Основные методологические положения

Предметом настоящей главы является получившая в первой половине 1920-х го-дов и широкое распространение концепция «человеческих отношений» в управле­нии, сформулированная новым научным направлением. Его лидером был крупный организатор НОТовского движения в СССР, руководитель отдела нормализации НК РКИ Николаи Андреевич Витке. Выдвинутая концепция вызвала оживлен­ные дискуссии, в результате которых ее сторонники были вынуждены отступить с ноля боя.

С тех пор взгляды Н. Витке и его единомышленников (Я. Улицкого, Р. Майзель-са, С. Стрельбицкого, И. Каннегнссера, Г. Нефедова и др.) были преданы забвению, в настоящее время они по существу неизвестны.

Нужно ли сейчас говорить об этом научном направлении, имеет ли оно право стать объектом исследования? Внимательное изучение основных произведений его представителей, а также адресованной этим работам критики позволяет сде­лать вывод, что по целому ряду интересующих нас вопросов авторы высказали глубокие, имеющие непреходящую ценность суждения. Представляется, что оцен­ка, данная концепции Н. Витке и его сторонников 70 лет тому назад, нуждается и существенном пересмотре.

Последний необходим еще и потому, что аналогичные идеи были положены в основу американской концепции «человеческих отношений» (Э. Мэйо, М. Фол-лет, Ф. Ротлисбергер, Г. Саймон и др.) и апробированы в ходе знаменитого Хот-торнского эксперимента. Но подход Э. Мэйо и его единомышленников был сфор­мулирован в 1930-е годы 1, хронологически позже, чем это сделали российские ученые. Только исключительно небрежным отношением к собственномуистори­ческому опыту можно объяснить факт столь легкого расставания с приоритетом отечественной науки в данной области.

Итак, присмотримся повнимательнее к воззрениям российских исследователей. Надо ли говорить, что в самом начале 1920-х годов, когда идеи научной органи­зации труда и управления находились в стадии «первоначального накопле­ния», представления ученых были самыми разноречивыми. И это понятно, ибо, с одной стороны, еще не было никакого собственного опыта, который мог бы быть облечен в какие-либо точные научные формулировки, а с другой стороны, и мировая научная литература (включая работы Ф. Тейлора, Г. Форда, А. Файо-ля и др.) не давала ясного ответа на вопрос о том, что же такое научная организация труда и управления. Отмечая пестроту существовавших взглядов, один из представителейсоциального толкования управления Р, Майзельс писал: «Это слово широко шагает по нашим учреждениям и в каждом из них получает иное содержание, иной костюм. В одном оно представляется в виде глубокого старца, одетого в мантию средневекового алхимика с волшебным камнем в руках, прикосновение которого превращает пес предметы в золото в другом оно прини­мает образ легкомысленною и шаловливого Меркурия, который во всякий мо­мент не прочь угнать золоторунных овец из-под самого носа Юпитера; в третьем оно рисуется в виде маститого ученого, который что-то думает, творит, создает, но что никакого отношения к практической работе учреждений не имеет»2.

По единодушному мнению представителей социального направления, резко от­личающемуся от мнения большинства управленцев, в системе НОТ следует раз­личать две основные ветви. Первая из них занимается рационализацией тру­дового процесса, осуществляемого отдельным человеком во взаимодействии с вещественными факторами производства. Это собственно НОТ. Однако всякий работник находится в неразрывной связи с другими работниками, и здесь также возможна и необходима рационализация — рационализация взаи­модействий человека с человеком. Этой областью должно заниматься второе течение, названное авторами НОУ - научная организация управления (на­учный менеджмент). На нем-то и сконцентрировали они свое внимание.

НОУ как разновидность НОТ имела своим предметом взаимодействия людей друг с другом в общем трудовом процессе и устанавливала наиболее рациональ­ные способы и приемы влияния на взаимоотношения сотрудников с целью дости­жения оптимума в работе.

Важно отметить, что ученые глубоко осознавали все возрастающую роль управ­ления в прогрессирующем развитии производства, считая организационный фак­тор даже более весомым, чем выдающиеся технические достижения. «Можно смело утверждать, — писал, например, тот же Р. Майзельс, — что если XIX в. вполне заслуженно получил название века пара и электричества, то XX в. будет веком рациональной организации»3. Истекшие семь десятилетий более чем под­твердили правильность этого прогноза. Особенно интересны в этом плане рас­суждения Н. Витке4.

По мнению ученого, с развитием производства, его концентрацией (используя его термин — с развитием «индустриализма») возрастает роль и значение управления им. Если в эпоху господства мелкого хозяйства, рассуждал Н. Витке, управление носило чрезвычайно примитивный характер, то в эпоху «индустриализма» его значение резко усиливается. «Индустриализм», полагал исследователь, приводит к организационному кризису,который состоит «в том, что современная, массовая, коллективно-трудовая (кооперативная) по природе своей организация уже не мо­жет управляться традиционными методами индустриализма, перенятыми от мелко­го хозяйства...»5 Выход из этого кризиса автору видится в «организационной революции», простирающей «свое влияние не только в отношении предмета к предмету и человека к предмету, но и в отношении людей друг к другу в произ­водственном процессе...»6 Причем главным здесь Н. Витке считал целесообраз­ную организацию людейв их взаимоотношениях как участников единой трудовой кооперации. Отсюда ясно, что автор четко различал два вида управления -людьми и вещами, акцентируя свое внимание на управлении людьми.

«Управление, — формулировал ученый, — состоит в целесообразном сочетании людских воль (отнюдь не интеллектов) и через их посредство различных орудий для достижения определенных, свойственных данной организации целен»7. Суть управленческой деятельности заключается в организации и направлении чело­веческой энергии к определенной цели.

В отличие от многих своих современников, тяготевших к технократическим и делопроизводственным подходам, Н. Витке и его сторонники аргументировали необходимость социальных исследований управления. «Прежде всего надо от­решиться от грубой предметности мышления», писал Н. Витке, подчеркивая, что так же, как товар — не просто кусок сукна, а определенное отношение, управление — непросто документы, архивы, учетные системы, справки, но преж­де всего «определенная система социально-трудовых отношений, а потом уже груда предметов»8. Несомненно, подобная постановка вопроса преодолевала ограниченность преобладавших в то время организационно-технических и функциональных концепций управления.

Оговоримся: Н. Витке и другие представители школы не отрицали важности функционального анализа. Вслед за известным французским управленцем А. Файолем,

отечественные авторы также выделили 5 основных функций управления: предви­дение, организация, распоряжение, координирование, контроль. Однако, подчерки­вая важное значение этого учения, они вместе с тем резко выступили против распространенной в теории и практике управления своеобразной «схемомании» и фетишизации функции. Последние, писал, например, Р. Майзельс, «существуют и действуют независимо от того, изображены ли они на бумаге или нет, фигурируют ли они в схеме как действующие или нет. В реальной жизни мы функций не видим, а видим лишь людей, их исполняющих, и всякое изображение на бумаге, в струк­турной схеме функции является фикцией, фетишем, который сейчас же наделяется руками, ногами и глазами и всякими другими свойствами, которых у них нет, а главное, самостоятельным аппаратом, который не вмещает всей функции и начина­ет мало помалу разбухать, несмотря на то, что часть этой функции параллельно осуществляется рядом, в соседнем аппарате того же учреждения»9, Автор метко указал на опасность гипертрофии функционального полхода, приводящей к разоб­щенности управления, к так называемой «функциомалке» — опасной болезни уп­равленческого организма.

В противовес витковцы развивали идею целостного подхода к управленческой деятельности: «До сих пор, - писал Н. Витке, — безраздельно господствовал... подход: каждая отрасль и часть управленческого дела выступала сама по себе как нечто целое и в себе замкнутое, вис общего контекста и связи». Но все это лишь «отдельные клочки и обрывки, дробные осколки управленческого дела. . . заслоня­ющие весь горизонт. ..»10 С таким подходом , справедливо отмечал автор, надо по­кончить. «Нужно понять его (управление, — Авт.) как единый и целостный про­цесс... где каждая часть работает на другую в тесной связи с другой. Отдельные проблемы управленческого дела не самостоятельные единицы, складывающиеся в

простую арифметическую сумму. Они объединены не механически, но органически, как части и стороны единого управленческого процесса»11.

Вряд ли можно переоценить значение приведенноготолкования, являющегося опорным положением современной теории управления.

Но автор не ограничился одной лишь декларацией важнейшей методологической посылки. Органическое объединение управления, считал Н. Витке, достигается с помощью особой функции — административной, связывающейвсе другие участки управленческой работы воедино. Выделение административной функции — крае­угольный камень теоретических построений Н. Витке. С развитием и усложнением производства ее значение, по автору, возрастает, в связи с чем выделяется специ­альная группа лиц-администраторов. «Современныйадминистратор, — пояснял уче­ный, — это прежде всего социальный техник или инженер — в зависимости от его положения в организационной системе, — строитель людских отношений. Чем выше его положение в служебной иерархии, чем больше численный состав работников, объединяемых администратором, тем больше в его непосредственной работе высту­пает деятельность административная за счет материально-технической»12.

По глубокому убеждению автора, существо организационно-административной работы состоит в создании благоприятной социально-психологической атмосферы в производственных коллективах, в создании так называемого «духа улья». «Сами по себе, — рассуждал Н. Витке, — ни самая точная распланировка производ­ственного процесса, ни самая идеальная регламентация служебных функций, ни самая механизированная регулировка... не способны создать эффективную орга­низацию. Против воли людей или даже при отсутствии этой воли не сложить социально-трудового автоматизма..,, не создать социально-трудовой организации: аппарат будет безжизненным» 13.

Значение административнойфункции, по мнению Н. Витке, настолько возрастает, что создается возможность поднять последнюю на высоту науки управления как целостной системы знанийо «рациональном построении и руководстве тру­довыми коллективами индустриального общества»14. Автор не переоценивал до­стигнутых успехов в деле формирования этой отрасли знания, часто называемой им «социальной инженерией»: «Она только складывается. Еще нет цельного и широкого здания. Налицо лишь отдельные постройки да груда разрозненных кирпичей»15. В вопросе о том, какой же должна быть новая наука — теоретиче­ской пли исключительно прикладной, Н. Витке проявил определенную глубину. Он понимал недостаточность одного лишь абстрактно-теоретического подхода. когда работа «над обобщением становится самодовлеющей целью» и порывается живая связь учения с реальной практикой. Однако такой же крайностью, отмечал он, является и чрезмерный практицизм, когда всякое улучшение, касающееся уп­равления и труда, получает наклейку «научной организации», в действительности же наблюдается полное равнодушие к научно-изыскательной стороне дела16.

Оба уклона, по совершенно справедливому мнению автора, ошибочны. «Лишь при наличии... тесной спайки практики и теории, взаимной их диффузии в каждый данный момент, соответствующего простора для развертывания каждой из этих двух сплетающихся линий идет нормальное развитие техники любого дела» 17.


8.2. Трактовка методови стиля управления трудовыми коллективами

Очень многие рекомендации представителей социального течения управления 1920-х годов, касающиеся стиля руководства, логики действий руководителей, этики их взаимоотношений с коллективом могли бы с успехом использоваться и современными организаторами производства, но, к сожалению, нам приходится либо вновь «изобретать велосипеды», либо обращаться к зарубежному опыту и таким образом преодолевать накопившееся историческое отставание в этой об­ласти.

Следует сказать, что сформулированные российскими авторами методологические посылки, в соответствии с которыми руководитель — прежде всего социальный инженер, «строитель людских отношений»18, создавали чрезвычайно благоприят­ные стартовые условия для разработки проблемы методов и стиля управления. Отталкиваясь от них, представители социального течения высказали ряд глубоких мыслей о логике действий руководителей, этике их взаимоотношений с подчинен­ными.


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Производственного подхода | Я. Улицкий. Управление как искусство




Дата добавления: 2019-10-16; просмотров: 46; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.