Статья 125 УПК: стороны

 

Отнесение судебного контроля к разновидности состязательного судопроизводства автоматически предполагает уяснение понятия "стороны". Кто в рамках судебно-контрольного производства: истец, ответчик, третье лицо на стороне истца, третье лицо на стороне ответчика, третье лицо, пока не заявившее самостоятельных требований. Вышеперечисленные термины мало знакомы теории современного российского уголовного процесса, поскольку он практически не знает частного начала. Вместе с тем инициация судебно-контрольного производства - всегда частная инициатива. Следовательно, инициатор процесса - истец, и не важно, в какой форме этот процесс осуществляется, главное, мы помним, что спор между человеком и государством в сфере управления - ведение административного судопроизводства. В классическом административном судопроизводстве правовые явления принято называть своими именами: инициатор процесса - истец, орган власти, чьи действия он оспаривает, - ответчик.

Деление участников процесса на стороны, предложенное в УПК, в судебно-контрольном производстве, осуществляемом по правилам того же УПК, совершенно не приемлемо. Спор может возникнуть не только между стороной обвинения и стороной защиты (обвиняемый - следователь, прокурор), но и между участниками стороны обвинения (потерпевший - следователь, прокурор), между участниками процесса, не имеющими ни определенного в законе наименования (лицо, у которого произвели обыск), ни какого отношения к сторонам обвинения и защиты.

Очевидно - ответчик всегда представитель либо представители стороны обвинения: орган предварительного расследования, прокурор, содействующие им органы исполнительной власти и т.п. Перечень органов, осуществляющих предварительное расследование, постоянно изменяется и дополняется, что влечет регулярное внесение изменений и дополнений в ст. 125 УПК. Пленум Верховного Суда РФ также предпринял попытку уточнить перечень лиц, решения, действия (бездействие) которых могут быть обжалованы. Думается, что делать этого не следовало по следующим причинам.

Во-первых, в ч. 2 ст. 46 Конституции прямо указано, что обжаловано может быть любое решение, действие (бездействие) любого органа, любого должностного лица. Во-вторых, с учетом сложности уголовно-процессуальной деятельности перечень таковых и значителен, и нестабилен. В-третьих, при выявлении ответчика учитывается не только наименование органа государственной власти, должность конкретного лица, но и характер осуществляемых им процессуальных действий. Например, предметом судебного разбирательства, осуществляемого по правилам ст. 125 УПК, могут быть решения, действия (бездействие) сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия в стадии возбуждения уголовного дела. Капитан дальнего плавания, начальник зимовки, выполнившие функции, возложенные на них ст. 146 УПК, согласно ст. 125 УПК такие же ответчики, как и лица, носящие специальные звания. В-четвертых, нарушение права участника процесса как раз и предполагает выход органов государственной власти, должностных лиц за рамки, установленные для них законом.

Следовательно, название органа, наименование должностного лица - вторично. Главное при определении подведомственности спора - установить, что они осуществляли функции органов предварительного расследования или прокуроров в уголовном процессе.

Истец - лицо, обжалующее решение, действия (бездействие) органа предварительного расследования или прокурора. В уголовно-процессуальном законе его нарекли "заявителем", данный термин используется как в Постановлении N 1, так и в ГПК (абз. 2 ч. 2 ст. 254), Постановлении N 2 (граждане и организации вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц). В последнем случае термин "заявление" - усеченный вариант термина "исковое заявление".

Очевидно, что понятия "делать заявления"*(817) и "жаловаться"*(818) имеют совершенно разное содержание. Различаются данные понятия и в уголовном процессе, например: заявление гражданина о преступлении, заявление подсудимого о признании вины, его же заявление о плохом самочувствии и т.п.

По смыслу ст. 125 УПК лицо делает не заявление, а именно жалуется, обращает внимание на факт ущемления его прав. Аналогичным образом лицо обжалует приговор, любое иное судебное решение. В ст. 220 УПК РСФСР 1923 г. лицо, подавшее жалобу, названо "жалобщиком". Современная юридическая техника использование таких терминов не допускает. Пока термины, отвечающие реалиям современности, не выработаны, авторы законов, являясь ее заложниками, вынуждены вместо простого, хорошо всем известного и понятного термина использовать слова, не соответствующие сути понятия (заявитель), либо громоздкие и витиеватые выражения (лицо, подавшее жалобу в порядке ст. 125 УПК).

Юридико-техническое несовершенство УПК объясняется низким уровнем развития механизма разрешения жалоб на решения и действия органов государственной власти и должностных лиц, и как следствие этого - не разработанностью обслуживающего его понятийно-категориального аппарата. Поскольку в разных видах процесса речь идет об одних и тех же понятия, то унификация понятийного инструментария - вопрос времени. За рамками цитат автор статьи использует классические термины.

Повторяя ошибку законодателя, авторы Постановления N 1 попытались перечислить как всех потенциальных истцов, так и все возможные ситуации, в которых у тех может возникнуть право на обжалование решений, действий (бездействия) органов предварительного расследования, прокуроров. Никакой нужды в этом не было, поскольку согласно Конституции (ч. 2 ст. 46) такое право принадлежит каждому, чьи права нарушены, а равно каждому, кто предполагает, что его права нарушены. Ограничение право на обжалование и конкретным перечнем субъектов и правовых ситуаций неконституционно. По общему правилу обжалованию подлежит все то, что: препятствует нормальному движению уголовного дела; не будет предметом традиционных форм судебного контроля; делает этот контроль в последующем неэффективным*(819). Фактически это ниже признают и сами авторы Постановления N 1 (п. 2, абз. 1 п. 3). Трудно не согласится с утверждением, содержащимся в абз. 3 п. 5 Постановления N 1 о том, что недопустимы ограничения права на судебное обжалование решений и действий (бездействия), затрагивающих права и законные интересы граждан, лишь на том основании, что они не признаны в установленном законом порядке участниками уголовного судопроизводства, поскольку обеспечение гарантируемых Конституцией прав и свобод человека и гражданина должно вытекать из фактического положения этого лица, как нуждающегося в обеспечении соответствующего права.

Правом на обжалование решений и действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, обладают и не названные в законе лица в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их права и законные интересы. Ими могут быть, например, поручитель (ст. 103 УПК), лицо, которому несовершеннолетний отдан под присмотр (ч. 1 ст. 105 УПК), залогодатель (ст. 106 УПК), заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела (ч. 5 ст. 148 УПК), лицо, чье имущество изъято или повреждено в ходе обыска или выемки. Заявителем может быть как физическое лицо, так и представитель юридического лица (абз. 2 п. 5 Постановления N 1).

Желание авторов Постановления N 1 детализировать перечень решений, действий (бездействия), не являющихся предметом судебно-контрольной юрисдикции, осуществляемой в рамках ст. 125 УПК, привело к появлению в документе весьма спорных суждений.

Например, согласно абз. 2 п. 3 Постановления N 1 начальник следственного изолятора выведен за рамки ответчиков, привлекаемых к участию в производстве по правилам, предусмотренным ст. 125 УПК, поскольку его действия якобы не связаны с уголовным преследованием.

Вместе с тем начальник следственного изолятора, наряду со следователем, руководителем следственного органа и прокурором, несет ответственность за своевременность освобождения обвиняемого из-под стражи, если срок содержания под стражей последнего истек (ст. 50 "Порядок освобождения подозреваемых и обвиняемых из-под стражи" Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

Очевидно, что удержание лица под стражей, в том числе незаконное, - форма уголовного преследования, следовательно, обвиняемый в анализируемом случае вправе по своему выбору обжаловать бездействие всех перечисленных должностных лиц в порядке ст. 125 УПК, как одновременно, так и поодиночке.

Более того, ст. 126 УПК прямо наделяет администрацию места содержания под стражей (следовательно, и начальника следственного изолятора) статусом участника уголовного судопроизводства, которому вменена в обязанность функция посредника в переписке лица, содержащегося под стражей, с определенным в законе кругом корреспондентов. Ненадлежащее исполнение этой функции руководством изолятора временного содержания и следственного изолятора - бесспорное нарушение правил уголовного судопроизводства (ст. 21 "Направление предложений, заявлений и жалоб" УПК).

Безусловно, отнесение администрации места содержания под стражей к числу ответчиков в производстве, осуществляемом по правилам ст. 125 УПК, приемлемо только в стадии предварительного расследования и только в связи с ее действиями, связанными с осуществлением предварительного расследования. После направления уголовного дела в суд споры между заинтересованными лицами и руководством изолятора временного содержания и следственного изолятора разрешаются в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК.

Появление явной ошибки в Постановлении N 1 обусловлено попыткой его авторов предусмотреть в регламенте максимум возможных ситуаций. Приведенный пример показывает, что сделать это практически невозможно. Более того, не нужно, поскольку в основе судебного контроля лежит конституционная норма, правоприменителям лишь следует научиться ее применять.

Сказанное выше не означает, что не существует перечня решений, действий (видов бездействия), которые не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК. Как правильно указано в Постановлении N 1, решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, не препятствующие движению дела, не ущемляющие конституционных прав участников процесса и не ограничивающие их доступа к правосудию, обжалованию в порядке ст. 125 УПК не подлежат (абз. 2 п. 3).

Существует и механизм защиты от злоупотребления правом на обжалование. Суть его работы заключается в своевременном удалении из процесса неприемлемых жалоб. К сожалению, правоприменители этим механизмом опасаются пользоваться. Напрасно, "засоренность" потока жалоб неприемлемыми документами высока.

 









Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 475; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.