30 страница. Реакционные историки, особенно американские, разработали систему «доказательств», имеющих целью принизить вклад СССР в разгром милитаристской Японии

 

Реакционные историки, особенно американские, разработали систему «доказательств», имеющих целью принизить вклад СССР в разгром милитаристской Японии. В ответе на запрос американских историков о роли СССР в победе над Японией Г. Трумэн заявил в 1953 г., будто «русские не внесли в нее никакого военного вклада»{460}. Это безответственное заявление, опубликованное в одном из официальных американских военно-исторических трудов, взято на вооружение буржуазными фальсификаторами истории второй мировой войны. [422]

 

В западной литературе распространена также версия об американских атомных бомбах как «решающем факторе», якобы вызвавшем капитуляцию Японии. Р. Хейферман утверждает, что Япония капитулировала, так как император «испугался продолжения атомных бомбардировок и регулярных авиационных налетов союзников на Японию»{461}. При этом он избегает подлинной оценки атомных бомбардировок, которые по своей сути служили целям шантажа СССР и всех прогрессивных сил.

 

В этой связи представляет интерес точка зрения некоторых японских историков. «Хотя США пытаются представить атомную бомбардировку японских городов как результат стремления ускорить окончание войны, в действительности эти бомбы, погубив огромное число мирных жителей, не привели Японию к принятию решения об окончании войны... Не жертвы среди мирных жителей в результате атомной бомбардировки, а боязнь революции после вступления в войну СССР обусловила скорейшее окончание войны»{462}.

 

Фальсификация роли Советского Союза во второй мировой войне тесно связана с тенденциозной трактовкой источников победы Советского Союза над фашистско-милитаристским блоком. Фальсификаторы зачастую подменяют научный анализ хода и итогов второй мировой войны вымыслами, скрывают истинные причины побед Советской Армии, отрицают их закономерный характер.

 

Буржуазные историки разработали специальную теорию «случайностей» для объяснения причин поражения вермахта. К числу таких причин они, как правило, относят неблагоприятные для немецко-фашистских войск погодно-климатические условия Советского Союза, большую протяженность его территории, просчеты Гитлера как политического и военного руководителя. «Как уже часто отмечалось, — пишет американский историк Э. Маккарти, — на стороне Советского Союза были генерал Зима и генерал Грязь». Он утверждает, что немецко-фашистским войскам зимой 1941/42 г. «морозы причиняли больше потерь, чем военные действия»{463}. О большой площади России как о важнейшем факторе, не позволившем гитлеровцам одержать победу на востоке, пишет уже упоминавшийся Э. Дюпуи и многие другие западные историки{464}.

 

Теория «случайностей» поражения немецко-фашистских армий имеет для империалистов большое политическое значение. Она питает реваншизм, используется для «обоснования» новых планов агрессии против стран социалистического содружества. Раз поражение вермахта объясняется лишь преходящими факторами, рассуждают нынешние руководители НАТО и другие военно-политические деятели стран империализма, то, если учесть эти факторы и не допустить старых ошибок, можно будет одержать победу над Советским Союзом и другими социалистическими странами.

 

Умалению вклада СССР в победу над фашизмом служат также попытки буржуазных историков принизить уровень советского военного искусства и морально-политического потенциала Советского государства. Правда, в трудах отдельных буржуазных историков встречаются объективные оценки роли советского Верховного Главнокомандования в руководстве Вооруженными Силами, достижений советской стратегии, оперативного искусства и тактики. Но если английский историк Б. Питт пишет, что знаменитое контрнаступление под Сталинградом стало «символом великой победы, завоеванной разумной ценой»{465}, то американский военный историк [423] Э. Зимке, оценивая советскую стратегию, заявляет, что она была «оборонительной»{466}.

 

Однако исторические факты против фальсификаторов. Они доказывают, что советское военное искусство в годы войны убедительно продемонстрировало превосходство над военным искусством фашистских агрессоров, имевших самую мощную военную машину капиталистического мира того времени. Видный французский генерал и историк Ф. Гамбьез называет победу, одержанную Советскими Вооруженными Силами, «победой ума, хладнокровия и инициативы советских военных руководителей во всех звеньях»{467}.

 

Исторические факты опровергают и домыслы Г. Солсбери, Д. Эриксона и других о том, что Советская Армия воевала не по принципам военного искусства. Имея в виду подобные фальсификации, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков писал: «Ныне, конечно, очень легко и просто заниматься бумажной калькуляцией соотношения сил, глубокомысленно поучать, каким числом дивизий следовало бы выигрывать четверть века назад то или иное сражение, рассуждать, где вводилось войск больше, а где меньше того числа, которое кажется сегодня целесообразным тому или иному историку. Все это было неизмеримо сложнее на полях битв»{468}.

 

Буржуазные историки и мемуаристы не решаются отрицать массового героизма, исключительной стойкости, мужества и отваги, проявленных советскими воинами в борьбе с врагом. Ряд западных авторов придерживается в этом объективных оценок. «Нет никакого сомнения в том, — отмечает американский историк М. Бург, — что вклад Советской Армии в окончательную победу над нацистской Германией имеет выдающееся значение... И нельзя не отдать должное Советской Армии, ее боеспособности и боевому духу, благодаря которым она уже в первые месяцы войны, несмотря на тяжелые потери в живой силе и технике, смогла отбросить нацистов от Москвы. А оборона Ленинграда и разгром гитлеровской группировки в Сталинграде! Эти славные победы известные всему миру, стали сегодня почти легендой»{469}.

 

Когда шла война, многие видные буржуазные политические и военные деятели, историки и писатели неоднократно отмечали массовый героизм советских воинов и связывали его с защитой советского государственного и общественного строя. «Только слепец может отрицать теперь, — писала в 1945 г. американская буржуазная газета «Сатердей ивнинг пост», — что триумф Красной Армии явился триумфом советского социализма, советского планирования, советского строя».

 

Реакционные же историки пытаются дегероизировать Советскую Армию, исказить источники великого ратного подвига советских людей во имя защиты социалистической Родины. Некоторые из буржуазных авторов готовы признать «выдающиеся природные качества русского солдата», но замалчивают при этом, что справедливые войны в защиту социалистического Отечества умножают моральные силы армии и народа, что эти силы, воплощенные в массовом героизме, стойкости и самоотверженности советских людей, их преданности делу коммунизма, являются одним из важнейших источников всемирно-исторических побед советского народа. Одни из буржуазных авторов пытаются объяснить героизм советских людей «русским национализмом» и замолчать братскую дружбу народов СССР как один из важнейших источников победы, другие заявляют, [424] что причины сплочения и самоотверженности советских людей в борьбе с захватчиками кроются в «излишних зверствах» гитлеровцев. Это особенно проявляется при трактовке буржуазными авторами истории партизанского движения в Великой Отечественной войне.

 

Буржуазные историки и публицисты используют самые изощренные методы, чтобы извратить великую освободительную миссию Вооруженных Сил СССР. Не утруждая себя научной аргументацией, они выдвигают ложный тезис, будто Советские Вооруженные Силы вступили на территорию Польши, Чехословакии, Болгарии, Югославии, Норвегии и других стран вопреки воле их народов. Американские, английские и западногерманские идеологи пытаются представить советские войска как силу, стремящуюся вмешаться во внутренние дела других народов, навязать неугодный им общественный строй.

 

Подобные утверждения — явная фальсификация. Еще в самом начале Великой Отечественной войны Советское правительство подчеркивало, что целью борьбы СССР против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над страной, по и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. Коммунистическая партия и Советское правительство исходили при этом из известного положения В. И. Ленина об интернациональных обязанностях социалистического государства и освободительной миссии его Вооруженных Сил. Какие-либо захватнические цели чужды самой природе Страны Советов, ее армии. Освобождение народов зарубежных стран от фашистского ига было для советских воинов их интернациональным долгом.

 

При вступлении Советских Вооруженных Сил на территорию других стран правительство СССР руководствовалось существовавшими в то время договорами и соглашениями, которые соответствовали нормам международного права. При освобождении Польши Советская Армия действовала на основе «Соглашения об отношениях между Советским Главнокомандующим и Польской Администрацией после вступления советских войск на территорию Польши», подписанного 26 июля 1944 г. правительством СССР и Польским комитетом национального освобождения. Аналогичный договор между СССР и Чехословакией был подписан 8 мая 1944 г. На территорию Норвегии Советская Армия вступила в соответствии с советско-норвежским правительственным соглашением от 16 мая 1944 г. Вопрос о перенесении военных действий Советской Армии на территорию Югославии был согласован с верховным главнокомандованием Народно-освободительной армии Югославии.

 

Эти факты свидетельствуют, что Вооруженные Силы СССР вступали на территорию тех или иных стран с освободительной целью, не вопреки, а по воле их народов и правительств. Перед вступлением Советских Вооруженных Сил на территорию другой страны правительство СССР в специальных заявлениях разъясняло свою политику.

 

Советская Армия не вмешивалась во внутренние дела освобожденных стран, с уважением относилась к национальным обычаям и традициям их народов. Рискуя жизнью, советские воины спасали мирных жителей, материальные ценности и сокровища национальной и мировой культуры, оказывали помощь старикам, женщинам и детям. В отличие от американских и английских войск, которые использовались для подавления национально-освободительного движения народов Греции и некоторых других стран, советские воины-интернационалисты, вдохновленные справедливыми целями борьбы с фашизмом, несли порабощенным народам Европы и Азии свободу и независимость. Разгромив и изгнав оккупантов с территории многих стран Европы и Азии, они помогли народам этих стран избавиться от продажных реакционных режимов, взять власть в свои руки, встать на путь демократического развития. Именно поэтому [425] реакционная историография пытается очернить великую освободительную миссию Советских Вооруженных Сил, распространяя версию об «экспорте революции» и утверждая, будто Советская Армия вступила на территорию других стран с захватническими целями.

 

«Кто пережил вторую мировую войну и принимал участие в антифашистской борьбе, — говорил Генеральный секретарь ЦК КПЧ, Президент ЧССР Г. Гусак, — тот никогда не забудет об исключительной роли Советского Союза в битве за свободу народов, о его жертвах, о героизме его народа и армии. Тот не забудет, что эта борьба и жертвы Советского Союза дали возможность многим народам вновь обрести свою национальную свободу и государственную независимость, а также начать борьбу за победу рабочего класса, за путь к социализму»{470}.

 

Известно также, что в ряде стран (Австрия, Дания, Иран, Норвегия, Финляндия), на территории которых находились советские войска, и поныне господствует буржуазный строй. Очевидно, что в этих странах не существовало тогда еще внутренних предпосылок, которые обеспечили бы успех революции. В то же время в Албании и Вьетнаме, где советских войск не было, произошли революционные преобразования.

 

Особое направление в буржуазной историографии связано с фальсификацией итогов и последствий войны. Некоторые буржуазные историки рассматривают победу Советского Союза, его решающую роль в избавлении народов оккупированных захватчиками стран Европы и Азии от фашистского ига как причину «холодной войны», развязанной, как известно, реакционными силами международного империализма. Аргументы, которые используют эти историки, настолько несостоятельны, что вызывают недоверие даже среди буржуазных исследователей. Английский историк А. Тейлор делает следующий вывод: «Согласно одним взглядам, Советская Россия хотела установить коммунизм во всем мире. Согласно другой точке зрения, Соединенные Штаты хотели установить свое собственное господство над миром... Первая точка зрения, конечно, неправильна... Обвинение в агрессивности американцев имело больше оснований. К 1970 году общий вывод на Западе состоял в том, что холодная война была вызвана ложной тревогой, явилась ошибочным предприятием с самого начала»{471}.

 

Многие буржуазные историки признают, что победа в войне привела к значительным переменам на международной арене, является «решающим событием нашего времени»{472}. Однако некоторые из них дают этому свое толкование. Например, в начале 50-х годов один из наиболее реакционных американских историков — Г. Варне оценил итоги второй мировой войны для США «катастрофическими» на том основании, что победа над фашистской Германией и милитаристской Японией привела к усилению влияния коммунизма{473}.

 

Для буржуазной историографии послевоенных лет характерны попытки обелить фашизм и бросить тень на социализм, всецело подчинить трактовку событий войны и ее итогов целям пропаганды мифа о «советской военной угрозе».

 

Западногерманский историк В. Риппер заявляет, что в результате войны рухнули последние «оплоты против большевизма» в Европе и Азии{474}. Его поддержал американский историк Р. Хоббс, по словам которого [426] безоговорочная капитуляция Германии и Японии «означала поражение всей западной цивилизации»{475}. В книге под названием «Большевизация США» Ч. Шелдон обвиняет Г. Трумэна, подписавшего Потсдамские соглашения, «которые в громадной степени усилили позиции Советского Союза в Восточной Европе и во всем мире...»{476}. Ясна и другая цель такого рода оценок — очернить исторический опыт антигитлеровской коалиции. «Так называемая антигитлеровская коалиция, — заявляет упоминавшийся ранее Г. Якобсен, — возникла незакономерно...»{477}. За подобными утверждениями кроется стремление поставить под сомнение возможность мирного сотрудничества государств, принадлежащих к различным социальным системам.

 

Некоторые буржуазные историки доказывают, что столкновение двух группировок капиталистических государств вообще было случайностью, досадным недоразумением, размолвкой в общем доме, и на этой «основе» пытаются укрепить пресловутую «атлантическую солидарность», нейтрализовать противоречия между США и их европейскими союзниками. Однако реальные процессы в странах капитала подтверждают наличие и рост в их правящих кругах острых противоречий как по вопросам торгово-экономических связей, так и взаимоотношений между странами с различными социальными системами.

 

К буржуазным фальсификаторам истории второй мировой войны подключили свой голос многие китайские историки, которые в своих публикациях извращают причины второй мировой войны, отрицают решающий вклад Советского Союза в разгром фашистско-милитаристского блока, замалчивают выдающуюся роль СССР в обеспечении успехов революционного движения китайского народа. Ими предпринимаются попытки доказать, что Китай якобы «оказался на самой передовой линии главного фронта антифашистской борьбы в защиту мировой демократии и цивилизации»{478}. В «Решении по некоторым вопросам истории КПК со времени образования КНР», принятом VI пленумом ЦК КПК (1981 г.), игнорируется роль СССР в разгроме японского милитаризма и освобождении Маньчжурии, ставшей, как известно, революционной базой завоевания китайским народом окончательной победы в борьбе с внутренней реакцией и внешними врагами.

 

Советский народ отдает должное борьбе китайского народа с японскими захватчиками в годы второй мировой войны. Но хорошо известно, что вооруженная борьба в Китае носила в основном локальный характер и заметного воздействия на ход второй мировой войны в целом не оказывала. Является фактом, что в течение всей войны китайскими войсками не было проведено ни одной стратегической операции. Совершенно ясно, что, искажая историю второй мировой войны, приписывая не принадлежащую Китаю роль в ней, пекинские фальсификаторы стремятся подвести базу под свои гегемонистские претензии, принизить значение всемирно-исторической победы Советского Союза над фашизмом.

 

Таким образом, фальсифицируя историю второй мировой войны, буржуазная историография служит политике и стратегии антикоммунизма. При этом приверженцы реакционных течений маневрируют, прибегают к замене разоблаченных тезисов новыми, используют буржуазный объективизм как главное средство маскировки подлинной социально-политической сущности своих концепций. Они используют все, чтобы [427] закреплять в умах обывателей антикоммунистические предрассудки, замаскировать истинные цели империализма.

 

Наиболее характерная черта современной буржуазной историографии — ее политическая тенденциозность, стремление приспособить истолкование войны и ее итогов к потребностям военно-промышленного комплекса и руководящих политических кругов капиталистических стран, привести историю второй мировой войны в соответствие с антикоммунистическим, антисоветским курсом политики международного империализма.

 

Утверждение правды о событиях и уроках второй мировой войны, разоблачение буржуазных фальсификаторов является важной составной частью борьбы за мир, против агрессивных происков империализма грозящих ввергнуть человечество в ядерную катастрофу.

 

* * *

 

События в мире свидетельствуют, что после окончания второй мировой войны развернулась острая борьба за закрепление ее итогов, мирное урегулирование. Вместе с тем эта борьба была борьбой против постоянно действующей опасности новой, ядерной мировой войны, то есть носила ярко выраженный антивоенный характер. Все послевоенные годы СССР, другие страны социалистического содружества, мировое коммунистическое движение призывали и призывают народы к бдительности, решительному отпору агрессивным устремлениям империалистических кругов, к созданию эффективной системы безопасности народов и государств.

 

Социализм существенно упрочил позиции мира и социального прогресса. Политика «холодной войны» потерпела серьезное поражение, благодаря чему были созданы предпосылки для перехода к разрядке в области международных отношений.

 

Добиваясь положительного решения проблем, вытекающих из итогов войны, Советский Союз и другие страны социалистического содружества исходили из того, что в основу мер по поддержанию и упрочению мира должен быть положен принцип мирного сосуществования, равноправного сотрудничества стран с различным общественным строем, а система безопасности должна базироваться на признании политических реальностей и территориальных изменений, сложившихся в результате справедливой борьбы народов против германского фашизма, японского милитаризма и их союзников. Всякая попытка пересмотреть итоги войны способна лишь осложнить международную обстановку и вызвать новый кризис в отношениях между государствами.

 

Миролюбивые внешнеполитические усилия стран социализма, а также реалистический подход ряда буржуазных политических деятелей позволили осуществить договорно-правовое закрепление принципов мирного сосуществования, сделать регулярными встречи государственных деятелей, глав правительств социалистических и капиталистических стран, осуществлять политические консультации, перейти к долговременному крупномасштабному экономическому сотрудничеству государств с различным общественным строем.

 

Послевоенный период характеризуется непрекращающейся острой идеологической борьбой по проблемам истории второй мировой войны, ее итогов и уроков, войны и мира. Марксистско-ленинская историческая наука занимает непримиримую позицию по отношению к любой фальсификации истории второй мировой войны. Этой борьбе придается большое значение. Антинаучные концепции буржуазных фальсификаторов критикуются во всех томах «Истории второй мировой войны 1939 — 1945». В них [428] на конкретном историческом материале аргументировано разоблачаются ложные версии о происхождении второй мировой войны, фальсификации, принижающие решающую роль Советского Союза и его Вооруженных Сил в разгроме фашистской Германии и ее союзников, извращающие сущность социалистического строя, советского патриотизма и интернационализма.

 

«Наш долг, — говорил Л. И. Брежнев, — особенно перед молодежью, сказать всю правду о войне. Не только о трагедии прошлого, но и о том, что может означать война ядерная»{479}.

 

Научное объективное освещение событий прошлого служит настоящему и будущему. Утверждение исторической правды о минувшей войне выступает в современных условиях составной частью общих усилий в упрочении мира на земле, в предотвращении новой войны. [428]

 


Глава семнадцатая. Проблема войны и мира — центральная проблема современности

 

1. Источники и очаги военной опасности

 

Разгром государств агрессивного блока во второй мировой войне, последующее политическое и юридическое закрепление ее итогов не

 

сняли с повестки дня проблемы борьбы за мир, за мирное сосуществование государств с различным общественным строем. Быть ли мировой войне или прочному миру — это вопрос о настоящем и будущем всей цивилизации, о самом существовании целых народов, о сохранении материальных ценностей и духовной культуры, созданных за века и тысячелетия трудом и разумом многих поколений.

 

Борьба за ослабление угрозы войны, исключение ее из жизни общества, обуздание гонки вооружений приобретает особое значение и безотлагательность. Сохранение мира на земле, политическая и военная разрядка, сокращение вооружений и военных расходов создают благоприятные условия для защиты всеми народами своей независимости и их продвижения по пути социального прогресса, для борьбы трудящихся в капиталистических странах за свои права и интересы, для социалистического и коммунистического строительства в странах социализма. В условиях разрядки увеличиваются возможности экономического, научно-технического сотрудничества государств с различным общественным строем на взаимовыгодных условиях, более эффективного и рентабельного использования материальных ресурсов.

 

В последние десятилетия произошли огромные изменения в военном деле, связанные с возрастающим использованием в нем достижений научно-технической революции. Милитаристы превращают открытия науки в орудие смерти и разрушения. Разрабатываются качественно новые виды оружия массового уничтожения, которые могут сделать контроль над ними, их ограничение делом исключительно трудным. Еще в 1918 г. В. И. Ленин, говоря о возможности подобного хода истории, предостерегал, что война может привести «к подрыву самих условий существования человеческого общества»{480}. Предотвратить мировую ядерную войну — значит сделать главное не только для нынешних, но и будущих поколений.

 

Страны социалистического содружества при решении внешнеполитических проблем строго руководствуются ленинскими принципами мира и мирного сосуществования. Считая мир первейшим условием прогресса человечества, естественной формой жизни народов, коммунисты отстаивают [430] справедливый демократический мир, борются за торжество его принципов.

 

Содружество социалистических государств, коммунистические партии последовательно выступают против навязываемых империалистами отношений, которые основываются на господстве и угнетении одних государств другими, ведут решительную борьбу против несправедливых, захватнических войн и поддерживают справедливые, освободительные войны угнетенных народов.

 

Годы, прошедшие после второй мировой войны, свидетельствуют о неизменности принципиальной позиции социалистических государств, международного коммунистического движения в решении проблемы мира и войны, о возрастании их усилий по укреплению мира, углублению разрядки, обузданию сил агрессии.

 

Иную политику проводят империалистические государства во главе с США. Они стремятся повернуть историю вспять, вернуть себе роль вершителей судеб народов, любыми средствами, в том числе и военной силой, воспрепятствовать развитию социализма и национально-освободительного движения, подавить революционную борьбу народов. Эта политика связана с самой природой империализма, что и привело к двум мировым войнам.

 

Ныне, несмотря на то что сфера господства империализма значительно сузилась и мировое развитие, в том числе вопрос о воине и мире, уже не определяется всецело закономерностями монополистического капитала, природа империализма не изменилась. Сохранились и даже усилились глубокие социально-экономические причины агрессивной политики и военных приготовлений. Это прежде всего классовая ненависть империалистических кругов к существованию и развитию Советского Союза, других социалистических стран. Она проявляется в политике «с позиции силы», в стремлении путем гонки вооружений «измотать» социализм, подорвать его социальную устойчивость. Классовая природа империализма порождает политику подавления национально-освободительного движения, подрыва революционной борьбы, прогрессивных режимов. Империализм во что бы то ни стало стремится сохранить или вернуть себе господство над районами, богатыми энергетическими ресурсами, различным сырьем. Он всячески препятствует самостоятельному развитию стран, освободившихся от колониальной зависимости. Наконец, политика агрессии и подготовки новых войн непосредственно вытекает из дальнейшего роста концентрации производства и сращивания монополий с государством, с реакционными политическими силами, из факта существования и укрепления военно-промышленных корпораций США и других стран империализма.

 

Агрессивный характер империалистической внешней политики тесно связан с дальнейшим ростом милитаризма, который достиг поистине небывалых масштабов. Его рост происходит в условиях, когда сужаются возможности решения международных проблем военными средствами. Он усиливает реакционность буржуазного общественно-политического строя, вызывает обострение многих экономических, социальных и политических проблем в странах капитала, придает империалистической политике еще большую экспансионистскую направленность.

 

Усиление агрессивности империализма подтверждает положение марксизма о том, что милитаризм не только обеспечивает получение определенными группировками монополистов огромных прибылей, но и остается «главным орудием классового господства буржуазии»{481}.Современный [431] милитаризм и связанные с ним гонка вооружений, нагнетание напряженности в мире направлены против мирового социализма, национально-освободительного движения, рабочего класса и всех трудящихся капиталистических стран.

 

После второй мировой воины центр военной силы империализма сместился в Соединенные Штаты Америки. Они стали главным источником агрессии и войн. В политике и идеологии американского империализма все сильнее проявляются экспансионистские, гегемонистские у стремления, претензии на мировое лидерство и господство. Обосновывая их, президент Г. Трумэн еще 19 декабря 1945 г. писал: «Хотим мы этого или не хотим, мы обязаны признать, что одержанная нами победа возложила на американский народ бремя ответственности за дальнейшее руководство миром»{482}. За то же, в сущности, ратовал президент Д. Эйзенхауэр, указывая в 1957 г., что США должны «взять на себя высокую роль в мировых делах — роль энергичного руководства...»{483}. Аналогичный курс на рубеже 80-х годов был принят администрацией Дж. Картера, а затем и Р. Рейгана.

 

Наглядным свидетельством этой политики является беспрецедентный рост военных расходов. За 1960 — 1980 гг. ассигнования на военные цели в США увеличились в 3 раза — с 45 до 135 млрд. долларов. В течение 1981 — 1985 гг. расходы на военные приготовления возрастут в Соединенных Штатах более чем в 2,2 раза и в конце этого периода составят 303,9 млрд. долларов в год{484}. В целом за это пятилетие военные расходы США достигнут 1,5 триллиона долларов.

 

Гонка вооружений ведется и в других странах НАТО. Под нажимом США там также растут военные расходы, создаются современные средства ведения войны, разрабатываются новые военные проекты.

 

Особую заботу милитаристские круги проявляют о бундесвере — крупнейшей ударной силе НАТО в Европе. В 80-е годы предусматривается его совершенствование для ведения войны в условиях применения оружия массового уничтожения. США, по существу, превратили Федеративную Республику Германии в «скрытую» ядерную державу. Па ее территории сосредоточено несколько тысяч американских ядерных боеголовок. Планируемое блоком «довооружение» ФРГ новыми ракетами среднего радиуса действия еще более увеличивает ядерную угрозу для всех стран Европы. Заключенное в 1982 г. военно-политическое соглашение между ФРГ и США предусматривает дальнейшую милитаризацию ФРГ, использование ее территории для агрессии против других государств. В соответствии с этим соглашением Соединенным Штатам предоставляется право «в случае кризисной обстановки или войны» увеличить более чем в два раза контингент своих наземных и военно-воздушных сил на западногерманской территории.








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 1236; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.025 сек.