III РАСШИРЕНИЕ ГРУППЫ И РАЗВИТИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ 6 страница

 

КУЛИ ЧАРЛЬЗ ХОРТОН (COOLEY) (1864-1929)-один из основателей американской классической социологии, психолог. Кули известен как основатель теории "зеркального Я" и теории малых групп.

Ч. Кули окончил Мичиганский университет, в котором в дальнейшем препо­давал в течение всей своей жизни. К числу главных теоретических произведений Кули относятся его основополагающие книги "Человеческая природа и социальный порядок" (1902), "Социальная организация" (1909), "Социальный процесс" (1918).

Рассматривая общество, Кули исходил из двух главных предпосылок. Во-пер­вых, общество есть прежде всего процесс постоянных изменений. Во-вторых, со­циальные изменения коренятся в изменениях индивидуального и общественного сознания и отражаются в коллективном поведении. Причем все компоненты общественного "организма" (группы, индивиды, организации) тесно взаимодейст­вуют друг с другом по определенным принципам.

Индивидуальное и коллективное (общественное), по мысли Кули, принадле­жат единой целостности - "большому сознанию". Именно оно и служит гара­нтом взаимосвязанности всех процессов, происходящих в обществе. Для обозна­чения этой целостности Кули предлагал использовать термин "человеческая жизнь", введение которого ставило американского социолога в определенную генетическую зависимость от "философии жизни", а также американского прагматизма.

Приобщение индивидуального к общему начинается в первичной группе, которая открывает путь процессу социализации. Кули подробно рассматривал различные стадии социализации: selffeeling, felling states, imaginations. Причем социализация "измеряется" социологом посредством рассмотрения возникнове­ния "образов" в сознании. Позднее "образы" переходят в "социальные чувства", то есть социально подкрепляемые образцы и нормы поведения, базирующиеся на символике общих смыслов.

Следуя общеметодологической интеракционистской традиции американской социальной мысли, Кули утверждал, что собственно "общественное" возникает только в общении, коммуникации, взаимодействии субъектов действия.

Развивая эти известны принципы, Кули разработал концепцию социального "отражения в отражении", которая имеет ряд версий и терминологических оформлений. Так Кули говорил о "представлении представлений" (imagination of imaginations), то есть в том, что само восприятие субъекта полностью зависимо от того, каким образом его воспринимают другие. Иначе говоря, социльная сущ­ность человека определяется его "функционированием" в социальном окружении, которое формирует его.

Эта теория Кули вошла в историю социологии под названием теории "зер­кального Я" (looking-glass self). Речь шла о том, что в обществе человек постоян­но смотрится в "зеркало", в качестве которого выступают другие люди - их мнения, их поведение, их реакции. Субъект бессознательно начинает ориентиро­ваться на эти зеркальные отражения и выстраивать свое собственное Я согласно этим отражениям. Подобная ориентация на "отражения" проходит, по мнению Кули, три стадии своего формирования.

1. Конструирование в воображении своей собственной внешности. Человек планирует свой внешний образ; он представляет себе, как он выглядит со стороны, он формирует свой облик. В особенности это касается так называемых "значимых других" (significant others), то есть тех, чье мнение имеет значение для субъекта.

2. Интерпретация реакций других. Человек анализирует то, как "другие" реагируют на него и совпадает ли субъективное самовосприятие с восприятием его другими.

3. Конструирование собственного образа. Соединяя изначальную мотивацию с реакциями "других", человек формирует собственный образ, который детерми­нирует социальное поведение индивида.

Взгляды Кули оказали большое влияние на Чикагскую школу и на социологию Дж.Г. Мида.

 

Ч. X. Кули

ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ. ИЗУЧЕНИЕ УГЛУБЛЕННОГО РАЗУМА*

*Cooley Charles Horton. Social Organization. A Study of the Larger Mind. N. Y., 1909. Публикуется русском языке впервые. Перевод А. Марченко.

 

Глава первая

ОБЩЕСТВЕННЫЙИ ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ АСПЕКТЫ РАЗУМА

Разум представляет собой органичное целое, составленное из согласованные индивидуальностей примерно так же, как оркестровая музыка состоит из различ ных, но сочетающихся между собой звуков. Вряд ли кому-либо придет в голову делить эту музыку на два вида: производимую в целом оркестром и отдельным! инструментами, так не существует и двух видов разума: общественного и индиви дуального...

Положение, что весь разум действует как единое жизненное целое, от которогс невозможно отделить индивида, естественным образом порождается нашим углуб ляющимся знанием о наследственности и механизме внушения, которое утверж дает, что каждая наша мысль связана с мыслями наших предков и соратников, ; через них - и с обществом в целом. Эта точка зрения гармонирует с общей уста новкой современной науки, не допускающей в природе ничего изолированного.

Единство общественного разума состоит не в соглашении, но в организации, i факте взаимного влияния или взаимообусловленности между его частями, благо даря чему все происходящее связано с прочими фактами и, таким образом представляет собой проявление единого целого...

Дифференцированное единство психической и общественной жизни, присутству ющее в элементарных отношениях и способное к бесконечному росту и адаптации это и есть именно то, что я называю в данной работе общественной организацией..

В структуре общественного разума можно различить - разумеется очень грубо -сознательные и бессознательные отношения, где под последними понимаюта отношения неосознанные, по какой-либо причине оставшиеся нами незамечен ными. Большая часть испытываемых нами воздействий носит именно такой харак тер - наш язык, наше механическое искусство, управление и институты доста ются нам от людей, с которыми нас связывают лишь косвенные и бессознательны! отношения.

Великие перемены в обществе - прогресс и упадок наций, институтов и рас редко бывают осознаны, пока не оказываются в прошлом. И, хотя расширени общественного сознания является, возможно, величайшим событием истории, он оставляет лишь незаметный, ограниченный и часто превратный отпечаток н жизни отдельного человека.

Общественное сознание, или знание общества, неотделимо от самосознания, ибо едва ли мы способны думать о себе, не соотнося себя с различными обществен­ными группами, или думать об этих группах вне соотношения с собой. Два явления существуют вместе и, в наличии чего мы действительно уверены — в наличии более или менее сложного личного и общественного целого, в котором в данный момент преобладает либо частная, либо общая грань.

Я - сам и общество - близнецы, мы узнаем одного, только услышав о другом, а понятие отдельного и независимого Я - не более, чем иллюзия...

... Психический опыт новорожденного ребенка - чистый поток впечатлений, который можно считать индивидуальным, так как он отличается от других, и со­циальным, потому что он является продуктом традиции и внушения человеческой жизни в целом, хотя сам не подозревает ни о себе, ни об обществе.

Очень скоро разум начинает подавлять личные впечатления, превращаясь в наивное самосознание и примитивное знание об обществе, т.е. ребенок нерефлек-тивно узнает о группах и своем месте в них. Он не говорит еще "Я", не называет свою мать, сестру, няню, но у него уже есть образы и чувства, из которых возник­нут эти идеалы. Позднее развивается более рефлективное сознание, которое дает имена ему самому и другим людям и позволяет полнее воспринимать отношения, выражающие единство этого маленького мира...

"Я" и общество идут рука об руку, как стороны единого целого... Здравый смысл убеждает нас, что индивид есть всего лишь часть целого...

Я не оспариваю точку зрения, утверждающую, что индивид являет собой диф­ференцированный центр психической жизни со своим собственным миром, недо­ступным никому другому, живущий в потоке мыслей, отличающемся от прочих: ни (то "Я", ни его "ты", ни его "мы" не являются материальными объектами; суще­ствуя только для него, они несут на себе печать уникальности. Однако, эта уни­кальность точно так же видима и доказуема, как и тот факт.., что индивид есть в полном смысле член целого, причем он представляется таковым не только научному наблюдению, но и своему неопытному сознанию...

Общественное сознание доступно рассмотрению либо в разуме отдельного че­ловека, либо как согласованные действия многих разумов. Мои социальные идеи тесно связаны с идеями других людей, влияющими на них и создающими, таким образом, одно целое. Они дают нам общественное сознание, или, используя более привычные термины, общественное мнение - в самом широком смысле групповое состояние разума, довольно отчетливо представляющего себя. Я имею в виду такое взаимопонимание между индивидами и группами, которое должно быть есте­ственным результатом дискуссии. Разные индивиды демонстрируют разные уровни этого понимания. Но целое во всей его сложности не бывает охваченно им никог­да, лишь отдельные отношения, возникающие в целом, доступны ему. Чем теснее общение в группе, тем глубже спаяно в единое живое целое их общественное сознание...

Единство общественного мнения, как целое и жизненное, основано не на согла­сии, но на организации, взаимодействии и взаимном влиянии. Конечно, известная выраженная похожесть в природе необходима, чтобы разумы могли воздейст­вовать друг на друга и согласовывать свои действия, создавая единое целое, однако, полная тождественность, даже в мельчайших процессах, не является необходимой, да и попросту невозможна.

... Существует, как минимум, три аспекта сознания, которые полезно различать: самосознание - или что Я думаю о себе; общественное (social) сознание (в его индивидуальном аспекте) - или то, что я думаю о других людях; публичное (public) сознание - или коллективная точка зрения людей, организованных в коммуни­кативные группы. Все три части представляют собой уровни единого целого.

 

Глава вторая

ОБЩИЙ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ АСПЕКТЫ РАЗУМА

... Органическое единство разума требует социального знания как основь моральности. Мы живем в системе и, чтобы добиться результатов в любо< области, мы должны учиться понимать эту систему. Публичное сознание обязаж извлекать эту науку из состояния подсознания, осваивать ее и руководить своим! собственными процессами.

И сознательно, и бессознательно углубляющийся разум строит из себя целост ности - образцы, традиции, институты, направления и т.п. - которые расширяют^ и расщепляются как ветви дерева, создавая таким образом совершенную i разнообразную структуру мыслей и символов. Сиюминутной движущей силой i руководителем этого процесса роста является интерес... Видимое общество - пло; работы искусства, медлительного и во многом подсознательного по характер} своего действия, полного гротеска и своенравия, как всякое великое искусство, не наряду с этим полного и неиссякаемой прелести, и воображения.

Общественная организация есть не что иное, как разнообразие жизни в самоы широком смысле слова. Ее нужно понимать не как продукт определенных чистс утилитарных целей, но как общее выражение сознательных и бессознательных тенденций, как медленную кристаллизацию человеческого духа в многообразных формах и цветах жизни.

Любую ярко выраженную и устойчивую деталь этой структуры можно назвать социальным типом... Так, есть типы личности, политической структуры, религии, классов, семьи, искусства, языка, а также процессов, например: общение, сотрудни­чество и соревнование и т.д. Целое настолько разнообразно, что любая новая точка зрения порождает новую форму. Социальные типы - аналоги родов, видов и подвидов в животном мире... Как и биологические типы, они существуют в отно­сительных системах и порядках, подвержены изменениям, соперничают друг с другом, процветают и вырождаются, могут быть гибкими и жесткими, способными или нет к плодотворному скрещиванию друг с другом.

 

Глава третья ПЕРВИЧНЫЕ ГРУППЫ

Под первичными группами я понимаю группы, характеризующиеся тесным -лицом к лицу - общением и сотрудничеством. Они первичны по нескольким мо­тивам, но главное - потому, что они являются основой для формирования обще­ственной природы и идеалов индивида. Психологическим результатом тесного общения является смешение индивидуальностей в единое целое так, что единичное "Я" - по крайней мере, во многих случаях - становится общей целью жизни группы. Лучший способ описания этой целостности - слово "мы" - оно включает в себя сопереживание и взаимную идентификацию, которую естественным порядком выражает "мы". Каждый живет, ощущая целое, и главные цели своей воли находит в этом чувстве.

Не утверждаю, что единство всегда дифференцировано с элементами соперни­чества; оно допускает самоутверждение и собственнические притязания, но они должны быть социализированы сопереживанием и происходить - или стремиться к этому - при господстве дисциплины общего духа. Индивид может иметь свои амби­ции, но главный их объект займет желанное место и в мыслях других членов, тогда человек почувствует свое соответствие стандартам суждения и честной игры...

Наиболее важные - но ни в коем случае не единственные - сферы этого тесного общения: семья, игровая детская площадка и соседство или иная общая группа старших. Они универсальны, наблюдаются во все времена и на любой стадии развития общества, следовательно, они являются основой универсального в при­роде и идеалах человека.

Первичные группы первичны в том смысле, что дают индивиду самый ранний и самый полный опыт общего единства, а также в смысле, что они не подвержены изменениям в той степени, как более сложные отношения, а значит они и есть постоянный источник происхождения этих последних. Конечно, нельзя сказать, что они независимы от более широкого общества, они явно выражают его настроение...

Эти группы являются источником жизни не только для индивида, но и для социальных институтов. Они лишь частично несут на себе печать создания специ­фическими традициями и в большей степени выражают общую природу...

Под человеческой природой можно понимать те чувства и стремления, которые являются человеческими, потому что превосходят таковые у низших животных, а также потому, что они принадлежат человечеству в целом, а не только определен­ной расе или времени.

Они включают, в частности, сопереживание и те неисчислимые чувства, в ко­торых оно выражается, а именно: любовь, сожаление, притязание, тщеславие, ге­роизм и чувство социальной правоты и неправды.

Природу человека в этом смысле справедливо считают сравнительно постоян­ным элементом общества...

…Человеческая природа не существует отдельно от индивида, это - групповая природа(group-nature) первичной стадии общества,простое и общее условие обще­ственного разума. Она больше, чем чистые врожденные инстинкты, с одной сторо­ны, но меньше, чем более сложное развитие идей и чувств, воплощенное в ин­ституты...

...Чем же может быть природа человека, если не чертой первичных групп? Это, конечно, не атрибут отдельного индивида... с его типичными чертами, такими, как аффекты, амбиции, тщеславие, сожаление, неотделимые от общества. Если же она принадлежит человеку в группе, то какого уровня должна быть эта группа, чтобы развить ее? ... Основой для ее развития является семья и соседство, и ничего более.

 

Глава четвертая ПЕРВИЧНЫЕ ИДЕАЛЫ

Жизнь в первичных группах взращивает общественные идеалы, которые, имея в своем основании единый источник, теряют зависимость от человеческой расы. Благодаря своей универсальности, они становятся мотивом и критерием социального прогресса. При любых системах люди стремятся, часто слепо,, реализовать цели, полученные из опыта общения в первичных группах.

Откуда берутся понятия любви, свободы, справедливости и т.п.? Конечно, не из абстрактной философии, но из реальной жизни простых и распространенных форм общества - семьи и игровой группы...

... Идеал, порожденный близким общением, является частью самой чело­веческой природы. ...Это - та часть духовного сообщества, где индивидуальные разумы сливаются воедино, а высшие способности их владельцев находят полное и адекватное выражение. Идеал развивается, ибо близкое общение обогащает наш разум образами мыслей и чувств других членов группы... так, что очень часто мы присваиваем их и отождествляем свое чувство - "Я" с ними.

Дети и животные не формируют идеалов, но тем не менее имеют их: они ощущают их, они видят себя и своих близких как неделимое, хотя и разнообразное "мы", и мечтают, чтобы этому "мы" сопутствовали гармония, счастье и удача.

... Наше "Я" по своей природе альтруистично, объект наших высших целей пере­секается с чаяниями других людей... Улучшение общества не требует никаких существенных изменений человеческой природы, для этого нужно только, чтобы ее собственные стремления получили как можно более широкое и полное воплощение.

 

Глава шестая ЗНАЧЕНИЕ КОММУНИКАЦИИ

Под комуникацией понимается механизм, посредством которого становится возможным существование и развитие человеческих отношений - все символы разума вместе со способами их передачи в пространстве и сохранения во времени. Она включает в себя мимику, обращения, жесты, тон голоса, слова, письменность, печать, железные дороги, телеграф, телефон и самые последние достижения но завоеванию пространства и времени. Все это вместе, чрезвычайно сложное по структуре, составляет органичное целое, соответствующее органичному целому человеческой мысли; любой продукт психического развития получает в ней (ком­муникации) внешнее выражение...

Четкой границы между средствами коммуникации и остальным внешним миром не существует... Все его объекты и их действия суть символы разума, практически любые из них можно использовать как знаки... Однако, вместе с рождением внеш­него мира появляется система стандартных символов, предназначенная только для передачи мыслей, с нее начинается традиционное развитие коммуникации...

Вне общения разум не способен развить нормальную человеческую природу, и человек оказывается в ненормальном для него "подвешенном" состоянии — ни чисто человеческом, ни чисто животном.

... Если рассмотреть жизнь социальной группы крупным планом, то мы убе­димся, что общение, включая его организацию - литературу, искусство и инсти­туты - действительно представляет собой внешнюю сторону (или видимую струк­туру) мысли - и причину, и следствие внутренней сознательной жизни людей. Ме­ханизм развития един: символы, традиции, институты проецируются вовне разу­мом, после чего оказывают обратное воздействие, контролируя разум; стимулируя, развивая и закрепляя одни мысли за счет других, к которым закрыт доступ импульсам, способным пробудить их. Эта структура выявляет положение индивида^ как члена не только семьи, класса, государства, но еще большего целого, уходя­щего корнями к доисторическому человеку, чья мысль и дала ему жизнь. В рамках этого целого нидивид живет, как элемент, использующий материал целого для своего роста и обогащающий его всем конструктивным, что способен создать.

Система коммуникации- это... прогрессивное изобретение, усовершенствование которого оказывает огромное воздействие на человечество, меняя жизнь каждого индивида и института.

... Если индивид живет органической жизнью, он самосознателен и поглощен своей работой, причем ощущает себя и свое дело частью большой и кипучей работы. Он утверждает себя, сознавая свою причастность к огромному сплетению событий, выражая свое членство в семье, государстве, человечестве и самом боль­шом целом, представление о котором может дать ему вера.

 

 

Глава восемнадцатая НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ КАСТОВОГО ПРИНЦИПА

Любое общество, за исключением, пожалуй, самого примитивного, более или менее отчетливо делится на классы... Индивиды никогда не проводят жизнь изоли­рованно, они кооперируются с группой других умов, и эти кооперирующиеся группы отделяют одна от другой, составляя общественные классы.

Основой для изучения классов являются два принципа: наследственности и со­ревнования, по которым определяется классовое членство. Принцип наследствен­ности, как у родового дворянства Англии и Германии, порождает фиксированную общественную систему: альтернативой ему является принцип отбора по какому-либо критерию - путем выборов или назначения, как в нашей политике; через по­купку должности, как в армии и флоте Британии; либо через систему... испытания, как в большинстве профессий и ремесел в наше время.

Эти принципы тесно переплетаются в процессе своего действия. Родовые раз­личия должны начинаться с отборочной борьбы, например, многие привилегиро­ванные семьи ведут отсчет от победы над конкурентами в военных или торговых предприятиях... С другой стороны, врожденные преимущества можно исполь­зовать, как козырь в соперничестве, даже в самом свободном обществе.

... Класс, базирующийся на наследственности, называют кастой - словом, обо­значающим родовые классы Индии, но использующемся и в более широком смысле.

Если традиция передачи обязанностей от отца к сыну достаточно Сильна, то дух кастовости, защищающий такую передачу и противостоящий переходу из класса в класс, может развиться даже у представителей непривилегированных классов. Индивид отождествляет себя и свою семью со своей кастой и сопереживает другим людям, испытывающим такое же чувство. Каста становится психическим организ­мом, сплоченным общностью чувств и традиций...

Именно из кастового чувства вырастают социальные институты, политические и экономические - как средневековая европейская система, элементы которой живы и поныне. Они призваны выделить и увековечить родовые различия... Стремление к кастовости заложено в самой человеческой природе. Реализуется ли оно в полной мере и преобладает, как в Индии, или находится в подчиненном положении, как у нас, зависит от силы или слабости импульсов, ограничивающих его действие. Как некоторые виды растений - папоротники - когда-то господ­ствовали в лесах, но были заглушены более высокоорганизованными растениями, так и касты, которые нужно считать низшим уровнем организации, должны постоянно вытесняться чем-то более свободным и рациональным.

 

Глава двадцать первая ОТКРЫТЫЕ КЛАССЫ

С ростом степени свободы классы становятся все более открытыми, т. е. основанными скорее на личностных качествах, чем на наследственности. Активно разворачивается соревнование, определяющее место каждого индивида в едином целом. Теория свободного порядка заключается в том, что каждый человек рож­дается, чтобы служить человечеству наиболее подходящим способом; что он использует компетентную систему образования и испытания, чтобы отыскать этот путь и ступить на него. Следуя по нему, он делает все возможное и для служения обществу, и для собственного счастья.

В широком масштабе это идеальное условие никогда не достигается. На прак-380

тике люди, которые находят работу, максимально подходящую им и в то же время приемлемую для общества, являются скорее исключением, чем правилом - хотя привычка мирит с этим большинство из нас - следовательно, классы никогда не открыты полностью и не посвящены целиком общему благу.

Проблема поиска человеком своего места в жизни и адаптации личных качеств к ее сложной системе - одна из самых непростых. Она никоим образом не разрешима при помощи элементарных схем. Только два принципа годятся для этого: наследственности, или кастовости, и соперничества. Первый из них считает­ся низшим, однако второй также имеет много спорных черт, может спровоциро­вать напрасную растрату энергии и деградировать до анархии. Трудностей достаточно с обеих сторон, поэтому реальная организация жизни всегда есть компромисс между жаждой свободы и выгодой, которую несет с собой статус.

... в современной жизни мы имеем дело с обществом, в котором классовая орга­низация определяется частично родством, а частично - более или менее открытым соревнованием, достаточно эффективно сортирующим людей по социальной при­надлежности.

Если классы открыты и люди вольны выбирать свой путь и менять его, то люди не смогут оставаться отдельными психическими целостностями, как это бывает при кастовой организации. Наследственные классы могут испытывать недостаток солидарности и классового духа, например, как у средневекового духовенства, а их деятельность может быть специфической и далекой от реальности, как рабо­та астрономической лаборатории, но они сохранят в своей среде демократический дух - общий дух целого, породившего их. Эти классы допускают только специали­зацию сознания, тогда как касты означают его разделение.

Вопрос о наличии "классового самосознания" в демократическом обществе есть вопрос определения. Если мы подразумеваем разделение чувств на уровне более глубоком, чем ощущение национального единства, когда людей разбивают на чуж­дые друг другу группы, то ничего подобного в Соединенных Штатах нет (если отбросить расовую дискриминацию), и будем надеяться, не будет никогда. Но если речь идет о возможном различии и даже противоположности мыслей и чувств чле­нов класса при сохранении подчеркнутого единства идеалов, то в этом смысле классовое сознание скорее возрастает, чем исчезает.

Классовая организация не враждебна, как иногда считают, свободе. Любую ор­ганизацию можно рассматривать как средство обретения свободы. С изменением условий жизни люди вынуждены искать новые формы единения, чтобы свободно выражать себя. Разрастание промышленных классов имеет под собой именно эту природу.

Вопрос свободы в классовом обществе имеет два важных аспекта. А именно: 1. Свобода подниматься из одного класса в другой, свобода личной возможности или открытой карьеры по способностям. Это относится, главным образом, к людям выдающимся среди всех талантом и высоким уровнем притязаний. Другой аспект не менее важен: 2. Свобода классов, или, что одно и то же, индивидов, не имеющих ни желания, ни сил вырваться из сферы жизни, куда их забросили обстоятельства. Это означает справедливость, равные возможности, гуманную жизнь для наименее привилегированных групп; возможность не выйти из них, не представлять что-то внутри них - шанс извозчику пользоваться благами комфорта культуры и хорошего окружения для себя и своей семьи, не оставляя при этом профессии извозчика.

 

Глава двадцать седьмая ИНСТИТУТЫ И ИНДИВИД

 

Институт есть не что иное, как определенный разработанный аспект общест­венного разума. По своей природе он не отличается от общественного мнения, хотя постоянство его видимых традиций и символов создает иллюзию независимого существования. Политическое государство и церковь со своими почтенными общинами, древней и могущественной властью, литературой, знаниями и конторами едва ли покажутся даже демократически настроенным людям чистыми продуктами человеческой изобретательности, каковыми, конечно, они и являются.

Крупные институты выражают организацию, естественным образом принятую человеческой мыслью, когда она долгое время бывает нацелена на один особый субъект. Тогда она постепенно кристаллизуется в определенные формы - устойчи­вые чувства, верования, обычаи и символы... Язык, правительство, церковь, зако­ны и обычаи собственности и семьи, промышленные системы и образование суть институты, так как они являются продуктом реализации постоянных потребностей человеческой природы.

В разуме индивида институт присутствует как принадлежащая группе в целом, а посему бессознательная привычка, способ мыслить или действовать... Но именно в человеке и нигде более институт имеет основу.

 









Дата добавления: 2016-04-11; просмотров: 778; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.048 сек.