16 страница. Сущность авиационного наступления заключалась в непрерывной поддержке сухопутных войск на всю глубину наступательной операции

 

Сущность авиационного наступления заключалась в непрерывной поддержке сухопутных войск на всю глубину наступательной операции. Оно состояло из двух периодов: авиационной подготовки атаки и авиационной поддержки атаки и действий пехоты и танков в глубине обороны противника. Авиационная подготовка атаки проводилась с целью ослабления обороны противника и создания условий для перехода в атаку пехоты и танков. Сроки начала авиационной подготовки определялись в зависимости от обстановки, завершалась она непосредственно перед атакой массированными ударами крупных сил авиации. Авиационная подготовка иногда проводилась также перед вводом в сражение танковых армий или вторых эшелонов фронтов, при прорыве промежуточных оборонительных рубежей противника в оперативной глубине. При прорыве укрепленных районов и сильно укрепленных позиций противника авиационная подготовка подразделялась на предварительную и непосредственную. Авиационная поддержка заключалась в подавлении авиацией войск и огневых средств противника, препятствовавших продвижению наступавших войск.

 

Авиационное наступление значительно повысило эффективность огневого воздействия по противнику. Кроме того, авиация в течение всей операции обеспечивала прикрытие главной группировки войск фронта от ударов противника с воздуха.

 

Советское оперативное искусство успешно решило проблему быстрого развития тактических успехов в оперативный путем непрерывного [294] наращивания ударов из глубины. В ходе фронтовых и армейских операций решающим средством развития успеха явились подвижные группы фронтов и армий. Подвижная группа армии (обычно в составе танкового или механизированного корпуса) вводилась в сражение в первый или с утра второго дня операции. Этим обеспечивалось наращивание усилий, повышение плотности танков и успешное завершение прорыва главной полосы. Подвижные группы фронтов вводились в сражение с целью развития наступления и оперативной глубине обороны противника, разгрома его оперативных резервов, перехвата путей отхода крупных группировок, их окружения во взаимодействии с общевойсковыми армиями или преследования отходивших войск. Ввод в сражение танковых армий обычно осуществлялся на второй день операции для овладения второй полосой, а иногда их передовые отряды и даже главные силы участвовали в завершении прорыва главной полосы обороны в первый день операции.

 

Усиленные артиллерией и танками, поддерживаемые ударами авиации общевойсковые армии нередко прорывали оборону на всю тактическую глубину самостоятельно. В этих случаях подвижные группы фронтов вводились в прорыв и, развивая успех в оперативную глубину, наступали, как правило, в отрыве от общевойсковых армий на 50 — 80 км.

 

Важную роль в развитии успеха операции играли вторые эшелоны фронтов и армий. В зависимости от обстановки общевойсковая армия второго эшелона фронта вводилась в сражение после ввода в прорыв подвижной группы, в большинстве случаен на четвертый-пятый день операции на стыке, а иногда и на фланге объединений первого эшелона. Умелое использование вторых эшелонов армий и фронтов позволяло наращивать усилия на направлении главного удара, развивать наступление там, где обозначался наибольший успех, расширять захваченные плацдармы на водных преградах, срывать контрудары противника, завершать окружение и уничтожение его крупных группировок.

 

В ходе наступательных операций получили широкое развитие способы преследования противника. В операциях 1942 г. в связи с недостатком крупных танковых соединений преследование в большинстве случаев велось фронтально и низкими темпами. В последующем основным способом стало параллельное преследование в сочетании с ударами с фронта. Оно велось на широком фронте, днем и ночью, по отдельным направлениям и в высоких темпах. Основную роль в преследовании играли танковые армии, танковые и механизированные корпуса, которые вели боевые действия с полным напряжением. Высокие темпы преследования достигались в результате смелых и решительных действий передовых отрядов, которые захватывали важные объекты, упреждали противника в выходе на тыловые оборонительные рубежи, перехватывали пути его отхода, овладевали плацдармами на реках.

 

Войска фронтов и армий часто вели с противником встречные сражения, которые развертывались не только при совершении маршей, но и в ходе наступления, когда обе стороны стремились решить возникшие задачи в борьбе с ближайшими оперативными резервами, при завершении прорыва обороны противника, при развитии успеха в оперативной глубине. В оборонительных операциях встречные сражения нередко происходили при нанесении контрударов по вклинившейся группировке противника.

 

Совершенствовалось искусство преодоления водных преград с ходу. Опыт войны дал блестящие примеры форсирования таких широких рек, как Днепр, Днестр, Висла, Одер. Ото достигалось тщательной подготовкой операции, умелой организацией инженерного обеспечения, разгромом противника на подступах к водным преградам, своевременным выходом на широком фронте к участкам, удобным для форсирования, надежным [295] огневым поражением противника, решительными действиями по захвату плацдармов и развитием стремительного наступления на противоположном берегу. Если развить наступление не удавалось, войска прочно удерживали плацдармы с целью сосредоточения крупных сил и средств для проведения последующей операции.

 

Советское оперативное искусство обогатилось всесторонней разработкой проблем подготовки и ведения фронтовых и армейских оборонительных операций. Армейская оборонительная операция являлась составной частью фронтовой, хотя иногда армии проводили оборонительные операции в обстановке, когда главные силы фронта вели наступление.

 

Оперативной обороне в начале войны были присущи такие недостатки, как линейность в расположении войск, низкие оперативные плотности, большие разрывы в оперативном построении войск, слабое инженерное оборудование рубежей, недостаточно развитая противотанковая и противовоздушная оборона. Общевойсковым армиям приходилось нередко действовать в полосах до 200 км в начале войны и до 70 — 120 км в 1942 г., плотности артиллерии составляли на многих участках 5 — 15 орудий и минометов на 1 км фронта. Этих сил было явно недостаточно для отражения наступления численно превосходящих группировок противника. Слабой была и авиационная поддержка оборонявшихся войск. Оказывая врагу упорное сопротивление, советские войска активными действиями замедляли его наступление и наносили серьезный урон, однако в целом такая оборона не могла длительное время выдерживать удары, особенно крупных танковых группировок.

 

В ходе войны боевой состав фронтов и армий усиливался, полосы обороны уменьшались. Плотности сил и средств на 1 км фронта значительно возросли. С 1943 г. фронт обычно оборонялся в полосе 250 — 350 км, общевойсковая армия в важнейших операциях — от 40 до 80 км. В этом случае стрелковая дивизия обычно оборонялась в полосе шириной 7 — 8 км при плотности 20 — 30 орудий и минометов и до 7 танков и САУ на 1 км фронта. Такие плотности обеспечивали успешное ведение оперативной обороны.

 

С увеличением боевого состава фронтов и армий изменялось оперативное построение войск в оборонительных операциях. Его глубина возросла. Когда оборона готовилась заблаговременно в предвидении наступления крупных сил противника, во фронте создавалось двухэшелонное оперативное построение. При этом в состав второго эшелона выделялась танковая или общевойсковая армия. В обороне под Курском во втором эшелоне Воронежского фронта находились одна танковая и одна общевойсковая армии. В оборонительных операциях, возникавших на завершающих этапах наступления, фронты имели, как правило, одноэшелонное оперативное построение и сильные резервы.

 

Кроме первого и второго эшелонов во фронтах создавались группировки фронтовой авиации и войск ПВО, общевойсковые, танковые, артиллерийско-противотанковые резервы, подвижные отряды заграждений и резервы специального назначения. Вторые эшелоны и резервы занимали полосы обороны в глубине, порядок их использования заранее планировался, намечались и готовились рубежи развертывания и направления контрударов.

 

Важную роль в повышении активности и устойчивости обороны играли контрподготовка и контрудары. Контрподготовка проводилась против главной ударной группировки противника в целях срыва ее наступления путем нанесения мощных огневых ударов артиллерией, авиацией, а в некоторых случаях и танками по скоплениям вражеских войск в исходном положении для наступления, по его пунктам управления и узлам связи. [296]

 

Контрудары в операциях 1941 — 1942 гг. наносились, как правило, малыми силами и вследствие этого не оказывали решающего влияния на ход боевых действий. В последующем создание во фронтах и армиях вторых эшелонов и подвижных резервов давало возможность наносить мощные контрудары с решительными целями. Они обычно готовились заблаговременно и планировались по двум-трем направлениям. По каждому из них определялись привлекаемые силы и средства, продолжительность артиллерийской и авиационной подготовки, районы сосредоточения и рубежи развертывания, задачи войск и порядок их взаимодействия, мероприятия по обеспечению контрудара и другие. Такие контрудары в большинстве случаев приводили к разгрому вклинившегося противника и восстановлению утраченного положения.

 

Значительные изменения произошли в инженерном оборудовании местности. Глубина подготовленной в инженерном отношении обороны во фронтах достигала в среднем 150 — 180 км, в армиях 40 — 50 км. Во фронте оборудовалось до 4 — 6 оборонительных полос. В обороне создавались промежуточные и отсечные позиции, широко применялись инженерные заграждения, особенно противотанковые.

 

Развитие советского оперативного искусства характеризовалось совершенствованием организации противотанковой обороны, что имело исключительно большое значение для борьбы против танковых группировок врага.

 

Основу системы противотанковой обороны, объединявшей огонь артиллерии, танков, САУ, а также инженерные заграждения, составляли противотанковые опорные пункты и районы. Главным принципом организации противотанковой обороны являлось массированное использование противотанковых средств на направлении главного удара противника и умелый маневр ими в ходе операции. При наличии времени на подготовку операции противотанковая оборона создавалась на всю глубину оперативного построения армии, а иногда и фронта (Балатонская операция). При этом плотности противотанковой артиллерии достигали 20 — 35 орудий на 1 км фронта. Особенно большую роль в борьбе с танками противника играли артиллерийско-противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения. Начиная с 1943 г. в оборонительных операциях в состав фронтовых артиллерийско-противотанковых резервов входили до 2 истребительно-противотанковых артиллерийских бригад и 2 — 4 истребительно-противотанковых или самоходно-артиллерийских полка. Во фронтах и армиях выделялось по одному-два подвижных отряда заграждения.

 

Большое значение в повышении устойчивости обороны и в успешном ведении операций имела надежная ПВО. В ходе войны в войсках непрерывно увеличивалось количество зенитной артиллерии, совершенствовалось искусство ее применения. В целях более централизованного управления зенитными средствами стали создаваться армейские и фронтовые зенитные группы. Для прикрытия войск фронта выделялось значительное количество истребительной авиации воздушной армии.

 

Таким образом, искусство подготовки и ведения фронтовых и армейских оборонительных операций развивалось в направлении повышения устойчивости обороны путем увеличения ее глубины, умелого сосредоточения усилий на направлениях вероятного наступления противника, совершенствования инженерного оборудования местности, создания эффективной противотанковой и противовоздушной обороны. Характерной чертой операций являлась их высокая активность. Важное значение в повышении устойчивости обороны имел маневр силами и средствами на наиболее угрожаемые направления.

 

В ряду важнейших вопросов оперативного искусства особое место занимала организация взаимодействия между общевойсковыми, танковыми [297] и воздушными армиями, а на приморских направлениях — с силами Военно-Морского Флота, обеспечивавшая наиболее полное и эффективное использование их возможностей в операциях. Основными организаторами взаимодействия являлись командующие и штабы фронтов и армий. При организации взаимодействия тщательно согласовывались действия всех элементов оперативного построения, сил и средств различных видов Вооруженных Сил и родов войск. Четко определялось: кто, с кем, где и когда, при решении каких задач и как взаимодействует.

 

В целом оперативное искусство Советских Вооруженных Сил в годы войны получило дальнейшее развитие и обеспечило успешное решение задач в борьбе с сильным противником. При ведении фронтовых и армейских операций были успешно решены проблемы, связанные с повышением эффективности ударов по врагу, прорывом его сильно укрепленной обороны, стремительным развитием наступления в глубину, применением разнообразных форм маневра, непрерывным наращиванием силы ударов, созданием превосходства в силах на избранных направлениях. Важное место заняли вопросы эффективного применения в операциях подвижных групп фронтов и армий, совершенствования оперативного построения войск. Успешному проведению фронтовых и армейских операций способствовали также повышение уровня управления войсками, организации взаимодействия и оперативного обеспечения. Умелое применение объединений и соединений всех видов Вооруженных Сил и родов войск обеспечило стойкость и непреодолимость обороны, нарастающую мощь ударов в наступлении.

 

Новыми положениями в годы войны обогатилась составная часть советского военного искусства — тактика. Уровень ее развития в предвоенный период соответствовал требованиям того времени. В советских уставах подчеркивалось, что бой по своему характеру является общевойсковым, его ведут пехота, артиллерия, танки и другие рода войск, поддерживаемые авиацией.

 

Кадровый командный состав и войсковые штабы накануне войны в достаточной степени овладели способами подготовки и ведения общевойскового боя, войска в целом имели высокую полевую выучку. Вместе с тем при массовом развертывании Вооруженных Сил после нападения агрессора командный состав рот и батальонов, полков и дивизий пополнился большим числом офицеров запаса, которые не имели достаточной теоретической подготовки и необходимой практики в организации общевойскового боя. Это явилось it начале войны одной из причин не всегда успешных действий соединений и частей Советской Армии, которым противостояли имеющие боевой опыт поиска вермахта. Па результатах боевых действий не могло не сказаться и отсутствие достаточного количества современной военной техники, прежде всего новых танков, самолетов, противотанковых средств, автоматического стрелкового оружия. С улучшением технической оснащенности действующей армии и приобретением боевого опыта создались благоприятные условия для повышения тактического мастерства командиров, штабов и войск Советской Армии.

 

В 1941 — 1942 гг. наступление соединений нередко осуществлялось без достаточной подготовки. Дивизии получали задачу на день боя глубиной до 15 — 20 км, но выполнить ее даже при неглубокой очаговой обороне противника чаще всего были не в состоянии. Отсутствие опыта приводило, как правило, к равномерному распределению сил и средств в полосе наступления. Боевые порядки состояли из двух-трех эшелонов. В первой линии в дивизии атаковали передний край обороны противника лишь 8 рот из 27, а 19 рот, находившихся во втором и третьем эшелонах, полностью лишались возможности использовать свои огневые средства. [298]

 

Хотя принцип эшелонированного построения войск не вызывал сомнений, в условиях когда оборона противника была неглубокой и очаговой, а наступающие войска ощущали недостаток в силах и средствах (особенно в артиллерии и танках), поэшелонное построение боевых порядков не отвечало требованиям складывавшейся обстановки, так как не обеспечивало мощного первоначального удара при прорыве, обрекало значительную часть войск на бездействие и приводило к большим потерям от огня артиллерии и ударов вражеской авиации.

 

Уже в ходе контрнаступления под Москвой некоторые стрелковые дивизии стали строить боевой порядок в один эшелон, что положительно сказалось на результатах наступления войск. Этот опыт был закреплен приказом Народного комиссара обороны от 8 октября 1942 г. и вышедшими вскоре новыми боевыми уставами. В них отменялось поэшелонное построение в глубину боевых порядков по взводе, роте, батальоне, полку и дивизии, что способствовало максимальному и одновременному участию пехоты и ее огневых средств в ведении боевых действий.

 

В дальнейшем, когда оборона противника стала многотраншейной, многопозиционной и многополосной, то есть более прочной, прорыв ее потребовал высоких тактических плотностей, более глубокого построения боевых порядков, чтобы не только наносить мощный первоначальный удар, но и непрерывно наращивать его в ходе боя. Поэтому с лета 1943 г. боевые порядки стрелковых корпусов, дивизий и полков в зависимости от задач, условий местности и особенностей обороны врага строились, как правило, в два эшелона (реже в один и очень редко в три эшелона).

 

Если дивизия строила боевой порядок в один эшелон, то стрелковые полки обычно имели двух- или даже трехэшелонное построение. В боевых порядках стали создаваться сильные полковые, дивизионные и корпусные артиллерийские группы, а также общевойсковые, танковые, артиллерийско-противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения. Все более важная роль в решении задач при прорыве обороны отводилась танкам и САУ. Глубокое построение боевых порядков, наличие в их составе мощных огневых средств позволяло надежно подавлять оборону противника, наращивать силу ударов, поддерживать высокие темпы и развивать наступление на большую глубину.

 

Для успешного прорыва обороны противника требовалось решительное сосредоточение усилий на избранных направлениях и согласованность действий всех родов войск. Главный удар наносился по наиболее уязвимым и слабым местам в обороне. Ширина полос наступления на направлении главного удара сократилась в 2 раза, участки прорыва доведены: для дивизий — до 2 — 2,5) км, корпусов — 4 — 6 км. С 1943 г. участки прорыва дивизий на направлении главного удара нередко совпадали с полосами наступления. В результате тактические плотности сил и средств возросли, что обеспечивало создание на участках прорыва значительного превосходства над противником.

 

Решающее значение для достижения успеха в общевойсковом бою имело непрерывное взаимодействие всех сил и средств пехоты, танков, артиллерии, инженерных войск и авиации.

 

iУвеличение глубины обороны противника, изменение ее построения, а также необходимость прорыва в высоких темпах потребовали применения таких методов артиллерийской поддержки атаки пехоты и танков, как одинарный и двойной огневой вал. Включение танков и САУ в боевые порядки стрелковых полков и батальонов первого эшелона способствовало более тесному взаимодействию их со стрелковыми подразделениями, успешному ведению боя.

 

Новым в тактике наступательного боя явилось широкое применение передовых батальонов для разведки боем обороны противника. Она проводилась [299] на широком фронте за несколько суток или непосредственно перед наступлением. Это позволяло уточнять состояние обороны противника, ее переднего края, а также вводило врага в заблуждение относительно направления главного удара советских войск.

 

Значительные изменения произошли в тактике общевойскового оборонительного боя. Применявшаяся в начале войны очаговая оборона оказалась неспособной противостоять наступлению противника, имевшего большое количество танков. В дальнейшем оборона советских войск стала строиться по принципу опорных пунктов с хорошо разлитой системой траншей и ходов сообщения. Изменилась и глубина обороны. Если в 1941 — 1942 гг. тактическая зона обороны состояла из одной полосы, то начиная с 1943 г. она стала эшелонированной и включала две полосы. Каждая из них состояла из 2 — 3 позиций, оборудованных несколькими траншеями. Глубина тактической зоны обороны возросла до 15 — 20 км. Широкое применение получили отсечные позиции, прочное удержание которых оборонявшимися войсками позволяло не допускать развития наступления противника в сторону флангов. Они использовались также как исходные рубежи для контратак. Устойчивость обороны в значительной мере достигалась применением инженерных, прежде всего минно-взрывных, заграждений как перед передним краем, так и в глубине. В целях сосредоточения усилий на направлениях главного удара противника сокращалась ширина полос обороны соединений. Это увеличило тактические плотности войск и их возможности противостоять наступлению крупных сил противника.

 

В тактике общевойскового боя совершенствовалась организация системы огня. Если в 1941 г. основу ее составлял преимущественно ружейно-пулеметный огонь, то в последующем непрерывно возрастала роль артиллерии. Артиллерийский огонь дополнялся и усиливался огнем танков и САУ, значительно шире применялась реактивная артиллерия. Важное место в системе огня занимали усиливавшиеся удары авиации.

 

Изменился характер действий вторых эшелонов и резервов в ходе оборонительных боев. В связи с тем что контратаки малыми силами были малоэффективны, вторые эшелоны полков обычно отражали наступление противника огнем с места. Вторые эшелоны дивизий переходили в контратаку самостоятельно или совместно с резервами корпуса в борьбе за первую позицию, вторые эшелоны стрелковых корпусов — чаще всего в борьбе за третью позицию. К контратаке привлекалась большая часть сил и средств дивизии и корпуса, а также вся авиация, выделенная для поддержки войск.

 

Коренным образом изменился принцип организации противотанковой обороны. Существовавшая в начале войны система, основанная на организации противотанковых рубежей и ведении огня отдельными орудиями перед передним краем, не могла обеспечить необходимую устойчивость обороны. Отрицательное влияние оказывало равномерное распределение противотанковых средств по фронту. С осени 1941 г. массированным ударам вражеских танков было противопоставлено сосредоточение противотанковых средств на наиболее танкоопасных направлениях на всю глубину тактической зоны. Эшелонирование средств стало одним из непременных условий устойчивости противотанковой обороны. Основу ее составили противотанковые опорные пункты и районы, усиленные инженерно-взрывными заграждениями. Совмещение противотанковых опорных пунктов с обороной стрелковых подразделений повышало ее устойчивость и непреодолимость.

 

Неуклонно наращивалась плотность противотанковой артиллерии. Большое значение для борьбы с танками противника имело применение подкалиберных и кумулятивных снарядов, более совершенных противотанковых [300] мин, а также авиационных противотанковых бомб. После битвы под Курском противотанковые опорные пункты и районы усиливались за счет включения в их состав орудий крупных калибров, а в состав артиллерийско-противотанковых резервов включались тяжелые самоходно-артиллерийские установки.

 

Противовоздушная оборона соединений в ходе боевых действий в основном осуществлялась силами фронтов и армий. Непрерывно увеличивалось количество средств борьбы с авиацией противника, совершенствовались способы их боевого применения (в частности, приспособление для этих целей противотанковых ружей, пулеметов и даже полевых орудий).

 

В целом тактика общевойскового боя в ходе войны отличалась применением различных форм и способов наступления и обороны, сочетанием маневра и огня, ведением смелых и решительных действий, нанесением мощных ударов по врагу, четким взаимодействием разнородных сил. Развитие тактики отражало изменения технической базы Вооруженных Сил и основывалось на высоких морально-боевых качествах личного состава, возросшем боевом мастерстве солдат и офицеров. В сражениях и операциях проявлялась тактическая зрелость командиров, их способность побеждать врага не числом, а умением.

 

С всесторонним учетом особенностей видов Вооруженных Сил совершенствовались формы и способы оперативного и боевого применения объединений, соединений и частей Военно-Воздушных Сил, Военно-Морского Флота и Войск ПВО страны.

 

За годы Великой Отечественной войны Военно-Воздушные Силы совершили более 3 млн. боевых самолето-вылетов, сбросили на врага свыше 30 млн. бомб, нанесли ему огромные потери в живой силе и технике{353}. Без их участия не проводилась ни одна крупная операция. Решающую роль сыграли ВВС в борьбе с фашистской авиацией и завоевания господства в воздухе. Советская авиация уничтожила 74 процента вражеских самолетов из общего числа потерь противника на советско-германском фронте.

 

Формы и способы действий Военно-Воздушных Сил совершенствовались в соответствии с требованиями вооруженной борьбы. Этому способствовали постоянное наращивание их мощи, повышение боевых качеств самолетов, совершенствование организационной структуры соединений и объединений, рост боевого мастерства личного состава.

 

С возрастанием общей численности авиации увеличивалось количество самолетов, принимавших участие в крупнейших операциях. Если к началу контрнаступления под Москвой в составе авиационных соединений находилась 1 тыс. самолетов, то в Берлинской операции — 7,5 тыс. самолетов. Непрерывно росли напряженность и активность боевой деятельности ВВС. В контрнаступлении под Курском советская авиация совершила около 90 тыс., а в Белорусской операции — 153 тыс. самолето-вылетов.

 

Опыт войны показал,- что первостепенное значение для ведения боевых действий войсками фронтов и силами флота имели завоевание и удержание господства в воздухе. В решении этой задачи принимали участие все виды Вооруженных Сил, но основная роль принадлежала Военно-Воздушным Силам, которые последовательным разгромом авиационных группировок противника на важнейших стратегических направлениях добивались изменения воздушной обстановки в свою пользу. Начало этому положила битва под Москвой. Благодаря умелому сосредоточению [301] ника, защита своих морских сообщений, поддержание благоприятного режима в операционной зоне флота.

 

Большой опыт был приобретен в подготовке и ведении боевых действий сил флотов в совместных операциях на приморских направлениях.

 

Содействие сухопутным войскам в разгроме группировок врага на приморских направлениях при ведении фронтовых и армейских наступательных операций осуществлялось прежде всего путем высадки морских десантов. За время Великой Отечественной войны было высажено свыше 100 десантов общей численностью более 250 тыс. человек. Оперативные десанты численностью до 40 — 60 тыс. человек высаживались для овладения плацдармами на побережье, занятое противником, с целью развить наступление на новом направлении или овладеть важными островными районами (Керченско-Феодосийская (1941 — 1942 гг.), Керченско-Эльтигенская (1943 г.), Моонзундская (1944 г.) десантные операции). Десанты высаживались также для нанесения удара во фланг и тыл оборонявшейся на приморском направлении группировке противника, ее окружения и разгрома совместно с наступающими войсками фронта (Новороссийская (1943 г.), Тулоксинская (1944 г.) десантные операции), а также для овладения островами (Курильская (1945 г.) десантная операция) и решения других задач в ходе наступления сухопутных войск.

 

В ходе подготовки и ведения десантных операций успешно решались вопросы завоевания господства в воздухе в районе высадки десанта, организации оперативного построения сил и эшелонирования десанта при высадке. Для подавления противодесантной обороны и прикрытия десантов кроме кораблей широко привлекалась штурмовая, бомбардировочная и истребительная авиация флота и фронта. Значительная часть десантов в 1943 — 1945 гг. высаживалась после эффективной артиллерийской и авиационной подготовки. Так, в ходе Керченско-Эльтигенской операции плотность артиллерии при высадке десанта составляла 55 орудий на 1 км фронта, его действия на берегу поддерживали свыше 1 тыс. самолетов Черноморского флота и Северокавказского фронта.

 

С переходом войск фронта (армии) в наступление силы флота принимали непосредственное участие в артиллерийской и авиационной подготовке прорыва обороны противника, а также поддерживали войска в наступлении вдоль побережья. Для прикрытия с моря флангов наступавших войск выделялись группировки надводных кораблей, подводные лодки и морская авиация. Совершенствовались способы содействия сухопутным войскам в уничтожении прижатой к морю группировки противника.

 

Расширение масштабов применения сил флота в совместных операциях потребовало изменений в планировании и организации их действий. Если в 1941 — 1942 гг. действия флота планировались в рамках фронтовых (армейских) операций, то с 1944 г. они, как правило, стали составной частью стратегических операций. Так, в Крымской операции наряду с содействием войскам 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии Черноморский флот выполнял самостоятельную задачу по срыву морских сообщений противника между Крымом и Румынией и блокаде вражеских войск в Севастополе. В Ясско-Кишиневской операции Черноморский флот одновременно с непосредственным содействием войскам 3-го Украинского фронта наносил массированные удары по кораблям ж транспортам противника в портах Констанца и Сулина.








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 1469; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.015 сек.