ВОЗВРАЩЕНИЕ ГЕРОЯ, 12 страница

[360] Зенгер приводит следующий источник: Петер Хайш (Heisch). «Опечатки в истории и литературе». Sprachspiegel. Базель, тетрадь, февраль, 1997, с. 51. - Прим. пер.

[361] Кит. «Ши дянь тоу», составитель Тяньжань Чисоу по прозванию Лансянь, близкий приятель Фэн Мэнлуна (1574—1646). —Прим. пер.

[362] См. «Планы Сражающихся царств», раздел «Планы Чжао» (II, 5.5): «[Улин-]ван делает Чжоу Шао наставником [своего сына Хэ]» («Ван ли Чжоу Шао вэй фу»). — Прим. пер.

[363] У Зенгера стоит «просит незаявленного мира». Комментарий Конрада: «слово «юэ», употребленное здесь Сунь-цзы, мало понятно, что открывает простор различным догадкам. Из всех предложенных комментаторами толкований выбираю толкование Чэнь Хао, объясняющее это слово через выражение «цюй жо» — «быть надломленным», «быть обессиленным». — Прим. пер.

[364] «Гуй дао», досл. «неправильный путь». — Прим. пер.

[365] Кит. Мэньшэнь[е] — духи-хранители входа; изображения двух божеств в виде грозных полководцев с алебардами было принято вешать по одному на каждой створке ворот; считается, что они охраняют дом от нечистой силы и всякого зла. — Прим. пер.

[366] Тай-фу — высший придворный сановник, советник и наставник Императора по вопросам долга и морали. — Прим. пер.

[367] Иначе Бетесда (англ. Bethesda) — северно-западный пригород Вашингтона, относящийся к штату Мэриленд. Назван по имени купальни Вифезда (арам, (бэйт ха-сда), дом милосердия) в Иерусалиме, где Иисус исцелил неходячего (Ин., 5:2—15). —Прим. пер.

[368] Чжундафу— придворный советник, церемониймейстер.

[369] Сян — высший сановник, первый советник государя.

[370] В пересказе Зенгера стражник просит унести и выбросить труп Фань Суя. — Прим. пер.

[371] Рабочий сталинградского завода «Красный Октябрь» Петр Алексеевич Гончаров, вступивший 29 августа 1942 г. в ряды народного ополчения и ставший знаменитым снайпером. Он уничтожил 445 фашистов, за что был удостоен в 1944 г. звания Героя Советского Союза. — Прим. пер.

[372] Банцзы — одна из форм традиционного музыкально-драматического театра в Китае. Получила название от банцзы — рода кастаньет, являющихся одним из основных инструментов оркестра, сопровождающего эти представления. Другое наименование банцзы, бытующее главным образом в Северном Китае, — циньцян (циньские напевы), от древнего названия Северо-Западного Китая — Цинь. Банцзы делится на ряд местных разновидностей (по названиям провинций): шэньсий-ские, шаньсийские, хэбэйские, хэнаньские. — Прим. пер.

[373] Согласно классификации Чжоу ли, тайши и сяоши (вероятно, сходно с шаоши) руководили музыкой при жертвоприношениях (Сыма Цянь. Исторические записки, т. 1. Пер. Р. Вяткина и С. Таскина. М.: Наука, 2001, с. 298). — Прим. пер.

[374] «Но Одиссей не хотел принимать участия в походе и притворился безумным. Тогда Паламед, сын Навнлия, изобличил его в притворстве: он последовал за Одиссеем, притворившимся безумным, и, оторвав Телемаха от груди Пенелопы, стал вытаскивать меч, будто бы с целью его убить. Боясь за своего сына, Одиссей признался, что безумие его было притворным, и принял участие в походе» (Аполлодор. «Мифологическая библиотека», Эпитома III.7. Пер. с др.-гр. В. Бороховича. М.-Л.: Наука, 1972, серия «Литературные памятники»). По рассказам других мифо-графов, в частности Гигина, когда Паламед прибыл в Итаку за Одиссеем, последний прикинулся сумасшедшим: его нашли пашущим поле и сеющим соль. Чтобы испытать, действительно ли Одиссей безумен, Паламед велел положить под плуг сына его Телемаха; увидев сына в опасности, Одиссей бросил плуг в сторону и тем выдал себя. За это в дальнейшем Одиссей отомстил Паламеду, оклеветав его, вследствие чего Паламед поплатился жизнью (Гигин. «Мифы». Пер. с лат. Д. Торшилова. СПб: Алетейа, 2000, с. 115— 116). См. также Грейвс Р. Мифы Древней Греции. Пер. с англ. К. Лукьяненко. М.: Прогресс, 1992, с. 476. Софокл даже написал не сохранившуюся до наших дней трагедию «Безумный Одиссей». — Прим. пер.

[375] Бpунегг (Brunegg) — местечко в округе Ленцбург, кантон Ааргау, Швейцария. — Прим. пер.

[376] Зенгер приводит перевод Р. Вильгельма (Kungfutse: Gespräche — Lun Yü, Дюссельдорф — Кельн, 1979, с. 70), который от себя добавляет следующие слова: «Ведь ему удавалось своей мнимой глупостью спасать собственных князей». Когда вэйский правитель Чэн-гун стал нарушать нормы морали («сошел с должного пути»), Нин У-цзы прикинулся глупцом, дабы не отвечать за поступки царя (см. Л. Переломов. «Конфуций: «Лунь Юй». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 338). — Прим. пер.

[377] Под началом Вэнь-гуна, который согласно Сыма Цяню (Шицзи, гл. 37) облегчил подати, был справедлив, трудился вместе с народом (см.Л. Васильев. «Древний Китай. Период Чюньцю». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 47).

[378] В свое время (643 до н. э.) его отец Вэнь-гун испортил отношения с могущественным цзиньским Вэнь-гуном (не приняв того должным образом, когда тот еще не был правителем, вынужден был странствовать и был известен под именем Чжун-эр), за что Чэн-гун был изгнан из царства (632 до н. э.). К тому же, согласно Цзо-чжуань, цзиньский правитель просил владение Вэй пропустить его войска, направлявшиеся на помощь владению Сун, на которое напали чусцы. Чэн-гун, опираясь на поддержку владения Чу, ответил отказом. Тогда Вэнь-гун переправился Другой дорогой через Хуанхэ и разбил чуские войска при Чэнпу. Узнав о поражении своего союзника, Чэн-гун бежал в Чу. На съезде чжухоу в Вэнь (название местности во владении Цзинь к юго-западу от современного уездного города Вэньсянь в пров. Хэнань) Вэнь-гун задержал Чэн-гуна и отправил его на суд к чжоускому правителю Сян-вану (правил 651—619 до н. э.). Вмешавшийся в конфликт чжоуский ван заступился за изгнанника и осудил Цзинь за его преследование (Го юй. Пер. с кит. С. Таскина. М.: Наука, 1987, с. 45; 320). Благодаря этому заступничеству Чэн-гун возвратился в Вэй, расквитался с теми, кто способствовал его изгнанию, и благополучно пережил своего могущественного противника (см. Л. Васильев. «Древний Китай. Период Чюньцю». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 140).

[379] Которому цзиньцы велели отравить Чэн-гуна вином, настоянным на ядовитых перьях птицы чжэнъ (?), но тот приготовил слишком слабый настой. — Прим. пер.

[380] «Чуский безумец по имени Цзе Юй, проходя [мимо дома, где остановился] Конфуций, пропел: «О, фениксы! О, фениксы! В какой же упадок пришла благая сила дэ! Бессмысленно критиковать прошлое, но еще можно догнать будущее. Однако все кончено, все кончено! Всех, кто нынче занимается политикой, ожидает гибель!» («Лунь юй», 18.5).

Прим. переводчика А. Мартынова:

1. Возможно, под названием «чуского безумца» фигурирует житель княжества Чу по имени Лу Тун, который притворился безумным, чтобы уклониться от общественных работ. Встреча Лу Туна с Конфуцием могла иметь место во время странствий Конфуция примерно в 489 г. до н. э.

2.Феникс — благовещая птица. Ее появление знаменует собой нахождение на троне совершенного мудреца и, как следствие, устроение Поднебесной. Согласно легендам того времени, в царствование Шуня фениксы слетались в дворцовые залы, а когда правил Вэнь-ван, духовный основатель Чжоу, слышалось пение фениксов.

[381] Приводится не сам текст «Книги перемен», а толкование переводчиком на немецкий Р. Вильгельмом «Привязанных слов» к 15-й гексаграмме. — Прим. пер.

[382] Сосуд ючжи, иначе юцзо («стоящий справа», так он именуется в схожем эпизоде одноименной 28-й главы «Сюнъ-цзы»; и речь там идет о памятном храме луского государя Хуань-гуна, правившего в 711—694 до н. э.), цици, указывал правителю о необходимости быть в меру снисходительным: пустой стоял он наклонно, наполненный наполовину — стоял прямо, полный доверху — опрокидывался. — Прим. пер.

[383] Дается толкование Р. Вильгельма к слабой черте четвертой позиции 2-й гексаграммы «Кунь» («Исполнение»): «Завяжи мешок. Хулы не будет, хвалы не будет» (Пер. Ю. Щуцкого). — Прим. пер.

[384] Мило протекает в северо-восточной части провинции Хунань. На реке построена кумирня в честь Цюй Юаня, где ежегодно 5 мая (праздник Священного Дракона) отмечается день его памяти. В воду бросают рис, завернутый в листья лотоса. — Прим. пер.

[385] Данные сведения приводит в примечаниях к своему переводу «Троецарствия» (т. 1, с. 761) В. Панасюк. Сам эпизод описан в книге «Шо юань» (гл. 6), и там есть расхождение с описанным в «Троецарствии». В частности, упоминается не чуский [Цзин] Сян-ван (правил 298—263 гг. до н. э.), а Чжуан-ван (правил 613—591 гг. до н. э,), и сам виновник происшествия не называется. — Прим. пер.

[386] В беседе 4 сентября 1989 г. с руководством ЦК КПК Дэн Сяопин свои позиции в международных делах обозначил тремя пунктами: «хладнокровная оценка складывающегося положения, отстаивание собственных позиций и сдержанность ответных действий». — Прим. пер.

[387] У Н. Конрада перевод такой: «Ведя войско, следует ставить его в такие условия, как если бы, забравшись на высоту, убрали лестницы». — Прим. пер.

[388] О восшествии на престол Ли Юаня с привлечением множества исторических китайских документов см. кн.: Попова И. Политическая практика и идеология раннетанского Китая. М.: Восточная литература РАН, 1999. —Прим. пер.

[389] Зенгер приводит изложение мифа из книги: Вальтер Бельц (Beltz). Лодки богов («Die Schiffe der Götter»). Берлин, 1987, с. 68 и след.

[390] Родоначальником династии Восточная Цзинь был близкий родственник западноцзиньского императора Хуай-ди, Сыма Жуй (276—323), князь Ланъе. В 307 г. он был назначен на должность военного губернатора Янчжоу и Цзяннаня. Прибыв в Южный Китай, Сыма Жуй избрал своей ставкой город Цзянье (Нанкин). Вскоре на севере Китая начались смуты, сделавшие правителя Янчжоу практически независимым. В 316 г. хунну взяли северную столицу Чанъань и пленили императора Минь-Ди. При таких обстоятельствах Сыма Жуй принял в 317 г. титул князя Цзинь. Его власть признали все южные районы Китая, расположенные в бассейне Янцзы и к югу от нее. В том же году пришла весть о смерти императора Минь-ди. Тогда Сыма Жуй провозгласил себя императором под именем Юань-ди. Своей столицей он объявил Цзянье (переименованный в связи с этим в Цзянькан). Основанная им династия вошла в историю под именем Восточная Цзинь. В эти годы весь Северный Китай был завоеван кочевыми племенами, хлынувшими в него со всех сторон и образовавшими на его территории свои «варварские» царства. Южному Китаю удалось избежать этого нашествия, так как река Янцзы представляла в то время фактически непреодолимую преграду для кочевников. Под ее защитой цзиньцы смогли собраться с силами и в последующие годы перейти в наступление против северян (К. Рыжов. «Все монархи мира. Древний Восток». М.: Вече, 2001, с. 451—452).

[391] Песню под названием «Писарь в корзине [по имени] Генрих Конрад» («Heinriche Konrade der Schreiber im Korb») поместили в первый том состоящего как из фольклорных, так и литературных по происхождению песен трехтомника «Волшебный рог мальчика» («Des Knaben Wunderhorn», издан 1806—1808) немецкие романтики Ахим фон Арним (1781 — 1831) и Клеменс Брентано (1778—1842). — Прим. пер.

[392] Кит. «Лан попо». — Прим. пер.

[393] Точнее, «Продолжения описания всех вещей» («Сюй боу чжи») в 10 т., автор некий южносунский Ли Ши (XII в.). — Прим. пер.

[394] Нижеследующее краткое изложение содержания пьесы взято из книги: Сорокин В. Китайская классическая драма XIII—XIV вв. М.: Наука, 1979, с. 209- — Прим. пер.

[395] Рассказ о «потемкинских деревнях» излагается мной по книге Н. Ашукин, М. Ашукина. «Крылатые слова: Литературные цитаты; Образные выражения». М.: Худож. лит., 1987, с. 276—277. — Прим. пер.

[396] Случай с Шэнь Ю вскользь упоминается в "Сюнь-цзы», гл. 8, «Конфуцианский образец» («Жу сяо»), дается в первой главе «Семейных преданий о Конфуции» («Кун-цзы цзяюй»), представляющих собой подделку Ван Су (195—256) утерянного к тому времени одноименного произведения раннеханьской эпохи (там даны его разъяснения к этому якобы аутентичному тексту), а наиболее подробно излагается в 19-й главе современного «Жизнеописания Конфуция» («Кун-цзы чжуань»), один из авторов которого Цао Яодэ (род. 1936). — Прим. пер.

[397] Данное выражение встречается прежде в «Речных заводях», гл. 25, поскольку оба эпизода перекликаются: «Недаром древние мудрецы говорили: «Даже то, что видишь своими глазами, не всегда истина, так можно ли верить тем, кто нашептывает за спиной» («Речные заводи», т. 1. Пер. с кит. Рогачева). — Прим. пер.

[398] Офиопогон японский (Ландыш японский) — Ophiopogon japonicus (L f.) Ker-Gawl. = Convallâria japonica L. f. (от греч. Ophis, «змея», и pogon, «борода» — греческая калька японского названия «дзянохигэ», «змеиная борода»; convallaria от лат. convallis — долина). Кит. название «май(мэнь)дун» — многолетнее, почти без стебля травянистое растение высотой 3—5 см из семейства ландышевых — Convallariaceae. Корни ве-ретеновидные, мясистые, многочисленные. Листья прикорневые, линейные, темно-зеленые, до 30 см длиной; соцветие — пазушная кисть из светло-зеленых, мелких, с простым околоцветником цветков. Плод — фиолетово-черная ягода. Произрастает в Индии, Южном Китае, Японии, Вьетнаме, на Филиппинах. Культивируется в Японии. Используются клубневидные корни, высушенные при температуре 50—60°С. Они содержат стероидные сапонины, слизь. Применяют в качестве отхаркивающего, мочегонного, жаропонижающего, тонизирующего и седатив-ного средства в Юго-Восточной Азии и Великобритании. — Прим. пер.

[399] «Правдивость во внутреннем признании перед самим собой, а также в отношениях с каждым другим»: Кант И. О характере как образе мыслей // Психология личности. Тексты. М.: Изд-во МГУ, 1982, с. 234. «Правдивость в высказываниях, которых нельзя избежать, есть формальный долг человека в отношении к каждому человеку, хотя бы и могли возникнуть от нее вредные последствия для него и для других»: Кант И. О мнимом праве лгать из человеколюбия // Трактаты и письма. М.: Наука, 1980, с. 292—297. —Прим. пер.

[400] «Вай-цян\цзянь чжун-гань» в значении «колосс на глиняных ногах» восходит к «Цзо чжуань» (15-й год [луского] Си-гуна (645 до н. э., лето, пятая луна). — Прим. neр.

[401] Пьеса о папе римском Пие XII (1876—1958, на панском престоле с 1939). В 2001 г. французский режиссер греческого происхождения Кос-та-Гаврас (род. 1933) снял по пьесе фильм «Аминь» («Amen»). — Прим, пер.

[402] «Черная серия» — основанная в 1946 г. французскими интеллектуалами (Марсель Дюамель, Жак Превер, Борис Виан и др.) коллекция книг, сначала познакомивших Европу с произведениями классиков американского «жесткого» (hard-boiled) детектива (Чандлер, Хэммет, Кейн, Вулрич), а потом вызвавшей самый широкий культурный резонанс и широчайшую волну стилистических подражаний. Статья в Новой цюрихской газете представляет собой рецензию на криминальный роман чернокожего писателя Честера Хаймса (Hirnes, 1909—1984) «Беги, парень, беги» («Run, Man, Run», 1966), где повествуется об облаве на негра в Гарлеме. — Прим. пер.

[403] Лозунг «Cool Britannia», на сленге означающий «Клевая Британия», взяли на вооружение лейбористы после прихода к власти в 1997 г. Он должен был олицетворять новую, динамично развивающуюся Британию в противовес старой Британской империи и словам «Rule Britannia» («Правь, Британия») — известной патриотической песни Томаса Арна (Arne, 1710—1778), оспаривавшей в свое время право стать гимном Великобритании, но в этом качестве утвердилась песня «Боже, храни короля», одним из возможных авторов которой считается Генри Кэри (Carey, ок.1687—1743). Имя «Хладная Британия» получило в апреле 1996 г. мороженое фирмы «Ben and Jerry», но еще в 1967 г. так назывался один из хитов английской группы Bonzo Dog (Doo Dah) Band, а само слово пошло гулять по стране с легкой руки американского журнала «Ньюсуик», назвавшего в конце 1996 г. Лондон самой холодной столицей. — Прим. пер.

[404] Вместо «Планов сражающихся царств» (раздел «Замыслы Чу», гл. 4, рассказ 12, «Бездетный чуский ван Као Ле») Лю Сяна, на которого ссылается Зенгер, ниже приводится рассказ в изложении Сыма Цяня («Ши цзи», гл. 78). — Прим. пер.

[405] Такой подзаголовок он преподнес своей «Истории усмирения бандитов» («Дан коу чжи», изд. 1851), поскольку роман выступает продолжением «Речных заводей» из 70 глав в редакции известного ученого Цзинь Жэньжуя (1608—1661), иначе Цзинь Шэнтаня. Юй Ваньчюнь перенес туда героев Ляншаньбо из «Речных заводей» Ши Найаня. — Прим. пер.

[406] Источником идиоматического выражения «лиса пользуется могуществом тифа» («ху цзя ху вэй») и приводимого отрывка являются «Планы сражающихся царств», рассказ 16 из раздела «Замыслы Чу», гл. 1, под названием «Чускии [Оюань-]ван спрашивает придворных». — Прим. пер.

[407] Цзинский, т. е. чуский, государь. Название Цзин появилось в середине I тысячелетия до н. э. в применении к землям княжеств Чу, У, Юэ. — Прим. neр.

[408] Пачакамак («держатель вселенной») — бог-создатель у индейцев побережья Перу. — Прим. пер.

[409] Описанные события см. в кн.: Бокщанин А., Непомнин О. Лики Срединного царства. М.: Восточная литература, 2002, с. 171 — 190. — Прим. пер.

[410] В романе стоит другое, имеющее то же значение выражение: «впустить воду через стену» («инь-туй жу-цян»). — Прим. пер.

[411] Данный исторический анекдот приводит английский психолог Эдвард Де Боно (род. 1933) в своей книге «New Think: The Use of Lateral Thinking in the Generation of New Ideas», 1967; на рус. яз.: «Рождение новой идеи: Книга о нешаблонном мышлении». Пер. с англ. под общей ред. О. Тихомирова. М.: Прогресс, 1976, гл. 1 «Шаблонное и нешаблонное мышление»:

«Много лет назад, когда человека, задолжавшего кому-либо деньги, могли бросить в долговую тюрьму, жил в Лондоне один купец, имевший несчастье задолжать большую сумму денег некоему ростовщику. Последний — старый и уродливый — влюбился в юную дочь купца и предложил такого рода сделку: он простит долг, если купец отдаст за него свою дочь. Несчастный отец пришел в ужас от подобного предложения. Тогда коварный ростовщик предложил бросить жребий: положить в пустую сумку два камешка, черный и белый, и пусть девушка вытащит один из них. Если она вытащит черный камень, то станет его женой, если же белый, то останется с отцом. В обоих случаях долг будет считаться погашенным. Если же девушка откажется тянуть жребий, то ее отца бросят в долговую тюрьму, а сама она станет нищей и умрет с голоду.

Неохотно, очень неохотно согласились купец и его дочь на это предложение. Этот разговор происходил в саду, на усыпанной гравием дорожке. Когда ростовщик наклонился, чтобы найти камешки для жребия, дочь купца заметила, что тот положил в сумку два черных камня. Затем он попросил девушку вытащить один из них, чтобы решить таким образом ее участь и участь ее отца...

Итак, девушка... опустила руку в сумку, вытащила камешек и, не взглянув на него, выронила прямо на дорожку, усыпанную гравием, где камешек мгновенно затерялся.

«Экая досада! — воскликнула она. — Ну да дело поправимое. Ведь по цвету оставшегося мы тотчас узнаем, какого цвета камешек достался мне».

А поскольку камешек, оставшийся в сумке, был, как известно, черный, стало быть, она могла вытащить только белый камешек. Ведь ростовщик не станет признаваться в собственном мошенничестве! Вот каким образом, применив нешаблонное мышление, девушка не только вышла из, казалось бы, безвыходного положения, но, более того, оказалась даже в лучшем положении, чем прежде. Ибо, если бы ростовщик вел честную игру, положив в сумку черный и белый камешки, девушка имела бы равные шансы как на спасение, так и на гибель. Сейчас же она избежала нежелательного замужества и погасила долг отца». — Прим. пер.

[412] 25 апреля обычно проводится с древнехристианских времен крестный ход на поля (процессия св. Марка в связи с литанией Всех Святых, называемой ввиду большой торжественности Litaniae majores — Великая Литания). Этот молебственный крестный ход первоначально не имел с евангелистом Марком ничего общего, восходя к языческому — римскому празднику с обходом полей 25 апреля, так называемых Робигалий. При этом просили защиты у Робига (Robigus) — предохраняющего злаки от хлебной головни римского божества. Праздник был принят в христианский обиход еще до Григория Великого, был сохранен даже маршрут процессии, которая кончалась теперь у Собора св. Петра. — Прим. пер.

[413] Древняя книга «Утраченное Чжоу шу» («И Чжоу шу»), иначе «Чжоу шу», была известна в эпоху Хань в объеме 61 главы, о чем свидетельствует династийная хроника «Книга [династии ранняя] Хань» («Хань шу»). «И Чжоу шу», записанная на бамбуковых дощечках, была найдена в III в. в могиле вэйского государя Ань Ли-вана (правил 276—243 до н. э.), отсюда другое название «Письмена из могильника [в области] Цзи» («Цзи чжун шу»), и известна ныне в фрагментах с комментариями цзиньского (265—420) Кун Чао. — Прим. пер.

[414] Лаиса (IV в. до н. э.) — знаменитая коринфская гетера родом из Сицилии. — Прим. пер.

[415] «Женские уловки» представляют собой перевод на французский Рене Кавамом обнаруженной им в Национальной библиотеке арабской рукописи XIV в. Абдарахима аль-Хурани (Abd al-Rahim al-Hawrânî) из Дамаска; в 1996 и 2000 гг. он издал следующие его творения: «Женские желания» («Désirs de femmes») и «Женщины и властители» («Les femmes et les rois»). — Прим. пер.

[416] Состоящий из 6 глав военный трактат «Шесть наставлений» входит в «Семикнижие» военных канонов, представляя собой беседу родоначальников древнего Чжоуского царства Вэнь-вана и У-вана с их советником Люй Шаном (он же Цзян Цзыя, XI в. до н. э.), носившим титул тайгуна. Фрагменты из трактата были обнаружены в 1972 г. в захоронении II в. до н. э. «Гражданское наступление» («Вэй фа») составляет третий параграф второй главы «Секреты военной политики» («У тао»). На рус. яз. см.: «У-цзин: семь военных канонов Древнего Китая». Пер. с англ. Р. Котенко. СПб: Евразия, 2001, с. 35—142. — Прим. пер.

[417] Приводимые строки принадлежат не Сыма Сянжу, а его близкому приятелю, прославленному ханьскому музыканту Ли Яньнаню (ум. ок. 90 до н. э.).

[418] Само же словосочетание «цин-чэн» стало обозначением куртизанки высшего ранга. — Прим. пер.

[419] Мацзян, часто пишется у нас через англ. транслитерацию как «маджонг». Другое название «мацюэ», «воробей». — Прим. пер.

[420] Предание гласит следующее. В императорских так называемых дальних покоях скопилось столько гаремных женщин, что повелитель [император Юань-ди (75—33 гг. до н. э.; правил с 49 г. до н. э.)] не мог найти времени для их обхода. Тогда он велел придворным художникам сделать портрет каждой из них и, суда по изображениям, призывал к себе ту или другую. Одалиски, поняв секрет, старались подкупить мастера, чтобы он изобразил их более красивыми, чем они на самом деле были. Но Ван Чжао-цзюнь, гордясь своей красотой, не пожелала унижаться до подкупа и мастеру не дала ничего. Тот изобразил ее за это уродом, а император, взглянув на портрет, не удостоил ее приглашением. В 33 г. до н. э. хуннуский хан захотел породниться с императорским домом культурной страны, которую он притеснял, продолжая дело своих предков. Тогда для него, как для варвара, выбрали, судя по портретам придворных живописцев, самую уродливую из гаремных затворниц. Таковою оказалась Ван Чжао-цзюнь. Перед тем как отправиться к месту своего назначения, она явилась откланяться своему повелителю. И вот тогда разыгралась драма. Красота ее ослепила и императора, и всех придворных с такой силой, что они тряслись от невиданного зрелища. Император, который уже неоднократно нарушал свое слово, данное варвару-союзнику, был в отчаянии, но поделать ничего не мог. Разобравшись, в чем дело, он тут же приказал четвертовать и разбросать по кускам придворных мастеров, конфисковав все их имущество. Но было уже поздно — Ван поехала к хуннускому хану. Судьба несчастной девушки тронула современников, и они сложили в се честь песнь, вызвавшую впоследствии много подражаний (см. В. Алексеев. Труды но китайской литературе, кн. 1. М.: Наука, 2002, с. 271). См. также пьесу юаньского драматурга Ma Чжиюаня (1250—1321) «Осень в Ханьском дворце». — Прим. пер.

[421] Далее мной приводится отрывок из статьи Б. Рифтина «Ланьлинский насмешник и его роман «Цзин, Пин, Мэй», помещенной в 1 т. русского перевода романа: «Цзин, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе». Пер. с кит. В. Манухина. Иркутск, Улисс, 1994, т. 1, с. 7—8. — Прим. пер.

[422] Ниже изложение ведется по шумерскому мифу «Сошествие богини Инанны в подземный мир и возвращение ее на землю», взятому из кн.: Г. Абдурагимов, Д. Абдурагимова. Лезги и древнейшие цивилизации Передней Азии: история, были, мифы, сказания. М.: Экономика, 1998. — Прим. пер.

[423] «Он вонзил свои ногти в почву и оторвал кусок мягкой глины. Из нее он создал двух вестников — Кургарру и Калатурру. Это были покорные и бесполые существа, они не были ни мужчинами, ни женщинами и бесстрастно выполняли волю божественного гончара, слепившего их. И дал премудрый Энки одному из них пищу жизни, а другому воду жизни и послал их в мрачный подземный мир.

Спустившись в преисподнюю, вестники бога мудрости были внимательными и осторожными. Бесшумно продвигались они по подземным тропам, остерегались смачивать свои уста водой подземной реки и не проглотили ни одного зернышка, выросшего на ее берегах, чтобы не позабыть землю и не остаться навеки внизу. Добравшись до трона Эрешкигаль, потребовали вестники божественного мудреца Энки именем своего владыки освобождения Инанны.

Спокойно и насмешливо отвечала им повелительница преисподней, указывая на безжизненное тело, висящее на гвозде:

— Вот она, ваша царица, забирайте ее, мне она не нужна!

Тогда оба вестника сняли труп богини с гвоздя, и Кургарру осыпал ее зернами жизни, а Калатурру опрыскал ее водой жизни. И поднялась Инанна на свои прекрасные ноги и бодро двинулась к воротам подземного мира. Но семеро ануннаков, судей мертвецов, тут же бросились к ней:

— Если Инанна покинет «Страну без возврата», за голову голову пусть оставит!

— Прочь с дороги! Пустите меня наверх, я пришлю себе замену! — гордо воскликнула Инанна и величественным шагом прошла через семь ворот, облачаясь в свои наряды и оставленные у входа драгоценные амулеты, таящие в себе волшебную силу верховной власти.

Но хитроумные ануннаки не успокоились. Они послали следом за богиней целую толпу свирепых демонов. Самые маленькие из них были ростом с пылинки, а самые большие напоминали гигантские тростники, растущие по краю болот. Это были страшные, бессердечные слуги свирепой Эрешкигаль. Нет у них плотских желаний, и чужды они сострадания. Никогда не вкушают они пищи и не пьют воды, но силы их остаются прежними и не чувствуют они усталости. Эти демоны похищают жену с ложа ее супруга и отрывают беспомощного младенца от груди кормилицы.

Под охраной чудовищ пришла Инанна в город Умму к богу Шаре и сказала ему:

— О, мой верный брат, спустись вместо меня в преисподнюю! Увидев уродливых и злобных демонов, окружающих богиню, испугался Шара, упал к ногам Инанны и жалобно молил о пощаде:

— Другого, другого пошли, сестра моя, в страшный подземный мир! И двинулась Инанна в Бад-Тибиру, к богу Латараку. Но и тот с плачем умолял освободить его от ужасной участи и искать другую замену.

И решила Инанна, что только Думузи, которого она одарила всеми чарами своей страсти, сможет заменить ее в подземном мире. Он не посмеет отказаться от своего долга. За небывалые наслаждения на ложе прекраснейшей из богинь заплатит он жизнью.

И пришла Инанна в Куллаб, где сидел на троне ее супруг. Безжалостным взором взглянула она на него, и в ее ледяных глазах таилась смерть.

Думузи в одежде власти, в царском покое сидит на троне.

Демоны-«гола» его схватили.

Семеро их — его грудь разодрали, его кровь излили.

Семеро их — словно в горячке на него напали.

Пастушью флейту, свирель его на глазах его разбили!

Все понял несчастный Думузи, мгновенно побледнел он и поднял руки к небу, залитому яркими солнечными лучами, моля о помощи Уту, брата своей беспощадной супруги.

...О Уту, ты брат моей жены!

Я супруг твоей сестры!

Преврати мои руки в ноги газели,

Преврати мои ноги в ноги газели,

И я от демонов убегу...

Уту внял мольбе, и превращенный в газель Думузи бежит в Шубирил-лу. Демоны вновь настигают его, бьют и истязают. Опять обращается Думузи с мольбой к Уту. Тот второй раз превращает его в газель, и Думузи бежит в храм богини Белили. Он просит у нее немного пищи и воды. Пока Думузи ест и пьет, снова появляются «гала» и третий раз хватают Думузи. Уту превращает его в газель и в третий раз, и тот скрывается в загоне для овец. Но «гала» врываются туда и рвут Думузи на части, и свирепые стражи Эрешкигаль повлекли его остатки в царство своей повелительницы» (Г. Абдурагимов, Д. Абдурагимова. Лезги и древнейшие цивилизации Передней Азии: история, были, мифы, сказания. М.: Экономика, 1998). —Прим. пер.

[424] Бимба, растение Momordica Monadelpha, с ярко-красным плодом которого сравнивают обычно губы красавиц.









Дата добавления: 2015-01-09; просмотров: 660; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.06 сек.