Образование для бедных

 

Сироты и дети неимущих родителей посещали благотворительные, или «промышленные», школы, которые начали появляться еще в XVIII веке. Основы образования получали также дети в работных домах, а городские оборвыши хотя бы ненадолго забегали в так называемые «ragged schools» – бесплатные школы для бедных (прежде чем вручить им мел и грифельные доски, беспризорников отучали грубить, строить рожи и ковырять в носу – на эту науку уходило не меньше времени, чем на учение).

В результате грамотность была на подъеме: согласно статистическому опросу, проведенному в 1841 году, грамотными себя назвали 67 % мужчин и 51 % женщин – это означало, что они как минимум могли написать свое имя.

Благотворительные школы имели стандартизированную программу обучения, включавшую не только чтение, чистописание и арифметику, но и профессиональные навыки, которые могли пригодиться ученицам на службе, – кройка и шитье, кулинария, стирка, уборка дома. Девочкам прививали чистоплотность, ответственность и послушание. Благотворительные школы содержались на деньги промышленников и филантропов, заинтересованных в том, чтобы их протеже выросли покладистыми труженицами. Собственно, задача школ и заключалась в том, чтобы позволить детям бедняков найти свое место в новом индустриальном мире. Однако, по мнению филантропов, всестороннее образование было им ни к чему. Но даже после того, как государство взяло школы под контроль, педагоги и составители учебников продолжали терзать учеников наставлениями, убеждая их не прыгать выше головы. Ведь если девочка создана для домашней работы, ей не стоит мечтать о месте камеристки или того хуже – гувернантки лишь на том основании, что она умеет читать и считать. Работы простой горничной хватит ей за глаза. «Не стоит пренебрегать местом уважаемого слуги в доброй, респектабельной семье. Если слуги хорошо ведут себя и знают свое место, они становятся друзьями своим хозяевам, которые и обращаются с ними соответственно. Но если девушки вечно недовольны своей работой и угрожают немедленно уйти, если только их капризам не будут потакать, можно ли удивляться, что многие из них заканчивают дни в работном доме, без друзей и без средств?» – предупреждает брошюрка, выпущенная Лондонским школьным комитетом в 1871 году.

Историк Джозефина Камм, изучавшая эволюцию английского образования, пишет: «Благотворительным школам было свойственно безжизненное и механическое преподавание, а аскетизм их был чрезмерным: девочек, как и мальчиков, секли за малейшую оплошность. Конечно, были исключения, но в целом распорядок жизни в такой школе было унылым. Хорошие учителя встречались редко, в подавляющем большинстве они были посредственностями, хотя подбор учителей зависел обычно от директора или директрисы. Тем не менее, даже благотворительные школы критиковали за то, что в них ученицы забывают о своем скромном положении». Суровость благотворительных школ не огорчала знатных благотворительниц, собиравших для них средства. Дамы полагали, что учениц следует держать в строгости, чтобы выкорчевать из них пороки, присущие низшим классам, и воспитать из них полезных членов общества.

Дети чувствовали ханжество, которое государственная школьная система переняла от благотворительных школ, и без должного смирения внимали поучениям и проповедям. Трудно поверить в заботу общества, если в классной комнате так холодно, что перо падает из окоченевших пальцев, да и живот сводит от голода. К урокам домоводства девочки тоже относились с прохладцей, особенно в начале XX века, когда для женщин постепенно открывались другие профессии, кроме службы в «доброй, респектабельной семье». Грейс Фоукс, посещавшая лондонскую школу в 1900‑х, так описывала отношение школьниц к «обязаловке»: «На уроках домоводства нас учили подметать, вытирать пыль, начищать металлическую посуду, заправлять постели и купать куклу размером с младенца. Эти уроки нам нравились, потому что проходили они в домике, предназначенном специально для таких занятий, и под надзором всего лишь одной учительницы. Когда она осматривала одну половину дома, мы развлекались в другой: прыгали на кровати, бросались подушками, топили куклу в ванне и заметали грязь под ковер».

Сельские жители и представители среднего класса, недостаточно богатые, чтобы оплатить престижный пансион, посылали дочерей в обычную дневную школу. Очень часто ими заведовали почтенные вдовы или старые девы, причем по уровню образования наставницы не намного опережали своих учеников. В 1851 году 700 английских учителей ставили крестик вместо подписи на отчетах для комитетов, заведовавших образованием. Сельские школы порою напоминали детский сад, куда родители отдавали своих малюток, пока те еще не зарабатывали наравне со взрослыми. В 1840‑х годах детский садик (infant school), куда принимали детей от 3 до 6 лет, стоил 2 пенса в неделю. Уплатив скромную сумму, родители рассчитывали получить в итоге прилежного и послушного ребенка, который не только умеет читать и считать, но назубок знает христианские гимны – как раз этот предмет был профилирующим.

 

 








Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 585; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.004 сек.