Актуальные проблемы производства предварительного расследования в форме дознания

 

Ю.В. Францифоров

 

Уголовно-процессуальным законодательством (ч. 1 ст. 150 УПК) установлены такие формы предварительного расследования, как предварительное следствие и дознание, содержащие процессуальные особенности и различия при производстве по уголовному делу.

"Правильный выбор формы расследования - важнейшее его условие. Производство дознания вместо предварительного следствия рассматривается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона"*(678).

Одним из основных различий дознания и предварительного следствия служат субъекты - следователи и дознаватели, подследственность которых разграничена формами расследования и полномочиями, закрепленными в уголовно-процессуальном законе.

Так, предварительное расследование, проводимое в форме предварительного следствия, осуществляется следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ, следователями ФСБ России, следователями ОВД, следователями органов ФСКН России (2 ст. 151 УПК), а предварительное расследование в форме дознания, по смыслу ч. 3 ст. 151 УПК, - дознавателями ОВД, Пограничной службы ФСБ России, органов ФССП России, ФТС России, органов государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы МЧС России, дознавателями органов ФСКН России.

Помимо этого законодатель, среди перечисленных выше субъектов, которые вправе осуществлять дознание на основании ч. 3 ст. 151 УПК, назвал также следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ и следователей органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, не включив в этот список следователей органов федеральной службы безопасности и следователей ОВД (последние были исключены из п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК Федеральным законом от 06.06.2007 N 90-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации").

Вместе с тем п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК установлена возможность изъятия прокурором любого уголовного дела у органа дознания и передача его любому следователю (в том числе и такому, чьи полномочия не установлены ч. 3 ст. 151 УПК). Порядок, при котором прокурор вправе наделять следователя полномочиями, которые противоречат ч. 3 ст. 151 УПК, приводит к коллизии вышеперечисленных норм.

Как справедливо замечает В.М. Быков, нет "логики и разумных оснований в том, чтобы на следователя, осуществляющего расследование в форме предварительного следствия, еще "навешивать" обязанности и по проведению дознания"*(679).

Рассматривая данную коллизию, следует обратить внимание и на требование п. 8 ст. 5 УПК, позволяющей производить предварительное расследование в форме дознания не только дознавателям, но и следователям (не уточняя их ведомственную принадлежность). Однако в п. 41 ст. 5 и в ч. 2 ст. 151 УПК определено, что следователь ведет предварительное расследование только в форме предварительного следствия, что противоречит п. 8 ст. 5 УПК, устанавливающей, что в форме дознания расследуются уголовные дела, по которым не обязательно производство предварительного следствия как дознавателем, так и следователем.

В связи с необходимостью разрешения существующих в нормах УПК противоречий при разграничении полномочий лиц, осуществляющих производство предварительного расследования, следует согласиться с суждением А.А. Осипова, предлагающего исключить следователя из числа лиц, производящих дознание, поскольку в ч. 1 ст. 38 УПК закреплено, что следователь может производить предварительное расследование только в форме предварительного следствия; в связи с этим следователю не придется нарушать закон, производя расследование в той форме, на использование которой он не уполномочен, что подтверждается гл. 32 УПК, в которой следователь как участник дознания не упоминается, а значит, не обладает правами для проведения дознания*(680).

В уголовном процессе полномочия органа дознания реализуют: орган дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель, которые вправе, при наличии повода и основания, возбудить уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление. "Нарушение порядка возбуждения уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции влечет признание всех последующих процессуальных действий не имеющими юридической силы"*(681).

Право возбуждения уголовного дела, в соответствии со ст. 145, 146 УПК, законодатель предоставляет только органу дознания, дознавателю, руководителю следственного органа и следователю, оставляя без внимания такого участника уголовного процесса, как начальника подразделения дознания. Однако, в соответствии с ч. 2 ст. 40.1 УПК, начальник подразделения дознания вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном УПК, принять уголовное дело к своему производству и произвести дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя. Таким образом, начальник подразделения дознания, являясь непосредственным начальником для дознавателя, так же как и руководитель следственного органа для следователя, должен обладать процессуальными полномочиями своего подчиненного, что подтверждено ч. 2 ст. 40.1 и требует внесения соответствующих дополнений в ст. 145 и 146 УПК, наделяющих начальника подразделения дознания правом возбуждения уголовного дела.

Среди субъектов, производящих дознание, законодатель в гл. 6 УПК, среди участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, называет орган дознания, который в числе государственных органов и должностных лиц уполномочен осуществлять дознание и другие процессуальные действия (п. 24 ст. 5 УПК).

Законодатель к органам дознания относит ОВД, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. На основании ст. 13 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" указаны органы исполнительной власти, наделенные правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории РФ.

К таким органам, помимо оперативных подразделений ОВД, законодатель относит оперативные подразделения: органов федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, органов внешней разведки Минобороны России, проводящего оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения собственной безопасности.

В отличие от ОВД, которые являются органом дознания, лишь оперативные подразделения органов исполнительной власти, перечисленные в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности", могут быть названы органом дознания, а не сам государственный орган.

Вместе с тем к органам дознания отнесены: органы ФССП России, командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов, а также органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы.

Таким образом, органы дознания представляют собой систему государственных органов и должностных лиц, уполномоченных законодателем, в соответствии с УПК и другими федеральными законами, осуществлять дознание и иные процессуальные полномочия.

Органы исполнительной власти, перечисленные в ст. 40 УПК, могут именоваться органами дознания лишь при осуществлении ими уголовно-процессуальной деятельности в соответствии с нормами УПК. При осуществлении иных полномочий такие органы исполнительной власти, как ОВД, федеральной службы безопасности, федеральные органы государственной охраны, ФТС России, органы внешней разведки Минобороны России, ФСИН России, ФСКН России, являются не органами дознания, а органами, наделенными правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Однако следует обратить внимание на значение полномочий прокурора, направленных, в соответствии со ст. 29 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", на осуществление надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, а также за законностью решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. В связи с этим необходимо заметить, что в ч. 1 ст. 37 УПК в числе полномочий прокурора имеется право осуществления надзора лишь за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Вместе с тем есть необходимость дополнить ст. 37 УПК требованием осуществления надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, поскольку они являются органами дознания только при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности.

Поскольку процессуальная деятельность органов дознания направлена на обеспечение процессуальных прав и законных интересов как потерпевшего, так и подозреваемого (обвиняемого), то актуальной является проблема реформирования производства предварительного расследования в форме дознания, требующая "разработки модели ускоренного досудебного производства как инструмента деятельности органа дознания"*(682) (что важно для сторон защиты и обвинения), поскольку в настоящее время затраты, направленные на производство дознания, значительно выше самого ущерба, причиненного преступлением.

Суждения ученых по вопросу реформирования предварительного расследования весьма разнообразны и связаны с предложениями о сокращении срока производства дознания, так как, по нашему мнению, "продление срока дознания до шести месяцев стерло то различие, которое существовало между дознанием и предварительным следствием"*(683), конкретизации функций органов дознания*(684), упразднению дознания как вида деятельности, не отвечающей принципам уголовного судопроизводства*(685), а также ликвидации дознания в силу того, что оно не в состоянии обеспечить правильное установление всех обстоятельств совершенного преступления и гарантировать права участников процесса*(686).

Идея реформирования дознания представляется более перспективной, чем его упразднение, поскольку отказ от этой формы предварительного расследования только прибавит проблем в стадию досудебного производства, так как вся нагрузка, связанная с осуществлением предварительного расследования, ляжет на плечи следователя. Вполне приемлемыми являются предложения, связанные с конкретизацией функций и расширением процессуальных полномочий субъектов, осуществляющих предварительное расследование в форме дознания.

Учитывая, что дознание, как упрощенная форма предварительного расследования, функционально предназначено для производства по преступлениям небольшой и средней тяжести, ограничено меньшими временными рамками производства, по сравнению с предварительным следствием, то при его осуществлении необходимо упростить саму систему доказывания по тем уголовным делам, которые определены ч. 3 ст. 151 УПК. Вполне достаточно было бы установить и зафиксировать органом дознания факт совершенного преступления конкретным лицом и направить собранные материалы мировому судье. После чего "мировой судья с соблюдением необходимых процессуальных гарантий должен принять окончательное решение по факту совершения преступления"*(687).

Таким образом, следует признать, что проблемы производства предварительного расследования в форме дознания связаны с его возможностями обеспечить объективное и всестороннее исследование обстоятельств совершенного преступления, а также с необходимостью расширения защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса. Сочетание этих задач позволит обеспечить оптимальный режим досудебного производства с целью быстрого, объективного и справедливого расследования уголовного дела.

 









Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 1827; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.