ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ ОДОЕВСКИЙ

Один из наиболее оригинальных писателей в жанре светской и философской повести. У него представлены разные типы повестей[5]. Мы будем говорить о двух его повестях.

«Княжна Мими»представляет собой светскую нравоописательную повесть. Уже по названию понятно, что Одоевский апеллирует к Грибоедову, апеллирует к Грибоедову и в тексте произведения. (NB!!!). Повесть была высоко оценена Белинским как повесть, критически осмысливающая опыт высшего света. Белинскому не могла не понравиться критика салонной жизни, критика высшего дворянского общества. Но интересно в этой повести не просто негативное отношение к пустому свету (развитие грибоедовской идеи о фамусовском обществе как людей невежественных и мракобесно настроенных). Оригинальность вот в чем:

1. «Княжна Мими». Выдвижение нового типа героя.Одоевский впервые в романтической прозе (и в частности в светской) в качестве главной героини выбирает старую деву. Не романтическую девушку, мечтающую о светлой любви и благородном рыцаре, а старую деву,которая уже лишилась всех этих романтических мечтаний, и теперь мстит обществу, всем успешным людям и, прежде всего, женщинам. Анализ героини разочарованной и в то же время ставшей неким демоном этого светского общества, потому что она искушает, она распространяет сплетни, губит не только репутации, но и жизни людей.

2.Одоевский не просто говорит о сплетне в прозе (сплетня была движущим механизмом в «Горе от ума»), он атомизирует ее, т.е. разлагает сплетню на атомы, показывает, как она управляет светским обществом. И оказывается, что мотив, уже выдвинутый Пушкиным в романе в стихах, а в прозе пока не развитый, оказывается в поле зрения писателя. Это мотив о благородстве и том, что есть истинная честь, и о том, насколько благородный человек должны считаться с общественным мнением, и кто этим мнением управляет.Когда общественным мнением управляют такие, как княжна Мими, случаются непоправимые трагедии. Так, в повести ставятся серьезные социально-философские проблемы о человеке и обществе, общественном мнении.

 

Повесть «Сильфида» с замечательным подзаголовком «Из записок благоразумного человека» развивает достаточно характерный для романтической прозы конфликт. Конфликт между разумом и потребностью в большем знании о мире, чем дает рациональная сфера. Философия романтизма начинается с критики просветительского рационализма. Эту идею развивает еще в 30 годы. Повесть опубликована в пушкинском «Современнике» уже после гибели Пушкина, в 1837 году, но принимал её еще Пушкин. Эта повесть свидетельствует о неисчерпаемости проблемы рационального и интуитивного познания. Она была очень актуальна в 30-е годы в связи с тем, что поздний Шеллинг, как и многие немецкие философы, более всего сконцентрировал свое внимание на интуитивном познании, на том, что дается сверх разума, на сверхчувственном знании, интуиции и т.д.

Поднимается проблема встречи в начале вполне благоразумного героя[6] с духом воздуха[7]. Встреча с этой прекрасной белокрылой девушкой-видением отрывает его от обыденной жизни, от обыденных радостей и увлекает в мир призраков, фантазии, («фаназмов», как писал В.Г. Белинский, которому это очень не нравилось) и наполняет его жизнь другим смыслом. Он отказывается от женитьбы, от обычных радостей помещика, но окружающее общество всячески противодействует этому, в частности отец невесты, которому надо было выдать дочь замуж. Он считает, что это сумасшествие, герой вылечивается, женится и становится внешне вполне счастливым человеком. Новопрос повисает в воздухе: а счастлив ли он на самом деле в своей помещичьей вполне благополучной жизни?Возникает вопрос, а что есть счастье: жизнь в мире грёз, призраков, сверхчувственного и непознаваемого разумом, в мире мечтаний, в мире потустороннем или в мире действительном, где для статуса помещика все как надо. «Что есть счастье?» - это высочайший философский вопрос. Но в то же время, повесть фантастическая, потому что в реальной жизни встреча с Сильфидой невозможна.

 

Одоевский сам увлекался разного рода алхимическими, мистическими учениями, его называли Фаустом. Всех, например, поражало, что гостей в его квартире встречал скелет. Значит, он интересовался естественными науками. Но при этом он интересовался и книгами алхимиков средневековых. Такое соединение рационального и надрационального характерно для его романтического синтетизма как философской, так и жизненной позиции. Одоевский был любопытнейшим, интереснейшим русским писателем 30-х годов, а начинал он вместе с Веневитиновым с Общества любомудров.Это продолжение той линии, которую начинали в русской литературе любомудры.

 

Одоевский проявил себя и как писатель-сказочник. Он печатал свои сказочные произведения под псевдонимом Дедушка Еремей. Одоевского иногда называют русским Гофманом в связи с его увлечением романтической фантастикой. Однако сам Одоевский подчеркивал свою самостоятельность в отношениях к великому немецкому писателю. Он говорил, что был бы польщен, если бы был вторым Гофманом, но он идет своим путем. И свое своеобразие он видел в том, что он, прежде всего, философ, а потом писатель. По мнению Одоевского, Гофман в первую очередь писатель и в десятой степени философ, который мог пренебрегать новыми философскими идеями, и, как говорил О., мог даже не посещать лекции Шеллинга. Одоевский в отличие от других посещал лекции Шеллинга и лично с ним беседовал, о чем оставил воспоминания. Так что О. был шеллингианцем не только по знакомству с его произведениями, но и по личному опыту бесед с ним. Шеллинг, кстати, довольно высоко оценил философскую подготовленность. Хотя собственно философом как ученым Одоевский не был.

 








Дата добавления: 2015-08-14; просмотров: 778;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.005 сек.