II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 3 страница

Дипломаты США признавали особые права Японии в Маньчжурии и в Корее, за что подверглись критике либерально-буржуазных кругов внутри страны. Каждая сторона сочла соглашение Рута — Такахиры победой своей дипломатии. Однако на деле это соглашение, не смягчив японо-американского антагонизма, предоставило Японии свободу рук в Китае.

Не смогли США открыть для себя «двери» и в Центральном Китае. В 1910 г. Англия, Германия и Франция приняли США в банковский консорциум, образованный для финансирования железнодорожного строи­тельства в Китае. Но уже три года спустя соперничество и трения привели к тому, что США по распоряжению нового президента В. Виль­сона вышли из этого консорциума. Европейские и японские капиталисты

41 Dobson L М. Op. cit, p. 197.

42 Международные отношения на Дальнем Востоке, 1840-1949: В 2-х кнг/Под ред. Е. М. Жукова. М., 1973, кн. 1, с. 204.


оттеснили американских банкиров от участия в совместном ограблении Китая, которое предусматривал план «интернационализации» железных дорог. Этот план вслед за попытками Э. Гарримана разработал в нескольких вариантах государственный секретарь Нокс в ноябре 1909 г., но реализовать его не удалось.

Американские исследователи справедливо отмечают: «Первостепенная задача рационально проводимой внешней политики заключается в обеcпечении национальной безопасности. Цели дипломатии должны быть приведены в гармоническое соответствие со здоровыми стратегическими kонцепциями. Ряд провалов американской внешней политики в период c 1900 по 1917 г. был вызван отсутствием такого гармонического соот­ветствия» 43,

Таким образом, в первые десятилетия XX в. заметно усиливалось внимание правительства США к Дальнему Востоку. Этот растущий «инте­рес» подкреплялся устремлениями капитала США. Хотя объем амери­канских инвестиций в Азии был сравнительно не велик, для него была характерна высокая динамика роста. Если в 1897 г. капиталовложения США в Азии составляли 23 млн. долл., то в 1908 г.— уже 235 млн., а в 1914 г.— 245 млн.44 Американская политика имела целью «открыть двери» прежде всего для своих долларов.

3. РОССИЯ И США

Русско-американские отношения на рубеже XIX и XX вв. не носили интенсивного характера. Они развивались в значительной степени в сто­роне от магистральных линий мировой политики, от активной диплома­тической деятельности великих держав, которой сопровождалось образо­вание первых империалистических блоков. Лишь на Дальнем Востоке действия империалистических монополий США время от времени входили в конкурентное соприкосновение с политикой российского царизма, и региональные отношения между Россией и США становились состав­ным элементом формировавшейся общей системы империалистических международных отношений в бассейне Тихого океана.

Характер связей и отношений между Россией и США в рассматри­ваемый период непосредственно проявлялся в их внешнеторговой и внешнеэкономической политике. У обеих великих держав были значи­тельные по объему одинаковые экспортные статьи — зерно и нефтепро­дукты. Вследствие развития средств добычи и переработки нефти, а также транспортировки ее продуктов их экспорт на рубеже веков из России стремительно возрастал. Между Рокфеллером и русскими экспор­терами — союзом бакинских керосинозаводчиков и фирмой Нобеля — заключались соглашения о разделе мировых рынков сбыта45.

Министр финансов России С. Ю. Витте, осуществлявший политику

привлечения иностранных капиталов, стремился открыть американский

денежный рынок для кредитных операций российского правительства,

зaвязать близкие деловые отношения между частными коммерческими

бaнками России во главе с Петербургским международным коммерческим

43 Grenville J. A. S., Young G. В. Op. cit., p. 297.

44 Международные отношения на Дальнем Востоке, кн. 1, с. 252; Севастьянов П. П.

45 Фурсенко А. А. Нефтяные тресты и мировая политика. М.; Л., 1965, с. 40.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ



 


банком, тесно связанным с министерством финансов, и группой амеpи-канских банков, возглавляемой Морганом. Переговоры, длившиеся c 1898 по 1902 г. и касавшиеся, в частности, перспектив совместной бан-ковской деятельности на Дальнем Востоке, оказались безрезультатными46 Объем торговых связей России с Соединенными Штатами отставало oт показателей ее торговых отношений с другими великими державам. Часть русско-американской торговли и судоходства оставалась в руках посредников из третьих стран, развитие российского судоходства сталки-валось с многочисленными трудностями. Большинство американских судoв прибывало в Петербургский порт, однако впоследствии возросло значе­ние в русско-американской торговле дальневосточных портов47. Амери­канский экспорт в Россию, значительно превышавший ввоз из нее, охва­тывал хлопок, сельскохозяйственные, швейные и другие машины. США импортировали из России шерсть, шкуры, кожи, древесно-бумажную массу, а также марганцевую руду. В 1901 г. в ответ на повышенное та­моженное обложение в США русского сахара, введенное под влиянием сахарного синдиката США, а также керосина, российское правительство отменило тариф наиболее благоприятствуемой нации на ввоз в Россию американских машин и других металлических изделий. Поскольку их стоимость многократно превышала стоимость ввозившегося в США рус­ского сахара, американский сахарный синдикат в сущности нанес ущерб американским же предпринимателям, занятым выпуском металлоизделий. В США часто возникали проекты создания капиталистических пред­приятий в России, участия в разработке ее природных богатств, железно­дорожном строительстве. Такие проекты, выдвигавшиеся иногда в гео­политической форме, получили особенный импульс вследствие строитель­ства Великой сибирской магистрали. Хотя в таких просьбах было много авантюрного, они носили довольно настойчивый характер, в частности по отношению к дальневосточным окраинам, Чукотке. Так, в содружестве с одним из членов пресловутой придворной «безобразовской шайки», В. М. Вонлярским, американским дельцам удалось на Чукотке развер­нуть интенсивную предпринимательскую деятельность. Что касается американских промышленных предприятий и финансовых учреждений, то они создавались в России теми корпорациями, которые стремились распространить деятельность на ряд стран, иногда с участием капиталов последних. Такими были отделения страхового общества «Нью-Йорк Экви-тебл», существовавшие с 80-х — начала 90-х годов.

Знаменитая компания пневматических тормозов Вестингауза открыла в 1898 г. в Петербурге свой завод, а конкурировавшая с ней Нью-Йоркская компания воздушных тормозов создала в 1901 г. предприятие в Люберцах, под Москвой. Широкие размеры приняла в России после столыпинской аграрной реформы деятельность американской Междуна­родной компании жатвенных машин, сбывавшей здесь значительную часть своей продукции. В 1911 г. она развернула в России и производ­ство, купив Люберецкий завод Нью-Йоркской компании воздушных тор­мозов 48. В финансовых операциях (иногда спекулятивного характера)

46 Исторический архив, 1959, № 1, с. 123—140; № 2, с. 115—135.

47 Куропятник Г. П. Россия и США: Экономические, культурные и политические свя­
зи, 1867—1881. М., 1981, с. 312; Лебедев В. В. Русско-американские экономические
отношения (1900—1917). М., 1964, с. 18 и cл.

48 Лебедев В. В. Указ. соч., с. 134 и cл.


вокруг майкопской нефти и кыштымской меди вместе с рядом иностран-ныx капиталистов, в том числе связанных с моргановской группой, пpинимал в эти годы участие будущий президент США Г. Гувер. В По-дольске действовал завод швейных машин фирмы «Зингер», продававший в Poссии и продукцию, производившуюся в других странах. По эконо-мической структуре эти предприятия были «дочерними обществами» аме­риканских компаний.

Освободительное движение народов России издавна привлекало вни-ание американской общественности. Ее передовые демократические kpyги выступали против различных проявлений гнета царизма в социаль­ной и политической сферах.

Идеология российского революционного движения вызывала в буржуаз­ных верхах США отчетливое чувство классовой ненависти. Поляризация общественных кругов США в отношении к делу свободы народов России резко проявилась в их откликах на события первой российской револю­ции. Ведущей силой движения симпатии и сочувствия ей выступали передовые представители американского рабочего класса, стремившиеся использовать это движение для подъема борьбы за социальный прогресс в США. Проявлениями этого подъема явились майская стачка 1905 г. в Чикаго, сопровождавшаяся кровавыми схватками с полицией, и особен­но создание в июне наиболее революционной рабочей организации (по сравнению со всеми существовавшими тогда в США) —«Индустриаль­ные рабочие мира», явившееся результатом недовольства широких слоев американского пролетариата реформистской политикой лидеров АФТ. Делегаты учредительного съезда ИРМ говорили в своих речах о вдох­новляющем примере революционной борьбы российского пролетариата и приняли специальную резолюцию о ее поддержке.

Симпатии революционному движению в России, поскольку оно было направлено на свержение царизма, выражали представители прогрессив­но настроенной интеллигенции, мелкобуржуазные элементы, наиболее радикальная часть буржуазных либералов. Созданное в начале 1905 г. Американское общество друзей русской свободы возглавлялось видным либеральным публицистом У. Фулком, популярной со времен граждан­ской войны поэтессой-аболиционисткой Дж. Хоув и инженером Дж. Кен-наном. Большим радикализмом характеризовалась деятельность Калифор­нийского общества, созданного как местное отделение общеамериканского. В его организации принял участие Дж. Лондон, в творчестве которого российская революция оставила заметный след. Издававшийся Калифор­нийским обществом журнал «Рашн ревью» правдиво освещал револю­ционное движение пролетариата и крестьянства, писал о В. И. Ленине и большевистской партии, заявив, что «к ней будут обращены симпатии всех друзей русской свободы» 49.

Это имело важное значение в условиях клеветы или замалчивания, которыми были окружены подлинные революционеры России в американ­ской буржуазной печати. Многие ее органы освещали революционные cобытия с позиций российского самодержавия, помещая интервью с его пpедставителями, сведения контрреволюционного характера из России aктивно распространяло агентство Ассошиэйтед пресс. Правительственные kpyги США после «кровавого воскресенья» в Петербурге стали выказы-

 

49 Russian Review, San Francisco, 1905. Aug., vol. 1, N 4, p. 6.


ИМПЕРИАЛИЗМА

вать неодобрение сочувственным по отношению к российской революции публичным выступлениям американцев.

Нарастание революции в России оказало прямое влияние на позицию США в русско-японском конфликте. Президент Т. Рузвельт, считавший войну полезным для тихоокеанских интересов США «взаимоистреблени-ем» России и Японии, по мере развития революционных событий под яв­ным влиянием страха перед ними стал склоняться к ее прекращению. В об­ращениях к царю с предложением своего посредничества он явственно давал понять, что хлопочет о мире в целях сохранения царизма, исходя из интересов западной буржуазии в целом. При этом, однако, американ­ская сторона не упустила случая использовать посреднические услуги в переговорах о возвращении к тарифу наиболее благоприятствуемой нации на ввоз в Россию американских машин, и Витте перед отъездом в Америку для переговоров с Японией получил от царя на это согласие. В Портсмуте Витте широко использовал и расположение к царизму части американской прессы, вызванное ненавистью к революционным массам, и немедленно возобновленные и заново установленные отноше­ния с американским банковским миром. На протяжении всей мирной конференции он вел переговоры о размещении русского займа в США с Морганом, «Нэшнл сити бэнк» и др.50 Сам факт этих переговоров «на случай мира», которые журнал «Рашн ревью» квалифицировал как попытку «вложить сколько-нибудь американских денег, чтобы подпереть падающий трон царя» 51, помог Витте в его действиях.

Но практических последствий они не имели, как и переговоры о не­скольких предложениях представителей американских деловых кругов принять участие в железнодорожном строительстве и эксплуатации при­родных богатств Сибири и Дальнего Востока, хотя предложения эти были весьма настойчивы и даже пользовались поддержкой членов цар­ской фамилии.

Т. Рузвельт, стремившийся своим посредничеством создать для Япо­нии удобные подступы к русским тихоокеанским владениям и спасти от краха царский трон, вскоре после Портсмута считал, что ради само­сохранения царское самодержавие должно сделать кое-какие шаги нав­стречу либеральной оппозиции, подчеркнув при этом: «безразлично, как коротки они будут» 52.

Сочувствие либеральной оппозиции, кадетам, их политике в думах, пришедшее на смену негодованию против «эксцессов» во время декабрь­ского вооруженного восстания и других революционных выступлении масс, было характерно для консервативных кругов буржуазной общест­венности США. Радикальные слои продолжали выражать симпатии борьбе за свободу народов России. В 1906 г. из их среды раздавались протесты против продолжавшихся попыток привлечь американские банки к креди­тованию царизма. Большую роль в распространении правдивых сведений о российской революции сыграла предпринятая в том же году по ини­циативе В. И. Ленина поездка в Америку А. М. Горького.

Перед первой мировой войной обнаружилась тенденция к увеличению

 

50 Романов Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. М.; Л.,
1955, с. 494—581. ^

51 Russian Review, 1905, Nov., vol. 1, N 5, p. 1.

52 Roosevelt Th. The Letters of Theodore Roosevelt, vol. 4, p. 1134; vol. 5, p. 22.


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ

oбъема русско-американской торговли. Несмотря на разрыв русско-аме-риканского торгового договора 1832 г., осуществленный американской cтopоной в 1912 г., торговый оборот в целом возрастал, хотя и неравно-мерно. При этом деловые круги и правительство США проявляли в сфе-pe расширения американского экспорта в Россию возраставшую актив­ность, особенно в канун войны. Торговый обмен с США стимулировала и русская сторона; он приобретал взаимовыгодный характер для торгово-промышленных кругов обеих стран53. В течение всего 1913 г. шли на­чатые по американской инициативе переговоры о заключении нового торгового договора.

4. АКТИВИЗАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США

В ЕВРОПЕ, НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

И В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ

В начале XX в. отношение США к Ближнему и Среднему Востоку было сдержанным, основные направления экспансии только обретали предварительные очертания. Главное внимание монополистических кругов, правительства США в это время было поглощено расширением влияния в Западном полушарии и на Дальнем Востоке. Все силы молодой импе­риалистической державы сконцентрировались на достижении гегемонии в регионах южнее и западнее США, на сооружении связывающего их Панамского канала, строительстве мощного военно-морского флота и других экспансионистских мероприятиях.

На «восточном» же направлении шла только подготовка почвы для дальнейшей практической материализации экспансионистских устремле­ний США. Этой подготовкой были заняты дипломатические представи­тели США, оказавшие большую помощь заинтересованным монополиям,, а также многочисленные американские миссионеры и филантропические организации, действовавшие па субсидии от крупных корпораций.

На Ближнем Востоке и в Северной Африке позиции американских империалистов в начале XX в. оставались еще сравнительно слабыми,, но в Вашингтоне уже нередко звучали заявления, будто «американские национальные интересы оказались под угрозой в таких удаленных местах, как Марокко или Оттоманская империя» 54. При этом американские дея­тели в правительственном аппарате не могли не учитывать, что проник­новение США в эти районы способно повлечь за собой соответствующую реакцию со стороны европейских государств. Чувство реализма служило сдерживающим фактором. И только сгруппировавшиеся вокруг Т. Руз­вельта крайние экспансионисты, уже в то время мечтавшие о мировой гегемонии, не желали принимать во внимание реальность ситуации. «Из всех существующих государств,— заявлял Рузвельт в 90-е годы,— охотнее всего я бы стер с лица земли Испанию и Турцию» 55.

 

53 K истории русско-американской торговли.— Исторический архив, 1956, № 6, с. 87— 54 Kimball W. F. Mission, Money and Manifest Destiny: U. S. Foreign Policy, 1901— 1913.— In: American Diplomacy in the Twentieth Century. St. Louis (Miss.), 1980,

55 Цит. по: De Nova J. A. American Interests and Politics in the Middle East, 1900— 1939., Minneapolis, 1963, p. 5.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ



 


Американские миссионеры в XIX в. обосновались в таких районах как Анатолия и европейская Турция, Сирия, Иран (до 1935 г. — Пер­сия). Прикрываясь лозунгами «евангелизании мира», миссионеры облег­чали проникновение американского капитала в «осваиваемые» районы Если в начале XX в. в Турции действовали 21 миссионерская станция и 162 миссионера, то в 1914 г. там было 17 основных станций, 256 фи­лиалов, 426 школ, в которых обучалось свыше 25 тыс. человек56. Миссио­неры, получившие образование в теологических школах и высших учеб­ных заведениях США, относились пренебрежительно к составлявшим большинство населения мусульманам, их традициям, предпочитая связи с представителями национальных меньшинств.

Своей деятельностью среди арабов выделялась созданная американ­цами в 90-х годах арабская миссия. Она установила связь с Бахрейном и Маскатом и другими центрами арабского населения, включая Кувейт и Ирак. Историки отмечали, что без столь активных усилий арабской миссии «американские коммерсанты не получили бы возможности участ­вовать в разработке огромных нефтяных источников на Среднем Восто­ке»57. Деятельность миссионеров и представителей американских филан­тропических организаций вызывала неоднократные возражения со сторо­ны местных властей.

Миссионеры постоянно координировали свои действия с посольством США в Константинополе и с американскими консулами на Ближнем и Среднем Востоке. На рубеже XIX—XX вв. генеральный консул США был в Константинополе, консульства имелись также в Бейруте, Эрзуру­ме, Харпуте, Иерусалиме, Смирне (совр. Измир), Багдаде и др. Египет­скими делами занимался генеральный консул США в Каире. Несколько консулов США обосновались на Аравийском полуострове.

Миссионеры не раз требовали от госдепартамента США вмешатель­ства во внутренние дела Турции, посылки боевых американских кораб­лей в турецкие воды для оказания давления на власти Турции. Особую активность проявили они в 1894—1895 гг., во время армяно-курдских погромов в Турции. Хотя сами американские миссионеры не пострадали, домам и имуществу их был нанесен серьезный ущерб — возмущение мест­ной общественности деятельностью миссионеров было слишком сильно. Посланники США несколько лет добивались у турецкого правительства признания вины за причиненный миссионерам ущерб и возмещения убыт­ков. Появление в Константинополе в 1900 г. военного корабля «Кентук­ки» вынудило Турцию уплатить 95 тыс. долл.58

Торговля США наталкивалась на сильное противодействие Англии, Франции, России и Германии, утвердившихся в Турции ранее. Из Осман­ской империи вывозили главным образом хлопок, табак, сушеные фрук­ты, солодковый корень, кожу, лекарства, красящие вещества и хромовую руду. США экспортировали хлопчатобумажные и шерстяные ткани, сельскохозяйственные орудия и машины, автомобили и велосипеды, электроприборы, различные масла, керосин и т. д.

Сетуя на то, что в Турции на США смотрят как на второразрядную державу, американские миссионеры призывали госдепартамент оказать

56 Gordon L. J. American Relations with Turkey, 1830-^1930. Philadelphia, 1932, p. 222.

57 Hamilton Ch. W. Americans and Oil in the Middle East. Houston (Tex.), 1962, p. 12.
58FRUS, 1900. Wash., 1901, p. 906—908; 1901. Wash., 1902, p. 514—518.


давление на Турцию. Правительство США незамедлительно отреагировало и направило военные суда в Сирию, где они оставались до октября 1903 г., а затем и в турецкий порт Смирну (Измир).

Турецкое правительство под различными предлогами постоянно укло-нялось от обсуждения требований США о предоставлении миссионерам, имеющим американские дипломы, таких же прав и привилегий, какими пользовались подданные других держав, а также о возведении американ­ской миссии в Турции в ранг посольства. Истекло не менее трех лет, пoка США путем угроз и демонстраций флота в турецких портах выну­дили Турцию выполнить все свои требования. При поддержке государ­ственного аппарата наиболее экспансионистские американские монопо­листы добивались на Ближнем и Среднем Востоке не только обеспечения торговых интересов США, но и приобретения концессий на строитель­ство железных дорог, на нефтяные промыслы и добычу руды на турец­кой территории.

Развивая отношения с Турцией, США в одностороннем порядке воз­вели своего представителя в Константинополе в 1906 г. в ранг чрезвы­чайного и полномочного посла. Были усилены консульства США в Бей­руте и Смирне, где к 1914 г. обычные консульства преобразовывались в генеральные. В Алеппо (совр. Халеб), Мерсине, Трапезунде (совр. Траб­зон) и других центрах Османской империи открылись новые американ­ские консульства. Султан, испытывая настойчивое давление со стороны США, уравнял в правах американские миссионерские школы и благо­творительные учреждения с соответствующими институтами из других государств.

К этому периоду относятся первые попытки монополистов США раз­местить капиталы в Османской империи. Формально прибытие адмира­ла К. Честера в Турцию на броненосце «Кентукки» в декабре 1900 г. было связано с переговорами о возмещении ущерба, причиненного аме­риканским миссионерам во время армянских погромов 1894—1895 гг. Однако опытный американский адмирал не ограничился выполнением сложной дипломатической миссии: одновременно он пристально зонди­ровал возможности получения выгодных концессий. Его усилия увен­чались успехом: султан дал принципиальное согласие на железнодорож­ную концессию. Формальная заявка от сына адмирала — А. Честера в марте 1908 г. вызвала противодействие со стороны европейских монопо­листов. «Борьба за концессии Честеру, в которой энергично участвовал государственный департамент,— отмечалось в американской монографии,— предвещала, что многие другие американские бизнесмены развернут по­иски нефти на Среднем Востоке, опираясь на поддержку со стороны го­сударственного департамента» 59.

Борьба была долгой и упорной. Против проекта Честера выступали могущественные силы в Германии и Англии. Под давлением германских политиков меджлис дважды откладывал рассмотрение проекта — в 1910 г. и год спустя, в 1911 г. Столкнувшись с сопротивлением Германии и даже Англии, стремившейся помешать росту американского влияния в Тур-ции, США оказались вынужденными отступить. Американские монопо­лии в своей экспансионистской политике на Ближнем Востоке еще не

.59 Bryson Th. A. American Diplomatic Relations with the Middle East, 1784-1975,. A Survey. Metuchen (N. J.), 1977, p. 57.



П. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


 


могли применять методы, которые практиковали в отношении стран Латинской Америки. Соотношение сил в этом регионе было не в пользу США, и они предпочитали невмешательство в условиях сложных кон-фликтов между империалистами европейских государств.

Тем не менее в период итало-турецкой войны Соединенные Штаты не исключали для себя возможности выступить в роли посредника. Правда, во время балканских войн, когда Соединенным Штатам пред-ложили такую роль, из Вашингтона поступили инструкции отказать Турции в ее просьбе на том основании, что США никогда не прини­мали участия в политических проблемах, возникавших на Ближнем Востоке. Это «никогда» продолжалось недолго. Уже в 1912—1913 гг. США присоединились к другим державам и послали боевые суда к бе­регам Турции под предлогом «защиты жизни и имущества» иностранных граждан.

Что касается Ирана, то интересы США в начале XX в. там были весьма умеренными. Действовавший в Иране посланник США Е. С. Пратт вел борьбу за привлечение американских капиталов для эксплуатации богатств этой страны. Он поддерживал тесные контакты с министром иностранных дел Ирана, который устраивал посланнику встречи с шахом. Деятельность Пратта ускорила открытие иранской миссии в Вашингтоне. Посланники США в дальнейшем подготавливали почву для внедрения американских капиталов в Иране, а в донесениях государст­венному департаменту ссылались на необходимость противостоять эко­номической и политической экспансии других держав в Иране. Пос­ланник Г. Боуэн высказывался за применение американского принципа «открытых дверей» на Ближнем и Среднем Востоке. Объем американо-иранской торговли в 1911 г. в 3 раза превысил показатели 1905 г., причем импорт из Ирана в США намного превышал объем экспорта из Соединенных Штатов в Иран60 (американские монополии в тот период еще не успели достаточно утвердиться на иранском рынке).

Американские дипломатические представители неоднократно обраща­лись к государственному департаменту с предложением применить реп­рессивные меры против представителей национальных меньшинств Ира­на, в частности по так называемому «делу Лабари». Когда в марте 1904 г. на северо-западе Ирана курды убили американского миссионера Б. Лабари, посланник США в Тегеране Р. Пирсон обратился к госде­партаменту, настаивая на посылке американской военной эскадры в Персидский залив, чтобы преподать «этим восточным людям поучитель­ный урок»61. Убийство было совершено по религиозно-национальным мотивам.

Миссионеры и генеральный консул США Дж. Тайлер требовали са­мого строгого наказания виновных. Шах предложил приговорить глав­ного виновника к пожизненному заключению, его сообщников — к казни, а семье покойного миссионера выплатить компенсацию. Дело усугубилось тем, что сообщники бежали. Попытки разыскать их привели к посылке карательного отряда в северо-западный район страны. Спасаясь, курды пересекли границу Турции, после чего турецкие войска в 1907 г. вторг-

60 Абдуллаев 3. 3. Начало экспансии США в Иране. М., 1963. с. 16.

61 Yeselson A. United States-Persian Diplomatic Relations,/1883—1921. New Brunswick (N. J.), 1956, p. 70.


 

НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ

лись на территорию Ирана и захватили ряд районов. Возникли серьезные турецко-иранские осложнения. Во время столкновения с турками сотни персов и армян были убиты и ранены. «Дело Лабари» обнаружило значительные масштабы влияния миссионеров на правительство США. Много времени и сил пришлось приложить для урегулирования конф-ликта причинившего столь серьезный ущерб Ирану.

Впоследствии политика, проводимая Соединенными Штатами перед лицом конкуренции со стороны европейских держав, не означала отказа от борьбы за расширение своих торговых и других связей с Ираном. Госдепартамент предпочитал не брать, на себя ответственности за воз­можные осложнения как с Ираном, так и с Россией и Англией. Боль­шое воздействие на американо-иранские отношения имело назначение главным финансовым советником иранского государства американца М. Шустера, связанного с деловыми кругами США, в том числе со «Стандард ойл». Он быстро реорганизовал систему финансов в стране, чем приобрел огромный вес в экономических и политических кругах Ирана. Фактически за восемь месяцев работы в Иране от стал финан­совым диктатором страны и советником военного министерства.

Деятельность Шустера в Иране способствовала созданию условий для внедрения в ближайшем будущем американского капитала. Широкие полномочия Шустера и его старания использовать в интересах США различные буржуазно-политические группировки в стране обусловили фактическое установление «замаскированного протектората» в Иране, как отметил В. И. Ленин 62, конспектируя книгу Г. Деморньи.

Что касается Африканского континента, то там Соединенные Штаты не принимали прямого участия. Однако их интерес к проблемам этого региона прослеживается еще со времен образования заатлантической рес­публики. В начале XX в. Т. Рузвельт, добивавшийся, чтобы США вы­ступали арбитром в разрешении всех важнейших международных полити­ческих проблем, привлек внимание американской общественности к Африке в связи с так называемым «делом Пердикариса».

Один из натурализованных американских граждан, грек Ион Пер-дикарис, был арестован в 1904 г. в Марокко местным вождем Рейсали. США настаивали на освобождении Пердикариса и в подкрепление своей аргументации выслали военные корабли в Марокко. Тем самым прави­тельство США накануне президентских выборов стремилось продемон­стрировать свою жесткую внешнеполитическую позицию. Государствен­ный секретарь Хэй направил 22 июля 1904 г. послание американскому консулу в Танжере, требуя «живого Пердикариса или мертвого Рейса-ли»63. Делегаты съезда республиканцев в Чикаго устроили бурную овацию в честь своего кандидата в президенты Т. Рузвельта, полагая, что он был автором телеграммы, и приветствуя его позицию. Но обна­ружилось, что Пердикарису уже предстоит освобождение и что, кроме тoго, он не является американским гражданином. Возникла угроза скан­дала. В конечном счете грека выпустили из-под стражи и правительст­во Марокко вынуждено было выплатить США компенсацию в сумме 4 тыс. долл. «за понесенные расходы» 64








Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 792; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.028 сек.