Арт-терапевтическая работа с осужденными.

 

По материалам статьи Колина Тисдейла,

секретаря консульта­тивной группы

по применению арт-терапевтических методов

в рабо­те с заключенными.

Статья рассматривает использование арт-терапии в качестве особо­го фактора лечебного воздействия на осужденных, страдающих рас­стройствами личности. Автор дает определение арт-терапии как процес­са, требующего четко оговоренных исходных правил работы, заранее установленной взаимной готовности сторон к ее проведению, а также хорошо осознаваемых ролей всех участвующих лиц и регулярных теку­щих оценок их состояния. Обсуждаемые положения иллюстрируются клиническим описанием.

До недавнего времени число публикаций, посвященных арт-терапев-тической работе с осужденными, было крайне ограничено (Carrell С, Laing J., 1982; Laing J., 1984; Liebmann M., 1994). Эти статьи отразили стремление арт-терапевтов внедрить свой метод в качестве одного из элементов работы с осужденными и подняли вопросы, касающиеся эф­фективности арт-терапии в отношении мужчин и женщин, находящихся в условиях особых режимных учреждений. В публикациях последнего времени обсуждались оптимальные формы построения арт-терапевти­ческих сессий и темы, возникающие в процессе работы с осужденными (Karban В., 1994; Innes R., 1996). В печатных выступлениях по поводу своей работы с осужденными арт-терапевты стремились избегать крими­нальных подробностей, касающихся личностей их клиентов, поскольку последние отличаются особой чувствительностью к любым моментам, связанным с их социальным унижением, — многие из них сами являлись жертвами насилия на различных этапах жизни. Последующая психоло­гическая депривация оказывала, как правило, глубокое воздействие на формирование их личности (Cavadino P., 1996). Нежелание арт-терапевтов раскрывать психологические и криминальные факторы очевидно и при рассмотрении изобразительного творчества в качестве педагогиче­ского и рекреационного подхода к осужденным. Эти факторы лишь под­разумеваются, но не обсуждаются подробно. Хотя ценность изобрази­тельного творчества в работе с осужденными доказана (Peaker A., Vin­cent J., 1990), остается неясным, насколько оно может понижать или, наоборот, повышать риск рецидивов. Наше желание избегать в публич­ных высказываниях деталей преступления обусловливается установкой на сокрытие психологических и криминальных обстоятельств, но пони­жает уровень профессионального обсуждения. Такая позиция арт-тера-певтов, по-видимому, может поддерживать и «раннюю амбивалент­ность», и характерную для клиентов данной группы «сниженною способ­ность к эмпатии» (Fonagy P., Target M., 1996, р. 126), обусловливающую их стремление к внутреннему отделению себя от преступления и его по­следствий и нежеланию соотносить его со своим прошлым, настоящим и будущим опытом. Наконец, оглашение обстоятельств преступления без особого на то разрешения является нарушением закона. Правовой аспект, несомненно, ограничивает наши возможности в освещении ма­териалов, связанных с преступлением.

Существуют, однако, некоторые исключения из этих правил: деталь­ное обсуждение британскими арт-терапевтами психотерапевтического процесса и анализ психологических причинно-следственных факторов (Aulich L., 1994). Я полагаю, что подобное обсуждение в узком профес­сиональном кругу чрезвычайно важно, если мы действительно хотим построить эффективную модель работы как с осужденными, признавае­мыми психически больными, так и с теми, кто имеет разного рода личност­ные расстройства, предопределившие правонарушение. В Соединенном Королевстве обе данные категории преступников содержатся в особых учреждениях Национальной системы здравоохранения либо в добро­вольном порядке, либо по решению суда. В некоторых случаях такие пра­вонарушители оказываются в исправительных учреждениях общего ти­па либо отбывают условное наказание.

Клинические взгляды на различия между психическим заболеванием и личностным расстройством имеют комплексный характер и постоянно пересматриваются. Психическое заболевание может приводить к пси­хотическим или психопатоподобным изменениям личности, в то время как личностное расстройство имеет менее патологизированную приро­ду. Личностное расстройство без каких-либо попыток его лечения или коррекции может обусловить психическое заболевание. Третье издание Диагностического и Статистического Руководства по Психическим За­болеваниям (DSM III-R, 1987) делит личностные расстройства на три основные группы:

• эксцентрический кластер (параноидная, шизоидная, шизотипи-ческая личность),

• драматический кластер (нарциссическая, пограничная, истери­ческая, антисоциальная личность),

• тревожный кластер (обсессивная, компульсивная, зависимая, пассивно-агрессивная, избегающая, садистская и самообвиняю­щая личность).

Четвертое издание (DSM-IV, 1994) предлагает уже иную классифи­кацию:

• кластер А (параноидные личностные расстройства),

• кластер В (антисоциальные личностные расстройства),

• кластер С (избегающие личностные расстройства).

Взгляды на методы лечения правонарушителей, страдающих психи­ческими заболеваниями или личностными расстройствами, также отли­чаются большим разнообразием. В предисловии к книге «Психотические и антисоциальные личностные расстройства» (Dolan В., Coid С, 1993, р. IX.) Д. Рид отмечает, что «проблемы, создаваемые в обществе людьми с этими расстройствами, осложняются отсутствием единства в пред­ставлениях о природе и этиологии заболеваний и разными взглядами на подходы к их эффективному лечению и коррекции». Д. Рид руководил созданием Обзора Медицинских и Социальных Служб по психически больным правонарушителям (1992). Б. Долан и С. Койд (Dolan В., Coid С, 1993) рассматривали преимущества и недостатки различных подходов: фармакологических и физических методов, психотерапии, ког­нитивных, поведенческих методов, использования психотерапевтиче­ского сообщества, стационирования и амбулаторной супервизии. Б. До­лан являлся редактором отчетов (1980-1995) клиники Хендерсона (Лондон, Южный округ), в которой для лиц с психическими расстрой­ствами действует психотерапевтическое сообщество, где арт-терапевти-ческий подход применяется в качестве одного из методов (Mahoney J., 1992). Касаясь работы в тюрьмах, Е. Куллен, Л. Джонс и Р. Вудворд (Therapeutic Communities for Offenders, 1997) предлагали использовать психотерапевтическое сообщество, состоящее из правонарушителей с личностными расстройствами. По их мнению, этиология этих расстройств имеет преимущественно «социальный» характер. Данные обзо­ра представляются вполне соотносимыми с результатами моей собствен­ной арт-терапевтической работы с осужденными.



Психологическая и клиническая оценка правонарушителей имеет чрезвычайно большое значение (Teasdale С, 1997). На мой взгляд, арт-терапия должна разрабатывать разные методы работы с ними, адекват-ныез их индивидуальным потребностям и клиническим особенностям. Эти методы могут включать: выступающие в качестве элементов в ком­плексе поведенческих программ, тематически ориентированные или фо­кусированные на решении определенных задач сессии, студийную рабо­ту под наблюдением арт-терапевта, а также кратко- и долгосрочную групповую или индивидуальную арт-терапии.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Арт-терапевтическая работа с психиатрическими пациентами. | МОЖЕТ ЛИ АРТ-ТЕРАПИЯ «ЛЕЧИТЬ» ПРЕСТУПЛЕНИЕ?


Дата добавления: 2018-03-01; просмотров: 173; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.