быть непознаваем".

"Гитлер был виртуоз власти, — писал М. Штюрмер. — Он умел сочетать ледяное отчуждение и экстатическое объединение. Эта двойссгвенность была инструментом его власти. Он сохранял дистанцию со всеми: с собственной партией, с традицией, с политикой, с армией, с церковью и промышленностью. Никто из помощников и сообщников не знал, как он его встретит завтра: ни старые товарищи, ни черные паладины, ни дамы из общества, ни генералы". Сравним это наблюдение с выводом Ф. Эрик-сона о стратегиях риторического (речевого) поведения лидера группы подростков: в воздействии на слушателей он тоже использует две стратегии — "стратегию отстранения", "холодного манипулирования" и (или) стратегию

133

 

"искреннего", "доверительного" самораскрытия ("стратегию близости"). Такое сочетание противоположных стратегий характерно для обаяния и кокетливой женщины, и харизматического лидера.

3. Потребность в доминировании и власти.Люди толпы, массы, собираясь для слушания речей нацистских лидеров, кроме всего перечисленного, упивались также и иллюзией "приобщения к власти", которую умело создавали у них фашистские главари-ораторы. С помощью "формул идентификации" (Мы, немцы.... Мы, солдаты, пр.) и других приемов оратор как бы "делился" своей властью с толпой или приобщал ее к своему желанию завоевать власть. Обещания господства над миром, постоянные напоминания в речи о том, что слушающие принадлежат к "сильной" расе, арийцам, призванным властвовать и имеющим естественное право властвовать, что они господа "по праву" крови, прирожденные властители, постоянные указания на "низшие" расы как на рабов, настоящих и будущих, непрерывное внушение превосходства — все это было сильнейшим соблазном для "маленького человека" с неудовлетворенной потребностью власти. Для удовлетворения именно этой потребности и служили преимущественно те термины иерархии, на которых мы останавливались в прошлой лекции, анализируя семантические поля и ключевые слова нацистской риторики.

Итак, можно заключить, что риторика фашизма "убеждает с помощью веры" (Платон. Горгий) и манипулирует адресатом, апеллируя не к разуму, а прежде всего и почти исключительно к чувствам и примитивным инстинктам. В связи с этим выводом отметим, что средства убеждения в речах И. Сталина значительно отличаются: в них используются как раз прежде всего рациональные аргументы, правда, довольно примитивные и во всяком случае всегда упрощенные, чтобы быть понятыми широкой массой.

5. ДЕМАГОГИЯ

Демагогия для фашистской риторики, как и вообще в тоталитарной риторической модели, не исключение, а правило. Сравните хотя бы начало и конец "завещания"

134

Гитлера, о котором говорилось в прошлой лекции: начинается оно с утверждения о миротворческой цели и роли автора, а кончается цитатой из "Майн кампф", вновь призывающей к завоеванию земель на Востоке для Германии.

 

Лекция 11

 

СТРУКТУРА РИТОРИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ФАШИЗМА

 

1. РИТОРИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ГИТЛЕРА

О многих особенностях риторического стиля Гитлера мы уже упоминали в предшествующем изложении. Остановимся теперь на тех, которые остались пока вне наше-, го внимания.

1. Акустика речи, мимика и жестикуляция.Как верно заметил Геббельс, Гитлер являл собой "удивительное триединство жеста, мимики и слова". Все основные признаки акустики речи и кинесики у Гитлера можно охарактеризовать как "преувеличенные", "гипертрофированные" черты речевого поведения лидера харизматического типа. Впрочем, можно согласиться с Е. Ржевской, что "утрированность — в самой природе фашизма, как, впрочем, и любой тоталитарной системы". Именно утрированность, "контрастность", "резкость" характеризуют речевое поведение ее лидеров, причем на всех уровнях и во всех компонентах этого процесса.

Первое, что обращает на себя внимание, — это эмоциональность речевого поведения, доходящая к концу речевого события "по нарастающей" до неистовства, которое трудно даже назвать пафосом.

Акустику речи Гитлера отличают "резкие фронты" — резкие перепады интенсивности (громкости) и частоты (тона) голоса. (Это воспринимается слушдтелем как выкрики.)

135

Интенсивность (громкость) голоса вообще очень велика (оратор не говорит, а прямо кричит, вспомним замечание Геббельса после неудачной речи Гитлера в Берлине "Перекричал самого себя"). Голос оратора поднимается до вопля, причем пронзительность увеличивается по мере возбуждения. Значительная громкость и высокая частота звука голоса в речевом общении человека являются сигналами не только эмоционального возбуждения, но и агрессивности. Речь, агрессивная по смыслу, таким образом, и звучит агрессивно.

Звуковой рисунок речи фашистского главаря неровен, неспокоен, даже ритмичность то и дело сменяется пере-бивами ритма, образуя и тут эффект контраста.

Удивительно интересно сообщение, которое сделал Е. Ржевской директор Берлинского городского архива Шмидт, передавая свое впечатление от звучания голоса Гитлера: "Он говорил со странным акцентом, словно пришелец с баварских гор. И эта окраска голоса сообщала какую-то горнюю отдаленность фюрера от привычного, обыденного, словно он обращался из какого-то иного мира, внушала нечто мистическое".

"Так поддаться немцы могли только человеку из Ниоткуда", — пишет Голо Манн, историк, сын Томаса Манна. — Я подумала: и нам есть что вспомнить о произношении нашего горца, усиливавшем дистанцию непознаваемого, которая нужна диктатору", — рассуждает Е. Ржевская. Итак, даже акцент речи, ее звучание — иное, не такое, как , у всех, "работали" на становление харизмы у Гитлера.

2. Кинесика — движения в процессе речи — у лидеров нацизма отличается утрированностью, резкостью, неровностью.Преобладающие жесты либо носят ритуальный характер и соответствуют принятой агрессивной "символике власти", либо относятся к "общечеловеческим" агрессивным жестам: рука, сжимающаяся в кулак, жестикуляция рукой, сжатой в кулак, и пр. Ср. одну из метафор, употребленную Гитлером в "Майн кампф". "Кулак судьбы открыл мне глаза". И далее: "Я решил стать политиком". Агрессивные значимые жесты вполне соответствуют смыслу и звучанию речи.

Общее представление о движениях и манере поведения Гитлера можно пополнить, если учесть, что, по вос-

136

поминаниям современников, Гитлеру не показывали фильмов с участием Чарли Чаплина, дабы он не усмотрел в них пародию на себя.

3. Процедура публичной речи Гитлера.В бункере Гитлера в дни падения Берлина была обнаружена директива из мюнхенской частной канцелярии фюрера, рассылавшаяся по стране в 1932 г., когда Гитлер боролся за власть с Гинденбургом. Из директивы следует, что "было строго регламентировано все: церемониал встречи Гитлера, поведение председательствующего и пр.". Не было упущено ни одной детали, чтобы процедура выступления стала максимально эффективной. Обратимся к тексту этой директивы: "Адольф Гитлер не говорит с кафедры. Кафедра поэтому убирается...", "Во время речи держать наготове лед, который в случае нужды Адольф Гитлер употребляет для охлаждения рук". (Вспомним наши заключения о взаимном эмоциональном стимулировании харизматического оратора и толпы, которое в ораторской практике Гитлера достигало истерического накала.) "Председательствующему вменялось не сопровождать своим заключительным словом вечер, так как любые слова после окончания речи Адольфа Гитлера только ослабляют ее. Вменялось также пресечь попытку присутствующих затянуть по окончании речи песню "Германия" или другую, потому что обычно большинство присутствующих не знает текста песни. Председательствующий должен крикнуть: "Хайль!" — и, прервав пение, прекратить собрание".

2. ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

Наши наблюдения позволяют сделать общие заключения о структуре риторической модели фашизма, которую в силу ее абсолютной безнравственности и социальной опасности не следует даже, с нашей точки зрения, называть риторическим идеалом.

1. Эта модель манипулирующая: она строится на принципе монологичности по содержанию (говорящий воспринимает адресата, здесь всегда массового, так как аудитория в речи оратора "расширяется" даже до всей нации,

137

целого народа, как объект воздействия — "убеждения с помощью веры", а не разума, и путем апелляции к чувству, низведенному до примитивного животного инстинкта). Речь фашистского лидера превращается в монолог, так как именно таким путем происходит и "захват речи", и "захват власти" — как власти политической, силовой, так и власти любимого народом фюрера — харизматического лидера.

2. Эта модель строится на принципе сочетания монологичности по содержанию с принципом диалогичности по форме: речь фашистского лидера есть процесс борьбы с аудиторией, стремление осуществить победу над ней, подчинить ее себе, но вместе с тем и оратор зависит от аудитории и нуждается в ней — в ее поддержке, одобрении, любви. Отождествляя себя с аудиторией, оратор в своей речи имитирует равенство между собой и ею.

3. Эта модель организована принципом борьбы, потому она безусловно и во всем агональна. Лучшее доказательство важности принципа борьбы в фашистской риторической модели — само название "библии" нацизма — "Майн кампф" ("Моя борьба"). Особенно важно, что риторика фашизма не только агональна, но и прямо агрессивна.

4. Эта модель абсолютно и принципиально разрывает связи слова и реальности, слова и истины. Пренебрежение истиной и даже открытое отрицание истинности речи (демагогия) — неотъемлемая и существенная черта риторики фашизма.

IV. РИТОРИЧЕСКИЕ








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 1203; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.017 сек.