США И ВЕРСАЛЬСКАЯ СИСТЕМА



 


мократическое решение мировых проблем,— ссылалась та оппозиция в
стране, которая расценила Версальский мирный договор как поражение
и потребовала отказа от его ратификации.

4. ОТКАЗ ОТ РАТИФИКАЦИИ
ВЕРСАЛЬСКОГО ДОГОВОРА

Борьба в стране по вопросу о том, следует ли США принимать Вер-
сальский мир, началась еще весной 1919 г., когда поступили первые све-
дения об основах договора. Интенсивные дискуссии вскоре захватили обе
партии, профсоюзы и другие общественные организации, университеты
и колледжи, но прежде всего конгресс США. Основной ареной борьбы
стал американский сенат, поскольку именно ему предстояло согласно
конституции утверждать договор. Аргументы, звучавшие в сенате, дают
отчетливый ответ на вопрос о том, каковы были цели вильсонистов и в
чем состояло отличие того внешнеполитического курса, который отстаи-
вала оппозиция.

На стороне Вильсона, т. е. за принятие Версальского договора и вы-
текающее из этого вступление в Лигу наций с целью продолжать прямое
вмешательство в европейские дела, выступала значительная часть как
правящих кругов, так и «общественности». В этом лагере были министры
Р. Лансинг и Дж. Дэниеле, генералы Т. X. Блисс и Дж. Дж. Першинг,
полковник Э. М. Хауз, руководящая верхушка демократической партии
во главе с боссом Мэрфи, большая группа сенаторов (не только демокра-
тов, но и некоторых республиканцев) во главе с Дж. Хитчкоком, многие
представители прессы (председатель Союза издателей США А. Уайт,
У. Липпман), главная профсоюзная организация США — АФТ с ее
влиятельным лидером С. Гомперсом. Позицию Вильсона поддерживали
такие видные лидеры делового мира, как Б. Барух, О. Страус, У. Мак-'
аду, Д. Дэйвис, за нее стоял и Дж. П. Морган, т. е. компании «Юнайтед
Стейтс стил», «Телефон энд телеграф», «Дженерал электрик» (банк Мор-
гана был главным поставщиком займов для Антанты в годы войны и
тесно сотрудничал с европейскими государствами, прежде всего с Анг-
лией) .

Защита Версальского договора была сосредоточена на доказательстве
выгодности для США создания Лиги наций. С помощью лиги и Версаль-
ского договора, говорили сенаторы Хитчкок, Келлог, Оуэн и другие,
США смогут заняться восстановлением Европы, широко сбывать свои
товары, что улучшит экономические перспективы для страны на много
лет вперед. Система мандатов откроет доступ к колониям, к турецким
проливам, к нефти Ближнего Востока и другому сырью (Дж. Хитчкок,
У. Кинг, Т. Гоур) 43.

Но центральным аргументом сторонников Версальской системы оста-
вался аргумент о том, что через Лигу наций США смогут завоевать по-
ложение господствующей державы мира. Сенатор Оуэн доказывал в ходе
дискуссий, что Лига наций располагает целым арсеналом средств —
дипломатическое давление, арбитраж и Международный Суд, бойкот,
блокада, применение коллективных вооруженных сил — и с их помощью

43 Congressional Record, vol. 59, pt 2, p. 1606—1612; pt 3, p. 2292; pt 4, p. 3739 3794—

3796, 3803—3804, 3850—3852.


можно решить судьбу любого международного спора. Присоединение
СШАк лиге, утверждали сторонники Вильсона, поможет «преодолеть
социальные волнения в Европе», остановить рост сил социализма. Лан-
синг, Блисс, американская пресса не раз подчеркивали, что в задачу
Лиги наций входит борьба с мировым революционным движением. Сам
президент во время поездки по стране в сентябре 1919 г., агитируя за
лигу, заявил, что она будет оружием борьбы против большевизма, а на
Парижской конференции призывал с помощью лиги «лечить мир, охва-
ченный духом восстания против крупного капитала» 44.

Оппозиция вильсонистам получила название изоляционистской, хотя
сама она не признавала этого наименования. Термин «изоляционизм»,
несмотря на всю его условность (на деле он не означал призыва к изо-
ляции Америки), тем не менее имел постоянное содержание: отказ от
политических и особенно военных союзов с Европой, завещанный еще
Дж. Вашингтоном в 1796 г.45 Под лозунгом изоляционизма выступали
различные классовые группировки, в целом составившие два течения:
так называемый «честный» изоляционизм масс (представлявший часть
рабочих, фермеров, средние слои), которые стояли за невмешательства
в «европейские дрязги» из стремления избежать войны и получить боль-
ше средств и ресурсов на внутренние нужды, и изоляционизм значитель-
ной части правящих кругов, монополий, которые хотели сохранить во
внешней политике «свободу рук», не связывать себя обязательствами
совместных с Европой действий, так как не могли еще уверенно рассчи-
тывать на ведущую роль США.

В сенате первое течение представлял блок так называемых «непри-
миримых» (с колеблющейся численностью от 12 до 36 человек из 96 се-
наторов), возглавленный Уильямом Бора, одним из наиболее критически
настроенных лидеров оппозиции. Бора, Лафоллетт, Норрис и другие се-
наторы этой группировки атаковали Лигу наций как инструмент втяги-
вания США в чуждые им войны, в защиту посторонних интересов, про-
тестовали против антисоветской интервенции. «Я не знаю,— говорил
Бора,— кого-либо, заинтересованного в том, чтобы держать нашу армию
в России, кроме международных банкиров, которые имеют там миллион-
ные капиталовложения и которые требуют через лигу, чтобы американ-
ские юноши могли быть отправлены для восстановления порядка в любые
места, где эти капиталовложения находятся под угрозой» 46.

«Непримиримые» выдвигали также идею разоружения, внося такие
поправки и оговорки к Версальскому договору, как уничтожение всеоб-
щей воинской повинности во всех государствах, сокращение армий и
флотов крупных держав, а также военных бюджетов, подписание обяза-
тельства не прибегать к войне без предварительного референдума и т. п.
Они язвительно (обвиняя, однако, не США,а Европу) критиковали раз-
дел германских колоний, турецких и китайских территорий, говоря об
«оргии империалистического грабежа и захватов», обращении с людьми,
«как со скотом» и т. п.47

44 FRUS, PPC, vol. 3, р. 583—584.

45 Подробнее об изоляционизме 20-х годов см.: Попова Е. И. США: борьбапо вопросам внешней политики, 1919—1922. М., 1966.

46 Congressional Record, vol. 59, pt 8, p. 7942—7948.

47 Ibid, vol. 58, pt 8, p. 7545—7547, 7947, 8192—8193, 8271—8272; pt 9, p. 8720—8729; vol. 59, pt 4, p. 3004, 3564—3578, 3796—3802.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


США И ВЕРСАЛЬСКАЯ СИСТЕМА



 


По иным мотивам заняли антивильсоновскую позицию те изоляцио-
нисты, которые представляли руководящую верхушку республиканской
партии во главе с сенатором Г. К. Лоджем, крайне реакционную прессу
Херста и Маккормиков—Патерсонов, новые монополии Дальнего и Сред-
него Запада, конкурировавшие с моргановской империей и составившие
против нее нечто вроде единого фронта под руководством Рокфеллеров
(эти монополии не столько вывозили в Европу капиталы, как Морган,
сколько соперничали с европейскими корпорациями в захвате рынков,
сырья и т. п.). Антианглийская направленность в выступлениях этих
изоляционистов характеризовалась выпадами против захвата Англией
нефтяных регионов мира от Ближнего Востока до Мексики. В качестве
сферы американских интересов они выдвигали на первый план не Евро-
пу, а Латинскую Америку и Азию.

В противовес вильсонистам лоджисты требовали прежде всего непод-
чинения США Лиге наций и нападали на ст. 10 Устава лиги о коллек-
тивных мерах в случае агрессии, называя ее «связывающим обязатель-
ством», покушением на независимость решений Америки, диктатом
Англии и Франции, угрозой доктрине Монро (поскольку лига «может
вмешиваться» в дела и Западного полушария). Это требование «свободы
рук» они прикрывали демагогией о невовлечении в чуждые войны, отка-
зе посылать американских юношей «умирать из-за какого-то Фиуме или
Хиджаза, самые имена которых звучат странно для американского уха».
Отражая убеждение, что США еще недостаточно сильны, чтобы на-
вязывать свою волю европейским державам, они шумели об угрозе
«европеизации Америки», подчинения приказам «семи иностранных
джентльменов» (т. е. Совета лиги) и возбуждали шовинизм, рисуя буду-
щее, когда «старый дядя Сэм» будет вынужден по первому же приказу
покорно являться «в нашу новую столицу» — Женеву или Лондон со
шляпой в руке48. Лоджисты предлагали создание неоспоримого военного
превосходства США. По существу они не отвергали идеи мирового ли-
дерства, но считали возможной новую заявку на него лишь после дости-
жения «позиции силы».

В изоляционистской программе Лоджа большое место занимали тре-
бования «овладеть континентом», т. е. установить полное господство
США в Латинской Америке, а также требование лишить Японию пере-
данных ей в Версале территорий Китая (Шаньдун) и тихоокеанских
островов, пересмотреть всю мандатную систему. При этом империалисти-
ческие претензии подавались как «антиколониализм» США, противостоя-
щий захватнической политике Англии, Франции, Японии.

Несмотря на различия между двумя течениями в изоляционизме,
в 1919 г. сложился блок лоджистов и «непримиримых». Противоречия
между ними сохранялись. В ходе оформившей этот блок встречи Лоджа
и Бора в конце апреля 1919 г. отмечалось, что конечные цели двух
группировок не совпадают: Лодж не исключал принятия Версальского
договора при условии изменения его в пользу США; Бора же заявил, что
при всех условиях будет голосовать против договора и Лиги наций.
Однако, несмотря на это несовпадение целей, блок держался солидарно
в течение всей длительной борьбы вокруг Версаля и помог лоджистам
в конечном счете одержать победу.

48 Ibid., vol. 59, pt 3, p. 2184, 2352—2360; pt 4, p. 3620, 3950—3954, 4124—4125. 4262—4288 a. o.


10 июля 1919 г. Вильсон официально представил Версальский договор
на утверждение сенату. Напряженная дискуссия продолжалась более
восьми месяцев. 48 поправок и 4 оговорки сенатского комитета по ино-
странным делам означали одностороннее изменение договора в пользу
США, что было, конечно, нереально. После отклонения их сенатом по-
явились 15 оговорок, имевших ту же цель,—так называемые «оговорки
Лоджа». Трактат с этими оговорками дважды голосовался в сенате
(19 ноября 1919 г.) и был провален, не собрав нужных 2/з голосов
(«за»—39 сенаторов, «против» — 5649). Тогда по инициативе Лоджа
была создана двухпартийная комиссия, пересмотревшая поправки в целях
найти компромисс, и 9 февраля 1920 г. новая сессия сената проголосо-
вала за повторную — уже третью — постановку договора на голосование.
После длительного нового обсуждения в течение месяца, в ходе которого
шли беспрерывные споры по каждой оговорке и каждой формулировке,
состоялось окончательное голосование 19 марта 1920 г. Резолюция о ра-
тификации со всеми оговорками была отвергнута.

«Конституционный конфликт» 1919—1920 гг. был одним из нечастых
в американской истории примеров победы конгресса над президентом,
т. е. отступления в процессе усиления президентской власти. В то же
время он подтвердил характерную закономерность: серьезные повороты
в политике, в частности внешней, сопровождаются в США конфликтом
«конгресс — президент».

Внешнеполитический курс США окончательно определился в ходе
президентских выборов в ноябре 1920 г., на которых не «народ отверг
Версаль» путем «торжественного референдума», как это утверждали ли-
деры изоляционизма, а большая часть правящих кругов и монополий,
усвоившая урок поражения вильсонизма на международной арене, спло-
тилась вокруг новой внешнеполитической программы и с помощью широ-
кой пропагандистской кампании сумела повести за собой общественное

мнение страны.

Вильсонисты еще возлагали надежды на выборы. В сентябре
1919 г. президент предпринял поездку по штатам в надежде, что прямая
апелляция к избирателям обеспечит ему победу. Однако перенапряже-
ние сил оказалось для него чрезмерным: он был разбит параличом, озна-
чавшим конец его политической карьеры (физическая его смерть насту-
пила через четыре года).

Пропаганда изоляционистов, апеллировавшая к националистическим
чувствам, оказалась действеннее. Щедрой рукой финансировали кампа-
нию республиканского (и тем самым лоджистского) кандидата У. Гар-
динга, сенатора из штата Огайо — царства «Стандард ойл», нефтяные
монополии и другие промышленные корпорации. В итоге республиканцы

одержали победу.

Поражение Вильсона и его партии не означало кардинальной пере-
мены: у власти оставались по-прежнему империалистические круги
с принципиально не изменившимися стратегическими задачами, хотя их
тактический курс и ближайшие цели, отразив уроки Версаля, стали не-
сколько иными. Эти изменения выявились при создании Вашингтонской
системы, тесно связанной с Версальской.

49 Congressional Record, vol. 58, pt 9, p. 8767-8804; Lodge H. С. Op. cit., p. 191.


 

 

Глава четвертая
ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

1. ОГРАНИЧЕНИЕ ВООРУЖЕНИЙ

Вашингтонская конференция, созванная по инициативе США, была
продолжением Версальской конференции в смысле дальнейшего передела
мира и решения вопросов его послевоенного устройства. В советской
историографии не случайно закрепился термин «Версальско-Вашингтон-
ская система», характеризующий не только серию договоров, достигну-
тых на этих двух конференциях, но и определившийся на их основе
международный порядок, который существовал до тех пор, пока гитле-
ровская Германия и милитаристская Япония не начали ломать его-
в середине 30-х годов.

Вашингтонская конференция была в определенном смысле продолже-
нием курса 1918—1920 гг. и во внешней политике США. Созывая ее,
США ставили перед собой задачу взять реванш за поражение в Верса-
ле, возобновить попытку руководства миром. Но свои гегемонистские
цели США выдвигали на конференции уже гораздо осторожнее, доволь-
ствуясь частичными успехами и идя на компромиссы.

Конференция отразила переходный характер периода 1921 — 1922 гг.
Она воплотила попытку США возродить идею американского мирового
лидерства, в то же время подтвердив невозможность такого лидерства
в результате империалистических противоречий и укрепления револю-
ционных сил в мире. Она стала исходным пунктом формирования изо-
ляционистского курса последующих лет, который характеризовался не-
признанием Советского государства вплоть до 1933 г., особым вниманием
к методам экономической экспансии, политике во внеевропейских регио-
нах, укреплению и росту военно-морской мощи США.

Возрождение идеи мирового лидерства выявилось уже 16 октября
1920 г. в заявлении виднейших республиканцев (31 человек), в котором
они утверждали, что партия обеспечит создание «подлинной Ассоциации
наций». Первое же совещание президента Гардинга с лидерами партии
и сенаторами пришло к выводу, что эта цель должна лежать в основе
внешней политики новой администрации. В интервью для прессы в ян-
варе 1921 г., а также во вступительной президентской речи 4 марта и
в послании конгрессу от 12 апреля глава государства, отвергая «миро-
вое сверхправительство» в лице Лиги наций, объявлял объединение наций
«настоятельным обязательством», «высокой привилегией» и «первосте-
пенным долгом» США 1. На этой основе и возникла идея созыва в
Вашингтоне международной конференции 2.

Первоначально правительство Гардинга предложило обсудить на кон-

1 Papers Relating to the Foreign Relations of the United States (c 1931 г.— Foreign Relations of the United States, Diplomatic Papers), 1921: Vol.1, 2. Wash., 1936, vol. 1, p. XVII—XIX. (Далее: FRUS).

2 FRUS, Diplomatic Papers, 1921, vol. 1, p. 18—82; Vinson Ch. The Parchment Peace. Atlanta, 1955.


 

ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ференции широкий круг вопросов: ограничение вооружений, пересмотр
распределения мандатов, проведение политики «открытых дверей»
в Китае, обсуждение «русского вопроса», выработка принципов между-
народных отношений. Однако Англия настойчиво добивалась ограниче-
ния конференции только дальневосточными вопросами, причем в составе
лишь трех держав — США, Англии, Японии. Франция пыталась вклю-
чить в повестку дня вопрос о долгах. Французская пресса с возмуще-
нием писала, что нельзя же допустить, чтобы каждый новый президент
США создавал свою международную организацию. Япония категорически
требовала исключить всякий пересмотр «свершившихся фактов», т. е. за-
хватов в дальневосточном регионе.

В ходе обсуждения предстоящий форум получил название «Конфе-
ренции по ограничению вооружений, тихоокеанским и дальневосточным
вопросам». Относительно широкий состав участников (14 стран — США,
Великобритания с отдельным представительством четырех доминионов
и Индии, Китай, Япония, Франция, Италия, Бельгия, Голландия и Пор-
тугалия) предотвращал создание единого антиамериканского блока.

Советское государство не было приглашено на конференцию. Госде-
партамент заявил 17 сентября 1921 г., что «в России нет единого прави-
тельства» и что к ее интересам будет проявлено «справедливое отноше-
ние». В ответной советской ноте указывалось: интересы России «берутся
блюсти те же правительства, которые заливали ее кровью, посылая про-
тив нее царских генералов, и душили ее смертельным кольцом бло-
кады» 3.

За три неполных месяца своей работы Вашингтонская конференция,
состоявшаяся 12 ноября 1921 г.— 6 февраля 1922 г., выработала 28 со-
глашений, резолюций, деклараций и заявлений, которые группировались
вокруг следующих основных вопросов: ограничение вооружений; созда-
ние «дальневосточной Антанты»; борьба за влияние в Китае. Соответ-
ственно центральное место заняли договоры пяти, четырех и девяти

держав.

Открытие конференции, приуроченное к 3-й годовщине Компьенского
перемирия, сопровождалось шумной пацифистской рекламой. Американ-
ская историография продолжает утверждать, что это была единствен-
ная за всю историю международных отношений конференция, которая по
инициативе США добилась разоружения, хотя бы частичного. Под шум
кампании о разоружении США стремились выйти на первое место в воен-
ной области и путем регулярного созыва «разоружительных» конферен-
ций контролировать военные силы соперников. Таков был намечавший-
ся в 1921 г. более осторожный, чем вильсоновский, путь к мировой геге-
монии и частичному воплощению идеи об «Ассоциации наций».

План разоружения, предложенный главой американской делегации
государственным секретарем Ч. Хьюзом в первый же день работы кон-
ференции, представлялся американской прессой как «небывалая жертва
идеализму», «оглушительное самопожертвование Америки» и т. п. 4.
В нем предлагалось ограничение вооружений на суше, в воздухе и на
море. Однако тут же выяснилось, что это предложение, по существу,

3 Документы внешней политики СССР: Т. 1—. М., 1957—, т. 4, с. 472. (Далее: ДВП
СССР).

4 Weale P. An Indiscreet Chronicle from the Pacific. N. Y., 1922, p. 160.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ



 


носило показной характер. В ходе краткого обсуждения Франция, имев-
шая самую большую сухопутную армию, сослалась на свою роль «стра-
жа порядка» в Европе, а Япония — на «особую дальневосточную ситуа-
цию». В результате участники пришли к выводу, что разоружение ни
на суше, ни в воздухе пока невозможно. Это вполне устраивало Хьюза,
поскольку потенциально война США с наиболее вероятными тогда про-
тивниками — Англией и Японией — неизбежно должна была бы разы-
граться на море. Что же касалось авиации — важного нового оружия, то
американцы сами выдвинули аргументы о «нерациональности» ее огра-
ничения, поскольку это означало бы «приостановку технического про-
гресса» 5.

Единственным конкретным последствием обсуждения было создание
подкомитета пяти держав (США, Великобритании, Японии, Франции
и Италии) для рассмотрения вопроса о химических средствах ведения
войны. Подкомитет не пришел к единому мнению, и конференция смогла
включить в дополнительный договор пяти лишь общее осуждение хими-
ческих средств войны. Таким образом, вопрос свелся к «разоружению»
только на море.

Ограничению морских вооружений правительство Гардинга придава-
ло серьезное значение. В докладе Хьюза предлагалось установление по-
стоянного соотношения линейных флотов США, Англии и Японии в про-
порции 5:5:3 (по 500 тыс. т водоизмещения для первых двух стран
и 300 тыс.— Японии).

Восторги американской пропаганды по поводу того, что «за несколько
минут Хьюз потопил больше кораблей, чем все адмиралы в течение сто-
летий», не имели ничего общего с действительностью. Пропорция —
главное в американской программе — уравнивала американский флот с
ранее абсолютно господствовавшим на морях британским, позволяя США
догнать Англию и в то же время удержать Японию на втором месте.
Хьюз предложил также ограничение отдельного линейного корабля водо-
измещением 35 тыс. т под предлогом особой опасности крупных судов,
а на деле в связи с тем, что корабли большего водоизмещения не про-
ходили через уже устаревший Панамский канал и тем самым затрудня-
лась переброска флота из Тихого океана в Атлантический и обратно.

В ходе столкновений, порой принимавших драматический характер —
с угрозами отставки, яростными кампаниями в прессе и т. п., «разору-
жение» все больше превращалось в планирование дальнейшей гонки
вооружений к выгоде главных морских держав. Так, в пропорцию по
линкорам, принятия которой Хьюз добился с громадным трудом, были
внесены поправки США, Англии и Японии о праве замены старых судов,
повышавшие общий тоннаж линейного флота этих держав (до 525 тыс. т
для США и Англии, 315 тыс. т для Японии; Франция и Италия повы-
шения своей нормы в 175 тыс. т не добились). В целом пропорция озна-
чала перспективу усиленного строительства Соединенными Штатами наи-
более крупных кораблей, поскольку фактически американский линейный
флот далеко еще не достигал установленной нормы. В связи с острой
дискуссией между Англией и Францией было сорвано ограничение крей-
серов и подводных лодок. Конференция не смогла установить и какие-

5 Conference on the Limitation of Armament. Washington, November 12, 1921 — Feb-
ruary 6, 1922. Wash., 1923, p. 774. (Далее: Conference).


либо лимиты для авианосцев, отказавшись от первоначальных разрекла-
мированных проектов и в этом отношении.

Характерно, что американская делегация с легкостью шла на эти от-
казы, особенно когда речь шла о передовом и перспективном орудии,
каковым признавались авианосцы и подводный флот, в то же время
перекладывая всю вину за срыв ограничений на «милитаристскую Фран-
цию» и «неуступчивую Англию».

Успех США не был полным, на некоторые уступки им пришлось
пойти. Это было обязательство не создавать военных баз на ближайших
подступах к Японии, в результате чего границей подобных баз стали
Пёрл-Харбор и Сингапур. Это был также вынужденный отказ США от
плана превращения конференции в регулярный орган, своего рода анти-
под Лиги наций, сфера деятельности которого охватила бы экономиче-
ские и финансовые вопросы.

Обсуждение договора пяти показало, что европейские державы и Япо-
ния по-прежнему не принимали американской претензии на руководство,
пусть даже на отдельных направлениях. Хьюзу удалось включить в ре-
шения Вашингтонской конференции лишь две резолюции («охвостье»
этой провалившейся претензии) — о необходимости дальнейшего обсуж-
дения проблем «разоружения» и об обязательстве участников через
восемь лет вновь созвать конференцию с целью подтвердить соотношение
предельного тоннажа линейного флота (5:5:3:1; 75:1; 75). Эти усло-
вия должны были помочь США сохранить под своим контролем морские
вооружения держав и удержать в руках инициативу созыва последующих
конференций по разоружению.

Итоги обсуждения в Вашингтоне вопроса об ограничении вооруже-
ний были подведены в ходе дискуссии в сенате США.

Критики справа обвиняли правительство в чрезмерных уступках,
в том, что оно «поддалось пацифистской истерии» (сенатор Франс),
и даже в совершении им «национального самоубийства» (сенатор Поин-
декстер). Договоры, утверждал сенатор Дж. Рид, «выдают нас на милость
англичанам». В унисон Риду выступал сенатор Дж. К. Шилдс, критико-
вавший уступки, сделанные в пользу Японии: «... не Соединенные Шта-
ты, а Япония господствует на Тихом океане — в тех дальневосточных
водах, где мы должны господствовать, если мы собираемся эффективно
проводить доктрину открытых дверей»; отказ от строительства баз
вблизи Японии — результат «невежества и безответственности» 6. Дебаты
были использованы критиками справа для выдвижения требований о рас-
ширении ассигнований на военную подготовку, для ходатайств о военных
заказах в интересах стальных, судостроительных и других корпораций7.

Критики слева — сенаторы Бора, Уильяме, Кинг и другие отмечали
фиктивность разоружения, обошедшего сухопутные силы, не затронув-
шего такое «варварское, нечеловеческое, смертоносное оружие», как ядо-
витые газы. Отказ от укрепления баз в Тихом океане Бора квалифициро-
вал как раздел сфер влияния на море: США, отказавшись укреплять
Филиппины и Гуам, получили пространство до Гавайских островов, а Анг-
лия и Япония — западную часть Тихого океана. Флоты всех держав не
уменьшатся, а станут более мощными, расходы лишь вырастут, гонка в

6 Congressional Record, vol. 57, p. 3619, 4076, 4706.

7 Ibid., p. 2426—2427, 2431—2433.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ



 


строительстве крейсеров, подводных лодок, самолетов пойдет быстрее.

При голосовании основного договора пяти против него был подан
лишь один голос, при голосовании дополнительного договора— ни одного
(воздержались 24 сенатора, прежде всего те, которые были связаны
с химическими компаниями,—Дюпон, Уодсворт, Ренсдел и др.) 8.

В целом итоги Вашингтонской конференции в вопросе об ограниче-
нии вооружений были признаны выгодными для США, что соответство-
вало действительности. Эти итоги означали, что перед США открывалась
возможность дальнейшего наращивания своей военной мощи. Не был
остановлен и процесс милитаризации других держав. Показательно, что
фиктивному ограничению вооружений, характеризовавшему Вашингтон-
скую конференцию, Советское государство противопоставило широкую
программу всестороннего разоружения — на Генуэзской конференции
в апреле 1922 г. и на Московской конференции в декабре 1922 г.9

2. ДОГОВОР ЧЕТЫРЕХ ДЕРЖАВ.
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Договор четырех держав — США, Англии, Франции и Японии, под-
писанный 13 декабря 1921 г., содержал всего четыре статьи: взаимно
уважать права «на свои островные владения и островные территории»
в Тихоокеанском регионе; совместно принимать «действенные меры»
в случае угрозы этим территориям со стороны какой-либо державы,
стоящей вне круга договаривающихся четырех государств; установить
10-летний срок договора с возможностью автоматического продления;
считать расторгнутым англо-японский союз, основанный в 1902 г., по-
скольку договор четырех его заменяет.

Американская администрация, а вслед за ней и историки объявили
договор второстепенным, признавая значение лишь четвертой статьи.
Однако на деле за его краткими и общими формулировками скрывалась
попытка США сколотить блок четырех держав, своего рода «дальневос-
точную Антанту». В этом смысле договор частично отразил замысел
«Ассоциации наций» и имел поэтому принципиальное значение — не слу-
чайно он был подписан первым на конференции.

Ст. 4 о ликвидации англо-японского военного союза явилась суще-
ственным достижением Вашингтона, поскольку разъединяла основных
соперников США на Дальнем Востоке, лишала Японию поддержки, на
базе которой она совершила ряд захватов 10, обозначила поворот Англии
к «особым отношениям» с США. Однако не менее важными были ст. 1,
означавшая примирение США с состоявшимся в Лиге наций распреде-
лением мандатов в Тихом океане и с правами Японии на захваченные
ею Пэнхуледао, Тайвань и Южный Сахалин, а также ст. 2, где совмест-
ные «эффективные меры» могли означать все, что угодно, вплоть до

8 Ibid., p. 4725—4730.

9 ДВП СССР, т. 5, с. 193—194; Хайцман В. М. СССР и проблема разоружения. М.,
1959, с. 35—108; Майский И. М. Первая конференция по разоружению: Из воспо-
минаний.— Новая и новейшая история, 1963, № 3.

10 Русско-японская война 1904—1905 гг., присоединение Кореи в 1910 г., вступление
в мировую войну в 1914 г. и захват германской арендованной территории в Ки-
тае (фактически всей провинции Шаньдун), а также Маршалловых, Марианских
и Каролинских островов.


военных мер. Это были статьи, открывавшие возможность военного вы-
ступления четырех держав против Китая и против Советской России
в случае попытки освобождения от оккупантов указанных островов.

Значение ст. 1 и 2 подтвердили длительные и бурные прения в сена-
те. На протяжении 15 заседаний сенатор Лодж и другие представители
правительственной группировки доказывали, что речь идет лишь об от-
даленных коралловых рифах, рассыпанных на просторах океана «подоб-
но ожерелью из лилий» и «едва возвышающихся над водой» и. С дру-
гой стороны, непримиримые изоляционисты подчеркивали, что договор
четырех оформляет военный союз, располагающий флотом огромной мощи
для того, чтобы господствовать на Тихом океане с помощью силы.

Оценку договора как первой попытки США создать военный блок че-
тырех держав разделяли значительная часть прессы, в частности евро-
пейской, ряд политических деятелей. Эту оценку подтвердили и опубли-
кованные госдепартаментом в 1938 г. документы.

Наряду с антисоветской тенденцией, проявившейся в договоре четы-
рех, в политике США отразилась в этот период борьба вокруг вопроса
о признании Советского государства 12. Она охватила довольно широкие
круги американской общественности, нашла отражение в решениях
съездов Коммунистической и Социалистической партий, резолюциях ряда
местных профсоюзов, в движении за техническую помощь Советской
России. Требования сближения с Россией все чаще выдвигались фермер-
скими и другими организациями.

В деловых кругах страны интерес к торговле и концессиям подогре-
вался надеждами на «эволюцию строя» в связи с введением нэпа. Ряд
американских компаний начали переговоры с советскими представителя-
ми о концессиях крупного масштаба. В октябре 1920 г. был подписан
проект договора с В. Вандерлипом, предпринимателем из Калифорнии,
на нефтеносные земли, угольные копи и рыбные промыслы Камчатки.
Не будучи реализован, он тем не менее дал двоякий политический вы-
игрыш, мешая сговору Японии с США и стимулируя интерес к эконо-
мическим связям с СССР.

В октябре 1921 г. был заключен договор с «Американской объеди-
ненной компанией медикаментов и химических препаратов» о поставках
в Россию; в декабре 1921 г.— концессионный договор с Армандом Хам-
мером о разработке асбестовых месторождений на Урале; в январе 1922 г.
Дальневосточная Республика подписала договор с крупной нефтяной
компанией «Синклер ойл» о разработке нефтяных богатств Северного Са-
халина, причем здесь, как и в соглашении с Вандерлипом, содержалось
условие дипломатического признания — в этом случае — Дальневосточ-
ной Республики. В течение 1922 г. «Синклер ойл корпорейшн», «Син-
клер эксплорейшн К°», «Стандард ойл К0 оф Калифорния» настойчиво
требовали от госдепартамента оказать нажим на Японию с тем, чтобы
она не ставила препятствий посылке на Сахалин разведывательных экс-
педиций 13.

11 Congressional Record, vol. 57, p. 3550—3557.

12 Подробнее см.: Фураев В. К. Советско-американские отношения, 1917—1939. М.,
1964; Цветков Г. Н. Шестнадцать лет непризнания: Политика США в отношении
Советского государства в 1917—1933 гг. Киев, 1971.

13 ДЕП СССР, т. 2, с. 552; т. 4, с. 432—433, 442—445, 465—471; т. 5, с. 722—723; FRUS,
Diplomatic Papers, 1923: Vol. 1, 2. Wash., 1938, vol. 2, p. 798—815.



I. экономика и политикa США в 2О-e годы


ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ



 


Находившийся в Лондоне Л. Красин вел переговоры с агентами
«Стандард ойл» о закупке этой koмпанией нефтепродуктов в Баку и с
«Фаундейшн К0» о строительстве нефтепровода Грозный - Черное море.
В октябре 1921 г. Красин телегpафировал в Москву о важности этих
переговоров как «первой серьезной деловой связи с крайне авторитетны-
ми американскими кругами»14.

Многие из этих соглашений небыли реализованы. Тенденция к нала-
живанию торговых и экономичен связей между двумя государствами
не возобладала в политике США. Официальные круги страны продолжа-
ли держаться курса на непризнаниe. Повторяя аргументы белогвардей-
ского «посла» Бахметьева, госдепaртамент заявлял, что России нечем
торговать, она обладает нулевой пoкупательной способностью, разорена,
является «гигантским экономическим вакуумом» и никакое восстановле-
ние не предвидится, пока существует советский строй15. Определенные
политические круги США считали, что нэп открывает возможность со-
действовать свержению Советской власти. Отсюда возникли попытки по-
мощи кронштадтскому мятежу, oживление идеи созыва Учредительно-
го собрания. В. И. Ленин писал тогда: «В Америке думают, что боль-
шевики являются маленькой группoй злонамеренных людей, тиранически
господствующих над большим количеством образованных людей, которые
могли бы образовать прекрасное правительство, при отмене советского
режима. Это мнение совершенно лoжно. Большевиков никто не в состоя-
нии заменить...» 16.

Особенность ситуации состояла в том, что после поражения интервен-
ции западных держав продолжалacь оккупация Японией и зависимыми
от нее белогвардейскими силами территории Забайкалья и Приморья.
Стремясь как можно скорее прекратить военные действия и перейти к
восстановлению страны, Советскoe правительство одобрило создание в
этом регионе «буфера» - Дальневосточной Республики (ДВР). Она была
провозглашена съездом трудящихся и партизан в Верхнеудинске (Улан-
Удэ) 6 апреля 1920 г. РСФСР 14 мая официально признала ДВР 17.

Вопрос о Дальневосточной Республике занимал значительное место
на Вашингтонской конференции, oн относился, по существу, к проблеме
советско-американских отношений в целом.

Незадолго до открытия конференции начались переговоры между Япо-
нией и Дальневосточной Республикой в Дайрене, где японцы заявили
о грабительских претензиях на знaчительную территорию русского Даль-
него Востока, в частности на юридическое закрепление оккупированного
Северного Сахалина. Усиление позиции Японии не отвечало интересам
Вашингтона. Американская дипломатия предприняла активные шаги.

После предварительных контаkтов между главой советской миссии в
Китае И. Л. Юриным и посланном США в Китае Ч. К. Крейном в
Читу были направлены сотрудниkи посольства США в Токио У. Дэйвис
и Дж. Эббот. В результате переговоров с представителями Дальневосточ-
ной Республики они сделали вывoд o прочности позиций правительства
ДВР и «хороших возможностях для развития инвестиций». 9 января

14 ДВП СССР, т. 4, с. 433.

15 FRUS, Diplomatic Papers, 1921, vol. 2, p. 760—762 769—773
16 Ленин В. И. Полп. собр. соч., т. 43, с. 129

17 История внешней политики СССР, 1917-1975: В 2-х т. М., 1976-1977, т. 1, с. 154-156.


1921 г. Хьюз направил в Читу консула Дж К. Колдуэлла, предписав
ему «неофициальные контакты с местной властью», имеющие целью не
допустить «любых территориальных или административных изменений
в статусе Восточной Сибири» 18, т. е. ни реализация японских притяза-
ний, ни советизации ДВР.

В ходе начавшихся таким образом контактов в Вашингтоне возник
вопрос о возможности приглашения Дальневосточной Республики на Ва-
шингтонскую конференцию. 3 декабря 1921 г. делегация ДВР в составе
А. А. Языкова, П. Н. Караваева и Б. Е. Сквирского прибыла в Вашинг-
тон. Она была принята в русском отделе госдепартамента. При встречах
происходило обсуждение не столько торговых, сколько политических
проблем — о нормализации отношений между США и ДВР, содействии
выводу японских войск и т. п. Неоднократные попытки делегации добить-
ся непосредственного участия в Вашингтонской конференции успеха не
имели, однако состоялись встречи делегатов ДВР с экспертами—участ-
никами конференции, в частности беседы Языкова со Стивенсом о ста-
тусе КВЖД, а также обсуждение вопроса о концессиях на Сахалине
и др. Представителям Дальневосточной Республики удалось установить
контакты и с деловыми кругами США. Большое значение имела публи-
кация делегатами документов, разоблачавших непомерные притязания
Японии, ее план закрепления на Сахалине. Документы эти произвели
настоящую сенсацию. Их цитировали в сенате, они оказали определенное
влияние на усиление протестов против продолжавшейся японской интер-
венции.

В результате в дальневосточном комитете Вашингтонской конферен-
ции состоялось обсуждение «сибирского вопроса». Оно свелось к приня-
тию 23 января 1922 г. двух заявлений. В первом барон Сидехара оправ-
дывал интервенцию, но обещал вывод японских войск (впрочем, без
указания срока). Второе заявление сделал Хьюз, выдвинувший принцип
«равных возможностей» и отказа от односторонних выгод на русском
Дальнем Востоке, подчеркнувший необходимость прекращения односто-
ронней японской интервенции 19.

Подлинное освобождение принесли Приморью «штурмовые ночи Спас-
ска, волочаевские дни». В итоге начавшегося в феврале 1922 г. наступ-
ления Народно-революционная армия Дальневосточной Республики и
партизаны разгромили японских интервентов и 25 октября 1922 г. тор-
жественно вступили во Владивосток. Победа революционных сил была
единодушно поддержана всем населением, ее приветствовали тысячи ,
людей.

Эта победа разом решила те связанные с интервенцией вопросы, ко-
торые не могла урегулировать Вашингтонская конференция, претендо-
вавшая на миротворческую роль на Дальнем Востоке; был ликвидирован
Межсоюзный железнодорожный комитет, очищен от последнего отряда
оккупантов о-в Русский, прекращено признание белогвардейского «посла»
Бахметьева в Вашингтоне (с 30 июня 1922 г.). 15 ноября было офи-
циально утверждено слияние Дальневосточной Республики с РСФСР, во-
плотившее стремление всего народа к советскому строю и к единству

18FRUS, Diplomatic Papers, 1921, vol. 2, p. 245, 745—746.

19 Вашингтонская конференция по ограничению вооружений и тихоокеанским и
дальневосточным вопросам, 1921—1922/Поли, перевод актов и документов
А.. В. Сабанина. М., 1924.











Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 653; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.025 сек.