Б) Аккультурация и рецепция как способы модернизации права России

Но нельзя сказать, что формирование российской правовой системы имело локальный характер (происходило изолированно). Действительно, как показывает мировая история права, правовые системы всех стран не существуют изолированно. Они взаимодействуют друг с другом, ведут нескончаемый культурный диалог. В связи с этим и на формирование правовой системы России оказали глубокое влияние византийская культура, православие, дух позднеримского права, а также европейское (западное) право.

Речь пойдет о юридической аккультурации, т.е. о переносе одной культуры в другую, и о рецепции права, более широкого культурного заимствования, когда меняются все или многие важнейшие культурно-смысловые парадигмы сознания общества и принятые в нем практики социальной жизни.

Россия, включая ее непосредственных государственных предшественников, принадлежит к разряду стран, правовая система которых несколько раз менялась в результате рецепции. Это было не стихийное копирование чужих образцов жизни, чужих "образов Будущего", в том числе и правового, а их сознательное и планомерное заимствование.

На протяжении тысячелетия страна, по меньшей мере, дважды обращалась к заимствованию чужой государственно-правовой традиции. При этом юридическая аккультурация осуществлялась по инициативе публичной власти.

1) Аккультурация византийской идеи права как "первая волна"

Первая волна модернизации, собственно говоря, создавшая новую правовую систему Руси, связана с принятием христианства. Русь восприняла восточно-римский толк христианства — православие. В тот момент протороссийское общество сориентировалось на Византию — самую сильную и организованную на основе многовековых традиций евроазиатскую державу, к тому же весьма близкого соседа восточных славян. Православная Византия выступила образцом развития для отказавшейся от язычества Руси.

Диффузия или передача опыта управления государством и правовых практик регулирования социальных процессов Византией восточным славянам началось раньше, в IX в., когда империей были заключены договоры с племенами, получившими дань с "греков", а взамен, гарантировавшими спокойствие ее границ.

Договоры русских князей с Византией, а затем и принятие православия раздвинули пределы Восточной Римской империи, включив в ее состав Древнюю Русь в качестве ассоциированной территории. Это предопределило в дальнейшем и наиболее существенные черты древнерусского государства и права (Договор с Византией 907 г., 911 г. - князь Олег, Договор с Византией 944 г. – князь Игорь, Договор с Византией 971 г. – князь Святослав).

Таким образом, Русь вместе с христианством восприняла новую "идею права", т.е. произошла рецепция византийской "идеи права". Вследствие чего весь спектр нормативных функций — указывать закон, предоставлять права, производить приговоры, присуждать воздаяния — сосредотачивается в высшем, божественном начале, а значит, должен реализовываться через представителя Бога на земле. В византийской традиции таким представителем был Государь в союзе с Церковью. Тем самым право перестало быть воплощенным в обычаях природным началом, как это было характерно для варварского этапа истории русских, и превратилось в волю и дело теократии.

В целом можно с уверенностью сказать, что рецепция византийского права послужила мощным толчком модернизации права русского, хотя и не без специфических черт, приобретенных последним в ходе такого культурного копирования.

2) "Третий Рим" — "вторая волна" модернизации российского права

"Вторая волна" модернизации русского права связана не столько с тотальной рецепцией, обретением русским обществом новой "идеи права", сколько получения им статуса хранителя этой идеи, ответственности за ее развитие и распространение. После падения Константинополя в 1453 году оказалось, что православная империя утратила свою центральную часть, но не перестала существовать.

Россия, как оставшаяся часть великого православного царства, стала ответственной за хранение мира и была просто вынуждена заимствовать имперскую идею у Византии. Москва была объявлена "Третьим Римом" («Восток»).

Христианские народы Западной Европы воспринимали себя также прямыми наследниками Великого Рима, членами его Святой Церкви. Императоры Священной Римской империи германской нации, короли Англии, Франции, Шотландии, Арагона, Кастилии, Португалии и др. добивались "императорского достоинства", так как чувствовали себя частицей Рима на землях немцев, англичан, французов и т.д. Они составляли своего рода "христианскую конфедерацию", объединяемую римским наследием и его важнейшей частью — Святым престолом папы («Запад»).

Приняв статус "Третьего Рима", Россия окончательно усвоила византийскую идею права, но, в то же время, окончательно придала ей московское прочтение. Культурный образец, на который ориентировалась Русь, прекратил свое существование. Русское государство и русское право стали самодостаточными. Они сами выступили культурным каноном, сохранение и развитие которого превратилось в собственное дело России. Иными словами, кульминация рецепции византийского права стала ее завершением, дальше российское право развивалось на базе православных ценностей не как копия византийского, а как уникальное российское явление.

Российская государственность превратилась в теократическую империю. В 1562 г. ее формально признал Константинопольский патриарх Иоасаф II. Своей "соборной грамотой" он дал право Ивану Грозному "быти и зватися царем законно и благочестиво". Таким образом, в России появились царь (император) и в конце концов свой патриарх. Первым царем считается Иван IV (Грозный), венчанный на царство в 1547 г.

Таким образом, последний акт рецепции византийской государственно-правовой традиции предопределил особый путь государственно-правового развития Россией. Будучи в момент своего зарождения весьма близким с правом западноевропейских раннефеодального государства, российское право, одухотворенное православной идеей, на долгие века разошлось в своем развитии с правом западноевропейским. В России не осталось места дуализму Церкви и Государства, тому самому дуализму, который, собственно говоря, и создал в XI-XII вв. основы западной государственно-правовой культуры, западное право, с его специфическими чертами

Русское учение о праве приобрело свою законченность в утверждении того, что истина (то, что соответствует божественному порядку) сообщается представителем Бога на земле, и в первую очередь монархом. Право есть правда от царя.

Основные черты средневекового права России:

1) Так и не оформилась юридическая наука, не появилось отличного от воли правителя правового текста, который нужно прояснять, толковать, сохранять усилиями отнюдь не государственных мужей.

2) Правосудие приобрело характер тайного и письменного процесса. Христианские монархи заявили все права на установление истины в судебном процессе, а также на тело обвиняемого (подсудимого) в процессе. Для этого вполне допустимо было мучить, пытать тело — оболочку души, таившую в себе возможность искушения последней. Таким образом, движение русского права в сторону письменного и тайного процесса оформилось в Судебнике 1497 г., а введение пытки, официально закреплено Судебником 1550 г.

3) Российское государство приобрело характер империи — государства, стремящегося к бесконечному расширению, к навязыванию своего универсального порядка всем окружающим.

3) Вестернизация российского государства и права

Военные столкновения и торговые контакты России с Западом существенно повлияли на выбор российским обществом направления своего развития, в том числе и в выборе нового образца государственно-правового развития. В конце XVII в. началась третья волна модернизации российского права, связанная с рационализацией и вестернизацией общества, рецепцией идеи западного права. Византийский образец явно устарел. Россия сделала выбор в пользу светского, рационально устроенного общества, государства и права.

Западное право нового и новейшего времени стало рациональной технологией решения социальных проблем, а ее теория — юриспруденция — стала частью общего процесса модернизации западного общества. Западная модернизации как преобразование жизни общества на разумных началах, воплощаемых в утвердившихся в XVII-XIX вв. в Европе новой науке и технике, включила в себя и новую полностью секулярную, очищенную от влияния религии юриспруденцию, с развитой юридической техникой правотворчества, специальным образованием, чрезвычайной важностью для общества профессиональной роли юристов и пр.

Мода на следование западным культурным образцам в российском государстве реализовалась в тотальной рецепции западной государственно-правовой традиции в результате реформ Петра и его наследников. Рецепция была очень трудным и мучительным процессом, растянувшимся на несколько столетий.

В XVIII и в последующие века прямые заимствования текстов западного права Россией обрели просто колоссальные размеры. Рецепции подверглось в первую очередь шведское право, а также германские, французские, датские законы. Были проведены обширные кодификационные работы, изменена юридическая техника, что выразилось в:

а) обретении русским правом западной отраслевой структуры, появлении многочисленных отраслей и институтов, ранее не известные русскому праву (вексельное право, регулирования права на разработку недр, договор товарищества, новые организационные формы предпринимательской деятельности и пр.);

б) превалировании письменного нормативно-правового акта над иными источниками права;

в) переходе от каузальных предписаний к абстрактно-общим нормам;

г) вытеснении формальными моментами (письменная форма сделки, их регистрация и пр.) традиционных, архаических юридических ритуалов (религиозно-символических актов, ранее выполнявших роль юридических фактов), письменных зафиксированных фактов над свидетельскими показаниями.

Екатерина II в 1766 г. написала "Наказ" комиссии, которой было поручено осуществить кодификацию действующего русского права. В "Наказе" формулировались принципы правовой политики и правовой системы. В нем заимствования из трактата Ш.Монтескье "О духе законов", трактата Ч.Беккариа "О преступлениях и наказаниях", "Энциклопедии" Д.Дидро и д,Аламбера составили более 80% статей (всего их было 526) и 90% текста.

Данные преобразования в правовой системе дали толчок развитию в России профессиональной школы, в том числе формирование самостоятельной профессия юристов, которая окончательно оформилась в важнейшую сферу социальной практики после учреждения первых русских университетов в конце XVIII — начале XIX вв., а также после судебных реформ второй половины XIX века.

При этом система государственного управления заимствовалось у Швеции, профессиональное образование юристов и государственных служащих — у Германии и Франции, и т.д.

Развитие российского права на западный манер стало определяться все более нарастающим стремлением к приведению жизни в порядок на основе разумного понимания целей индивидуальной и общественной жизни. Причем речь шла именно о рецепции западного права — глобальной аккультурации чужой государственно-правовой традиции.

Правда, тотальная рецепция Россией чужой, теперь уже западной, идеи права, хотя и привела к ускоренной модернизации российского права, в то же время сопровождалась рядом особенностей, характерных для страны, долгое время культивировавшей несколько иную систему ценностей.

Особенности рецепции права в России:

1) Модернизация государства и права осуществлялась в результате реформ "сверху", т.е. вестернизация осуществлялась по воле и по инициативе монарха, а значит, в России консервировался взгляд на право как на приказ власти (отсутствие разделение государства и гражданского общества; отсутствие борьбы индивида за свои права (отстаивание прав в судебном процессе).

2) Копирование западного опыта в сфере правового развития страны шло от прямого копирования (перевода и принятия) источников зарубежного права к созданию собственных источников на основе заимствованных принципов. Идеологическое подкрепление данному положению вылилось в закреплении принципа в русской юридической науке, согласно которому: "...Закон есть отчина в каждом обществе. Самостоятельное общество, пока оно самостоятельно, не может подчиниться чужим законам, принесенным со стороны; подчинение чуждым законам есть уже явный признак падения общества. Законы должны вытекать из исторической жизни народа".

3) Целью российской модернизации, в том числе и государственно-правовой, было преодоление отставания в первую очередь в сфере науки, производства, а уж затем уровня жизни населения.

Итак, начиная с реформ Петра I и до Октябрьской революции 1917 г. российское право развивалось под сильнейшим влиянием западного права и в первую очередь — романо-германский правовых традиций. Россия, стремясь модернизировать собственное государство и право, старательно копировало западный правовой опыт, реципировало западную идею права и заимствовало весьма внушительный массив нормативно-правовых текстов. Однако задача осуществить "темповую" модернизацию, воспроизвести в России наиболее передовые образцы западных государственно-правовых порядков (преимущественно — германских), при этом перепрыгнуть через целые этапы пути стран Европы и Северной Америки к этим порядкам оказалась для России чрезвычайно сложной.

4) Социалистическая модернизация российского права

Четвертая волна модернизации российского права стала результатом октябрьской революции 1917 г.

На протяжении более чем двух веков Россия пыталась стать лидером в мире, восприняв чужую методику создания "картинки Будущего" и ее воплощения в жизнь. Но культурный барьер так и не удалось преодолеть. Русско-японская, а затем и 1-я мировая война показали, что "Будущее" становится все научным и технологичным и Россия никак не может сократить разрыв во времени с ним. Модернизационные усилия, предпринимаемые страной, оказались недостаточными. Признание этого стало базой формирования идеологии еще одного модернизационного рывка, который должен был сократить расстояние между индустриальным "Будущим" и Россией. Таким рывком для значительной части российского общества стала социалистическая революция.

Рецепция западной идеи права в России времен "модернизационного нетерпения" выразилась в нескольких характерных чертах, которые приобрело российское государство и право:

1) Принятие писаной конституции как закрепленного правовыми средствами образа "Будущего" для страны. Конституции, принимаемые в ходе любых революций, рационально выстраивают образ "Будущего" в виде своего рода обязательной последовательности совершения действий как всем обществом, так и его отдельными членами для достижения заранее заданного, спроектированного результата. Естественно, что совершая социалистическую революцию как акт рационального выбора нового Будущего, Россия среди прочих атрибутов заимствовала у предшествующих западных революций идею конституционализма.

2) Советский федерализм. Федерация в рамках западной государственно-правовой традиции на опыте США, Германии и Швейцарии рассматривалась как форма создания однородного государственно-правового пространства. Для России социалистическая рецепция федеративной формы виделась способом включения страны в состав более развитого западного мира.

3) Резкий рост в России массива нормативно-правовых актов, в том числе осуществление обширных кодификационных работ. В 1918 г. был принят Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве и Кодекс законов о труде. В 1922-1923 г. в РСФСР было принято еще 7 кодексов: Уголовный, Гражданский, Земельный, Уголовно-процессуальный, новая редакция Кодекса законов о труде, Гражданский процессуальный и Лесной. В 1926 г. был принят новый брачно-семейный кодекс РСФСР, новая редакция Уголовного кодекса, на Украине вступил в силу Административной кодекс. Здесь Россия вновь повторила опыт западный стран, переживших эпоху революций, и, в частности, последовала примеру Франции.

Таковы основные черты четвертой волны модернизации российского права. Она явно была результатом стремления скопировать западный образец, но отклонилась от этого образца по мере практической реализации копирования. Вновь основным инициатором государственно-правовой модернизации выступало само государство, что объективно привело к воспроизведению российской государственно-правовой традиции: право есть воля государства и только последнее знает, в чем состоит благо общества.

Пока Россия создавала индустриальное общество, Запад совершил рывок в общество постиндустриальное. Отсюда — жесточайшее разочарование российского общества в социализме, в радикальном западном мышлении — марксизме. Нереализованная цель — выйти на уровень развития Западных стран — вызвала к жизни следующий рывок модернизации России, российского права и государства. Данный рывок Россия начала с конца 80-х гг. и сейчас он еще продолжается.

5) Постсоциалистическая модернизация российского права

Суть нынешней (пятой по счету) волны модернизации права в России — в тотальной рецепции западного опыта. По объему заимствований и точности копирования западной государственно-правовой традиции современные преобразования права, пожалуй, сопоставимы лишь с периодом реформ Петра I. В конце ХХ в. в России пропуск в западное "Будущее" опять был найден в точном воспроизведении в стране государственно-правовых порядков западного мира. При этом рецепция Россией западного правового опыта свершается в условиях "глобализации", т.е. постепенного преобразования мирового пространства в единую зону, где беспрепятственно перемещаются капиталы, товары, услуги, свободно распространяются идеи и передвигаются их носители.

Фактором "глобализации" стала деятельность международных публичных организаций. "Международные политические и политико-экономические структуры размывают остатки национального суверенитета, — пишет М.А.Молчанов.— Коллективное вмешательство под эгидой ООН во внутренние дела суверенных государств в виде миротворчества либо гуманитарной интервенции для защиты систематически нарушаемых прав человека становится нормой международной политики. Вынесение приговоров национальным политическим деятелям Международным судом в Гааге создает прецедент и закладывает основы новых норм международного права. Национальные и международные бюрократы управляют государствами-членами Европейского союза примерно в равной степени — изнутри и извне, причем чиновники все больше прибирают к рукам принципиальные для любого общества вопросы — от обороны и финансов до индустриальной и налоговой политики".

Таким образом, у России нет выбора, если она желает "встроиться" в современный "глобальный мир", она должна будет допустить на свою территорию его субъектов. Это автоматически влечет за собой установление благоприятного для них правового режима деятельности. Если не сделать это, Россия рискует превратиться в режим-"изгой". Иными словами, глобализация в качестве принципа культурного, правового, технологического, финансово-экономического развития разных стран утверждает унификацию, причем не только форм экономической активности, систем образования, способов менеджмента, научных знаний, даже потребительской культуры, но и права, а также государственных и политических институтов разных стран. России в конце ХХ в. стала частью стремительно унифицирующегося в правовом отношении мира.








Дата добавления: 2016-03-20; просмотров: 702; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.013 сек.