Анализ и обсуждение результатов исследования

1.Проанализируем результаты диагностики процесса внимания. В этой части исследования наша гипотеза подтвердилась. Значимые различия между группами «автономных» и «зависимых» субъектов были получены и по «Методике Мюстенберга», и по «Методу интеллектуальной пробы».Показатель избирательности внимания, а именно точность выполнения задания у «автономных» испытуемых выше, нежели чем у «зависимых» (различия в средних значимы при р ≤ 0,001). Полученные результаты отображены в таблице 16 и рисунке 11.

Рис. 11. Диагностика избирательности внимания

 

Как видно на рисунке 11, результаты «автономных» испытуемых сконцентрированы в интервале от 0,7 до 0,9. В то время как у основной части «зависимых» испытуемых результаты концентрируются на интервале от 0,5 до 0,7. Это свидетельствует о том, что у испытуемых с «автономным» типом субъектной регуляции избирательность внимания развита лучше.

Учитывая, что при выполнении тестового задания экспериментатором четко указывается цель, можно говорить о том, что уровень направленности психической деятельности (на удержание цели) у «автономных» подростков выше, по сравнению с «зависимыми» испытуемыми. Такое умозаключение подкрепляется результатами проведения метода интеллектуальной пробы. Поскольку с высокой вероятностью можно говорить о существовании значимых различий (различия в средних значимы при р ≤ 0,01) между группами в произвольности внимания. Результаты по данной методике представлены в таблице 16 и на рисунке 12.

Рис. 12. Произвольность внимания

 

На рисунке видно, что точность выполнения задания согласно принятой цели у «автономных» испытуемых выше, чем у «зависимых» (точность выполнения у основной части автономных испытуемых равна 0,7; у зависимых – 0,4).

При анализе результатов, учитывалось то, что характерным свойством внимания является отсутствие особого содержания. Оно проявляется внутри восприятия, мышления. «Оно – сторона всех познавательных процессов сознания, и притом та их сторона, в которой они выступают как деятельность, направленная на объект» [Рубинштейн, с. 372]. За вниманием всегда стоят интересы и потребности, направленность личности. Поэтому, если из известной двусторонности, присущей вниманию, особое значение приобретает объект, то здесь речь идет о непроизвольности внимания. В случае внимания, направляемого на объект, говорят о произвольности внимания. Последнее, уже судя по формулировке, свидетельствует о необходимости его регуляции, что также подтверждается выводами, полученными выше.

Таким образом, справедливо будет утверждать, что произвольное избирательное внимание, как вид сознательной психической активности, непосредственно «вплетено» в модель процесса осознанной субъектнойрегуляции.

2. Память. Выдвинутая нами гипотеза частично подтверждается и при диагностике процесса памяти.Так, значимые различия в запоминании между «автономными» и «зависимыми» испытуемыми были получены в результате проведения методик, измеряющих опосредованное запоминание(различия в средних значимы при р ≤ 0,02), непроизвольное запоминание(различия в средних значимы на более низком уровне, при р ≤ 0,05). Различия в средних на уровне тенденции (при р ≤ 0,1) были получены в исследовании непосредственного запоминания.

Как и следовало ожидать, эффективность опосредованного запоминания у «автономных» выше (различия в средних значимы при р ≤ 0,02), по сравнению с «зависимыми». Различия в результатах опосредованного запоминания хорошо прослеживаются на рисунке 13.

 

Рис.13. Эффективность опосредованного запоминания у «автономных» и «зависимых» субъектов

 

Таким образом, эффективность использования вспомогательных средств у «автономных» испытуемых выше, чем у «зависимых». Это еще раз подтверждает взаимосвязь высших форм психической активности с процессом субъектной регуляции.

Эффективность процесса запоминания связана, прежде всего, с тем, какие действия будет производить субъект с запоминаемым материалом. Действия группировки, соотнесения, составления конкретных планов приводят к отбору и формированию определенных связей. При этом функцию закрепления связей осуществляет не столько повторение, сколько правильное воспроизведение объекта, соответствие воспроизведенного образа объекту запоминания (Леонтьев, 1981; Рубинштейн, 1940). Такое запоминание предполагает осознанность, целеполагание в использовании определенных более или менее развернутых приемов, средств, обеспечивающих его эффективность.

Согласно С.Л. Рубинштейну (1940), на основе такого осознания становится возможным сознательное регулирование процессов памяти, перестройка основных «мнемических» функций в сознательно регулируемые операции: переход от непосредственного непроизвольного запечатления к сознательному запоминанию и к организованному заучиванию и от непроизвольного всплывания представлений к сознательному припоминанию того, что актуально.

Данные, полученные при диагностике непроизвольной памяти, также демонстрируют отличия (различия в средних значимы при р ≤ 0,05) в процессе памяти между экспериментальными группами (результаты представлены в таблице 16 и на рисунке 14).

Рис. 14. Непроизвольная память

В нашем эксперименте «автономные» испытуемые показали более высокие результаты в непроизвольном запоминании, по сравнению с «зависимыми». Полученные результаты могут быть объяснены организацией эксперимента, которая построена таким образом, что первичное столкновение с информацией предполагает деятельность испытуемых по организации, а именно по классификации стимульного материала. В ходе эксперимента идет формирование определенных связей, что способствует эффективности запоминая.

Примечательно, что исследование механической памяти, где не требовалось «включение» осмысленной деятельности, у испытуемых типологических групп не выявило между ними значимых различий. Испытуемые были лишены возможности предварительной работы с материалом – осмысливания и систематизации материала. Тем самым, не происходило образования смысловых связей – именно этот процесс, согласно нашим предположениям, осуществляется посредством регуляторных механизмов.

3. Воображение. Основное отличие памяти от воображения – в ином отношении к действительности. Образы памяти несут и сохраняют результаты прошлого опыта, образы воображения их трансформируют. Рассмотрим особенности процесса воображенияу «автономных» и «зависимых» испытуемых.

Результаты, полученные в данном блоке исследования, не подтвердили выдвинутую нами гипотезу. Процесс воображения, исследуемый данной методикой, у «автономных» испытуемых по своим характеристикам не отличается от его протекания процесса у испытуемых с «зависимым» типом субъектной регуляции. Данные отображены в таблице 16 и на рисунке 15.

Рис. 15. Диагностика воображения

В объяснении противоречивости эмпирических данных выдвинутой гипотезе можно руководствоваться как недостаточно большими размерами выборки, так и особенностями экспериментального задания: эксперимент был построен таким образом, что испытуемому предъявлялась как фигура, с которой осуществляются процессы умственного вращения, так и эталон, который становится ограничителем свободы процесса воображения. Фигура, с которой осуществляются процессы вращения, становится воспроизведением образа-эталона. Таким образом, процесс воображения выступает здесь не в чистом виде.

Работа в данном направлении требует дальнейшего исследования с целью подтверждений наших предположений в направлении изучения многообразия видов воображения и расширении выборки испытуемых.

«Анализ деятельности воображения в его многообразных формах и анализ мышления показывают, что, только подходя к этим видам деятельности как к системам, мы находим возможность описывать те важнейшие изменения, которые в них происходят, те зависимости связи, которые в них обнаруживаются…» [Волков, с. 30].

4. Каковы же особенности протекания процесса мышления у «автономных» и «зависимых» субъектов?

Как отмечалось, в рамках данного исследования рассматривалась одна из характеристик мышления – «лабильность». Под лабильностью мыслительных процессов понимается скорость перестройки этих процессов при последовательном переходе от решения одной задачи к другой. Результаты (см. таблицу 16 и рисунок 16), полученные в ходе статистической обработки, свидетельствуют о наличии значимых межгрупповых различий по данному параметру (при р ≤ 0,01).

Рис. 16. Лабильность мышления

Таблица 16 показывает, что «автономные» испытуемые в среднем решают 10 лабиринтов, а «зависимые» – 7. Таким образом, большая часть «автономных» испытуемых расшифровала все лабиринты. Это свидетельствует о том, что они не «застревают» на найденном способе решения, а быстрее и эффективнее переходят к поиску следующего способа решения. Другим показателем, косвенно свидетельствующим о большей лабильности «автономных», является показатель дисперсии, который почти в 2,5 раза меньше, чем в группе «зависимых» (т.е. индивидуальные групповые показатели «автономных» более однородны).

Такая характеристика мышления, как «ригидность-лабильность», относится к первой фазе мыслительного процесса, связанной с этапом формирования гипотез, вторая фаза мыслительного процесса связана с формированием исполнительских действий (Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии, 2000). Подобное описание «фазового» протекания процесса мышления достаточно хорошо применимо и к описанию процесса субъектной регуляции, поскольку функционирование компонентов системы субъектной регуляции в целом сочетается с фазами процесса мышления, описанного выше. Так, в ходе эксперимента перед испытуемым ставится «цель» – расшифровать лабиринт; «модель субъективно значимых черт» – ограниченность во времени, отсутствие способов достижения; «субъективная программа действий» – испытуемым выстраивалась последовательность действий с учетом удачных способов действий; расшифрованный лабиринт – «субъективные критерии успешности достижения цели»; отсутствие смыслового содержания – «критерий к решению о коррекции» системы регулирования.

Рассматривая процесс мышления наряду с другими психическими процессами, необходимо отметить его сложность и специфичность содержания. Реальное мышление – это движение мысли. Оно может быть правильно понято лишь в единстве деятельности и ее продукта, процесса и его содержания, мышления и мысли.

Итак, в ходе эмпирического изучения психических процессов выдвинутая нами гипотеза в основном подтвердилась. Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

— значимые различия в особенностях протекания отдельных психических процессов между группами «автономных» и «зависимых» существуют. Так, «автономные» испытуемые обладают: более высоким уровнем избирательностии произвольностивнимания. Кроме того, результаты опосредованного и непроизвольного запоминания у данной группы выше. Субъекты с «автономным» типом субъектнойрегуляции имеют большую лабильность мышления, нежели «зависимые»;

— незначимые различия между данными группами испытуемых были получены при диагностике непосредственного запоминания и воображения.








Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 1961;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.