29 страница. С утра 16 августа десант при поддержке авиации и корабельной артиллерии перешел в наступление по всему фронту и выбил противника из занимаемых им кварталов

 

С утра 16 августа десант при поддержке авиации и корабельной артиллерии перешел в наступление по всему фронту и выбил противника из занимаемых им кварталов города. В конце дня в район боев подошли части 393-й стрелковой дивизии 25-й армии. Ее войска совместно с морским десантом овладели крупной военно-морской базой Сейсин и вышли на коммуникации 3-й японской армии, отсекая войска 17-го фронта от 1-го фронта и от побережья Японского моря.

 

Высадка морского десанта в Сейсин явилась первой крупной операцией Тихоокеанского флота в ходе войны с Японией. Взятие этой базы с моря оказало большую помощь войскам 1-го Дальневосточного фронта. С ее падением полностью нарушилась оборона Квантунской армии на приморском направлении{721}. Лишившись этого важного опорного пункта, японцы не смогли эвакуировать войска и материальные ценности в метрополию.

 

Военно-морская база Сейсин была взята ограниченными силами и в короткий срок — менее трех суток. Успеху операции во многом способствовала общая благоприятная обстановка на советско-японском фронте. Завершающий этап операции проходил при господстве советской авиации и кораблей.

 

Сейсинская десантная операция имела и ряд серьезных недочетов, главный из которых — чрезмерно растянутая по времени высадка войск. Наращивание сил в порту проходило медленно, что порой ставило десантников в крайне тяжелое положение. Недостаточно была организована и противоминная оборона кораблей. Все это явилось следствием того, что флот не располагал временем на подготовку операции и не учел возможность постановки мин в акваториях базы и порта.

 

В руках японского командования севернее 38-й параллели, являвшейся разграничительной линией между зонами действий армий СССР и США, оставались еще два прибрежных опорных пункта — порт Отэтин (Одэчжин) и военно-морская база Гёнзан. Оба были взяты десантниками Тихоокеанского флота.

 

Вечером 19 августа в порт Одэчжин вошли сторожевой корабль «Метель» и шесть торпедных катеров, которые высадили на причалы 77-й батальон 13-й бригады морской пехоты и роту автоматчиков (всего 800 человек). Менее чем за час десант полностью овладел портом и городом, встретив на своем пути лишь небольшие группы японских солдат, которые при появлении советских моряков сдавались в плен. Как выяснилось, японские войска еще утром оставили город и отошли в сопки.

 

19 августа войска Квантунской армии, выполняя приказ о безоговорочной капитуляции, начали сдаваться в плен, хотя отдельные ее соединения продолжали сопротивляться. Не исключалось, что японское командование воспользуется расположенной в глубоком тылу военно-морской базой Гёнзан для эвакуации в Японию части своих сил и награбленных в Корее ценностей. В сложившейся обстановке необходимо было возможно быстрее овладеть этой базой.

 

По данным советской разведки, военно-морская база и крепость Гёнзан прикрывалась с моря шестью береговыми батареями калибром до 280 мм и минными заграждениями. Численность группировки японских войск, оборонявших крепость, превышала 6 тыс. человек, а в 30 — 35 км от города находилась другая, не меньшая группировка противника. [281]

 

Чтобы овладеть такой крепостью, требовались крупные силы, но, учитывая, что в Корее японские войска повсеместно капитулируют, советское командование решило занять Гёнзан ограниченными силами. В состав отряда высадки десанта входили миноносец, фрегат, два тральщика и шесть торпедных катеров с подразделениями морской пехоты и разведывательным отрядом штаба флота (всего 1847 человек).

 

Когда утром 21 августа советские корабли подходили к Гёнзану, японские береговые батареи молчали. В порту, где высаживался десант, собралось более 5 тыс. жителей, встречавших советских моряков с красными флагами.

 

Однако японское командование, зная о многократном перевесе своих сил над советскими, под разными предлогами затягивало капитуляцию гарнизона. Разоружение частей крепости началось только с утра следующего дня и проходило медленно. Японцы рассчитывали эвакуировать через местный аэродром, где находилось до 50 исправных самолетов, командный состав и ценности, но это им не удалось. К исходу 22 августа капитуляция гарнизона базы была закончена. Всего было разоружено свыше 6 тыс. солдат и офицеров.

 

Большую помощь советским морякам в разоружении японских солдат оказали жители города. «Корейский рабочий союз» во главе с рабочим Пак Ен Тхиром, выполняя распоряжение советского военного коменданта, поддерживал в городе надлежащий порядок, выявлял японскую агентуру, помогал советским бойцам конвоировать солдат, охранять склады, трофейное оружие. Прошло не многим более десяти дней — и все восточное побережье Северной Кореи было освобождено от японских захватчиков.

 

Выполняя интернациональный долг, советские войска шаг за шагом освобождали Корею. Чтобы ускорить этот процесс, 24 августа были высажены воздушные десанты в Канко (Хамхын) и Хэйдзио (Пхеньян). Сразу после высадки подразделения десантов приступили к приему капитуляции гарнизонов этих городов. Между тем соединения и части 25-й армии продвигались на юг, разоружая японские войска, жандармерию и полицию. К концу августа вся Северная Корея до 38-й параллели была освобождена.

 

Высокой ценой досталась эта победа. За время боев армия потеряла свыше 4700 человек, из которых около 1500 убитыми{722}. Потери понесли также части и соединения морской пехоты, летный состав и экипажи кораблей Тихоокеанского флота.

 

Корейский народ, избавленный от японского ига, получил возможность строить свою жизнь на демократической основе. Как и в соседней Маньчжурии, установление связей с местным населением взяли на себя советские военные комендатуры.

 

Большую помощь в восстановлении разрушенного хозяйства оказали созданная советская гражданская администрация и непосредственно войска 25-й армии. В связи с тем что многие японцы — инженерно-технические работники заводов и фабрик сбежали, а квалифицированных национальных кадров в стране практически не было, командование 25-й армии выделило для восстановительных работ воинов-специалистов, а также личный состав частей и автомобильный транспорт. Корейский народ с благодарностью принял эту помощь. «В истории человечества, — писал председатель общества культурной связи Кореи с Советским Союзом известный писатель Ли Ги Ен, — не было еще случая, чтобы воины строили дома и [282] заводы, шахты и домны, чтобы они не разрушали, а созидали»{723}. Отмечая заслуги советских войск в восстановительных работах, Председатель Кабинета министров КНДР Ким Ир Сен в первую годовщину соглашения об экономическом и культурном сотрудничестве между СССР и КНДР писал: «Великая Советская Армия, находившаяся в северной части республики, протянула корейскому народу руку бескорыстной помощи в деле восстановления заводских предприятий, железнодорожного транспорта, рудников и шахт. Бойцы и командиры Советской Армии во всех уголках северной части республики с энтузиазмом трудились рядом с нашими рабочими и специалистами и оставили нам ценные плоды своего самоотверженного труда»{724}. Только армия, воспитанная на великих идеях пролетарского интернационализма, способна на такие действия.

 

Освобождение Кореи открыло благоприятные перспективы для развития революции, строительства независимого, подлинно демократического государства. Однако в связи с оккупацией южной части Кореи американскими войсками, которые 9 сентября 1945 г. без единого выстрела высадились в Инчхоне, страна была расчленена на две зоны. В северной части население активно включилось в политическую жизнь. Повсеместно возникали политические партии и общественные организации. В октябре 1945 г. было создано Северокорейское оргбюро Компартии Кореи, которое сразу же приступило к проведению мероприятий по демократизации органов местного управления, налаживанию жизни в городе и деревне.

 

14 октября в Пхеньяне состоялся 100-тысячный митинг, посвященный освобождению страны и строительству новой, демократической Кореи. «В самые мрачные годы японского господства. — сказал тогда Ким Ир Сен, — мы с надеждой обращали свои взоры на страну социализма, и эта надежда сбылась. В августе 1945 г. могущественная Советская Армия разгромила Квантунскую армию японцев и освободила Корею. Мы в столетиях сохраним благодарность Советскому Союзу — нашему освободителю»{725}.

 

Создание Единого демократического национального фронта (ЕДНФ) — массовой организации, объединившей в своих рядах свыше 5 млн. человек, во многом способствовало укреплению единства трудящихся северной части страны, ее продвижению по демократическому пути. Руководящей и направляющей силой ЕДНФ стала Коммунистическая партия Северной Кореи, выросшая с 4,5 тыс. членов в декабре 1945 г. до 366 тыс. в августе 1946 г.

 

В борьбе за демократические преобразования укреплялось единство рабочего класса, рос авторитет Коммунистической партии. Ярким выражением этого явилось объединение в августе 1946 г. Коммунистической и Новой народной партий Северной Кореи в Трудовую партию Северной Кореи. Позже (в июле 1949 г.), после объединения с Трудовой партией Южной Кореи, она стала Трудовой партией Кореи (ТПК) — авангардом рабочего класса и крестьянства страны.

 

В результате всеобщих выборов в мае 1948 г. был создан высший законодательный орган — Верховное народное собрание Кореи, 1-я сессия которого провозгласила создание Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) и приняла первую в истории Кореи конституцию. Создание народно-демократического государства на территории Кореи — один из наиболее показательных итогов освободительной миссии Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке. «...Освобождение Кореи [283] Советской Армией из-под ига японского империализма, — отмечал Председатель Кабинета министров Ким Ир Сен, — явилось причиной создания Корейской Народно-Демократической Республики и победоносного продвижения вперед национально-освободительного движения»{726}.

 

1-я сессия Верховного народного собрания КНДР приняла также обращение к правительствам СССР и США об одновременном выводе советских и американских войск не позднее 1 января 1949 г. Советское правительство уже к 25 декабря 1948 г. вывело все свои войска из пределов республики.

 

Корейский народ торжественно провожал советские войска. В обращении к Советскому правительству по этому поводу говорилось: «Не раз за всю многовековую историю Корея видела у себя чужеземные войска. От их мечей умирали паши патриоты, гибло мирное население. Они жгли наши города и села, превращали их в развалины и груды пепла. И только советские войска пришли к нам не как завоеватели, а как освободители. Освобожденная от рабства, свободно вздохнула родная страна. Мы увидели лучезарное небо, зацвела наша земля. Полились веселые песни о свободе, радости, счастье»{727}.

 

2. Южно-Сахалинская операция

 

Крупный успех в Маньчжурии и Корее, достигнутый советскими войсками в первые два дня, позволил командованию 2-го Дальневосточного фронта с утра 11 августа приступить к выполнению плана Южно-Сахалинской операции. Проведение ее было возложено на 16-ю армию под командованием генерала Л. Г. Черемисова и Северную Тихоокеанскую флотилию под командованием вице-адмирала В. А. Андреева.

 

На Южном Сахалине дислоцировалась 88-я пехотная дивизия противника, состоявшая из трех пехотных и артиллерийского полков, а также подразделений усиления. 125-й полк оборонял Котонский (Харамитогский) укрепленный район, располагавшийся у бывшей государственной границы; 25-й полк двумя батальонами прикрывал порт Маока (Холмск) и одним — юго-западную оконечность острова, а 306-й побатальонно — Найоро (Гастелло), Сакаэхама (Долинск) и Отомари (Корсаков). Силы артиллерийского полка и усиления были распределены между пехотными полками. Штаб дивизии находился в Тойохара (Южно-Сахалинск). Всего на Южном Сахалине насчитывалось 19 тыс. солдат и офицеров и около 10 тыс. резервистов{728}. Боевых кораблей и авиации на Южном Сахалине к августу 1945 г. Япония не имела.

 

Главные инженерные сооружения были воздвигнуты севернее Котона (Победитто). Котонский укрепленный район простирался на 12 км по фронту и до 30 км в глубину. Он состоял из линии постов наблюдения, полосы обеспечения, первой (главной) и второй полос обороны. Основу обороны составляли узлы сопротивления, ротные и взводные опорные пункты, расположенные на горах Хатто, Фумато и Харамитогэ. Все они соединялись ходами сообщения. Доты и дзоты имели прочные перекрытия, что обеспечивало им большую живучесть.

 

Всего в Котонском укрепленном районе было 17 железобетонных дотов, 31 артиллерийский и 108 пулеметных дзотов, 28 артиллерийских и 18 минометных (гранатометных) позиций, до 150 убежищ. Все эти сооружения [284] были расположены вдоль единственной дороги, соединявшей Северный Сахалин с Южным, а также вдоль проселочных дорог и троп, то есть в местах вероятного развертывания боевых действий. Гарнизон укрепленного района насчитывал 5400 человек. Оборона других участков Южного Сахалина строилась с учетом удержания портов.

 

Ко времени получения приказа на операцию войска 16-й армии занимали оборону на широком фронте побережья Татарского пролива, Охотского моря, Северного Сахалина и Камчатки. Поддержка со с моря была возложена на Северную Тихоокеанскую флотилию, с воздуха — на 255-ю смешанную авиационную дивизию (106 самолетов). На Северном Сахалине находился 56-й стрелковый корпус под командованием генерала А. А. Дьяконова. Главную базу флотилии — Советскую Гавань обороняли 113-я стрелковая бригада и 365-й отдельный батальон морской пехоты; здесь дислоцировались 9 подводных лодок, сторожевой корабль «Зарница», 5 тральщиков, 24 торпедных катера, несколько отрядов сторожевых катеров и катеров-тральщиков. Базу прикрывала морская авиация флотилии (80 самолетов).

 

В целом эти силы значительно превосходили противника. Однако они были разбросаны на огромном пространстве, и для сосредоточения их в условиях редкой сети дорог требовалось много времени. Постоянные туманы и удаленность аэродромов от района боевых действий затрудняли применение авиации.

 

Замысел советского командования на Южно-Сахалинскую операцию состоял в том, чтобы силами 56-го стрелкового корпуса прорвать оборону Котонского укрепленного района и стремительным продвижением по восточному побережью острова в общем направлении на Тойохара уничтожить сахалинскую группировку противника во взаимодействии с десантами, которые высадит флотилия в порты Эсутору (Углегорск) и Маока{729}.

 

Операцию планировалось провести в три этапа: первый (11 — 15 августа) включал прорыв полосы обеспечения и подготовку к прорыву главной полосы Котонского укрепленного района, второй (16 — 18 августа) — прорыв главной полосы обороны, а флотилии высадить в порту Эсутору морской десант, силами которого перерезать дорогу вдоль западного побережья острова, и третий (19 — 25 августа) — прорыв с ходу второй полосы обороны с последующим овладением (совместно с морским десантом в порт Маока) южными районами Сахалина.

 

Боевые действия на Сахалине начались в ночь на 11 августа ударами авиации флота по объектам Эсутору, Торо (Шахтерск), Усиро и Котона. В 9 часов 35 минут 11 августа 79-я стрелковая дивизия перешла в наступление. Оно велось на узком фронте вдоль заболоченной долины реки Поронай. Советские войска сравнительно быстро преодолели полосу обеспечения, по встретили упорное сопротивление противника на переднем крае главной полосы Котонского укрепленного района, где были остановлены.

 

Убедившись, что ударом с фронта прорвать главную полосу обороны противника невозможно, командир 79-й стрелковой дивизии генерал И. П. Батуров предпринял смелый маневр полком в тыл вражеских укреплений. Для этого личному составу пришлось всю ночь на 13 августа продвигаться по болотам по пояс в воде, вынося на руках боевую технику и боеприпасы. Такой маневр оказался под силу советским воинам и совершенно неожиданным для противника.

 

Однако попытка прорвать оборону встречными ударами без предварительной подготовки также не увенчалась успехом. Наступление возобновилось [285] утром 16 августа, после того как были подтянуты основные силы 56-го корпуса и выявлена система вражеской обороны. Установившаяся летная погода позволила использовать и авиацию.

 

Наступлению основных сил предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка прорыва. Главный удар наносила 79-я стрелковая дивизия в направлении перевала Харами-тогэ, овладение которым приводило к рассечению группировки противника. Во втором эшелоне корпуса находились 2-я стрелковая бригада, 178-й и 678-й отдельные танковые батальоны.

 

Тактика действий строилась с учетом особенностей местности. Впереди танков наступали пехотинцы, которые уничтожали истребителей танков (солдат-смертников), проделывали проходы в противотанковых препятствиях и в заболоченных местах настилали гати для техники. Танки, продвигаясь вслед за стрелковыми цепями и штурмовыми группами, вели огонь прямой наводкой по амбразурам, прикрывая пехоту.

 

Японцы оказывали сильное сопротивление. Артиллерийская и авиационная подготовка прорыва, продолжавшаяся более часа, оказалась малоэффективной. Значительное число огневых точек не было подавлено. Из-за сложных погодных условий и плохой видимости в лесисто-болотистой местности удары авиации и артиллерии наносились преимущественно по площади. Все это сказалось на темпе наступления. Лишь к исходу дня ожесточенный бой за перевал Харами-тогэ завершился прорывом главной полосы Котонского укрепленного района на узком участке фронта.

 

Весь день 17 августа 79-я стрелковая дивизия вела бои по ликвидации отдельных узлов сопротивления на главной полосе обороны. Японцы отчаянно сопротивлялись и, даже будучи окруженными, нередко переходили в контратаки. Однако положение их после потери ряда опорных пунктов ухудшилось. Японское командование, видя бесплодность дальнейшего сопротивления, вечером выслало парламентеров, рассчитывая на выгодные условия сдачи в плен гарнизона. Советское командование отказалось обсуждать какие-либо условия и потребовало безоговорочной капитуляции.

 

Па следующее утро противник все еще продолжал ставшее бессмысленным противодействие и только днем сложил оружие. К исходу дня было пленено 3300 японских солдат и офицеров{730}.

 

В ходе прорыва Котонского укрепленного района Северная Тихоокеанская флотилия высадила десант в порт Торо. Решение высадить десант в этом небольшом порту вместо запланированного десанта в Осутору было вызвано главным образом тем, что в штабе Северной Тихоокеанской флотилии отсутствовали сведения об обороне и силах противника в порту Осутору. Вице-адмирал Андреев рассчитывал в случае успешной высадки десанта перерезать проходящую поблизости прибрежную дорогу противника и этот порт захватить с суши.

 

Для высадки в Торо были выделены 365-й отдельный батальон морской пехоты и 2-й батальон 113-й стрелковой бригады. Доставить десант к месту высадки и вести артиллерийскую поддержку предстояло сторожевому кораблю «Зарница», минному заградителю «Океан», 4 тральщикам, 2 транспортам, 19 торпедным и 6 сторожевым катерам. Все они были сосредоточены в Советской Гавани и бухте Ванино и в соответствии с планом последовательной высадки десанта разделены на четыре десантных отряда и отряд охранения. Командиром сил высадки десанта был назначен капитан 1 ранга А. И. Леонов, командиром десанта — командир 365-го отдельного батальона морской пехоты подполковник К. П. Тавхутдинов. [286]

 

Переход десантных отрядов через Татарский пролив проходил в условиях густого тумана и штормовой погоды. Особенно трудно пришлось экипажам торпедных катеров с десантниками на борту. Но катерники успешно справились со своей задачей, безаварийно и вовремя доставили десант к месту высадки{731}.

 

Высадка производилась непосредственно на причалы порта, а также мол и частично на примыкавшую к нему песчаную отмель. В 5 часов 16 августа первым высадился разведывательный отряд (140 человек), который: быстро сломил противодействие небольшой группы резервистов.

 

Заняв порт, десант развернул наступление в восточном и юго-восточном направлениях. Японские резервисты упорно обороняли каждый поселок даже в условиях полной блокады. В бою за Тайхэ, например, десантникам пришлось вести борьбу за каждый дом. Тем не менее к концу дня были очищены от врага несколько населенных пунктов, расположенных в 8 — 12 км от порта (Торо, Тайхэ, Ниси-Онура и Нью-Хаку).

 

Большую помощь десанту оказывала авиация флотилии в периоды, когда устанавливалась летная погода. Она действовала в обстановке полного господства в воздухе и слабой противовоздушной обороны противника.

 

Особенно ожесточенно сопротивлялся враг на подступах к городу Яма-Сигай (5 км западнее Эсутору). Две роты японских пехотинцев заняли выгодные в тактическом отношении высоты и простреливали все подходы к городу. Попытка десантников овладеть им с ходу оказалась безуспешной, и к концу дня они вынуждены были перейти к обороне. Причина этого состояла в том, что в бою участвовали всего лишь две роты морской пехоты, остальные силы десанта находились в районах Тайхэ и Нью-Хаку. Штурм города возобновился утром, после того как были подтянуты все силы и средства десанта. Ему предшествовала часовая артиллерийская подготовка (из-за нелетной погоды авиация в подготовке штурма не участвовала).

 

Уличный бой за Яма-Сигай продолжался более двух часов и завершился полным очищением его от противника. Затем десант устремился к порту Эсутору и овладел им совместно с высаженной с моря 22-й отдельной пулеметной ротой{732}.

 

Таким образом, Северная Тихоокеанская флотилия успешно выполнила задачу первого этапа операции. Ее десант овладел не только портом Торо, но и Эсутору. Были перерезаны пути сообщения противника на западном побережье Сахалина и созданы условия для развития наступательных действий как в глубь острова, так и вдоль его побережья.

 

Войска 56-го стрелкового корпуса, прорвав Котонский укрепленный район, вышли на оперативный простор и с утра 19 августа начали стремительное продвижений в южные районы Сахалина. Этому в значительной мере способствовал морской десант, высаженный в порт Маока.

 

Решение о высадке десанта в этом порту командующий флотилией принял 15 августа с расчетом начать ее на рассвете 20-го. Для выполнения этой задачи было выделено 17 боевых кораблей и 6 транспортов, 113-я стрелковая бригада, сводный батальон морской пехоты и авиация флотилии{733}.

 

Все корабли были сведены в три десантных отряда, отряд артиллерийской поддержки и отряд охранения. Первый десантный отряд состоял из 7 сторожевых катеров, второй — из 4 тральщиков, третий — из транспортов «Всеволод Сибирцев», «Краболов-3», «Измаил», спасательного судна [287] «Тельман» и буксира «Багратион». В отряд артиллерийской поддержки были включены сторожевой корабль «Зарница» и минный заградитель «Океан», в отряд охранения — 4 торпедных катера. Высадку планировалось провести непосредственно на причалы порта и без пауз между первым броском десанта (297 автоматчиков), первым эшелоном (сводный батальон морской пехоты) и вторым эшелоном (113-я стрелковая бригада){734}. Командиром сил высадки был назначен капитан 1 ранга А. И. Леонов, командиром десанта — командир 113-й стрелковой бригады полковник И. З. Захаров.

 

17 августа южнее порта Маока была высажена с подводной лодки разведывательная группа. Утром 19 августа корабли с десантом вышли из Советской Гавани и взяли курс на Маоку. Погода на переходе, продолжавшемся около суток, не благоприятствовала десанту: густой туман, сильные ливни, ветер до 6 баллов не раз нарушали походный порядок кораблей, которым приходилось уменьшать ход. Все это привело к некоторому опозданию с началом высадки.

 

В 7 часов 33 минуты 20 августа корабли в сплошном тумане обнаружили вход в центральную гавань порта. В него устремились сторожевые катера с первым броском десанта, которые в считанные минуты высадили десантников и отошли, уступая место другим кораблям.

 

Противник не ожидал появления советских моряков, и высадка первого броска десанта завершилась быстро и без потерь. Однако в дальнейшем враг оказал сопротивление.

 

Через 40 минут после начала высадки первый бросок десанта захватил причальные линии порта. Развивая успех, первый эшелон десанта к 12 часам овладел всей территорией порта и завязал бой в центральной и восточной частях города, а второй — в северной и южной. В результате смелых и решительных действий советских воинов порт и город Маока к 14 часам был взят. Японцы, потеряв свыше 300 солдат и офицеров убитыми, до 600 пленными, отступали вдоль железной и шоссейной дорог в глубь острова{735}.

 

Упорной борьбой за порт Маока японское командование стремилось выиграть время, чтобы успеть эвакуировать с Сахалина материальные ценности. Эту цель противник преследовал до конца военных действий на острове{736}. И несмотря на приказ о безоговорочной капитуляции войск с 19 августа, напряженные боевые действия на Сахалине продолжались. После овладения городом Маока 113-я стрелковая бригада перешла к преследованию японских войск, отходивших вдоль железной дороги Маока — Отомари. Ее задача состояла в том, чтобы, не давая противнику закрепиться на промежуточных рубежах обороны, быстро выйти к Отомари и соединиться с войсками 56-го стрелкового корпуса, которые наступали со стороны государственной границы.

 

Пройдя 18 — 20 км в юго-восточном направлении, бригада после непродолжительного боя овладела несколькими железнодорожными станциями и к исходу 20 августа вышла к Футомата (Чаплаково). Однако дальше продвинуться ей не удалось: до двух пехотных батальонов противника, заняв господствующие высоты, оборудованные большим числом дотов и дзотов, простреливали подступы к ним плотным артиллерийским и пулеметным огнем.

 

В возобновившемся утром бою приняли участие боевые корабли. Они обстреляли железнодорожные станции Футомата и расположенную в 7 км от нее Осака (Пятиречье), а во второй половине дня, когда установилась летная погода, наступавших поддержала авиация флотилии. [288]

 

Однако бригаде не удалось овладеть Футоматой. Не была прорвана оборона противника и 22 августа, хотя в тот день только авиация уничтожила 28 вражеских дзотов. Это произошло потому, что силы наступавших, а также поддержка их с моря и воздуха были недостаточными. Артиллерийский огонь кораблей велся на предельных дистанциях по площади и был малоэффективным, а в авиационных ударах участвовало небольшое количество самолетов (за два дня было совершено всего 89 вылетов).

 

Хотя авиация флотилии действовала в условиях отсутствия воздушного противника, она испытывала трудности из-за большой удаленности аэродромов, расположенных на материковом побережье. Отступая, японцы разрушали аэродромы, восстановление которых требовало времени. 22 августа воздушный десант флотилии захватил исправный аэродром Копоторо в южной части Сахалина, но к этому времени исход боевых действий на острове был уже предрешен Ч В ночь на 23 августа 113-я стрелковая бригада овладела железнодорожной станцией Футомата и повела наступление на Рудаку, Отомари.

 

В это время штаб Северной Тихоокеанской флотилии срочно готовил морской десант для высадки в Отомари, чтобы лишить японское командование последней возможности эвакуировать войска и грузы на Хоккайдо. Решение о высадке этого десанта было принято сразу после взятия порта Маока. План высадки сводился к тому, чтобы, сосредоточив в Маоке три батальона морской пехоты, перебросить их на боевых кораблях в Отомари и овладеть этой военно-морской базой.

 

В короткий срок в Советской Гавани были сформированы два батальона морской пехоты, объединенных в сводную бригаду моряков Северной Тихоокеанской флотилии.

 

Утром 23 августа отряд кораблей в составе минного заградителя «Океан», 8 тральщиков, 10 сторожевых и торпедных катеров с десантом на борту взял курс на Отомари. Шторм был такой, что рвались буксирные тросы. Корабли вынуждены били зайти в порт Хонто и переждать штормовую погоду. Из-за потери времени десант был высажен в Отомари только утром 25 августа, когда к восточной окраине города уже подходили подразделения 113-й стрелковой бригады. К 10 часам военно-морская база Отомари была занята. Японский гарнизон, состоявший из 3400 солдат и офицеров, сложил оружие и сдался в плен.

 

В то же время передовые части 56-го стрелкового корпуса вступили в город Тойохара. К полудню боевые действия на острове закончились. В итоге проведенной операции было взято в плен 18 320 японских солдат и офицеров{737}.

 

Южно-Сахалинская операция во многих отношениях поучительна. В отличие от большинства операций минувшей войны она готовилась и проводилась в короткие сроки. Это была совместная операция сухопутных войск и флота, действовавших по единому замыслу и плану. Искусно выбранные направления главного и вспомогательных ударов обеспечили высокий темп наступления. Штабы флотилии и родов войск сумели быстро и организованно разработать документацию, поставить задачи войскам и выделенным силам флота, подготовить их к операции. Боевые действия характеризовались применением эффективных форм маневра в сложных условиях горно-лесистой и болотистой местности, большой удаленности баз и аэродромов от районов боевых действий, сложными метеорологическими условиями.








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 1104; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.042 сек.