А этот пример можно использовать учителям для переориентации поведения детей в школе. В него тоже вошли все пять последовательных шагов.

Мэри стучит карандашом по столу и мешает проводить урок. Учительница просит ее перестать, но постукивание про­должается. Учительница: «Мэри, что это ты все стучишь да стучишь?» Никакой реакции. Постукивание становится немно­го громче.

Учительница: «Хочешь знать, что я думаю по этому по­воду?»

Мэри: «Мне все равно».

Учительница: «Наверное, ты хочешь продемонстрировать всему классу, что сама себе хозяйка и никто не имеет права распоряжаться твоим поведением и запрещать тебе что-либо делать?»

Мэри (с усмешкой): «Нет».

Учительница, обращаясь к классу: «Дети, вы согласны, если мы сегодня позволим Мэри побыть хозяйкой на уроке?»

Класс: «Конечно!»

Учительница: «Мэри, сколько раз ты бы хотела побыть сегодня хозяйкой?»

Мэри: «Ни разу».

Учительница: «И все же я думаю, что, если ты вдруг изме­нишь свое решение, мы могли бы предоставить тебе такую возможность. А как насчет такого предложения? Ты можешь удовлетворить свое желание и сегодня почувствовать себя хозяйкой пятьдесят раз. А если не хочешь использовать эту возможность, то и не надо. Тебе решать, как вести себя даль­ше. Но, если ты используешь все свои пятьдесят шансов и этого будет недостаточно, скажи нам, и мы с удовольствием дадим тебе еще».

Мэри: «Ничего я не хочу!»

Учительница: «Ладно, поступай, как хочешь».

Прошло немного времени, и Мэри снова начинает сту­чать по столу.

Учительница, дружелюбным, спокойным тоном: «Это один раз, Мэри».

Постукивание прекращается, но через пять минут возоб­новляется.

Учительница: «Два, Мэри».

Учительница (после того как Мэри в течение пятнадцати минут вела себя спокойно): «Мэри, на днях я увидела, как ты красиво и изящно нарисовала в своей тетради бабочку. Я сейчас пишу научную статью для других учителей и все хочу тебя попросить нарисовать такую же бабочку для меня, что­бы наклеить ее на обложку моей работы».


Учительница, в первую очередь, выяснила, ка­кую цель преследовала ее ученица. Затем помогла Мэри распознать эту цель, не предъявив ей ника­ких обвинений, и только потом поставила ее в та­кие условия, которые сделали эту цель бессмыслен­ной. Открытое неповиновение Мэри не дало ей возможности почувствовать себя хозяйкой положе­ния, потому что трудно вызывающе вести себя, если это позволено. Важно обратить внимание на то, что, когда учительница начала считать, ее голос был спо­койным и дружелюбным: в нем не было ни намека на угрозу. Она делала это так, будто хотела сказать девочке следующее: «Я заметила, что ты снова де­монстрируешь мне свою независимость, и решила, что мне надо помочь тебе осознать бессмысленность твоей затеи. К тому же, мне хочется, чтобы ты зна­ла, что я люблю тебя, невзирая на твое вызываю­щее поведение». Помните, что вашим словам всегда должен сопутствовать добрый и сердечный взгляд.

Когда учительнице удалось сделать все притяза­ния Мэри на влияние несостоятельными, она преду­смотрела для нее альтернативу проявить себя в по­лезном деле, попросив нарисовать бабочку на облож­ке своей работы. Таким образом она переориентиро­вала цель поведения ученицы и дала ей возможность совершить полезный поступок.

* ЧТО ПРОИЗОШЛО СДЖАСТИНОМ

Первую главу этой книги я начала с рассказа о деся­тилетнем мальчике по имени Джастин и обещала подробно рассказать о том, как проходила переори­ентация его поведения.

Родители Джсютина записали его в наш летний лагерь. Перед началом лагерного сезона я провела беседу с его родителями, чтобы узнать о том, что они пытались испра­вить в поведении своего сына. Мне удалось выяснить, что у Джастина было немало серьезных проблем с поведением в школе.

Друзей у него почти не было. Каждый раз по малейшему поводу он выходил из себя, терял контроль над своими дей­ствиями и ввязывался в драки с другими детьми. Было уже несколько неприятных инцидентов в школьном автобусе, ког­да водителю приходилось останавливаться, чтобы успокоить Джастина перед тем, как поехать дальше. На переменах учи­телям приходилось часто сдерживать его, чтобы предотвра­тить драки с детьми.

Родители попросили меня поработать над переориента­цией его поведения в следующих направлениях:

1. Джастин выходит из себя, теряет контроль над своими действиями.

2. Джастин не ладит с другими детьми.

В первую очередь, я решила заглянуть в глубь этой про­блемы и найти истинные причины такого поведения мальчика.

Оказалось, что Джастин страдал врожденным кожным заболеванием. И его лодыжки были очень чувствительны к боли. Легкий удар или даже прикосновение причиняли маль­чику острую боль. Если во время игры кто-то случайно заде­вал его больное место, то Джастин вскрикивал от боли и я отместку наносил удар своему партнеру. Обычно в таких слу­чаях его родители бегом устремлялись к сыну, чтобы утешить и как-то смягчить боль.

По всей видимости, в раннем возрасте он неверно вос­принял такое отношение родителей к своему недугу и теперь, даже невзирая на то, что ноги у него больше не болят, по-прежнему продолжал привлекать к себе внимание вспышка­ми гнева.

В нашем лагере мы старались установить равноправные взаимоотношения, поэтому большинство обязанностей дели­ли между собой поровну. Кроме того, привлекали отдыхаю­щих к разработке и совершенствованию всех правил и норм поведения,

Скверное поведение Джастина проявилось уже в самый первый день его пребывания в лагере. Когда он пришел на участок, где мы должны были разбить лагерь, то сразу устре­мился к месту, расположенному под высокими соснами, с воз­гласом: «На этом месте будет стоять моя палатка!» К нему по­дошли несколько девочек с просьбой оставить это место им, так как для их большой палатки оно было самым удобным, но Джастин ответил: «Нет! Я первый занял это место!» Девочкам ничего не оставалось, как подыскать другое место.

Когда Джастин принялся устанавливать палатку, то обна­ружил, что некоторые колья не вбиваются в землю, потому что участок был каменистым. Он пошел к девочкам и попросил их поменяться местами, но те отказались, С воплями возмущения он подбежал к нам и заявил: «Девочки заняли все хорошие места, поэтому я никак не могу поставить свою палатку!»

Я предполагала, что Джастин, перекладывая вину с больной головы на здоровую, попытается добиться, чтобы я, как и его родители, стала его утешать, но моя реакция сде­лала его требования несостоятельными. Весьма дружелюбным тоном я сказала ему: «Плохи твои дела». Больше ничего не было сказано.

На следующий день мы проводили лагерный сбор. Кто-то из ребят сказал: «У меня есть жалоба. Джастин все время придирается ко мне и обвиняет в том, к чему я не имею ника­кого отношения».

Я поняла, что мне представилась хорошая возможность. Сначала я спросила у Джастина: «Ты не будешь против, если мы объясним группе, почему у ребят складывается такое от­ношение к тебе?» Джастин согласился, и я рассказала ре­бятам следующее: «Когда Джастин был еще совсем малень­ким, у него очень болели ноги. Если кто-то из детей случайно задевал его больное место, он вскрикивал от очень сильной боли. И его папа с мамой спешили к нему, чтобы успокоить и облегчить эту боль».

Джастин стоял рядом и внимательно слушал меня, а я продолжала: «Похоже, что у Джастина вошло в привычку при­влекать к своей персоне внимание излишней раздражи­тельностью и криками по всякому малейшему поводу. Может быть, отдохнув в нашем лагере, он изменит своей привычке и перестанет так себя вести». Джастин ничего не сказал, а только довольно улыбнулся.

Следующие семь дней мы старались вести себя так, что­бы Джастин осознал бессмысленность ошибочной цели сво­его поведения, но он по-прежнему продолжал злиться. Улу­чив удобный момент, когда все мы сидели вечером вокруг костра, я задала ему такой вопрос: «Джастин, посоветуй, что нам делать, когда ты начинаешь злиться?» Он ответил: «Не знаю». Тогда я сказала: «А как ты посмотришь на то, если мы все будем просто уходить от тебя подальше, чтобы не сер­диться, слушая твои истошные вопли. А когда закончишь кри­чать, можешь снова к нам подойти».

На следующий день мы устроили веселое водное «сра­жение». Его участники старались обрызгать друг друга водой из полиэтиленовых фляжек. Джастин тоже присоединился к этой игре. Кто-то неожиданно облил его водой, и тут Джастин не вытерпел. В сердцах он забросил свою фляжку далеко в лес и разразился пронзительным криком, обвиняя нас в на­несении «смертельной обиды». Не раздумывая, мы молча ото­шли от него подальше, уселись на склон холма и стали ждать.

Джастин подошел к нам примерно через пятнадцать минут и сказал: «Ребята, вы лучше не заходите в фургон». Должна со­знаться, что в тот момент на душе у меня стало тревожно. Что же он наделал? В порыве бешенства разорвал брезент на фургоне? «Почему?» — спросила я его с некоторой тревогой.

То, что ответил Джастин, меня по-настоящему удивило: «Потому что я увидел; как туда залетела пчела, а я не хочу, чтобы она кого-нибудь из вас ужалила».

Впервые Джастин проявил какую-то заботу о других!

Тогда я спросила его: «Нормально ты себя чувствовал, когда мы ушли от тебя, или злился еще больше?» Его ответ был неожиданным: «Нет, продолжайте и дальше так делать. Вы помогаете мне успокоиться и взять себя в руки».

Со временем мы заметили, что цели поведения Джасти-на стали постепенно сменять одна другую. Сначала он пы­тался доказать, что ему все время «больно». «Ай! Ой, как боль­но! Я обжег свой палец!» Видя, что мы никак на это не реаги­руем, он стал стремиться к тому, чтобы быть всегда и везде первым: «Я первый сюда прибежал! Я первый встал в строй!» Затем он стал говорить примерно следующее: «Мой папа купил новую машину. А наш дом больше вашего!» Что только Джастин не делал, чтобы обратить внимание на свою исклю­чительность! Когда ребенок начинает так себя вести, то на­ступает подходящий момент переориентировать его поведе­ние. Ведь он уже понял, что ведет себя бессмысленно и сам пытается найти новые пути самоопределения во взаимоотношениях с окружающими.

Теперь нужно было помочь Джастину ощутить его личную значимость в каком-нибудь полезном деле. И я обратилась к нему с просьбой: «Джастин, ты не поможешь мне перенести отсюда эту большую кучу веток в другое место, чтобы она не загромождала территорию лагеря?»

Во время игр мы часто объединялись в команды (таки игры вырабатывают навыки коллективной деятельности), и Джастин с большим удовольствием принимал в них участие.

Свидетельством перемен, наметившихся в его поведении, стал последний день пребывания в лагере. Накануне вече­ром он забросал грязью палатку одного мальчика, который очень разозлился и стал кричать на Джастина. Джастин ушел от него подальше и спрятался в фургоне. Мальчик последовал за ним, но Джастин выбрался из фургона через заднюю дверь и уселся на большом камне. Мальчик подошел к нему и столкнул с камня. Джастин вскочил на ноги, моментально выразив свое обычное отношение к «обидчику»: «Сейчас как врежу!» Но в то же мгновение спохватился и спокойно ска­зал: «Я не собираюсь на тебя злиться, Бобби». Бобби облег­ченно вздохнул и сказал: «Ничего себе, Джастин, да ты, я вижу, прекрасно умеешь держать себя в руках!» Оба засмеялись. «Так, может быть, ты все-таки поможешь мне очистить палатку от грязи?» — спросил Бобби. «Конечно, — сказал Джастин. — С удовольствием. Я ведь сам виноват в том, что она грязная».

Через три месяца мне довелось присутствовать на роди­тельском собрании в школе, где учился Джастин. Оказалось, что он только однажды затеял в классе шумную ссору, кото­рую сам же быстро смог прекратить. Когда он все-таки злил­ся, то, как правило, говорил об этом учителю физкультуры.

Кроме того, его родители сумели и дома придерживать­ся тех же воспитательных принципов, которые я использова­ла в лагере. Нет сомнения в Том, что это помогло сделать пе­ремены в поведении Джастина необратимыми.

• ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПРИЕМ «НЕ СРАБАТЫВАЕТ»

Если ваши попытки в использовании некоторых вос­питательных приемов, описанных в этой книге, ока­жутся безуспешными и не приведут к положитель­ным результатам, то проверить правильность своих действий вам поможет следующий контрольный пе­речень.

«Я убедился, что не причинил ребенку никаких страданий».

«Я говорил с ним в тоне, не унижающем его достоинство».

«Ребенок почувствовал на себе мою любовь и ласку».

«Меня самого устраивали оба варианта выбора, которые я предложил своему ребенку».

«Я способствовал тому, чтобы ребенок открыто высказал свое мнение».

«Я с уважением отнесся к своему ребенку».

«Я помог ребенку осознать цель его поведения».

«Я был не слишком многословен».

«Разработанное мной последствие было действительно логическим».

«Я помог ему почувствовать свою значимость».

Рекомендации

Чтобы в любой момент вы могли быть готовы к использованию этих новых методов воспитания, вам необходимо подробно описать какой-нибудь случай из вашего личного опыта, в котором, по вашему мнению, вы действовали неэффективно. Попытайтесь разбить его на пять основных ступеней переориен­тации поведения детей, которые мы с вами подроб­но рассмотрели, и определите, в чем заключались ваши ошибки и что вы можете сделать по-другому, если это произойдет с вами опять. Такая аналитиче­ская работа поможет вам со временем выработать интуитивный подход к выбору методов воспитатель­ного воздействия в соответствии с тем или иным по­ведением ребенка.


Глава 8








Дата добавления: 2015-01-09; просмотров: 1199; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.