Родители

 

В основном, в школу приходят нормальные дети. В современном понимании, это ребятишки с достаточно устойчивой психикой (не неврастеники, имеется ввиду), с более или менее развитыми навыками общения, речи, чтения, письма и концентрации внимания. Грубо говоря, если ребенок умеет чуть-чуть читать и не стоит на уроках на ушах, а худо-бедно слушает – это нормальный ребенок.

– Мне вспоминается ваш пример про мальчика из Любека, вундеркинда… Возникает вопрос: а не занижено ли у нас понятие нормы? Может быть, нормальным-то является как раз этот чудо-ребенок?

Правильно! Абсолютно правильно! Ничего сверхестественного в вундеркиндах нет, просто их развитие началось в нужное время и в правильном направлении. Согласно результатам исследований лаборатории А.Н. Шеповальникова, мозг ребенка до 3-х лет воспринимает в 2 раза больше информации, чем за всю последующую жизнь. До 3-х лет! В 2 раза больше! А мы этот момент упускаем. Безвозвратно! Поэтому я и говорю, что самым главным и самым лучшим педагогом в жизни человека должны быть его родители. Именно они ответственны за наиболее важный период в развитии интеллектуальных способностей ребенка.

Первоначально, действительно, думали, что вундеркинды – редкое исключение, но с ростом числа исследований психологи и физиологи пришли к выводу, что это норма. Пример с мальчиком из Любека, пример с массовыми экспериментами в США, о котором уже шла речь, и многие другие факты, приведенные в медицинской литературе, говорят о том, что ребенка нужно готовить к жизни, обучать, воспитывать с 4-5 месяцев… беременности! Надо беседовать с ним, давать слушать богатую обертонами музыку. Маме нужно следить за своим психологическим состоянием и питанием, ибо в этот момент начинает развиваться нервная система плода.

А мы что в большинстве своем делаем? Родится малыш, мама его накормит и ходит на цыпочках – пусть спит. Лишь бы не орал. А орет – значит, либо живот болит, либо напрудил и пора пеленки менять, либо кушать хочет. С нашей позиции, первый признак благополучия ребенка – его молчание. Это по-житейски, конечно, понятно. В этот момент мама выспаться может или работой домашней заняться. И ребенок остается один на один с окружающим миром. Ведь мы не общаемся с ним, не разговариваем. А если и разговариваем, то на тарабарском, неестественном, но, с точки зрения взрослых, понятном ребенку языке. Коверкаем речь, сюсюкаем, лопочем что-то невнятное. Разве это общение?

– А что толку рассказывать, если он ничего еще не понимает!

Он не осознает, это да. Но мозг воспринимает информацию, она остается у него в памяти и в последующем может быть использована. Например, грамотность ребенка формируется с первых услышанных слов, хотя он еще не умеет говорить сам. Грамотность зависит от грамотной речи родителей и генетических особенностей голосового аппарата ребенка. То есть, если родители четко и грамотно произносят слова, ребенок будет писать без ошибок, даже не зная грамматики.

У меня товарищ был. Переехал с родителями в свое время с Украины, и мы учились вместе. Он ни одного правила русского языка не знал, но диктанты всегда писал на пятерку. Я в этом отношении в классе был счастливчиком: сидел рядом с Шуркой и списывал. Правда, потом одноклассники вызвали меня на конфиденциальный разговор и объяснили, что пользоваться этими благами в одиночку не по-товарищески. Нужна очередность. Получил сегодня пятерку, завтра дай получить другому. Я не спорил против столь разумных аргументов и, если учитель был не против, пересаживался на другое место.

Вот что значит грамотно говорить перед маленьким ребенком, даже когда он только-только появился на свет! Почему? Да потому что есть особенности нашей акустической памяти по отношению к другим каналам восприятия. В этом случае работает двойная память: моторная и слуховая. Я вот сейчас говорю, у меня сокращаются соответствующие мышцы, работают моторные центры. И в то же время – слуховые: я сам себя слышу. А человек будет писать так (моторные центры), как слышал и как запомнил. Услышал неправильно слово, запомнил его – и писать будет неверно. Вот здесь уж правила придется учить. А как они учат эти правила? Как Вы сами учили? Через пень-колоду. И что получается? Как был безграмотным, так и остался.

– То есть, главное: правильно с ребенком говорить?

Да, но этого мало. Особое внимание в раннем возрасте должно уделяться каналам восприятия. Всем. Не надо пускать их развитие на самотек: мол, само все сделается. Не сделается! А если и сделается, то не так, как хотелось бы. Не разовьете эти каналы в свое время – все, считайте, что годы последующего обучения пропали, по-настоящему умного человека из такого ребенка не получится. Ибо генетически заданные возможности развития безвозвратно потрачены.

– Ого, так серьезно?

Очень серьезно! И, что самое удивительное, знать-то много не нужно, чтобы правильно воспитывать своего малыша. Индивидуальных-то особенностей практически нет, детская нейрофизиология, можно сказать, универсальна.

– Что же нужно делать?

Главное: помещать ребенка в обогащенную информационную среду. Его не в манеж надо садить, где он лазает, как в клетке.

– Маме зато спокойно: никуда не залезет, ничего не проглотит, палец куда не надо не засунет.

Но ведь помещая его в манеж, мы тем самым создаем для него обедненную информационную среду. А у него мозг развивается так, как потом никогда не будет развиваться. И именно в этот момент, когда строится центральная нервная система, лишаем эту систему информационного воздействия. А это воздействие необходимо! Нужно, чтобы малыш как можно больше видел, слышал, двигался. Чтобы как можно больше приобретал самостоятельного опыта. Пусть ткнется лбом, пусть набьет шишек. Ведь супруги Никитины так и делали[11]! И американцы, про которых я уже говорил. А мы не делаем. Мы считаем, что он еще маленький, что наша задача – его хорошо накормить, помыть, и сделать, чтобы живот не болел. А в этот момент закладываются мыслительные, речевые, мануальные, то есть фундаментальные способности. И если в этот период их не сформировать, позднее сделать это будет практически невозможно.

– А почему? Из-за «хронологического» гена, о котором мы говорили?

Да, помните пример про трехнедельного котенка? Генетики обнаружили у человека ген, ответственный за хронологические фазы развития физиологических структур. Благодаря ему у нас, например, половое созревание наступает в определенный момент и формирование соответствующих структур заканчивается одновременно с формировательной функцией гена. Есть подобный ген, отвечающий за формирование мозговых структур. Это означает, что в определенный период времени появляется мозговая структура, нейронный ансамбль, готовый к дальнейшему развитию. Но для ее возникновения необходимо определенное информационное воздействие. Если такого воздействия не будет, либо оно будет скудным, то эта структура или вообще не сформируется, или сформируется только частично. Период работы гена, который физиологи называют критическим, закончится, и после этого Вы уже никоим образом эту способность не сформируете. Если же задаток сформирован, то в дальнейшем при определенном информационном воздействии эта структура, то есть эта способность, сможет развиваться в геометрической прогрессии!

Поэтому с первого же дня рождения самая главная обязанность родителей – формировать каналы восприятия. Именно от этого будет впоследствии зависеть формирование умственных способностей ребенка.

– И для этого нужно с ним разговаривать, музыку слушать?

Да, и книжки читать, разглядывать рисунки, игрушки.

– И с чего начинать?

Начинать, как я уже говорил, нужно с музыки, богатой по звуковому спектру. Это самое простое и эффективное средство. Если Вам симфоническая не нравится, включайте джаз. Поп-музыка, рок не подходят: четкий ритм может негативно воздействовать на психику ребенка. Нужны именно богатые по инструментальному составу оркестры, создающую музыку, насыщенную обертонами и быстро меняющимися частотными характеристиками. У ребенка начнут развиваться рецепторы, начнет интенсивно работать канал восприятия. А уж потом он хорошо услышит Вашу речь. Вы знаете, что ребенок со дня рождения реагирует на интонации? Не на смысл речи, который он еще, естественно, не понимает, а на интонации. На экстралингвистический язык.

– Как реагирует?

Когда моя супруга только-только прибыла с сыном из роддома домой, тут же пришла толпа приятелей, и все – к кроватке. И началось: «Тю-тю-тю, какой хорошенький!», «Он весь в папу!», «Он весь в маму!». Мне пришлось даже вывеску у колыбели повесить: «РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ!» Так вот, один человек говорит, он вдруг орать начинает, другой подойдет – успокоится. Была у нас одна очень близкая знакомая, коллега наша, ее вообще к кроватке подпускать нельзя было. Почему? Да потому что она врала! В ее интонации не было искренности, не было доброго отношения. Младенцы же очень хорошо чувствуют интонацию зла, опасности и прочее.

– Животные, кстати, точно так же. Это вам любой любитель собак и кошек скажет. У меня вот рыжий кот Кузька есть. Со специфическим воспитанием. Он без света и персонального приглашения в туалет не пойдет. Будет ходить, орать, скрестись… В конце концов нагадит где-нибудь. Но приглашение вытребует. Он ведь у нас интеллигент. Ткнешь в чашку носом, поворачивается и уходит. Гордо. А потом, минут через пять, подкрадется потихоньку и все съест. Но ткнешь – не будет. Из принципа. Так вот, он отлично чувствует интонации, когда с ним разговариваешь. Грозные нотки в голосе – мгновенно в другую комнату убегает. Знает, что здесь ему делать нечего. А если интонации добрые, хвалебные – внимательно выслушает, глядя в глаза, и напрудит. В знак признательности, так сказать.

Вот и дети уже с момента рождения ощущают интонации, реагируют на них.

Итак, нужна музыка. Далее, нужны зрительные объекты с богатым сочетанием цветов. Причем, ярких цветов, чтобы воздействие привлекало внимание ребенка. А когда он начнет двигаться, нужно предоставить ему полную свободу движений.

– Забот да хлопот не оберешься.

Конечно, надо же смотреть, чтобы чего-нибудь не стряслось. Но все это с лихвой окупится. В сотни раз.

Короче говоря, ребенку нужно как можно более широкое общение с внешним миром. И с Вами, в том числе.

– Да мы просто ждем, когда он говорить начнет, тогда и будем с ним общаться.

Вот-вот, все родители на это «надеются», откладывая развитие своего чада на потом. А это <<потом>> так и не наступает. Я Вам по этому поводу анекдот расскажу.

Поехал отец с сыном на рыбалку. Сидят в лодке, удочки закинули. А у пацана еще серьезная рыбацкая страсть не сформировалась, не может он этому делу отдаться полностью. Вот сидел-сидел пацан и спрашивает: «Папа, а почему вода течет?» А у отца поплавок зашевелился: «Подожди, сын, клюет». Немного погодя, мальчишка опять спрашивает: «А как рыба в воде дышит?» А у того опять поклевка: «Погоди, потом!» Сын вновь через некоторое время спрашивает: «А зачем рыбе чешуя?» Отцу рыба попалась, не до ответа. Парнишка надолго замолчал. Тут уже отец ему: «Да ты спрашивай, сынок, спрашивай. Не будешь спрашивать – знать ничего не будешь».

Вот мы примерно так и поступаем. Вспомните, в определенном возрасте – в два-три года – у них просыпается необыкновенная любознательность. Они буквально мучают своих родителей вопросами. А мы говорим: «Подожди, подрастешь – узнаешь, в школе расскажут». А вот Никитины ждать не стали. И родители Христиана Гейнекена – тоже.

Я бы предложил в нашей области начать разработку системы подготовки родителей к воспитанию детей. Выпуск телевизионных передач, издание книг, специальные лекции. Чтобы родители все это слышали и понимали. Ведь хитростей-то здесь никаких нет. Взялась бы одна область, глядишь, и во всей стране потихоньку стали бы так делать. В других государствах создают же научно-исследовательские центры по этой тематике. Например, в Англии доктор медицины и физики Эдвард де Боно создал подобную структуру, довольно известную во всем мире: доверительный фонд по познавательному изучению, который ставит своей целью сделать развитие мышления программным предметом в школах. Уже и литература этого фонда появилась на наших прилавках. А почему не наша? Физиология высшей нервной деятельности и нейрофизиология в России находятся на высочайшем мировом уровне! А ведь именно эти науки лежат в основе исследований воспитания, развития и обучения ребенка. Обидно…

Итак, главное, что нужно понять в обсуждаемом сейчас вопросе, следующее: самый ответственный период в развитии человека – от рождения до четырех лет.

– Неужели, если время упущено, ничего нельзя сделать?

Принципиально – нет. Помните ту девочку, просидевшую десять с лишним лет в подвале? Сделать-то ничего с ней не смогли, ибо время было упущено.

– Ну, это особый случай, уж больно долго она была изолирована от мира.

А это неважно. Повторюсь, если задатки способности не сформировались, сама способность не разовьется никогда, как бы Вы не старались. Посудите сами: не будут развиты каналы восприятия – не будет и восприятия, либо оно будет искаженным. Нет восприятия – нет образного, творческого мышления, основой которого являются образы различного рода: зрительные, акустические, обонятельные. А не будет образного мышления, не будет и абстрактно-логического, ибо второе «строится» на базе первого. И что останется?

– Скорее всего, вы и правы, но уж больно непривычна идея начинать обучение в утробе матери.

Вот, непривычно, Вы очень верное слово подобрали. Жаль только, что от подобных привычек нескольких высокопоставленных людей иногда зависит образование, а, следовательно, будущее целой страны. Предлагали же в свое время обучение с ясельного возраста. Так нет, кому-то это было непривычно – запретили. И напрасно! Вы посмотрите, детеныш животного, например, собаки или кошки, за месяц-другой приобретает рефлексы (обучается), обеспечивающие ему выживание и дальнейшую жизнедеятельность. А мы почему-то решили, что формирование личности ребенка нужно начинать с 6 лет. Сперва даже с семи было. Видите, даже возраст законодательством был точно установлен.

– Но ведь здесь можно и дров наломать!

Совершенно верно. Да еще каких! Значит, к вопросу, как и чему учить детей ясельного возраста нужно подходить со всей возможной тщательностью, следуя перефразированной поговорке: «Сто раз отмерь, один раз отрежь». Но ведь это надо делать! Этот вопрос нужно решать! Я вносил однажды предложение о создании специализированной программы дошкольного обучения, но, видимо, оно не в те руки попало. Поэтому и говорю: надо родителей просвещать. Надо вести исследования в этой области более широко, чем это делается сейчас. Надо, чтобы воспитатели в яслях и детских садах знали все это. Нужно формировать фундамент личности до того, как ребенок придет в школу, а не после, когда уже поздно.

– А вообще, учителя что-нибудь об этом знают? О способностях, задатках, основных принципах их формирования? Пришел ребенок в первый класс. Может ли учитель грамотно определить, какие задатки есть у него, каких нет, и что делать в том или другом случае? И будет ли учитель все это делать?

Сомневаюсь. У нас сейчас так называемая медико-педагогическая комиссия определяет: этот развит, этот недоразвит; этого сюда, этого туда. По сути дела, сортировкой занимаемся, селекцией. А теперь еще эту селекцию в старших классах проводим. И явную, внешнюю, и внутреннюю. Это гимназический, элитарный класс. Это обычный. Это ЗПР. Разве это не селекция?

В свое время на одной из педагогических конференций директор одной из видных томских гимназий в своем докладе подробно описывала процесс разделения школьников по классам. Однако когда я, задавая ей вопрос, назвал сие действие отбраковкой, она буквально вскипела от возмущения, обвиняя меня во всех грехах. И напрасно. Ведь главное – не как называешь, а что на самом деле делаешь.

Нет ничего удивительного, что наша педагогика допускает ошибки. Вы посмотрите, что было с известным изобретателем Эдисоном. Его мать была вынуждена забрать из школы, потому что учителя пришли к твердому убеждению, что он абсолютно, беспросветно тупой. Пришлось ей учить его дома читать и писать. Может быть, поэтому он стал автором более 1000 изобретений, что школа не исковеркала его личность? А взять школьные проблемы Эйнштейна? Резерфорда? Да таких примеров можно привести великое множество! И наоборот было: способности вундеркиндов со временем стираются, исчезают. В наших школах. В том числе элитарных гимназиях для избранных. По сути, в большей степени школы для избранных кошельков и должностей, нежели для избранных детей. Даже если туда избранные и попадают, они потом перестают быть такими выдающимися личностями, как ранее. Как правило. За малым исключением. И это понятно. Кто там учит-то? Учителя, которые живут теми же проблемами, о которых мы с Вами говорим?…

– Это вы уже вперед забежали, на школу перекинулись. Давайте сначала подведем некоторые итоги.

Чрезвычайно ответственным в обучении и воспитании человека является период от рождения до 4-6 лет. Основные задачи родителей на этом временном отрезке: сформировать у ребенка задатки способностей, для чего создать ему информационно (в широком смысле) богатую среду, предоставляя максимально возможную свободу и самостоятельность.

С этим разобрались. Пошли дальше?

 








Дата добавления: 2015-06-10; просмотров: 386; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.028 сек.