Книга I ФАКТОРЫ ВНЕСОЦИАЛЬНЫЕ

Глава первая САМОУБИЙСТВО И ПСИХОПАТИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ

Главные внесоциальные факторы, способные иметь влияние на социальный процент самоубийств; индивидуальные стремления достаточной общности, состоя­ние физической среды.

I. Теория, согласно которой самоубийство является лишь следствием сумасшест­вия. Два способа ее защиты: 1) самоубийство есть мономания sui generis; 2) само­убийство есть явление, сопутствующее сумасшествию и встречающееся исключи­тельно в связи с этим последним.

II. Верно ли, что самоубийство есть мономания? Существование мономании во­обще уже более не признается. Клинические и психологические основания, про­тиворечащие этой гипотезе.

III. Можно ли рассматривать самоубийство как специфическое проявление сумасшествия? Сведение всех типов психопатического самоубийства к четырем типам. Наличность вполне разумных самоубийств, не умещающихся в эти рамки.

IV. Но, быть может, самоубийство, не будучи продуктом сумасшествия, находит­ся в тесной связи с неврастенией? Основания, заставляющие думать, что невра­стеник представляет наиболее распространенный среди самоубийц психологи­ческий тип. Необходимость точно установить, в какой степени это условие индиви­дуального порядка влияет на процент самоубийств. Метод, ведущий к этой цели: выяснение вопроса, изменяется ли процент самоубийств параллельно проценту сумасшествия. Отсутствие всякой связи между колебаниями этих двух величин в за­висимости от пола, возраста, религии, страны, уровня цивилизации. Чем объясня­ется это отсутствие связи: неопределенность последствий, к которым приводит неврастения.

V. Нет ли более тесного соотношения между процентом самоубийств и процен­том алкоголиков? Сопоставление процента самоубийств с географическим распре­делением проступков, совершаемых на почве алкоголизма, помешательств алкого­лического характера и потребления алкоголя. Отрицательные результаты такого сопоставления.

 

Глава вторая

САМОУБИЙСТВО

И НОРМАЛЬНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ. РАСА. НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

I. Необходимость определить понятие расы. Единственным ее признаком может служить наличность унаследованного типа; но в таком случае слово это принимает совершенно неопределенный смысл. Необходимость величайшей осторожности в обращении с ним.

II. Три главные расы, различаемые Морселли. Весьма крупные различия в на­клонности к самоубийству среди славян, кельто-романских народов и народов гер­манского происхождения. Одни только немцы имеют обыкновенно интенсивную склонность к самоубийству, но они теряют ее вне пределов Германии.

Мнимая связь между числом самоубийств и высотою роста есть результат про­стого совпадения.

III. Раса могла бы быть фактором самоубийства лишь в том случае, если бы это последнее представляло собой явление, коренным образом наследственное; недос­таточность доказательств в пользу этого наследственного характера самоубийства: 1) частота случаев, приписываемых наследственности не выяснена; 2) возможность другого объяснения; влияние мании и подражания. Соображения, говорящие против существования этого специального вида наследственности: 1) непонятно, почему женщины в меньшей степени наследуют наклонность к самоубийству, чем мужчины; 2) изменение процента самоубийств с возрастом не согласуется с этой гипотезой.

Глава третья САМОУБИЙСТВО И КОСМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

I.Климат не оказывает на самоубийство никакого влияния.

II. Температура. Сезонные колебания числа самоубийств; их общность. Попыт­ки итальянской школы объяснить их влиянием температуры.

III. Спорные представления о характере самоубийства, лежащие в основе этой теории. Исследование фактов; влияние чрезмерной жары или чрезмерных холодов ничего не доказывает; отсутствие связи между процентом самоубийств и сезонной или месячной температурой; самоубийства реже в большинстве жарких стран.

Гипотеза, согласно которой лишь первая жара оказывает в данном случае вредоносное действие. Она не согласуется: 1) с непрерывным характером кривой самоубийств как на восходящей, так и на нисходящей ветвях; 2) с тем фактом, что первые холода, которые должны бы были оказывать то же самое влияние, в дейст­вительности никакого влияния не оказывают.

Социология не должна, отказываться ни от одной из своих высоких задач, но если она хочет оправдать возлагающиеся на нее надежды, то она должна стремиться к тому, чтобы стать чем-либо иным, а не только своеобразной разновид­ностью философской литературы.

Вместо того чтобы предаваться метафизическим размышлениям по поводу со-Чиальных явлений, социолог должен взять объектом своих изысканий ясно очер­ченные группы фактов, на которые можно было бы указать, что называется, Пальцем, у которых можно было бы точно отметить начало и конец - и пусть он вступит на эту почву с полной решительностью. Пусть он старательно рассмотрит все вспомогательные дисциплины: историю, этнографию, статистику, без помощи которых социология совершенно бессильна. Если при таком методе работы можно чего-либо опасаться, так это только того, что, при всей добросовестности социо­лога, данные, добытые социологом, не будут исчерпывать изученного им мате­риала, так как сам материал настолько богат и разнообразен, что хранит в себе неистощимую возможность самого неожиданного, самого нечаянного стечения об­стоятельств. Но не надо, конечно, придавать этому преувеличенного значения. Раз социолог пойдет указанным нами путем, то даже в том случае, если фактический инвентарь его будет не полон, а формулы слишком узки, работа его будет бес­спорно полезна - и будущее поколение продолжит ее, потому что каждая концеп­ция, имеющая какое-нибудь объективное основание, не связана неразрывно с личностью автора; в ней есть нечто безличное, благодаря чему она переходит к другим людям и воспринимается ими; она способна к передаче. Благодаря этому, в научной работе создается возможность известной преемственности, а в этой непрерывности лежит залог прогресса.

Именно в этой надежде написана предлагаемая нами работа. И если среди раз­личных вопросов, которые разбирались нами на протяжении нашего курса, мы выбрали темой настоящей книги самоубийство, - то поступили мы так главным образом потому, что самоубийство принадлежит к числу явлений, наиболее легко определяемых, может служить для нас исключительно удачным примером; но и тут для точного определения очертаний нашей темы нам понадобилось немало предварительной работы. Зато, сосредоточиваясь таким образом на одном каком-нибудь вопросе, нам удается открывать законы, которые лучше всякой диалек­тической аргументации доказывают возможность существования социологии как науки. В дальнейшем изложении читатель познакомится с теми из этих законов, которые, как мы надеемся, нам удалось доказать. Без всякого сомнения, нам не раз случалось ошибаться, чрезмерно увлекаться в своей индукции и отдаляться от наблюдаемых фактов; во всяком случае, каждое из своих положений мы подкрепляли возможно большим количеством доказательств; особенное внимание мы обращали на то, чтобы как можно тщательнее отделить рассуждение по поводу данного положения и нашу субъективную интерпретацию его от самих рассмат­риваемых фактов. Таким образом, читатель может сам оценить, насколько основа­тельны предлагаемые ему объяснения, имея под руками все данные для обосно­ванного суждения.

Поставив точные границы своим изысканиям, необходимо, кроме того, категорически воздержаться от изложения общих взглядов на изучаемый предмет и от так называемого краткого общего обозрения темы. Мы думаем, что достиг­нутые нами результаты, а именно, установление известного количества положений относительно брака, вдовства, семьи, религиозной общины и т.д., дают нам возможность, разумеется, при повторном пользовании этим материалом, научиться гораздо большему, нежели изучая заурядные теории моралистов о природе и ка­честве этих явлений и учреждений.

В нашей книге читатель найдет также несколько указаний на причины общего недуга, заразившего в настоящее время все европейское общество, и на те средст­ва, которыми этот недуг может быть ослаблен. Никогда не надо думать, что общее положение вещей можно объяснить при помощи обобщений. Можно говорить об определенных причинах только после тщательного наблюдения и изучения не менее определенного внешнего их проявления. Самоубийства в том виде, в каком они сейчас наблюдаются, являются именно одной из тех форм, в которых передается наша коллективная болезнь, и они помогут нам добраться до ее сути.

Наконец, на страницах этой книги читатель найдет в конкретном приложении главные проблемы методологии, более подробным рассмотрением которых мы занимались в другом месте (Les regies de la Methode sociologique. Paris. T. Alcan 1895). Но среди всех этих вопросов есть один, которому в последующем изложении при­дается слишком большое значение, для того, чтобы сейчас же не обратить на него внимание читателя.

Предлагаемый нами метод целиком зиждется на том основном принципе, что социальные явления должны изучаться как вещи, т.е. как внешние по отношению к индивиду реальности.

Гподобно индивидуальному настроению существует коллективное настроение пуха, которое склоняет народ либо в сторону веселья, либо печали, которое за­ставляет видеть предметы или в радужных, или в мрачных красках. Мало того, только одно общество в состоянии дать оценку жизни в целом; отдельный индивид здесь не компетентен. Отдельный человек знает только самого себя и свой узкий горизонт; его опыт слишком ограничен для того, чтобы служить основанием для общей оценки. Человек может думать, что его собственная жизнь бесцельна, но он не может ничего сказать относительно других людей. Напротив, общество может, не прибегая к софизмам, обобщить свое самочувствие, свое состояние здоровья или хилости. Отдельные индивиды настолько тесно связаны с жизнью целого общест­ва, что последнее не может стать больным, не заразив их; страдания общества неизбежно передаются и его членам; ощущения целого неизбежно передаются его составным частям. Поэтому общество не может ослабить свои внутренние связи, не сознавая, что правильные устои общей жизни в той же мере поколеблены. Об­щество есть цель, которой мы отдаем лучшие силы нашего существа, и, поэтому, оно не может не сознавать, что отрываясь от него, мы в то же время утрачиваем смысл нашей деятельности. \(Гак как мы являемся созданием общества, оно не может сознавать своего упадка, не ощущая при этом, что создание его отныне не служит более ни к чему. Таким путем обыкновенно образовываются обществен­ные настроения уныния и разочарования, которые не проистекают в частности от одного только индивида, но выражают собой состояние разложения, в котором находится общество. Они свидетельствуют об ослаблении специальных уз, о свое­образном коллективном бесчувствии, о социальной тоске, которая, подобно инди­видуальной грусти, когда она становится хронической, свидетельствует на свой манер о болезненном органическом состоянии индивидов. Тогда появляются на сцену те метафизические и религиозные системы, которые, формулируя эти смутные чувства, стараются доказать человеку, что жизнь не имеет смысла и что верить в существование этого смысла — значит обманывать самого себя. Новая мораль заступает место старой и, возвышая факт в право, если не советует и не предписывает самоубийства, то, по крайней мере, направляет в его сторону чело­веческую волю, внушая человеку, что жить надо возможно меньше. В момент своего появления мораль эта кажется изобретенной всевозможными авторами, их иногда даже обвиняют в распространении духа упадка и отчаяния. В действи­тельности же эта мораль является следствием, а не причиной; новые учения о нравственности только символизируют на абстрактном языке и в систематической форме физиологическую слабость социального тела. И поскольку эти течения носят коллективный характер, постольку, в силу самого своего происхождения, они несут на себе оттенок особенного авторитета в глазах индивида и толкают его с еще большей силой в том направлении, в котором влечет его состояние морального распада, вызванного в нем общественной дезорганизацией. Итак, в тот момент, когда индивид резко отдаляется от общества, он все еще ощущает на себе следы его влияния. Как бы ни был индивидуален каждый человек, внутри него всегда остается нечто коллективное: это уныние и меланхолия, являющиеся после­дствием крайнего индвидуализма. Обобщается тоска, когда нет ничего другого для обобщения...

...Если разрываются узы, соединяющие человека с жизнью, то это происходит потому, что ослабела связь его с обществом. Что же касается фактов частной жизни, кажущихся непосредственной и решающей причиной самоубийства, - то, в действительности, они могут быть признаны только случайными. Если индивид так легко склоняется под ударами жизненных обстоятельств, то это происходит потому, что состояние того общества, к которому он принадлежит, сделало из него добычу, уже совершенно готовую для самоубийства.

Несколько примеров подтверждают наше положение. Мы знаем, что самоубий­ство среди детей - факт совершенно исключительный и что с приближением глубокой старости наклонность к самоубийству ослабевает; в обоих случаях физический человек захватывает все существо индивида. Для детей общества еще нет, так как оно еще не успело сформировать их по образу своему и подобию; от старика общество уже отошло, или - что сводится к тому же - он отошел от общества. В результате и ребенок, и старик более, чем другие люди, могут удов­летворяться самими собой; они меньше других людей нуждаются в том, чтобы пополнять себя извне, и следовательно, скорее других могут найти все то, без чего нельзя жить. Отсутствие самоубийства у животных имеет такое же объяснение.

...Но каким же образом мы можем определить ту ступень благополучия, ком­форта и роскоши, к которой может вполне законно стремиться человеческое существо? Ни в органическом, ни в психическом строении человека нельзя найти ничего такого, что могло бы служить пределом для такого рода стремлений. Суще­ствование индивида вовсе не требует, чтобы эти стремления к лучшему стояли именно на данном, а не на другом уровне; доказательством этому служит то об­стоятельство, что с самого начала истории они непрерывно развивались, что чело­веческие потребности все время получали более и более полное удовлетворение и тем не менее, в среднем, степень физического здоровья не понизилась. В особенно­сти трудно было бы определить, каким образом данные стремления должны варь­ировать в зависимости от различных условий профессий, службы и.п. Нет такого общества, где бы на разных ступенях социальной иерархии подобные стремления получали равное удовлетворение. И, однако, в существенных чертах человеческая природа почти тождественна у всех членов общества. Значит, не от нее зависит та изменчивая граница, которой определяется величина потребностей на каждой данной социальной ступени. Следовательно, поскольку подобного рода потреб­ности зависят только от индивида, они безграничны. Наша восприимчивость, если отвлечься от всякой регулирующей ее внешней силы, представляет собой бездон­ную пропасть, которую ничто не может наполнить.

Итак, если извне не приходит никакого сдерживающего начала, наша воспри­имчивость становится для самой себя источником вечных мучений, потому что без­граничные желания ненасытны по своему существу, а ненасытность небезоснова­тельно считается признаком болезненного состояния. При отсутствии внешних препон желания не знают для себя никаких границ и потому далеко переходят за пределы данных им средств и, конечно, никогда не находят покоя. Неутомимая жажда превращается в сплошную пытку. Правда, говорят, что это уже свойство самой человеческой деятельности — развиваться вне всякой меры и ставить себе недостижимые цели. Но трудно понять, почему такое состояние неопределенности должно лучше согласоваться с условиями умственной жизни, нежели с требова­ниями физического существования. Какое бы наслаждение ни давало человеку сознание того, что он работает, двигается, борется, но он должен чувствовать, что усилия его не пропадают даром и что он подвигается вперед. Но разве человек может совершенствоваться в том случае, если он идет без всякой цели или, что почти то же самое, если эта цель по природе своей бесконечна? Раз цель остается одинаково далекой, как бы ни был велик пройденный путь, то стремиться к ней -все равно, что бессмысленно топтаться на одном и том же месте. Чувство гордости, с которым человек оборачивается назад для того, чтобы взглянуть на уже прой­денное пространство, может дать только очень иллюзорное удовлетворение, пото­му что путь от этого нисколько не уменьшился. Преследовать какую-нибудь заве­домо недостижимую цель, это значит обрекать себя на вечное состояние недо­вольства. Конечно, часто случается, что человек надеется не только без всякого основания, но и вопреки всем основаниям, - и эта надежда дает ему радость. На некоторое время она может поддержать человека, но она не могла бы пережить неопределенное время повторных разочарований опыта. Что может дать лучшее будущее в сравнении с прошлым, если невозможно достигнуть такого состояния, на котором можно было бы остановиться, если немыслимо даже приблизиться к желанному идеалу? И, поэтому, чем большего достигает человек, тем соответст­венно большего он будет желать: приобретенное или достигнутое будет только развивать и обострять его потребности, не утоляя их. Быть может, скажут, что деятельность и труд сами по себе приятны? Но для этого надо прежде всего ослепить себя, чтобы не видеть полной бесплодности своих усилий. Затем, чтобы почувствовать такое удовольствие, чтобы оно могло успокоить и замаскировать неизбежно сопровождающую его болезненную тревогу, бесконечное движение должно, по крайней мере, развиваться вполне свободно, не встречая на своем пути никаких препятствий. Но стоит ему встретиться с какой-нибудь преградой, и ничто тогда не умиротворит и не смягчит сопутствующего ему страдания. Но было бы истинным чудом, если бы человек на своем жизненном пути не встретил ни одного непреодолимого препятствия. При этих условиях связь с жизнью держится на очень тонких нитях, каждую минуту могущих разорваться.

Изменить это положение вещей можно лишь при том условии, если человечес­кие страсти найдут себе определенный предел. Только в этом случае можно говорить о гармонии между стремлениями и потребностями человека, и только тогда последние могут быть удовлетворены. Но так как внутри индивида нет никакого сдерживающего начала, то оно может исходить только от какой-либо внешней силы. Духовные потребности нуждаются в каком-нибудь регулирующем начале, играющем по отношению к ним ту же роль, какую организм выполняет в сфере физических потребностей. Эта регулирующая сила, конечно, должна быть, в свою очередь, морального характера. Пробуждение сознания нарушило то состоя­ние равновесия, в котором дремало животное, и потому только одно сознание может дать средство к восстановлению этого равновесия. Материальное принуж­дение в данном случае не может иметь никакого значения; сердце людей нельзя изменить посредством физико-химических сил...

.-.В глазах общества всегда будет казаться несправедливым и возмутительным тот факт, что частное лицо может расточительно потреблять громадные богат­ства; и, по-видимому, эта нетерпимость к роскоши ослабевает только в эпоху моральных переворотов.

Мы имеем здесь настоящую регламентацию, которая всегда носит юридическую форму и с относительною точностью постоянно фиксирует тот максимум благо­состояния, к достижению которого имеет право стремиться каждый класс. Необходимо отметить впрочем, что вся эта социальная лестница отнюдь не есть что-либо неподвижное. По мере того, как растет или падает коллективный доход, меняется и она вместе с переменой моральных идей в обществе. То, что в одну эпоху считается роскошью, в другую оценивается иначе. Материальное благосостояние, признававшееся в течение долгого времени законным уделом одного только класса, поставленного в исключительно счастливые условия, начинает в конце концов казаться совершенно необходимым для всех людей без различия, tjlofl этим давлением каждый в своей сфере может отдать себе приблизительный отчет в том, до какого предела могут простираться его жизненные требования. Если субъект дисциплинирован и признает над собою коллективный авторитет т.е. обладает здоровой моральной конструкцией, то он чувствует сам, что требова­ния его не должны подниматься выше определенного уровня. Индивидуальные стремления заключены, в этом случае, в определенные рамки и имеют определен­ную цель, хотя в подобном самоограничении нет ничего обязательного или абсо­лютного. Экономический идеал, установленный для каждой категории граждан, в известных пределах сохраняет подвижность и не препятствует свободе желаний; но он не безграничен. Благодаря этому относительному ограничению и обузданию своих желаний, люди могут быть довольны своей участью, сохраняя при этом ст­ремление к лучшему будущему; это чувство удовлетворенности дает начало спо­койной, но деятельной радости, которая для индивида точно так же, как и для общества, служит показателем здоровья! Каждый, по крайней мере в общем, при­миряется со своим положением и стремится только к тому, на что он может с пол­ным правом надеяться как на нормальную награду за свою деятельность. Человек вовсе не осужден пребывать в неподвижности: перед ним открыты пути к улуч­шению своего существования, но даже неудачные попытки в этом направлении вовсе не должны влечь за собою полного упадка духа. Индивид привязан к тому, что он имеет, и не может вложить всю свою душу в добывание того, чего у него еще нет; поэтому даже в том случае, если все то новое, к чему он стремится и на что он надеется, обманет его, жизнь не утратит для него всякой ценности. Самое главное и существенное останется при нем. Благополучие его находится в слишком прочном равновесии, чтобы какие-нибудь преходящие неудачи могли его ниспро­вергнуть.

Конечно, было бы совершенно бесполезно, если бы каждый индивид считал справедливой признанную общественным мнением иерархию функций, не приз­навая в то же самое время справедливым тот способ, каким рекрутируются исполнители этих функций. Рабочий не может находиться в гармонии со своим социальным положением, если он не убежден в том, что занимает именно то место, которое ему следует занимать. Если он считает себя способным исполнять другую функцию, то его работа не может удовлетворять его. Поэтому недостаточно того, чтобы общественное мнение только регулировало для каждого положения средний уровень потребностей; нужна еще другая, более точная регламентация, которая определила бы, каким образом различные социальные функции должны откры­ваться частным лицам. И действительно, нет такого общества, где не существовала бы подобная регламентация; конечно, она изменяется в зависимости от времени и места. В прежнее время почти исключительным принципом социальной классифи­кации было происхождение; в настоящее время удержалось неравенство по рождению лишь постольку, поскольку оно создается различиями в унаследованных имуществах. Но под этими различными формами вышеупомянутая регламентация имеет всюду дело с одним и тем же объектом. Равным образом, повсюду сущест­вование ее возможно только при том условии, что она предписывается индивиду властью высшего авторитета, т.е. авторитета коллективного. Ведь никакая регла­ментация не может установиться без того, чтобы от тех или других — а чаще всего, и от тех, и от других - членов общества не потребовалось известных уступок и 5кертв во имя общего блага.

Некоторые авторы думали, правда, что это моральное давление сделается излишним, как только исчезнет передача по наследству экономического благосо­стояния. Если, говорили они, институт наследства будет уничтожен, то каждый человек будет вступать в жизнь с равными средствами, и если борьба между кон­курентами будет начинаться при условии полного равенства, то нельзя будет назвать ее результаты несправедливыми. Все должны будут добровольно признать существующий порядок вещей за должный.

Конечно, не может быть никакого сомнения в том, что, чем больше челове­ческое общество будет приближаться к этому идеальному равенству, тем меньше будет также и нужды в социальном принуждении. Но весь вопрос заключается здесь только в степени, потому что всегда останется налицо наследственность, или так называемое природное дарование. Умственные способности, вкус, научный, художественный, литературный или промышленный талант, мужество и физичес­кая ловкость даруются нам судьбой вместе с рождением точно так же, как передаваемый по наследству капитал, точно так же, как в прежние времена дворянин получал свой титул и должность. Как и раньше, нужна будет известная моральная дисциплина, для того чтобы люди, обделенные природой в силу случайности своего рождения, примирились со своим худшим положением. Нельзя идти в требованиях равенства настолько далеко, чтобы утверждать, что раздел должен производиться поровну между всеми, без всякого отличия для более полезных и достойных членов общества. При таком понимании справедливости нужна была бы совершенно особая дисциплина, чтобы выдающаяся индивидуаль­ность могла примириться с тем, что она стоит на одной ступени с посредственными и даже ничтожными общественными элементами.

Но, само собой разумеется, что подобная дисциплина так же, как и в предыду­щем случае, только тогда может быть полезной, если подчиненные ей люди приз­нают ее справедливой. Если же она держится только по принуждению и привычке, то мир и гармония существуют в обществе лишь по видимости, смятение и недо­вольство уже носятся в общественном сознании, и близко то время, когда по внеш­ности сдержанные индивидуальные стремления найдут себе выход. Так случилось с Римом и Грецией, когда поколебались те верования, на которых покоилось, с одной стороны, существование патрициата, а с другой - плебса; то же повторилось и в наших современных обществах, когда аристократические предрассудки начали терять свой престиж. Но это состояние потрясения по характеру своему, конечно, исключительно, и оно наступает только тогда, когда общество переживает какой-нибудь болезненный кризис. В нормальное время большинство обыкновенно приз­нает существующий общественный порядок справедливым. Когда мы говорим, что общество нуждается в авторитете, противополагающем себя стремлениям частных лиц, то меньше всего мы хотим, чтобы нас поняли в том смысле, что насилие в наших глазах единственный источник порядка. Поскольку такого рода регламен­тация имеет своею целью сдерживать индивидуальные страсти, постольку источ­ником своим она должна иметь начало, возвышающееся над индивидами, и под­чинение ей должно вытекать из уважения, а не из страха.

Итак, ошибается тот, кто утверждает, что человеческая деятельность может быть освобождена от всякой узды. Подобною привилегией на этом свете не может пользоваться никто и ничто, потому что всякое существо, как часть вселенной, связано с ее остальной частью; природа каждого существа и то, как она прояв­ляется, зависит не только от этого существа, но и от всех остальных существ, которые и являются таким образом для него сдерживающей и регулирующей силой. В этом отношении между каким-нибудь минералом и мыслящим существом вся разница заключается только в степени и форме. Для человека в данном случае характерно то обстоятельство что сдерживающая его узда по природе своей не физического, но морального, т.е. социального свойства. Закон является для него не в виде грубого давления материальной силы, но в образе высшего, и признаваемого им за высшее, коллективного сознания. Бблыыая и лучшая часть жизненных интересов человека выходит за пределы телесных нужд, и потому освобождается от ярма физической природы, но попадает под ярмо общества.

В момент общественной дезорганизации, будет ли она происходить в силу болез­ненного кризиса или, наоборот, в период благоприятных, но слишком внезапных социальных преобразований, - общество оказывается временно неспособным проявлять нужное воздействие на человека, и в этом мы находим объяснение тех резких повышений кривой самоубийств, которые мы установили выше.

И, действительно, в момент экономических бедствий мы можем наблюдать, как разразившийся кризис влечет за собой известное смешение классов, - в силу которого целый ряд людей оказывается отброшенным в разряд низших социаль­ных категорий. Многие принуждены урезать свои требования, сократить свои привычки и, вообще, приучиться себя сдерживать. По отношению к этим людям вся работа, все плоды социального воздействия пропадают, таким образом, даром, и их моральное воспитание должно начать сызнова. Само собой разумеется, что общество не в состоянии единым махом приучить этих людей к новой жизни, к добавочному самоограничению. В результате, все они не могут примириться со своим ухудшившимся положением; и даже одна перспектива ухудшения становится для них невыносимой; страдания, заставляющие их насильственно прервать изме­нившуюся жизнь, наступают раньше, чем они успели изведать эту жизнь на опыте.

Но то же самое происходит в том случае, если социальный кризис имеет своим последствием внезапное увеличение общего благосостояния и богатства.

Таким образом, наше основное положение, что социальные факты объектив­ны, - положение, которое мы имели случай установить в нашей другой работе и которое мы считаем принципом социологического метода, - находить в моральной статистике, и в особенности, в статистике самоубийств, новое и особенно демон­стративное доказательство. Конечно, оно задевает здравый смысл, но каждый раз, как наука открывала людям существование незнакомой им силы, она встречала не­доверие с их стороны. Когда надо изменить систему существующих понятий, для того чтобы очистить место новому порядку вещей и создать новые представления, то умы людей, объятые ленью, неизбежно сопротивляются новизне. И тем не менее, необходимо прийти к какому-нибудь соглашению. Если социология действи­тельно существует, то предметом ее изучения может быть только неизведанный еще мир, не похожий на те миры, которые исследуются другими науками; но этот новый мир будет ничто, если он не будет представлять собою целой системы реальностей.

Но именно потому, что это представление наталкивается на традиционные предрассудки, оно подняло ряд возражений, на которые нам необходимо ответить.

Во-первых, оно предполагает, что коллективные мысли и наклонности другого происхождения, чем индивидуальные, и что у первых существуют такие черты, которых нет у вторых. Но как же это возможно, если общество состоит только из индивидов? На это можно ответить, что в живой природе нет ничего такого, чего бы не встречалось в мертвой материи, потому что клеточка состоит исключи­тельно из атомов, которые не живут. Точно также совершенно верно, что общес­тво не включает в себя никакой другой действующей силы, кроме силы индивидов, и однако эти индивиды, соединяясь, образуют психическое существо нового типа, которое, таким образом, обладает своим собственным способом думать и чувствовать. Конечно, элементарные свойства, из которых складывается социальный факт, в зародышевом состоянии заключаются в частных умах. Но социальный факт получается из них только тогда, когда они преобразованы путем сочетания, ибо он проявляется исключительно при этом условии. Сочетание само является активным фактором, производящим специфические результаты; и следовательно, оно, как таковое, есть уже нечто новое. Когда сознания, вместо того, чтобы оста­ваться изолированными одно от другого, группируются и комбинируются, то это знаменует собой некоторую перемену в мире. И вполне естественно, что это изменение в свою очередь производит другие изменения, что этот новый факт порождает другие новые факты, что возникают, наконец, явления, характерные черты которых отсутствуют в элементах, их составляющих.

Только одним способом можно оспорить это положение: это - допустить, что целое качественно-тождественно с совокупностью своих частей, что результат качественно сводим к совокупности породивших его причин; а это привело бы к тому, что пришлось бы отрицать всякое изменение, или признать его необъяс­нимым. Между тем, некоторые ученые не остановились перед защитой этого край­него тезиса; но для его обоснования нашлись только два поистине необычайных аргумента. Говорили, во-первых, что "в силу странной привилегии, мы располагаем в социологии интимным познанием как единичного элемента, который есть наше индивидуальное сознанание, так и того сложного образования, которым является совокупность отдельных сознаний"; во-вторых, утверждали, будто, в силу этой двойной интуиции, мы можем ясно констатировать, что по удалении всех индиви­дуумов общество обращается в ничто".

Первое утверждение является смелым отрицанием всей современной психоло­гии. В настоящее время все ученые согласны с тем, что психическая жизнь не может быть познана с первого взгляда, что она, наоборот, имеет глубокую подпоч­ву, куда не может проникнуть интимное самонаблюдение и которую мы постигаем только мало-помалу, путем обходных и сложных приемов, аналогичных тем, которые употребляет наука по отношению к внешнему миру. Таким образом, нельзя сказать, что природа сознания не представляет уже более для нас никаких тайн. Что же касается второго положения, то оно совершенно произвольно. Автор может уверять, что, согласно его личному впечатлению, в обществе нет ничего реального, кроме того, что происходит от индивида, но для поддержки этого утвер­ждения нельзя выдвинуть никаких доказательств, и, следовательно, всякий спор на эту тему невозможен. И как легко, в противовес этому чувству, было бы выставить другое, противоположное чувство большого числа людей, которые представляют себе общество не как форму, которую самопроизвольно принимает природа инди­вида, выходы за свои собственные пределы, но как противодействующую ей силу, которая ограничивает индивидов и против которой они направляют свои силы. И, наконец, что можно сказать об этой интуиции, посредством которой, мы якобы прямо и непосредственно знакомимся не только с элементом, т.е. с индивидом, но и с их соединением, т.е. с обществом? Если, действительно, достаточно только отк­рыть глаза и быть внимательным, чтобы тотчас же заметить законы социального мира, то социология оказалась бы лишней или, по крайней мере, очень простой. К несчастью, факты слишком ясно доказывают, как не компетентно сознание по отношению в этом деле. Никогда оно само по себе, без всякого воздействия извне, не могло бы даже заподозрить той железной закономерности, которая ежегодно и в одном и том же количестве воспроизводит определенное число демографических явлений. И уже само собой разумеется, сознание, предоставленное своим собст­венным силам, не в состоянии открыть причины этой закономерности.

Без сомнения, типы самоубийства, наблюдавшиеся в эти отдаленные эпохи частью исчезли; но это исчезновение должно было бы облегчить немного нащу ежегодную дань, и тем более удивительно, что эта дань делается все более и более тяжелой.

Поэтому, можно думать, что увеличение вытекает не из существа прогресса, а из особых условий, в которых осуществляется прогресс в наше время, и ничто не доказывает нам, что эти условия нормальны. Ибо не нужно ослепляться блестящим развитием наук, искусств и промышленности, свидетелями которого мы являемся Нельзя отрицать, что оно совершается среди болезненного возбуждения печальные последствия которого ощущает каждый из нас. Поэтому очень возможно и даже вероятно, что прогрессивное увеличение числа самоубийств про­исходит от патологического состояния, сопровождающего теперь ход цивилизации но не являющегося его необходимым условием.

Быстрота, с которой возрастало число самоубийств, не допускает даже другой гипотезы. В самом деле менее, чем за 50 лет, оно утроилось, учетверилось, даже упятерилось, смотря по стране.

С другой стороны, мы знаем, что самоубийства вытекают из самых суще­ственных элементов в строении общества, так как они выражают собою темпе­рамент, а темперамент народов, как и отдельных лиц, отражает самое основное в состоянии организма.

Наша социальная организация должна была глубоко измениться в течение этого столетия для того, чтобы быть в состоянии вызвать подобное увеличение процента самоубийств. И невозможно, чтобы столь важное и столь быстрое изменение не было болезненным явлением; ибо общество не в состоянии с такой внезапностью изменить свою структуру. Только вследствие медленных и почти нечувствитель­ных перемен может оно приобрести иной характер. Да и возможные изменения ограничены в своих размерах. Раз социальный тип получил окончательную форму, он не обладает безграничной пластичностью; быстро достигается известный пре­дел, который нельзя перейти. Поэтому не могут быть нормальными и те изме­нения, наличность которых предполагает статистика современных самоубийств. Не зная даже точно, в чем они состоят, можно заранее утверждать, что они вытекают не из нормальной эволюции, а из болезненного потрясения, сумевшего подорвать корни прежних установлений, но оказавшегося не в силах заменить их чем-нибудь новым; и не в короткий промежуток времени можно восстановить работу веков. Растущий прилив добровольных смертей зависит, следовательно, не от увеличения блеска нашей цивилизации, а от состояния кризиса и ломки, которые, продол­жаясь, не могут не внушать опасений.

К этим разного рода доводам можно прибавить и еще один довод. Если истинно положение, что при нормальных условиях коллективная печать имеет свое опреде­ленное место в жизни общества, то обыкновенно она не носит настолько интенсив­ного и всеобщего характера, чтобы быть в состоянии проникать до высших цент­ров социального тела. Она остается на положении подсознательного настроения, которое смутно ощущается коллективным субъектом, действию которого этот субъект, следовательно, подчиняется, но в котором он не отдает себе ясного отчета. По крайней мере, этому неопределенному настроению удается овладевать общественным сознанием лишь в форме частичных и прерывистых вспышек. И выражается это настроение, главным образом, в виде отрывочных суждений, изо­лированных положений, не связанных друг с другом, могущих, вопреки их абсо­лютной форме, отразить лишь одну какую-нибудь сторону действительности, восп­ринимая в себя поправки и дополнения из сферы постулатов противоположного характера. Из этого источника и проистекают все те меланхолические афоризмы, все те пословицы, направленные на осуждение жизни, в которых иногда проявляется народная мудрость. Но они встречаются не в большем количестве, чем противоположные им по духу поговорки. Они выражают, очевидно, мимолетные впечатления, лишь проходящие через поле сознания, но не занимающие его целиком. И только в тех случаях, когда подобные чувства приобретают исклю­чительную силу, они начинают занимать общественное внимание в такой мере, что лх можно разлядеть в их целом, в полном и систематическом согласовании друг с другом, - и тогда они делаются основой для всей философии жизни. В самом деле, в Риме и в Греции проникнутые отчаянием теории Эпикура и Зенона появились лишь тогда, когда общество почувствовало себя серьезно больным. Образование этих великих систем было, следовательно, признаком того, что пессимистическое настроение достигло ненормально больших размеров, вследствие каких-то пертурбаций в социальном организме. А ведь сколько таких теорий имеется в наше время. Для верного представления об их численности и значении недостаточно при­нимать во внимание лишь философские системы, носящие официально пессимис­тический характер, вроде учений Шопенгауэра, Гартмана и т.д. Нужно считаться и со всеми теориями, которые, под различными именами, являлись предшествен­ницами этого направления. Анархист, эстет, мистик, социалист-революционер, если они без отчаяния смотрят на будущее, все-таки подают руку пессимисту в одном и том же чувстве ненависти или презрения ко всему существующему, в одной и той же потребности разрушения действительности или удаления от нее. Если бы общественное сознание не приняло болезненного направления, мы бы не имели такого подъема коллективной меланхолии и, следовательно, развитие самоубийств, вытекающее из этого же состояния общественного сознания, имеет также болезненный характер.

Итак, все доводы в полном согласии между собой говорят нам, что непомерное возрастание добровольных смертей, имеющее место за последнее столетие, нужно рассматривать как патологическое явление, становящееся с каждым днем все опаснее. К каким же средствам нужно прибегнуть для борьбы с ним?

 

Некоторые авторы рекомендуют восстановить угрозу наказаний, которые не-| когда были в ходу.

Мы охотно допускаем, что наша современная снисходительность по отношению к самоубийству заходит слишком далеко. Так как оно оскорбляет нравственное чувство, то его следовало бы отвергать с большей энергией и с большей опре­деленностью, и что порицание должно было бы выражаться во внешних и точных формах, т.е. в форме наказаний. Ослабление нашей репрессивной системы в этом пункте есть явление аномальное. Но с другой стороны, наказания, сколько-нибудь суровые, невозможны: общественное сознание их не допустит. Ибо самоубийство, как мы видели, родственно настоящим добродетелям и является только их преуве­личенной формой. Общественное мнение, поэтому, далеко не единогласно в своем сУДе над ним. Так как самоубийство до известной степени связано с чувствами, которые общество уважает, то оно не может порицать его без оговорок и без колебаний. Этим объясняется вечное возобновление спора между теоретиками по вопросу о том, противно ли самоубийство морали или нет. Так как самоубийство Негферывным рядом промежуточных степеней связано с актами, которые мораль одобряет или терпит, то нет ничего удивительного, что ему иногда приписывали одинаковый с этими актами характер и что предлагали относиться к нему с тою же терпимостью. Подобное колебание лишь чрезвычайно редко проявляется по отношению к убийству или к краже, потому что здесь демаркационная линия проведена более резко. Кроме того, один тот факт, что жертва пресекла свою жизнь, вну­шает, несмотря ни на что, слишком большую жалость, чтобы порицание могло быть беспощадным.

По всем этим соображениям, установить можно было бы лишь чисто моральные наказания. Единственное, что возможно, это - лишить самоубийцу почестей пра­вильного погребения, лишить покушавшегося на самоубийство некоторых граж­данских, политических или семейных прав, например, некоторых родительских прав или права быть избранным на общественные должности. Общественное мнение, нам кажется, легко согласится на то, чтоб человек, пытавшийся уйти от главных своих обязанностей, пострадал в соответственных правах. Но как бы ни были законны эти меры, они никогда не будут иметь решающего влияния. Было бы ребячеством думать, что они в силах остановить такое сильное течение.

К тому же, сами по себе эти меры не коснулись бы корней зла. В самом деле если мы отказались запретить законом самоубийство, это значит, что мы слишком слабо чувствуем его безнравственность. Мы даем ему развиваться на свободе, потому что оно не возмущает нас в такой степени, как это было когда-то. Но никакими законодательными мерами не удастся, конечно, пробудить нашу мораль­ную чувствительность. Не от законодателя зависит, что тот или иной факт кажется нам морально возмутительным или нет. Когда закон воспрещает акты, которые общественное мнение находит невинными, то нас возмущает закон, а не наказуе­мое деяние. Наша чрезмерная терпимость по отношению к самоубийству объясня­ется тем, что порождающее его душевное настроение стало общим, и мы не можем его осуждать, не осуждая самих себя. Мы слишком им пропитаны, чтоб хоть отчасти не прощать его. Но в таком случае, единственное для нас средство стать более суровыми, это - воздействовать непосредственно на пессимистический по­ток, ввести его в нормальные берега и не давать ему из них выходить, вырвать об­щественную совесть из-под его влияния и укрепить ее. Когда она вновь обретет свою моральную точку опоры, она подобающим образом будет реагировать на все, что ее оскорбляет. Не нужно будет изобретать системы репрессивных мер, - эта система установится сама собой под давлением потребностей. А до тех пор она будет искусственной и, следовательно, бесполезной.

Не является ли, однако, воспитание самым верным средством достигнуть этого результата? Так как оно дает возможность воздействовать на характеры, то не может ли оно сделать их более мужественными и, следовательно, менее снисходи­тельными к людям, теряющим мужество? Так думал Морселли. По его мнению, все профилактическое лечение самоубийства выражается следующей формулой: "Развивать у человека способность координировать свои идеи и свои чувства, чтоб он был в состоянии преследовать определенную цель в жизни; словом, дать моральному характеру силу и энергию". К тому же заключению приходит мысли­тель совсем другой школы: "Как подрезать самоубийство в корне", спрашивает Франк. "Совершенствуя великое дело воспитания: развивая не только умы, но и характеры, не только идеи, но и убеждения", - отвечает он.

Но это значит - приписывать воспитанию власть, какой оно не имеет. Оно не больше, как образ и подобие общества. Оно подражает ему, его воспроизводит, но не создает его. Воспитание бывает здоровым, когда сами народы в здоровом сос­тоянии. Но оно портится вместе с ними и не может измениться собственной силой. Если моральная среда испорчена, то и сами воспитатели, живущие в этой среде, не могут не быть пропитаны той же порчей. Как же они могут дать тем характерам, которые они формируют, иное направление, отличное от того, какое сами полу­чили? Каждое новое поколение воспитывается предшествующим поколением; сле­довательно данному поколению надо самому исправиться, чтоб исправить следующее поколение. Это заколдованный круг. Возможно, конечно, что от времени до времени появляется человек, который по своим идеям и стремлениям опережает современников, но не при помощи отдельных личностей пересоздается моральный строй народов. Нам, конечно, хотелось бы верить, что одного красно­речивого голоса может быть достаточно, чтобы перетворить как бы чудом соци­альную материю, но здесь, как и повсюду, ничего не выходит из ничего. Самая великая энергия не может извлечь из небытия силы, которых нет и неудачи опыта всякий раз рассеивают эти детские иллюзии. Впрочем, если бы даже путем немыслимого чуда и удалось создать какую-нибудь педагогическую систему, кото­рая расходилась бы с социальной системой, то она была бы бесплодна, и именно по причине этого расхождения. Если коллективная организация, создающая мораль­ную атмосферу, которую хотят рассеять, продолжает существовать по-прежнему, то ребенок не может не подпасть под ее влияние с той минуты, когда он придет с ней в соприкосновение. Искусственная школьная среда не может предохранить его надолго. По мере того, как реальная жизнь охватит его все больше и больше, она разрушит работу воспитателя. Итак, воспитание может реформироваться лишь тогда, когда реформируется само общество. А для этого необходимо уничтожить самые причины того зла, которым оно страдает.

Мы знаем эти причины. Мы определили их, когда указали, каким источником питаются течения, несущие с собой самоубийства. Среди этих течений есть, однако, одно, которое, несомненно, ничем не повинно в современном усилении числа само­убийства: это - течение альтруистическое. В самом деле, в настоящее время оно, скорее, теряет силу, чем выигрывает, и наблюдать его можно главным образом в низших обществах. Если оно еще удерживается в армии, то и там его интенсив­ность не представляет ничего аномального. До известной степени оно необходимо для поддержания военного духа, но даже и там оно все больше и больше идет на убыль. Остается только эгоистическое самоубийство и самоубийство анемичное, развитие которых можно считать ненормальным, и только на этих двух формах нам необходимо сосредоточить свое внимание.

Эгоистическое самоубийство является результатом того, что общество не со­хранило достаточной цельности во всех своих частях, чтоб удержать всех членов под своею властью. Если этот разряд самоубийств слишком усилился, это значит, что и то состояние общества, которым оно вызывается, чересчур усилилось, что слишком много членов слишком часто ускользают из-под власти расстроенного и ослабевшего общества. А потому единственное средство помочь злу - это сделать социальные группы снова достаточно сплоченными, чтобы они крепче держали индивида и чтоб индивид крепче держался за них. Нужно, чтоб они сильнее чувствовали свою солидарность с коллективным существом, которое предшествует ему по времени, которое переживет его, которое окружает его со всех сторон. При этом условии он перестает искать в себе самом единственную цель своей Деятельности, и, поняв, что он орудие для достижения цели, которая лежит выше его, он поймет также, что он имеет известное значение. Жизнь снова приобретает смысл в его глазах, потому что она вновь найдет свою естественную цель и свое естественное направление. Но какие группы всего более способны непрерывно толкать человека к этому спасительному чувству солидарности?

Неполитическое общество. Особенно в настоящее время, в наших огромных новейших государствах оно слишком далеко стоит от личности, чтоб с достаточной последовательностью серьезно влиять на нее. Какова бы ни была связь между нащей повседневной работой и совокупностью общественной жизни, они слишком косвенного свойства, чтоб ощущаться нами непрерывно и отчетливо. Лишь в тех случаях, когда затронуты крупные интересы, мы живо чувствуем свою зависимость от политического коллектива. Конечно, у тех, которые составляют моральный цвет населения, редко бывает, чтоб совершенно отсутствовала идея отечества, но в обычное время она остается в полумраке, в состоянии смутного представления, а бывает, что она и совсем затмевается. Нужны исключительные обстоятельства какой-нибудь крупный политический или социальный кризис, чтоб она выступила на первый план, овладела умами и стала направляющим двигателем поведения. Но не такое, редко проявляющееся воздействие, может сыграть роль постоянного тормоза для склонности к самоубийству. Необходимо, чтоб не изредка только, но в каждый момент своей жизни индивид сознавал, что его деятельность имеет цель Чтоб его существование не казалось ему пустым, он постоянно должен видеть, что жизнь его служит цели, которая непосредственно его касается. Но это возможно лишь в том случае, когда более простая и менее обширная социальная среда теснее окружает его и предлагает более близкую цель его деятельности.

Религиозное общество также непригодно для этой функции. Мы не хотим конечно, сказать, чтоб оно в известных условиях не могло оказывать благодетель­ного влияния; но дело в том, что условий, необходимых для этого влияния, нет теперь в наличности. В самом деле, оно предохраняет от самоубийства лишь в том случае, когда оно, это религиозное общество, обладает могучей организацией, плотно охватывающей индивида. Так как католическая религия налагает на веру­ющих обширную систему догматов и обрядов и проникает таким образом во все подробности их существования, даже их мирской жизни, она сильнее привязывает их к жизни, чем протестантизм. Католик меньше подвергается возможности забыть о своей связи с вероисповедной группой, потому что эта группа ежеминутно ему напоминает о себе в форме императивных предписаний, которые касаются самых различных сторон жизни. Ему не приходится с тоской спрашивать себя, куда ведут его поступки; он все их относит к Богу, потому что они большей частью регулируются Богом, т.е. Его воплощением - церковью, и, так как считается, что эти предписания исходят от власти сверхчеловеческой, человеческий разум не имеет права их касаться. Было бы грубым противоречием приписывать им подоб­ное происхождение и в то же время разрешить свободную критику. Итак религия ослабляет склонность к самоубийству лишь в той мере, в какой она мешает человеку свободно мыслить. Но подобное ограничение индивидуального разума в настоящее время дело трудное и с каждым днем становится труднее. Оно оскор­бляет наши самые дорогие чувства. Мы все больше и больше отказываемся допус­кать, чтоб можно было указать границы разуму и сказать ему: дальше ты не пойдешь. И движение это началось не со вчерашнего дня: история человеческого духа есть в то же время история развития свободной мысли. Было бы ребячеством пытаться остановить движение, явно неудержимое. Если только современные обширные общества не разложатся безвозвратно и мы не возвратимся к малень­ким социальным группам былых времен, т.е. если только человечество не возвра­тится к своему отправному пункту, религии больше не в силах будут оказывать очень обширного или очень грубого влияния на умы. Это не значит, что не будут основывать новых религий. Но единственно жизненными будут те, которые отведут свободному исследованию и индивидуальной инициативе еще больше места, чем даже самые либеральные протестантские секты. И именно поэтому они не будут оказывать на своих членов того сильного давления, какое необходимо, чтоб поставить преграду самоубийству.

Если многие писатели видели в восстановлении религии единственное лекарство против зла, то это объясняется тем, что они ошибались на счет источников ее власти. Они сводят почти всю религию к известному числу высоких мыслей и благородных правил, с которыми, в конце концов, мог бы примириться и раиро-нализм, и думают, что достаточно было бы укрепить их в сердце и уме людей, что предупредить их моральное падение. Но они ошибаются как относительно того, что составляет сущность религии, так - и в особенности - относительно причин иммунитета, который религия иногда давала против самоубийств. Она достигала этого не тем, что поддерживала в человеке какое-то смутное чувство чего-то таинственного и непостижимого, но тем, что подвергала его поведение и мысль суровой дисциплине во всех мелочах. Когда же она является только символическим идеализмом, только философией, переданной по традиции, но которую можно оспаривать и которая более или менее чужда нашим повседневным занятиям, ей трудно иметь на нас большое влияние. Божество, которое своим величием постав­лено вне мира и всего мирского, не может служить целью нашей мирской деятель­ности, и она оказывается без цели. Слишком много вещей стоят в этом случае вне связи с Божеством, для того, чтобы оно могло дать смысл жизни. Предоставив нам мир, как не достойный его, оно тем самым предоставило нас самим себе во всем, что касается жизни мира. Не при помощи размышлений об окружающих нас тайнах и даже не при помощи веры в существо всемогущее, но бесконечно от нас далекое и требующее от нас отчета лишь в неопределенном будущем, можно помешать людям кончать с жизнью. Словом, мы предохранены от самоубийства лишь в той мере, в какой мы социализованы. Религии могут нас социализовать лишь в той мере, в какой они лишают нас права свободного исследования. Но они больше не имеют и, по всей вероятности, никогда больше не будут иметь в наших глазах достаточно авторитета, чтоб добиться от нас подобной жертвы.

 

ЗИММЕЛЬ ГЕОРГ (SIMMEL) (родился I марта 1858 г. в Берлине) - немецкий философ и социолог, основоположник формальной социологии. С 1901 г. -экстраординарный профессор Берлинского, а с 1914 г. - профессор Страсбургского университета. Написал более 30 книг. Его духовная эволюция шла от натурализма, связанного с воздействием на него прагматизма, социал-дарвинизма и эволюционизма. Далее следовал неокантианский этап с отнесением ценностей культуры к сфере, лежащей по ту сторону природной каузальности и пониманием деятельности гуманитария как "трансцендентального формотворчества" в соответствии с различными формами видения которого возникают различные "миры" культуры. И наконец, последний этап характеризуется разработкой идеи жизни, реализуемой в самоограничении посредством ею же самой созидаемых форм. На "трансвитальном уровне" философия жизни превращается в философию культуры. В движении бесконечно зарождающихся новых культурных форм воплощается ряд конфликтов: содержания и формы, "души" и "духа", "субъективной" и "объективной" культур. "Формальная" социология - интегральная часть культурфилософской и общефилософской концепции Зиммеля. Ее основные понятия - "содержание" (цели, мотивы, побуждения человеческих взаимодействий) и "форма" (универ­сальный способ воплощения и реализации исторически изменчивых содержаний), которые, взаимодействуя, реализуют общество. Задача "чистой" социологии -изучение форм, задача "философской" социологии'- анализ исторических судеб этих форм в их связи с культурно обусловленным содержанием. Основные работы: "Philosophie des Geldes" (Lpz., 1900), "Soziologie" (Lpz., 1908). "Schriften zur Soziologie" (Fr/M., 1983).

В русском переводе публиковались работы "Социальная дифференциация: Социологическое и психологическое исследование." (М. 1909); "Проблема социоло­гии" (СПб., 1913), отрывки из которых представлены в данной книге. Умер 26 сентября 1918 г. в Страсбурге, Франция.

 

Г. Зиммелъ СОЦИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ*

*Зиммель Г. Социальная дифференциация: Социологическое и психологическое исследование. М., 1909.

 









Дата добавления: 2016-04-11; просмотров: 577; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.055 сек.