Формальное мышление и логика 1 страница

 

Много различных значений связано со словом «логика». Логика — это и последовательность мыслей, и некоторая изощренность ума, и впечатление убедительности рассуждений и многое другое. Логику часто называют строгой, содержательной, диалектической, математической, прикладной, символической, традиционной, формальной и др. Однако для нас в дальнейшем самым важным эпитетом слова «логика» будет слово «формальная». Это означает, что мы будем заниматься формальной логикой.

Родоначальником формальной логики еще в IV веке до нашей эры стал древнегреческий ученый и философ Аристотель, поэтому ее называют аристотелевской. Эта логика была обогащена многовековой традицией, включающей стоиков, средневековых схоластов, философов и математиков нового времени, и поэтому ее называют традиционной. Однако именно слово «формальный» правильно определяет особенности той логики, которую мы будем изучать и которая стала основой современной математической или символической логики, а также риторики, теории аргументации, лингвистики, программирования.

Слово «формальный» уместно в применении к нашему предмету в силу связи логики с формальным мышлением.

Здесь у внимательного читателя может возникнуть возражение, поскольку словом «формальный» обычно обозначают нечто внешнее, не затрагивающее сути дела, игнорирующее реальные проблемы и потребности. Действительно, такой оттенок есть в этом слове. Мы, например, привыкли называть формальным мышление бюрократа, который выискивает всякие казуистические штуки ролько для того, чтобы не решать проблемы обращающихся к нему людей. «Формальным подходом к делу» именуем мы неспособность или нежелание по-настоящему заниматься делом. На эту тему можно привести множество примеров.

Указанный смысл слова «формальный» распространен в нашем языке. Однако является ли этот смысл «врожденным» или «благоприобретенным»? Свойствен ли он языку изначально или возник в нем под влиянием распространения той или иной системы взглядов? Если мы обратимся к философии, из которой, я полагаю, и пришел этот смысл в наш язык, то увидим, что ни Аристотель, ни Кант не употребляли слово «формальный» в весьма уважительном смысле. В западноевропейской философии уничижительный смысл за этим словом закрепил Гегель, стремившийся противопоставить «пустой» формальной логике содержательную диалектическую логику. В русскую культуру этот смысл слова «формальный» был внесен славянофилами, следовавшими гегелевской традиции словоупотребления. Славянофилы таким способом выражали свое несогласие с традициями рационального мышления и правового общества, которые, по их мнению, были характерны только для западного типа развития.

В настоящем учебнике слово «формальный» мы будем использовать в том смысле, который вкладывали в это слово Платон, Аристотель и Кант. А вот что это за смысл и заслуживает ли он нашего внимания, мы и определим в этом параграфе.

Предмет логики, как и любой другой науки, нельзя определить краткой последовательностью слов. Определение следует, скорее, из рассмотрения всей дисциплины в целом. Недармм говорят, что математика — это то, чем занимаются математики. Но можно дать серию последовательных разъяснений предмета науки. Этому посвящена тема 1.

Мы собираемся изучать формальную логику. Самое первое разъяснение ее предмета таково:

Формальная логика — это дисциплина, изучающая законы формального мышления.

Однако ваша логическая интуиция (а она есть почти у каждого) должна запротестовать: «Здесь тавтология, формальное определяется через формальное!» Правильно, но я же предупреждал, что никакого опредейения давать не собираюсь, а приносит ли нам это разъяснение что-либо новое, зависит исключительно от того, как мы объясним термин «формальное мышление».

Начну с рассмотрения жизненной ситуации. Представьте себе человека у светофора. Горит красный свет, но ни справа, ни слева, и ни с какой-либо другой стороны машин до линии горизонта нет. Что делать: идти или нет? Не предвосхищая заранее ответа на этот вопрос (хотя почти каждый из нас скажет: «А чего здесь ждать?»), замечу, что в этой ситуации есть две возммжные линии поведения: идти или стоять. Наши душевные борения у светофора показывают, что в любой ситуации, где имеются более или менее разработанные правила[1], появляется возможность конфликта между поведением, следующим правилам, и непосредственными интересами людей. Там, где возникает этот конфликт, появляется возможность действовать двояко: 1) в соответствии с правилами, 2) в соответствии с непосредственными интересами, зачастую противоречащими правилам. На этом основании мы будем различать два типа поведения людей в ситуациях, где есть заранее фиксированные правила: следующее правилам и не следующее правилам. Правила связаны с формой действия. Форма действия есть система постоянных, устойчивых характеристик действия, возобновляющихся при его повторении. Поэтому форма действия задается системой правил, управляющих данным действием. Поведение (человеческое) есть система действий людей. Если поведение основывается на форме входящих в него действий, мы будем называть его формальным. Если же поведение связанно с сознательным отказом следовать правилам, мы будем называть его антиформальным. Точнее:

Формальное поведение — это последовательность внешних действий людей, происходящих в соответствии с заранее заданными правилами.

Антиформальное поведение — это внешние действия людей, нарушающие заранее заданным правилам.

В определении формального поведения не случайно упомянуто слово «последовательность», а в определении антиформального поведения его нет. Формальное поведение всегда последовательно. Антиформальное хаще всего хаотично, то следует правилам, а то не следует им, то следует одной системе правил, то произвольно меняет ее на другую. Можно, конечно, задаться целью систематически нарушать какую-либо систему правил. Однако вряд ли в этом случае удастся быть последовательным. Чтобы ограбить банк (нарушить правила, устанавливаемые Уголовным кодексом), лучше всего добраться до места преступления незаметно, а для этого надо соблюдать правила дорожного движения.

В жизни часто встречаются ситуации, в которых правила заранее не заданы. Они, конечно, есть, эти правила, потому что в природе и обществе в конечном счете все происходит по тем или иным правилам, мы только можем их знать или не знать, они могут быть заранее заданы или не быть заранее заданы. Чтобы говорить о поведении в ситуациях, где нет заранее заданных правил, введем понятие неформального поведения.

Неформальное поведение — это внешние действия людей в ситуациях, в которых правила не заданы заранее.

Неформальное поведение— это поведение еще не определенное, оно может стать, если задать правила, по которым должны происходить действия, как формальным, так и антиформальным. Поэтому о нем мы сейчас говорить не будем. Давайте лучше посмотрим, важно ли для нашей с вами обычной жизни формальное поведение или нет?

Чтобы установить важность или неважность формального поведения, нам нужно найти такие области в жизни людей, где есть более или менее четко фиксированные системы правил. Пример с правилами уличного движения наводит нас на мысль, что самой очевидной областью формального поведения могла бы стать область права. Действительно, что такое правовые законы, если не определенного вида правила, в которых определенные дейст­вия людей запрещаются или предписываются. Следовательно, совокупность законов, действующих в обществе, есть такая система заранее фиксированных правил. А раз есть такие правила, то возможно формальное, неформальное и антиформальное поведение. Что же такое в данном случае формальное поведение? Это — поведение, следующее законам, т.е. поведение, вынолняющее предписания или запреты права. Что такое антиформальное поведение? Это – действия людей, нарушающие предписания или запреты права. Такие действия мы знаем под названием «преступления».

Таким образом, право — область формального поведения. Действительно, в области права мы замечаем тот же самый конфликт, который был упомянут ранее. Это — конфликт между способами поведения, предписываемыми правовыми нормами, и способами поведения, диктуемыми непосредственными интересами людей.

У этого конфликта, как и в более общем случае, есть два способа решения. Первый — безусловное предпочтение поведения, следующего норме права. Это и есть формальное правовое поведение. Второй — поведение, совершаемое при незнании законов или прямо нарушающее их. Это — неформальное или антиформальное поведение. И какое бы вы предпочли, если исходить из более или менее общественно значимых мотивов?

Цивилизованное общество стремится быть правовым. К сожалению, человечество легко соскальзывает к неправовому обществу. Принцип последнего: «Если нельзя, но очень хочется или очень надо, то можно». По этому принципу всегда производилось обоснование исключений из права. Основаниями для таких исключений обычно бывают «интересы дела», «политическая целесообразность» или такой особый вид законности, как «революционная законность». Принцип правового общества: «Если нельзя, но очень хочется или очень надо, то все равно нельзя». Это напоминает древнюю формулу римских юристов: «Pereat mundus, fiat justitia» («Пусть погибнет мир, но торжествует право»). Это, конечно, преувеличение, но оно говорит нам, что закон, правило должны соблюдаться в любом случае.

Итак, правовое общество — это общество, в котором максимально широко распространено формальное поведение.

Однако право не единственная область, в которой существуют заранее заданные правила и соответствующие типы поведения.

Другой, не менее важной областью, является нравственность. Действительно, нравственность есть не что иное, как система норм-правил, предписывающих или запрещающих те или иные мотивщ поступков. От права она отличается тем, что относится не непосредственно к поступкам, а к мотивам этих поступков и той санкцией, которая следует за нарушением этих правил. Право предполагает внешнюю санкцию государства. Нравственность — внутренние санкции совести (угрызения, раскаяние) и общест­вен­ное осуждение. Однако нравственность сходна с правом в том, что она представляет собой систему заранее сформулирован­ных, хотя и не так отчетливо выраженных, правил, которым можно следовать или не следовать. И нравственное поведение — это поведение, следующее правилам, а безнравственное поведение — это поведение, нарушающее правила, не соблюдающее их.

Следовательно, нравственное поведение также относится к области формального поведения.

Право и нравственность — области, где существуют наиболее четко фиксируемые правила. Однако такие правила, может быть не столь четко фиксируемые, есть в других важных областях жизни. Так, рассмотрим область культуры. Культуру будем рассматривать как систему правил достижения произвольно поставленных целей. Культура есть также область формального поведения, поскольку она формируется на основе правил достижения целей и сама выражается в виде тех или иных правил и их систем (норм культуры). Конечно, в отличие от права и нравственности культура — это набор, так сказать, рекомендательных норм, зависящих от поставленной цели. Но тем не менее культура все равно система правил и, соответственно, область культурного поведения входит в область поведения формального.

И, наконец, еще одна важнейшая область нашей жизни, имеющая непосредственное отношение к производству. Это — технология. Что такое технология? Технология есть последовательность действий по преобразованию определенного исходного материала (сырья, информации и т.п.) с целью получения заранее заданного результата. Эта последовательность действий выстраивается в соответствии с правилами. Следовательно, технология также есть область человеческого действия, где существуют четко выраженные правила, которым можно следовать или не следовать, Рабочий, инженер, учитель, которые следуют предписываемым технологией правилам, производят нужный продукт по заданным параметрам, а тот, кто не соблюдает технологии, производит продукт, не обладающий заданными параметрами, и, значит, не нужный. Таким образом, в области технологии мы также сталкиваемся с формальным поведением, которое ведет к технологичному обществу и отличает его от общества нетехнологичного.

Рассмотренные области нашей жизни: право, нравственность, культура, технология — относятся к числс самых важных факторов нашей жизни, к тем решающим областям, которые отличают цивилизованное, нравственно совершенствующееся общество от общества нецивилизованного, не вступившего на путь нравственного прогресса. И во всех этих областях поведение, называемое правовым, нравственным, культурным и технологичным, представляет собой образцы формального поведения. Итак, важно ли формальное поведение для нашей жизни?

Мы пришли к такому тезису: формальное поведение в обществе безусловно желательно[2]. Но каким образмм его достичь? Что и как нужно сделать, чтобы островки формального поведения в обществе постепенно расширялись и охватывали все больший круг людей?

Прежде, чем рассмотреть современные способы распространения формального поведения, введем понятие, представляющее для нас наибольший интерес. Я имею в виду понятие формального мышления.

Формальное мышление — это последовательность умственных действий по заранее заданным правилам.

Формальное поведение и формальное мышление связаны теснейшим образом. То, что вовне представляется в виде внешнего поведения, внутри оказывается мышлением.

Каким образом возникает формальное поведение? В традиционном обществе, существовавшем в Европе и России до конца XIX—начала XX века, формальное поведение возникало под влиянием традиции, преемственности поколений. В обществе существовали устоявшиеся образцы следования праву (не всегда совпадавшему с писанным), нравственности, культуре. От поколения к поколению передавались и традиционные технологии, особенно в деревне. Главным (мета)правилом такой передачи образцов формального поведения было следующее: «Поступай так, как поступал твой отец (мать)!». Это замечательное правило фиксирует преемственность поколений, без него не бывает непрерывного развития культуры.

Однако этому механизму передачи образцов формального поведения присущ признак бессознательности. Каждое новое поколение заимствует типичные формы поведения предшествующего поколения, не подвергая их рефлексии. Это означает, что в традиционном обществе формальное поведение возникает, не будучи предварено формальным мышлением, а формальное мышление надстраивается над формальным поведением, и естественно вытекает из него при определенных образовательных условиях.

Формальное мышление оказывает в традиционном обществе обратное воздействие на формальное поведение. Поскольку формальное мышление обладает признаком сознательности, то этот признак распространяется с умственных действий по правилам на соответствующие внешние действия. Это повышает степень сознательности следования правовым законам, правилам нравственности, нормам культуры и технологии. Это означает, что формальное мышление закрепляет способы поведения, сообразные правилам. Образованные слои общества, овладевшие формальным мышлением, постепенно формируют и более высокий уровень правового поведения, культуры, технологии и, в конечном счете, нравственности. Хотя в случае нравственности зависимость не является столь прямой, поскольку в ее формирование вносит свой вклад, например, религия.

XX век принес много нового в мир вообще и в интересующую нас проблему, в частности. XX век принес в социальный мир мощную горизонтальную и вертикальную динамику. «Восста­нием масс» назвал этот процесс испанский философ Ортега-и-Гассет. Люди сдвинулись с постоянных мест проживания и стали на протяжении одного поколения несколько раз менять место и условия своей жизни. Стали привычными переходы из одного социального слоя в другой, с низа социальной лестницы наверх, и наоборот. В этих условиях начали разрушаться традиционные механизмы передачи образфов поведения, в особенности формального, поскольку формальное поведение не стимулируется непосредственным интересом. Поэтому в отсутствие традиционных способов передачи они разрушаются особенно легко.­

В современном мире формальное поведение более не распространяется автоматически. Однако мы видели, что оно в обществе, безусловно, желательно. Это означает, что должны быть созданы способы образования формального поведения.

Действительно, если мы имеем наработанные веками способы образования структур формального мышления, то отчего же не воспользоваться ими для того, чтобы в новых условиях помочь людям приобрести образцы формального поведения сначала на внутреннем мыслительном материале, а затем распространить его и на внешние действия.

В наше время формальное мышление стало главным условием образования структур формального поведения.

В частности, этим обусловлено возрастающее значение образования для жизни общества.

Каким же образом образуются структуры формального мышления? Ответ на этот вопрос подсказан веками. В структуре образования, начиная со средневековых университетов, от которых многое заимствовала классическая гимназия, всегда были дисциплины, которые заслуживают названия формальных из-за их почтения к правилам. Это прежде всего — логика и латынь. О логике речь впереди, а латынь можно отнести к формальным предметам, поскольку это — мертвый язык, который можно изучить только по правилам. В этом и состояла знаменитая роль латинской грамматики. Язык, изучаемый не в живом общении, а исключительно по правилам, приучал гимназистов мыслить формально, согласуясь не с языковыми стереотипами, почерпнутыми в общении, а только с правилами. В высокой степени формализованными выглядят с точки зрения современного живого языка и латинские тексты, особенно поэтические и риторические.

Таким образом, в ряду школьных предметов есть ряд дисциплин, способствующих образованию структур формального мышления. Если же жизнь теперь в силу прерванной традиции или высокой динамики не образует так нужных нам структур формального мышления «естественным» путем, то нам следует воспользоваться накопленным цивилизацией опытом и образовывать в уме учащихся структуры формального мышления напрямую.

На основе этого формального мышления в дальнейшем возникнут и образцы формального поведения. В превращении этой возможности в действительность колоссальное значение могло бы иметь обучение нравственной культуре в том стиле, который рекомендовал немецкий философ Иммануил Кант. Его основной нравственный закон — категорический императив[3] — чисто формален и говорит только о соответствии правила, которым мы руководствуемся всеобщему закону. Нравственная культура, основанная на таком законе, превращает структуры формального мышления в образцы нравственного поведения.

Формальная логика есть теория формального мышления.

Отсюда получается, что логика представляет собой незаменимое средство образования формального мышления. Формальная логика — первое и главное средство для порождения структур формального мышления. Поэтому если мы хотим, чтобы в нашей жизни встречались образцы формального поведения (а это необходимо для таких областей нашей жизни, как нравственность, право, технология, культура), а формальное поведение во второй половине XX века в основном образуется на основе формального мышления, то мы должны изучать формальную логику. Это — самый краткий и самый верный путь к образованию в наших умах структур формального мышления.

Итак, формальное мышление имеет решающее значение для таких важных областей современной жизни человека, как мораль, право, культура, технология. Вместе с тем, самым простым и доступным средством образования структур формального мышления является логика. Логика образует в нашем уме структуры формального мышления и стимулирует появление чувства совершенства формы действия.

 

 

§ 2. Логика и рассуждения

 

Всякий раз, когда нам нужно что-нибудь узнать и у нас под руками нет подходящего справочника, компетентного человека или другого источника информации, мы обращаемся к собственному уму и пытаемся выяснить истину или получить дополнительную информацию самостоятельно, исходя из уже имеющейся у нас информации. Иначе говоря, мы рассуждаем. Таким образом, рассуждение — дело для нас весьма привычное. Каждому приходилось рассуждать и, может быть, мы только то и делаем, что рассуждаем.

Зачем же нам знать, что такое рассуждение, изучая логику? Дело в том, что логика имеет самое непосредственное отношение к искусству рассуждения. Можно даже в первом приближении сказать:

Логика — это теория рассуждений

Это, конечно, не определение логики, а самое первоначальное разъяснение ее предмета. Но оно указывает нам, что пора заняться рассуждениями вплотную.

Задайте себе вопрос: что такое рассуждение? Попытайтесь на него ответить и записать свой ответ. Интересно, что у вас получилось? Рассуждение — это анализ фактов? Рассуждение — это последовательное мышление? Или что-нибудь иное? Я не буду гадать и придумывать за вас возможные идеи рассуждения. Давайте рассмотрим какие-нибудь образцы рассуждений, а затем проанализируем их. Точнее говоря, мы рассмотрим два образца. Один очень старый — ему уже около двух с половиной тысяч лет, а другой относительно новый, изобретенный в XX веке, хотя и имеющий отношение к тому, что происходило две с лишним тысячи лет назад.

 

Образец 1.В V веке до нашей эры в Древней Греции появилась философская и риторическая школа. Ее адепты называли себя софистами. Они учили мудрости молодых людей, которые хотели сделать политическую или юридическую карьеру. Одним из самых старших и самых заслуженных софистов был Протагор из Абдеры. Рассказывают, что у него был ученик Эватл, с которым Протагор заключил следующий договор: Эватл платит за курс обучения в том и только в том случае, если он выигрывает свой первый процесс в суде.

Условие вполне ясное, и Протагору оставалось только дождаться первого процесса Эватла и получить свои деньги. Поскольку Эватл зарекомендовал себя способным учеником, Протагор не сомневался, что он выиграет свой первый процесс. Однако история сложилась по-другому. Эватл не стал выступать в суде. Через некоторое время терпение Протагора лопнуло, и между ним и Эватлом состоялся следующий знаменитый разговор:

ПРОТАГОР: «Дорогой Эватл! Я подаю на тебя в суд. Теперь посмотри. Если суд вынесет решение в мою пользу, то ты будешь обязан заплатить мне по решению суда. Если же суд вынесет решение в твою пользу, что это будет означать, что ты выиграл свое первое дело в суде, а значит, должен платить мне по нашему с тобой, дорогой Эватл, договору. В любом случае тебе, если ты честный человек, в чем я-то не сомневаюсь, придется уплатить мне гонорар. Не проще ли не доводить дело до суда?»

ЭВАТЛ: «О высокоумный Протагор! Я восхищен твоим рассуждением и только за него заплатил бы тебе весь причитающийся гонорар. Но мой, руководимый тобой, ум подсказывает мне, что дело обстоит не совсем так, как ты это рассудил. Действительно, если суд вынесет решение в мою пользу, то это значит, что я не обязан платить тебе по решению суда. А если суд вынесет решение в твою пользу, то это будет означать, что я проиграл свой первый процесс в суде, и не обязан тебе платить по нашему договору!»

 

В данном случае трудно решить, кто из них прав. Да нам это сейчас не так и важно. Важно другое. Мы здесь имеем дело с рассуждениями. Протагор и Эватл при помощи этих рассуждений пытаются убедить друг друга в необходимости совершить или не совершить некое действие (приятное для Протагора и не очень для Эватла), обосновывают мысли в верности которых они убеждены заранее.

 

Образец 2. В известной книге американского математика и логика Р. Смаллиана «Как же называется эта книга?» (М.: Мир, 1981) приводится серия задач о рыцарях и лжецах. Представьте себе остров, на котором живут только рыцари и лжецы, и каждый житель этого острова либо рыцарь, либо лжец. Рыцари всегда говорят правду, а лжецы всегда лгут. Отметим, что туземцы точно знают друг про друга, кто из них рыцарь, а кто лжец, а мы ничего этого не знаем.

Мы приезжаем на остроа рыцарей и лжецов и встречаем двух туземцев X и Y. X говорит: «По крайней мере один из нас лжец». Кто такой X — рыцарь или лжец? Кто такой Y — рыцарь или лжец?

 

Решите эту задачу сами. Она имеет решение и достаточно простое. А мы посмотрим сейчас, как решают эту задачу персонажи нашей логической игры, которые будут сопровождать нас на протяжении всего курса логики. Эти персонажи - Сообразительный студент(Сс), Студент-тугодум(Ст) и Автор[4](Ав).

 

Ав: Здравствуйте, друзья! Поздравляю Вас с тем, что вы начайи изучать логику и учиться рассуждать логически. Вы только что прочли условие задачи о рыцарях и лжецах. Так, давайте порассуждаем, кто из них кто?

Сс: Это и так ясно. X, скорее всего, говорит правду, потому что один из них действительно лжец. Поэтому он рыцарь. Поскольку X рыцарь и он говорит правду, то Y — лжец. Вот и все, X — рыцарь, а Y — лжец.

Ав: Хм, ответ действительно правильный. Но правильно ли мы к нему пришли?

Сс: Какое это имеет значение? Главное, что я правильно решил задачу, вы это сами подтвердили.

Ст: Нет, погоди. Смотри, что ты сказал. Ты сразу исходил из предположения, что один из них действительно лжец, а откуда ты это знаешь? И потом, что у тебя получилось? X — рыцарь, потому что он говорит правду. А потом ты сказал, что поскольку X — рыцарь, то он говорит правду. Получилось, что из того, что он говорит правду, ты вывел, что он рыцарь, а из того, что он рыцарь, что он говорит правду. Но ведь ты ни то, ни другое не обосновал.

Сс: А что тут обосновывать, и так ясно!

Ав: Да, нет, не все так эсно. Мы ведь действительно не знаем, есть среди них хотя бы один лжец или нет. А раз не знаем, то не можем сказать, рыцарь X или нет.

Сс: Да, это вроде так... Но тогда нам нужно узнать наверняка, кто такой X.

Ст: А как?

Ав: Но раз мы ничего не знаем наверняка, давайте предполагать. Например, предположим, что X — лжец...

Сс: Хорошо, но тогда получится, что его высказывание — «По крайней мере один из нас лжец» — истинно, не так ли?

Ст: Пожалуй, что так. Но ведь это означает, что мы получили противоречие, так как мы знаем, что лжецы всегда лгут, т.е. при нашем предположении его высказывание должно быть ложным, а оно получилось истинным.

Ав: Правильно. Что же мы тогда можем сказать о нашем предположении и о том, кто такой X?

Сс: Мы можем сказать, что наше предположение о том, что X — лжец, ложно, а следовательно, X — рыцарь!

Ав: Поздравляю, наконец-то вы это доказали. Теперь вы точно знаете, что X — рыцарь.

Ст: Ну, остальное уже легко. Если X — рыцарь, то он говорит правду. Следовательно среди них есть, по крайней мере, один лжец. Но мы-то знаем, что X — рыцарь. Значит, лжецом может быть только Y. Получается, что X — рыцарь, а Y — лжец.

Сс: Я же говорил это с самого начала.

Ав: Да, конечно. Но для чего мы взялись решать эту задачу?

Сс: Чтобы познакомиться с образцами рассуждений.

Ав: Правильно. Если бы вы дали даже совершенно правильный ответ на вопрос задачи и только его, то это было бы не рассуждение, а нечто вроде пророчества. И потом, разве предложенное вами рассуждение для обоснования вашего ответа было правийьным?

Ст: Конечно, нет. Я это сразу увидел.

Ав: Вот-вот. Дело и заключается в том, чтобы не только дать правильный ответ, но и обосновать его при помощи правильных рассуждений.

Сс и Ст (хором): Что же, мы с этим справились!

Ав: Поздравляю!

 

Попытаемся извлечь уроки из предъявленных образцов рассуждений.

В первом случае Протагор и Эватл пытались убедить друг друга в необходимости совершения или несовершения некоторого действия, причем к этим мыслям сами они пришли заранее, до предпринятого рассуждения.

Во втором случае, приступая к решению задачи, мы не знали, кто такие X и Y, а в конце задачи узнали это. Следовательно, в результате рассуждения мы приобрели новые мысли и, кроме того, еще обосновали тот факт, что эти мысли истинные. Но это — о результатах рассуждений. А что мы можем сказать о процессе рассуждения? Мы видим, что в процессе рассуждения мысли высказываются одна за другой, т.е. они составляют некоторую последовательность[5]. Предложения, выражающие эти мысли, связаны словами «следовательно», «так как», «значит» и т.п. Эти слова представляют связи между мыслями, организованные по определенным правилам. Что это за правила, мы узнаем в дальнейшем. Но что они есть, мы знаем уже сейчас, так как отличаем более или менее правильные рассуждения, т.е. рассуждения, происходящие по правилам, от тех рассуждений, которые происходят не по этим правилам, т.е. неправильны.

Теперь мы способны ответить на вопрос: что такое рассуждение?

Рассуждение — это последовательность связанных по определенным правилам мыслей, иоторая обосновывает уже известные мысли или порождает новые обоснованные мысли.

Человека, который умеет рассуждать и который принимает свои решения не в результате взрыва чувств или прорыва интуиции, а на основе здравых рассуждений, мы обычно называем рациональным[6] человеком. В этом смысле логическая теория рассуждений составляет ядро человеческой рациональности. Изучая логику, мы учимся быть рациональными существами. Привычка рассуждать, т. е. последовательно организовывать свои мысли в соответствии с некмторыми правилами, необходима для ученого, менеджера, оратора, дипломата. Полезна она и для обычной жизни, в которой также периодически приходится обосновывать свою правоту.









Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 1809; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.021 сек.