Художественная культура

Художественная культура Рима отличалась большим разнообразием и пестротой форм, в ней отражены черты, свойственные искусству народов, покоренных Римом, иногда стоявших на более высокой ступени культурного развития. Римское искусство сложилось на основе взаимопроникновения самобытного искусства местных италийских племен и народов, в первую очередь могущественных этрусков, которые познакомили римлян с искусством градостроения (различные варианты сводов, тосканский орден, инженерные сооружения, храмы и жилые дома и др.), настенной монументальной живо­писью, скульптурным и живописным портретом, отличающимся острым восприятием натуры и характера. Но основным было все-таки влияние греческого искусства. Говоря словами видного римского поэта Горация (I в. до Р. X.), «Греция, пленницей став, победителей грубых пленила".

Основные принципы художественной культуры двух народов были в своих, истоках различны. Прекрасное, «надлежащая мера по всем» было для грека и идеалом и принципом культуры. Греки, как уже отмечалось, признавали могущество гармонии, соразмерности и красоты, римляне не признавали иного могущества, кроме могущества силы. Они создали великое и могучее государство, и весь строй римской жизни определялся этой великой мощью. Личные таланты не выдвигались и не культивировались — социальная установка была совсем другая. Отсюда и формула исследователей римской культуры — великие деяния были совершены римлянами, но среди них не было великих художников, архитекторов, скульпторов, равных по значимости гениям античной Греции. Сила государства выразилась прежде всего в строительстве.

Ведущую роль в римском искусстве играла архитектура. Искусство Древнего Рима в VIII - VI вв. до Р. X. отражало простой и суровый уклад жизни и было проникнуто духом практичности. В год основания Рима этруски сооружают первый храм — храм Юпитера на Капитолийском холме, затем храмы Юноны н Минервы также на Капитолии, скульптурное произведение «Капитолийская волчица». Этруск Вулка украсил терракотовой скульптурой храм Юпитера, Юноны и Минервы. После того как Римская республика стала главенствующей державой Средиземноморья, возникло и новое отношение к искусству как средству прославления римского могущества. В период завоеваний широко развивалась архитектура военно-инженерных сооружений. В Риме и около него были созданы крепостная Сервиева стена (379 — 352 гг. до Р. X.), Аппиев водопровод и Аппиева дорога (IV — III вв. до Р.X.). Центром общественной жизни была форум-площадь, созданная в болотистой долине, осушенной подземным сточным каналом. Здесь были сооружены храмы Сатурна, Диоскуров, Конкордии. Сохранились свидетельства о развитии в это время батальной живописи.

Именно в этот период начинается активное проникновение греческой художественной культуры в культуру Римской империи. Для рабовладельческой верхушки стало характерным широкое увлечение греческим искусством, собирание его памятников, копирование их, подражание им. Старые традиции римского искусства сочетались с искусством новых традиций. Именно с этого момента римляне входят в историю как выдающиеся строители. Они возводят монументальные сооружения, даже развалины которых до сих пор поражают воображение. К ним относятся амфитеатры, цирки, стадионы, термы (общественные бани), дворцы императоров и знати. В Риме строили многоквартирные дома — инсулы — в 3 — 6, а порой и в 8 этажей, в которых в основном жил городской плебс.

В искусстве того времени выявились две основные линии: во-первых, привилегированное, официальное искусство; во-вторых, искусство, в возрастающей степени служившее ввиду общего утончения нравов эстетизации личной жизни. Большое влияние на творчество оказывает функциональное, мышление, отсюда те характерные именно для римлян области, в которых они добились наивысших достижений — постройки целевого назначения (создание фасадной техники, строительство по строгому архитектурному плану), портрет, исторический рельеф, интерьер, стенные росписи.

В конце республиканского периода большое развитие в Риме получила архитектура богатого частного дома, который украшался мозаикой и росписью. Во II в. до Р.X. складывается тип многокомнатного дома. Строятся дома террасного типа, виллы. В Риме сооружаются монументальные гробницы (Цецилии Мстеллы, Еврисана — римских полководцев, I в. до Р.X.). В период ранней империи в искусстве развивается парадное, тяготеющее к роскоши и пышности направление. Оно распространилось по всей Римской империи и служило целям пропаганды и утверждения существующего строя. В римской архитектуре складываются типы парадно-триумфальных сооружений (арки, колонны), создаются предназначенные для больших людских, собраний, монументальные постройки с величественными фасадами, огромными внутренними помещениями; базилики, где совершались торговые сделки и вершился суд; амфитеатры, где устраивались гладиаторские бон; цирки, где происходили соревнования колесниц, торжественные шествия и триумфальные процессии. В строительстве широко использовались купола, коробовые и крестовые своды, в качестве материалов применялись камень, кирпич, бетон. Пересечение сводов породило знаменитую купольную систему с четырьмя столбами в центре, появился полукупол, опирающийся на полуцилиндрический выступ стены, — апсида. Так родились основные элементы будущих христианских храмов. Развитие архитектуры вызвало расцвет декоративного искусства: в отделке зданий применялись роспись, лепка, мозаика, инкрустация. Создается декоративная скульптура из мрамора, бронзы и цветного камня. С роскошным бытом богатых слоев общества был связан подъем ювелирного искусства глиптики (обработки драгоценного камня и стекла), различных видов художественного ремесла (бронзовая утварь, изделия из стекла и т. д.).

Во время правления Августа (27 г. до Р. X. — 14 г. после Р. X.) Рим стал мировой столицей. Начался небывалый расцвет искусства и строительства. Возрос уровень строительной техники, позволяющий сооружать здания колоссальных размеров. Здания украшались портиками и рельефами. Поражают своими размерами частично сохранившиеся дворцы Юлиев, Флавиев, Северов. Колонны и триумфальные арки возводились даже в провинции. Август, но его словам, принял Рим глиняным и оставил его мраморным. Дальнейшее усиление императорского Рима, приток богатства обусловили высокий расцвет монументального зодчества в I — II вв. после Р. X. Самое гигантское зрелищное сооружение Древнего Рима — Колизей (75 — 85 гг.), место грандиозных зрелищных гладиаторских боев. В его огромной каменной чаше размещались 50 тыс. зрителей. Мощные стены Колизея разделены на четыре яруса сплошными аркадами, в нижнем этаже они служили для входа и выхода. Спускающиеся воронкой места разделялись согласно общественному рангу зрителей. По грандиозности замысла и широте пространственного решения с Колизеем соперничает храм новый Пантеон (храм всех богов, построенный на месте сгоревшего Пантеона Агриппы), пленяющий свободной гармонией. Выстроенный величайшим зодчим Аполлодором Дамасским, он представляет классический образец центрально-купольного здания, самого большого и совершенного в античности. В дальнейшем крупнейшие зодчие стремились превзойти Пантеон в масштабах и совершенстве воплощения. Античное чувство меры осталось недосягаемым. Художественные идеалы римского искусства III — IV вв. после Р. X. отражали сложный характер эпохи: распад древнеантичного уклада жизни и миропонимания сопровождается новыми исканиями в искусстве. Грандиозные и пышные масштабы некоторых памятников в Риме и в его провинциях уже напоминают архитектуру Древнего Востока. В эпоху Империи получили дальнейшее развитие рельеф и круглая пластика. На Марсовом поле был возведен монументальный мраморный Алтарь мира по случаю победы Августа в Испании и Галии. Верхняя часть алтаря завершается рельефом, изображающим торжественное шествие к алтарю Августа, его семьи и римских патрициев, наделенных точными портретными характеристиками. Следует отметить, что в области монументальной скульптуры римляне остались далеко позади греков и не создали памятников столь значительных, как греческие. Но они обогатили пластику раскрытием новых сторон жизни, разработали бытовой и исторический рельеф, который составил важнейшую часть архитектурного декора. Зато во всем древнем мире архитектура римлян не имеет себе раиной по высоте инженерного искусства, многообразию типов сооружений, богатству композиционных форм, масштабу строительства.

В наследии римского искусства значительное место занимает реалистический скульптурный портрет. Вначале необходимо подчеркнуть, что завоевание Греции и других государств римлянами сопровождалось грабежом городов. Наряду с рабами, разного рода материальными ценностями вывозились в Рим в огромном количестве греческие статуи и картины. Так были привезены в Рим произведения Скопаса, Праксителя, Лиссина, Апеллеса и других видных греческих мастеров. Несмотря на обилие подлинников, вывезенных из Греции, большим спросом стали пользоваться копии наиболее известных статуй. Большой приток греческих шедевров и массовое копирование тормозили расцвет собственно римской скульптуры. Только в области реалистического портрета римляне, использовавшие этрусские традиции, внесли свой вклад, именно портретные статуи получали доминирующее значение, именно в них проявилось своеобразие римского искусства.

Начало портретного жанра в Европе, как мы уже отмечали, положили этруски, которые снимали восковые маски с умерших. Изображение головы покойного прикрывало урну с прахом; в этой традиции было не только стремление сохранить память об облике человека, но и отношение к великой личности как социально значимому идеалу. В качестве самостоятельного вида творчества развитие скульптурного портрета прослеживается с начала I в. до Р.X. Римляне явились авторами нового понимания этого жанра. Они в отличие от греческих скульпторов, пристально и зорко изучали конкретного человека с его неповторимыми чертами. В портретном жанре наиболее ярко проявился самобытный реализм римских ваятелей, наблюдательность и умение обобщать наблюдение в определенной художественной форме.

Римские портреты исторически зафиксировали изменения внешнего облика людей, их нравов и идеалов. Индивидуализация черт исключала возможность эстетического любования, поэтому в жанре скульптурного портрета на первый план вышла идея красоты духовной. Поскольку духовные, нравственные идеалы в обществе подвергались постоянному пересмотру, эволюционировал и портрет. Скульптурным образам республиканской эпохи свойственны лаконичные формы, резкость линий. Идеалом эпохи был мудрый и волевой римлянин Катон — человек практического склада ума, хранитель строгих нравов. Примером подобного образа служит остро индивидуальный портрет римлянина с худым асимметричным лицом, с напряженным клером и скептической улыбкой. Надо отметить, что в этот период римлянами создается тип статуи «тогатус», где изображенный одет в тогу. Гражданские идеалы, республиканской поры воплощены в статуях «Облаченный в тогу», «Брут» и др. Во II — I вв. до Р.X. создаются превосходные бюсты Цицерона и Цезаря.

В конце I в. до Р.X. Римское государство из аристократической республики превратилось в империю. Так называемый «римский мир» — время затишья классовой борьбы в период правления Августа — стимулировал дальнейший рост портретного искусства, которое по-прежнему занимало ведущее место в римской скульптуре. Императорский Рим Августа вернулся к художественным идеалам Греции, привнеся в них постепенно свою рассудочность парадность и помпезность. В дальнейшем эти две тенденции соединились и родился новый жанр — смелые обобщенные портреты, которые передавали индивидуальные черты и в то же время создавали целостный образ личности. Это новое направление получило название «августовский классицизм». Появился идеал строго классической красоты — тип нового человека, которого не знал республиканский Рим. Создаются произведения жизненные и убедительные. Стремление к индивидуализации образа порою доходило в своей выразительности до гротеска. Так, на портрете у Нерона низкий лоб, тяжелый подозрительный взгляд, из-под припухших век и зловещая улыбка чувственного рта. Подобным образом скульптор раскрыл холодную жестокость деспота, человека низменных необузданных страстей. Портрет сделал доступным внутренний мир человека.

В период кризиса античного мировоззрения (II в. после Р. X.) в портрете фиксируется индивидуализм и одухотворенность, самоуглубление и вместе с тем утонченность и усталость, характеризующие период упадка. Это достигалось при помощи тончайшей светотени и блестящей полировки поверхностей лица, которые заставляли светиться мрамор изнутри. Таков портрет «Сириянки», облагороженный тончайшими переживаниями. Когда изменялось освещение, в выражении лица сквозила еле заметная ироническая улыбка, при изменении угла зрения улыбка исчезала и создавалось впечатление грусти и усталости.

К этой эпохе относится монументальная бронзовая конная статуя Марка Аврелия. Образ императора — воплощение гражданственного идеала и гуманности. Это образ философа, автора «Размышлений наедине с собой». Складки одежды сливают его с могучим корпусом великолепно отлитого коня. «Прекраснее и умнее головы коня Марка Аврелия, — писал немецкий историк Винкельман, — нельзя найти в природе». Скульпторы отказались от фронтальных композиций и постепенно от излишней детализации. В лице выделялось самое характерное, скупые линии и крупные формы делали портрет монументальным и экспрессивным одновременно. Изменялся портрет и по настроению, которое, в свою очередь, отражало атмосферу очередного этапа развития Империи: от силы и жестокости в эпоху борьбы с варварами — до религиозной покорности судьбе к V в. после Р.X. Образ человека, утратившего этический идеал в самой жизни, утратил гармонию физического и духовного начала, характерную для античного мира.

На развитие римской литературы также оказала глубокое влияние греческая литература. Как и в остальных областях искусства, греки с III в. до Р. X. стали для своих победителей учителями, их литературные произведения — образцами. Римляне заимствовали литературные жанры, формы и сюжеты, переводили и обрабатывали греческих авторов или подражали им. При всей своей зависимости они создавали, однако, произведения, отражавшие душевный склад человека римского общества. А что было до греческого проникновения? Вплоть до III в. до Р.X. основы литературного творчества римлян лишь намечаются в формах культового песнопения, плача по умершему, примитивного родового эпоса, победных и насмешливых песен, примитивной драмы, городской хроники (анналов), юридических текстов, надгробных речей и пр.

Первым известным по имени римским писателем был цензор (проводил ревизию списка всадников и сенаторов) Аппий Клавдий Цек (ок. 300 г. до Р.X.). Решающий шаг на пути к созданию римской литературы по греческому образцу сделал Ливий Андроник, вольноотпущенник, греческий раб. Он перевел на латынь греческие трагедии и комедии, «Одиссею» Гомера. Переводы его были очень вольными, они допускали включение новых сюжетов, изменение имен и т.д. Его последователем стал Невий, создатель поэзии национально-римского содержания. Попытки Невия превратить по образцу древнеаттической комедии сцену в трибуну выпадов против правящей аристократии привели к заключению его в тюрьму и ссылке.

Наиболее представительным поэтом данной эпохи был многогранно одаренный Энний. В своем основном произведении — историческом эпосе «Анналы», он воспевал исторические деяния римлян. Энний, с точки зрения формы, непосредственно следует Гомеру. Первым действительно выдающимся литератором (комедиографом) стал Тит Плавт (конец III — начало II вв. до Р.X.). В его комедиях нашли отражение римские реалии, хотя герои носили греческие имена, а действие происходило в греческих городах. Плавт заражал зрителей буйной веселостью, используя прием упрощения характеров до гротеска, создавая классические сюжеты комедии положений. Несколько позже писал свои комедии Афер Теренций (ок. 125 — 159 гг. до Р. X.). В его комедиях характеры и сюжеты более психологичны, чем у Плавта. Серьезная комедия Теренция представляет собой переработку греческой (например, «Менандра»). Но если в «родных» римских комедиях зрителю все было известно с самого начала и его забавляло неведение персонажей, то Теренций ставил зрителя в такое же положение, что и героев пьесы, появлялся элемент непредсказуемости. Однако современники ценили Теренция более как стилиста — за чистоту языка.

Необходимо подчеркнуть, что различие греческой и римской культур проявлялось в стадиях развития и в качестве личностного сознания. Ориентации на греческие культурные эталоны Сципионов (прозвище патрицианского рода Корнелиев, из которого вышли выдающиеся полководцы и государственные деятели) противостояла италийская ориентация Катона (234 — 149 гг. до Р.X. — видный политический и государственный деятель, публицист и философ, яростно отстаивал все традиционно римское). В своем творчестве он не только упорно сохранял приемы народного красноречия, но и защищал римский уклад жизни от эллинской изнеженности роскошью. Воспринимая литературу, прежде всего как средство передачи социально значимой информации, Катон не понимал общего гуманитарного содержания греческой культуры.

Полноценное формирование личностного сознания на римской почве началось в период заката республики. Признаком этого процесса явилось появление лирики, свидетельствовавшей о проснувшемся в римском обществе интересе к внутреннему миру человека (в Риме таким признаком стало и появление портрета). Авторы римской лирики были уже далеки от песенной народной традиции, и свои духовные переживания они облекали в готовые греческие формы. Первыми из плеяды выдающихся лириков были Лукреций и Катулл. Лукрецию (1-я половина I в. до Р.X.) принадлежит философская поэма «О природе вещей», излагающая учение Эпикура как путь к благу человечества. Катулл (ок. 87 — 54 гг. до Р.X.) был мастером лирической поэзии. Как и другие поэты его круга, он писал большие «ученые» произведения и легкие небольшие стихотворения. И в тех, и в других особое внимание Катулл уделял отделке формы. Содержание составляли вариации на темы малоизвестных мифов, которые позволяли развивать любовную тематику. Исследователи античной литературы считали Катулла гениальным неотериком (новый, модернист, который представляет точку зрения «искусство для искусства»).

Первым прозаическим произведением на латинском языке был труд уже известного нам Катона Старшего «О сельском хозяйстве». Наиболее выдающимися позднереспубликанскими писателями, мастерами прозы были Варрон и Цицерон. Главное произведение Варрона (116 — 27 гг. до Р.X.) «Древности дел божеских и человеческих» — своеобразная историческая, географическая и религиозная энциклопедия. Его перу принадлежат, также, многочисленные грамматические, историко-литературные произведения, биографии наиболее знатных граждан, философские произведения. Цицерон (106 — 43 гг. до Р. X.) был выдающимся государственным деятелем, прекрасным оратором, юристом, знатоком философии, замечательным писателем.

Одно из высочайших достижений римской культуры — литература эпохи ранней империи. Она представлена целым созвездием имен замечательных поэтов и писателей: Вергилия, Горация, Овидия, Сенеки, Апулея, Петрония и др. Тяготение к формализму и легкость сменяются углублением содержания и обращением к классической гармонии. Интерес к литературе возрос, так как политическая борьба, поглощавшая ранее все духовные интересы общества, потеряла всякий смысл. Принцепс Август прославлялся как спаситель и восстановитель государства. Вновь оживились представления об основных ценностях римского народа. Была провозглашена его имперская миссия. Август понимал значение поэзии для успешного осуществления своей политики, всесторонне ей покровительствовал. Он также стремился управлять литературным процессом, заставить литературу выполнять социальные функции по своему собственному заказу. Ближайшими помощниками Августа в этом начинании выступали такие деятели, как Меценат и Мессала, которые, объединив вокруг себя литературные круги, оказывали поэтам и писателям широкую поддержку.

Первыми на требования эпохи откликнулись поэты, прежде всего Вергилий и Гораций. В монументальной эпической поэме «Энеида» Вергилий (70 — 19 гг. до Р.X.) идеализирует Августа как образцового римлянина и потомка мифического героя Троянской войны Энея. Как «Илиада» Гомера — идеологическое осмысление единства греческой нации, так «Энеида» осознание единства Рима с Италией. Именно в «Энеиде» впервые чистой нотой зазвучал подлинный национальный итальянский патриотизм. Большое влияние на нравы римлян оказала поэзия Горация (65 г. до Р.X. — 8 г. после Р.X.), прославлявшего чувство такта, меры и достоинства в человеке:

Тот, кто золотой середине верен, Мудро избежит и убогой кровли,

И того, что в других питает зависть - дивных чертогов, Чаще треплет вихрь великаны — сосен, Тяжелей обвал всех высоких башен И громады гор привлекают чаще молний удары.

Следует отметить, что поэты-лирики продолжали катулловское направление, стояли в оппозиции Вергилию и Горацию (последний даже стал теоретиком официозного классицизма).

Великим поэтом-лириком был Овидий (43 г. до Р.X. — 18 г. после Р.X.). Уже первое произведение «Любовные элегии» в 3 книгах сделало его знаменитом. В 15 книгах «Метаморфоз» Овидий последовательно излагает около 250 мифов о превращениях греческих богов и героев, начиная с возникновения мира из Хаоса и кончая апофеозом Цезаря. У Овидия сама мифология служит стилистическим приемом, который поднимает любовную игру до уровня обожествления (а значит, и выше государственного):

Божий дар — красота;

И если прикинуть без лести,

То ведь придется признать: дар этот есть не у всех,

Нужен уход красоте, без него красота погибает,

Даже если лицом схожа Венере самой.

В условиях, когда Август провозгласил возврат к суровым обычаям предков, возрождению семьи и нравственности, любовные элегии расценивались как кощунство — остаток жизни Овидий провел в ссылке. Эпическая и лирическая поэзия уступила место сатирической. Так, уже басни Федра (I в. после Р.X.) были направлены против моральной испорченности верхушки римской аристократии.

Воспитатель императора Нерона, — знаменитый философ Сенека (55 г. до Р.X. — 40 г. после Р.X.) внес значительный вклад в развитие трагедийного жанра. Именно эту античную трагедию драматурги Нового времени избрали в качестве образца для подражания. Трагедии Сенеки написаны в духе «нового стиля»: затянутые патетические монологи, громоздкие метафоры и сравнения предназначены скорее для читателя, чем для зрителя. Развитие искусства, красноречия, стремление его сохранить содействовали развитию прозы. Плодотворным итогом софистической практики явилось возникновение малых прозаических форм — писем (художественных и псевдоисторических), описаний. И в Греции, и в Риме появился роман. Исторические повествования, ставшие весьма распространенными в Риме, были призваны компенсировать слабо развитую собственную мифологию. Развитие личного лирического начала в литературе, а также преобладание обыденного утилитарного сознания в духовной жизни породили интерес к вполне земным приключениям и любовным переживаниям.

Вершиной римской прозы можно назвать роман сатирический, роман-пародию. Лукиан (ок. 120 г. — ок. 190 г. после Р.X.) — автор примерно 80 сочинений (из которых не все считаются подлинными). В написанных живым языком, остроумных сатирических диалогах Лукиан осуждал пороки своего времени и упадок нравов, высмеивал ничтожество земных благ, беспощадно клеймил целые социальные слои и сословия. Осознав никчемность риторики, Лукиан подверг критике риторов и все философские школы за их догматическую окостенелость, лицемерную пустопорожнюю болтовню и отсутствие связи с реальной жизнью. Он оказал значительное влияние на мировую литературу, главным образом, на эпоху Возрождения и Просвещения.

Апулей (ок. 124 г. после Р.X.) — автор авантюрно-аллегорического романа «Метаморфозы» (или «Золотой осел»), представляющего собой обработку одного из греческих произ­ведений. В нем описаны приключения Луция, у которого с помощью колдовства появились ослиные уши, а потом к нему вновь вернулся человеческим облик. Апулей в 11 книгах романа рисует красочные картины греческого быта. Произведения Апулея отличались богатством языка и живым выразительным стилем. Особое значение имеет роман «Сатирикон» (правильнее «Сатуры») Петрония (I в. после Р. X.) — один из первых античных романов, в котором дана обличительная картина жизни римской провинции. Представитель высшего общества, чиновник на высоких должностях, придворный Нерона — «арбитр изящества» в 66 г., он был принужден Нероном к самоубийству за предполагаемое участие в заговоре Пизона. В романе, выдержанном в стиле непринужденного рассказа (образец разговорного народного языка), даны гениальные реалистические зарисовки нравов, эпохи ранней Империи. Высмеивая с позиции аристократа и эстета плебейскую среду, Петроний создает сатирические типы претенциозных богачей-выскочек. Остроумно и живо рисует он многоликих людей и их жизнь, заглядывая в потаенные глубины человеческого бытия (веру в чудеса и ведьм, грубую эротику и извращения).

В конце своего существования римской литературе удалось еще раз создать произведение мирового масштаба — «Утешение в философии» Боэция (ок. 480 — 524 гг. после Р.X.). В нем Боэций ведет диалог с философом, поучающим его, что земное счастье изменчиво, что только в добродетели мудрец находит истинное утешение, что страсти должны подчиняться разуму, что всякая неудача ниспосылается богом на благо человеку. Благодаря многим переводам на различные языки его произведение вошло в сокровищницу мировой литературы.

Римское искусство завершило большой период античной художественной культуры. В 395 г. Римская империя распалась на Западную и Восточную. Разрушенный, разграбленный варварами в IV — VII вв. Рим опустел, среди его руин вырастали новые селения, но традиции римского искусства продолжали жить. Художественные образы. Древнего Рима вдохновляли мастеров Возрождения.

 

ВВЕДЕНИЕ

Рассматривая культуру эпохи Средневековья, нужно, преж­де всего, обратить внимание на два момента.

Во-первых, в популярной и научной литературе, в том чис­ле и в достаточно серьезных изданиях (например, История средних веков /Под ред. М. Колесницкого. М.: Просвещение, 1980), до сих пор сохраняется негативная оценка эпохи Сред­невековья как мрачной ночи человеческого разума, гибели культуры, накопленной античностью. Во многом эта оценка восходит к французским материалистам и просветителям XVIII в., которые представляли Средневековье эпохой без­временья, не создавшей ничего достойного человеческого вни­мания. Из трудов Гельвеция, Дидро, Вольтера, Руссо такая оценка перекочевала в советскую популярную и атеистическую литературу, марксистские учебники по истории и культурологии.

Не вдаваясь сейчас в теоретический спор о роли эпохи Средневековья в истории (это тема для отдельного серьезно­го разговора), обратим внимание на то, что указанная оцен­ка есть, прежде всего, опережающая оценка: в ней с позиций сегодняшнего дня оценивается то, что было и создавалось ты­сячу лет назад. Логический метод изучения истории культу­ры рекомендует как раз обратное: следует выяснить значе­ние культуры Средневековья в современном ее контексте, то есть понять и объяснить ее смысл, содержание и значения для современного ей человека и человечества в целом.

Упрекая средневековую культуру в том, что она не имела яркости античной, не следует забывать, что Средневековье возникло в результате слияния римского и варварских миров. И если образовавшаяся из этого слияния культура не была такой же яркой, как античная, то она не была и такой же бесцветной, как варварская. Кроме того, культура средневековья явилась не только необходимым, но и во многом ключевым моментом в дальнейшей истории европейской культуры.

Второй момент, на который необходимо обратить внима­ние, — это проблема хронологических рамок и географических границ самой эпохи Средневековья и соответственно ее куль­туры. Дело осложняется тем, что если термин «античность» указывает на национально-территориальную принадлежность данной культуры (речь о Древней Греции), то термин «средневековье» такого указания не дает. Например, вряд ли мож­но говорить о Средневековье по отношению к Индии или Ки­таю и т. д. Но даже если мы и ограничимся Европой, то все равно сохранится достаточно трудный вопрос: где заканчива­ется Средневековье и начинается эпоха Возрождения?

Отвечая на этот вопрос, вряд ли будет научно оправдан­ным использовать периодизацию истории по марксовым об­щественно-экономическим формациям. Хорошо известно, что культурная история имеет определенную самостоятельность по отношению к истории экономической. Достаточно напом­нить, что далеко не всегда новая общественно-экономическая формация по всем показателям превосходит предшествующую. При оценке прогрессивности или регрессивности обществен­ного строя недостаточно ссылаться, как это делает К. Маркс, только на уровень развития материальных производительных сил. Здесь нужно учитывать целый ряд обстоятельств.

Во-первых, уровень развития производительных сил мо­жет быть сколь угодно высоким, но при этом возможна ситу­ация (мы можем эмпирически наблюдать ее в известной мере в современном производстве), когда продукта едва-едва хва­тает на покрытие расходов на его производство. То есть, из­быток продуктов над издержками их производства — это действительная основа всякого производства — может быть, нищенски скудным при самой высокой материально-техниче­ской базе. Во-вторых, этот избыток может быть и достаточно большим. Но из него нужно уметь образовать и накопить об­щественный производственный и резервный фонд.

Протофеодальные производственные отношения возникли еще в недрах Древнего Рима, когда господствовала культу­ра латинской античности, а средневековая культура уступила место культуре эпохи Возрождения до возникновения буржуазного способа производства. Тем более нельзя связывать культурную эпоху Средневековья, ее рамки с событиями по­литической истории. Под Средневековьем, как культурной эпохой, мы будем понимать господство исторически опреде­ленного, специфического и доминирующего типа деятельности и мышления, характерного для Европы, хронологические рамки которой можно датировать IV—XIV вв. нашей эры. Дру­гими словами, сам термин «средние века» не имеет строго научного смысла и четкой хронологической определенности. Итальянские гуманисты, например, называли средним веком время, отделяющее их время, от классической древности. Оп­ределяющим в культуре Средневековья является структура его духовной жизни и, прежде всего, специфичность мировоз­зрения.

При переходе от эпохи латинской античности к эпохе Сред­невековья произошла настоящая, мировоззренческая револю­ция. Наиболее характерные черты этой революции связаны с окончательной победой христианства над язычеством, в греко-римском мире и смена парадигмы в мировоззрении: с природного космоса (греч. Kosmos — Вселенная) — на сверхприродное бытие, с рационального логоса (rpеч. logos — понятие, мысль, разум) — на иррациональную веру. Результатом этих измене­ний стало появление господствующей парадигмы мировоззре­ния — с новым взглядом на мир, новым стилем мышления,

новыми идеями и проблемами, внутри которых в течение дол­гих веков вращалась мысль средневекового человека. Именно поэтому в настоящей лекции в первую очередь рассматрива­ется структура мировоззрения эпохи Средневековья.








Дата добавления: 2016-02-13; просмотров: 1661;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.017 сек.