Оплата труда адвоката за оказание юридической помощи по назначению: проблемы, обозначенные практикой

 

Н.А. Колоколов

 

Статья 48 Конституции гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Кроме того, в силу названной нормы Основного закона в определенных случаях юридическая помощь нуждающимся в ней лицам может оказываться безвозмездно. Ожидалось, что государство, закрепив право на получение безвозмездной юридической помощи на конституционном уровне, в скором времени детально регламентирует механизм выплаты гонорара конкретному адвокату. Однако проблем не удалось избежать и в этом, казалось бы, простом деле.

Гарантируя право на бесплатную юридическую помощь, Конституция не связывает возможность ее оказания ни с конкретным видом судопроизводства, ни с определенными стадиями процесса. Буквальное прочтение конституционной нормы позволяет утверждать, что право на бесплатную юридическую помощь может возникнуть у лица в конституционном, административном, гражданском и уголовном судопроизводстве. Таковы общепризнанные мировые стандарты, кроме того, в этом направлении, в принципе, развивается и отечественное законодательство.

С момента принятия Конституции минуло 17 лет. Тем не менее федерального закона, определявшего хотя бы общие начала оказания бесплатной юридической помощи, ни нуждающиеся в ней участники процесса, ни правоприменители так и не дождались.

Чтобы правильно разобраться в сути вопроса, для начала проследим генезис и эволюцию института организации бесплатной юридической помощи неимущим в России.

В советский период труд адвоката, привлеченного к участию в деле, оплачивался за счет средств юридической консультации. Если адвокат участвовал в деле по назначению, то в силу ст. 322 УПК РСФСР суд одновременно с постановлением приговора выносил определение о размере вознаграждения, подлежащего выплате юридической консультации.

Участие адвоката в уголовном процессе в тот период носило фрагментарный характер: защитник, как правило, приступал к исполнению своих обязанностей лишь с момента ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, да и само судебное разбирательство редко когда затягивалось более чем на один день. Подавляющее большинство уголовных дел в те годы рассматривалось и вовсе без участия адвокатов, как, впрочем, и в отсутствие прокуроров, поскольку процессуальные функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела совмещал суд. В результате затраты рабочего времени на участие в процессах были минимальны. Кроме того, все осужденные в условиях социалистической экономики работали, поэтому взысканные в них на основании судебных определений суммы исправно поступали в бюджеты адвокатских образований. Как видим, пусть и с учетом специфики момента, затронутый в настоящей статье вопрос в советском государстве был разрешен на идеологическом, экономическом и правовом уровнях.

Проблема, обусловленная необходимостью выделения государством денежных средств на оплату труда адвокатов, выступающих в процессе по назначению, долгое время искусственно игнорируемая, со всей остротой проявилась с переходом страны на рыночные отношения. Как только прежний механизм оплаты труда адвокатов перестал работать, защитники тут же потребовали от государства "живых" денег, и не в счет будущего заработка осужденного, а непосредственно после оказания юридических услуг. Если расценивать работу адвоката, участвующего в процессе, как услугу, то неудивительно, что лицо, ее выполнившее, имеет право на соответствующее вознаграждение за счет заказчика, в данном конкретном случае - государства.

В 1989 г. адвокатское сообщество Молдавской ССР официально отказалось от выделения своих представителей для участия в "бесплатных" процессах. Объявленный адвокатами бойкот продолжался около года, пока противостояние между Республиканской коллегией адвокатов и Правительством Молдавской ССР не получило логического разрешения: руководство страны изыскало средства на то, что, в принципе, было прямо предусмотрено законом о бесплатной юридической помощи, но что по традиции не предусматривалось бюджетом.

Автор в те годы работал следователем в системе МВД Молдавской ССР, и на своем опыте знает, что же в отсутствии механизма оплаты труда адвокатов помогало следователям, а также судьям находить защитников по назначению. Единственно - личные контакты с адвокатами.

В тех регионах России, где автору довелось работать впоследствии, означенная проблема столь остро не стояла: тотального игнорирования адвокатами вызовов в суды для оказания юридической помощи по назначению никогда не было. Руководители адвокатских образований (коллегий, консультаций) своих представителей в "бесплатные" процессы направляли практически безропотно. В то же время нечасто доводилось видеть случаи, когда защитники по назначению трудились честно. При этом многие из них не стеснялись заявлять в судебных прениях, что работают "бесплатно".

Как указывалось выше, проблема оказания бесплатной юридической помощи имеет, как минимум, три аспекта: идеологический (комплекс морально-нравственных и политических критериев), экономический (достойная зарплата за качественный и квалифицированный труд) и правовой (безупречный в юридико-техническом смысле нормативный акт, регламентирующий порядок начисления и выплаты адвокатам денежных средств).

Согласно ч. 5 ст. 50 УПК, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, то расходы на оплату его труда компенсируются за счет федерального бюджета. Каков, с точки зрения правоприменителя, должен быть механизм действия данной нормы?

Подозреваемый, обвиняемый - дознавателю, следователю и прокурору, подсудимый, равно как и осужденный, - суду вправе на любом этапе уголовного процесса в устной или письменной форме заявить, что они нуждаются в бесплатной гарантированной им не только процессуальным законом, но и Конституцией юридической помощи. В данном случае дознаватель, следователь, прокурор и судья обязаны незамедлительно сообщить в территориальный орган адвокатского сообщества о том, что в их производстве находится уголовное дело, для участия в котором им необходимо направить адвоката, причем, по возможности, персонально того, о назначении которого ходатайствует лицо, нуждающееся в бесплатной юридической помощи.

Форма оповещения органа адвокатского сообщества о выделении адвоката по назначению может быть любой: традиционное письмо, сообщение по телефону, факсу, электронной почте (если адвокату для исполнения своих обязанностей следует прибыть незамедлительно). С этого момента вышеперечисленные процессуальные фигуры свою задачу по обеспечению бесплатной юридической помощью нуждающихся в ней лиц вправе считать выполненной. Иными словами, их совершенно не должно интересовать, кто из адвокатов явится персонально и, главное, как будет оплачен его труд.

Впрочем, почему адвоката должна приглашать сторона обвинения или суд? Лучшие мировые стандарты таковы: нуждающееся в бесплатной юридической помощи лицо самостоятельно обращается в избранную им структуру, специализирующуюся на оказании бесплатных юридических услуг, и самостоятельно приглашает защитника. Функция органа государственной власти в данном случае куда проще: разрешить задержанному вовремя сделать звонок. Более того, если поток задержанных велик, то "бесплатный" адвокат постоянно дежурит и в отделе полиции, и в суде, рассматривающем ходатайства стороны обвинения о необходимости заключения задержанных под стражу*(770).

К сожалению, отечественная практика пока далека от лучших мировых стандартов. В результате игнорирования очевидных фактов отечественные дознаватели, следователи, прокуроры и судьи на протяжении вот уже целого десятилетия во внепроцессуальном порядке вынуждены не только исхитряться привлекать "бесплатного адвоката" в процесс, но и на основании значительного количества временных, к тому же постоянно меняющихся, противоречивых по сути ведомственных инструкций начислять ему заработок.

Тот факт, что прежний порядок оплаты юридической помощи, "оказав положительное влияние на укрепление адвокатуры кадрами, повышение эффективности адвокатской деятельности"*(771), себя изжил, поскольку мало "способствовал переходу адвокатуры на рыночные отношения"*(772), осознали еще до распада СССР. Если ранее Минюст России, по существу, руководивший адвокатурой, утверждал максимальные ставки гонораров, то 10 апреля 1991 г. принимаются уже минимальные размеры оплаты юридических услуг. Согласно изданной Инструкции "Об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам", "бесплатный" адвокат должен работать по "минимальным ставкам"*(773).

Несмотря на то что в начале 1992 г. цены на все без исключения товары и услуги резко повысились, союзная инструкция с расценками от пяти до нескольких десятков рублей продолжала действовать. В отсутствии нормативной базы, адекватной экономической ситуации, российским адвокатам, выполнявшим функции защитника по назначению, несколько лет практически ничего не платили, т.е. все это время безденежных участников процесса адвокаты защищали бесплатно. У них не было выхода: в России профессиональный долг адвоката сродни клятве Гиппократа!*(774)

Положение осложнялось еще и тем, что для урегулирования порядка оплаты адвокатских услуг компетенции Минюста России было явно недостаточно, так как полномочия по распоряжению федеральным бюджетом ему никогда не принадлежали. Само собой, требовалось принятие федерального закона об оплате труда защитников для неимущих.

Об этой проблеме на уровне центральных органов власти впервые заговорили в октябре 1993 г., когда было подписано постановление Правительства РФ от 07.10.1993 N 1011 "Об оплате труда адвокатов за счет государства". Суть данного акта, состоящего всего из двух кратких абзацев, сводилась к рекомендации: Минфину России впредь предусматривать в проектах республиканского бюджета РФ выделение Минюсту России, МВД России, Минобороны России, Генеральной прокуратуре РФ, ГТК России и Департаменту налоговой полиции РФ средств на оплату труда адвокатов. Кроме того, заинтересованным ведомствам вменялось в обязанность самим определять порядок расходования выделяемых им, а не адвокатскому сообществу, средств.

Определить порядок оплаты труда адвокатов за счет государства по традиции поручили Минюсту России. 27 января 1994 г. Министр юстиции РФ Ю.Х. Калмыков подписывает соответствующую инструкцию. С тех пор в нормативных актах, регламентирующих оплату труда адвокатов, выступающих по назначению, появляется новая единица измерения - минимальный размер оплаты труда. Несмотря на то что данная бухгалтерская "среднепотолочная" величина имеет не много общего с реальными ценами, в условиях гиперинфляции она выглядела гораздо надежнее ничем не обеспеченного рубля образца начала 90-х гг. прошлого века.

Однако введение минимального размера оплаты труда в качестве расчетной базовой единицы - не единственная новелла долгожданной инструкции. Как отмечалось в данном акте, "в соответствии с Законом РФ от 23 мая 1992 года N 2825-1 "О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР" расходы по оплате труда адвокатов согласно ст. 47 УПК РСФСР относятся на счет республиканского бюджета в случаях, когда орган дознания, предварительного следствия, прокурор или суд, в производстве которых находится дело, освобождают подозреваемого и обвиняемого полностью или частично от уплаты юридической помощи или когда адвокат участвовал в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению без заключения соглашения с клиентом", но не в той ситуации, когда это необходимо по делу.

Во всех указанных случаях Положение предписывало руководствоваться следующими правилами.

"1. Основанием для отнесения расходов по оплате труда адвокатов за счет средств республиканского бюджета РФ за время оказания юридической помощи по защите лиц, освобожденных полностью или частично органом дознания, предварительного следствия, прокурором или судом, в производстве которых находится дело, от несения расходов на оплату юридической помощи, а также при их участии в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению является постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора, определение суда, в производстве которых находится дело, выносимое на основании заявления адвоката.

2. Оплата труда за один день участия адвоката в рассмотрения дела в случаях, перечисленных в п. 1 настоящего Положения, определяется из расчета не менее одного установленного в Российской Федерации минимального размера оплаты труда.

Оплата труда адвокатов за время перерывов в судебных заседаниях, если адвокат в это время не участвовал в рассмотрении других дел, производится в размере 50% от оплаты, предусмотренной за день участия в судебном процессе.

В районах Крайнего Севера, где установлены районные коэффициенты и процентные надбавки к заработной плате, оплата юридической помощи повышается в соответствующих размерах.

В постановлении (определении) об отнесении расходов по оплате труда адвокатов за счет республиканского бюджета РФ указываются наименование следственного органа или суда, номер дела, фамилия обвиняемого (осужденного), количество дней, фактически затраченных адвокатом на изучение материалов дела, участие на предварительном следствии и в судебном процессе и изучение протоколов судебного заседания, денежная сумма, определенная в соответствии с указанным выше расчетом, фамилия, имя, отчество адвоката, выполнявшего поручение, а также полное наименование и банковские реквизиты юридической консультации, в составе которой он состоит.

Копия постановления (определения), заверенная гербовой печатью, направляется по принадлежности в соответствующую финансовую службу министерства юстиции республики в составе РФ, управления юстиции области (края), прокуратуры, МВД России.

3. Соответствующие финансовые службы, указанные в п. 2 абз. 5 настоящего Положения, в 10-дневный срок со дня поступления постановления (определения) проверяют документы и переводят суммы на счет юридической консультации.

4. При длительном участии адвоката постановления (определения) об оплате труда адвокатов выносятся ежемесячно.

5. В случае признания подсудимого виновным приговором суда суммы, выплаченные адвокату из бюджета за участие на предварительном следствии и в судебном процессе, должны быть взысканы с осужденных лиц в доход республиканского бюджета РФ. В отдельных случаях, исходя из материального положения и иных исключительных обстоятельств, он может быть освобожден судом от этой обязанности"*(775).

Обоснованность многих содержащихся в положении правил вызывала сомнения у практиков. Во-первых, дознавателей, следователей, прокуроров и судей превратили в табельщиков и бухгалтеров. Они, оказывается, обязаны следить как за работой "бесплатных" адвокатов по своим делам, ежемесячно начислять им заработок с применением различных коэффициентов, так и не упускать из виду движение дел, находящихся в производстве коллег, чтобы не переплатить защитнику за простой по своему делу. Как показала практика, последняя идея оказалась "мертворожденной". Как определить заработок адвокату, который одновременно "простаивает" по доброму десятку дел?

Во-вторых, всего лишь приказом министра юстиции дознавателям, следователям, прокурорам и судьям вменили в обязанность выносить процессуальные решения в определенной форме, несмотря на то, что деятельность вышеперечисленных участников судопроизводства регламентируется исключительно Уголовно-процессуальным кодексом.

В-третьих, следователи, прокуроры и судьи при определении оплаты труда адвокатов ставились под контроль финансовых органов.

Затронутые автором вопросы отнюдь не так просты, как это может показаться на первый взгляд. Положение, разработанное Минюстом России, возложило калькуляцию гонорара защитнику на сторону обвинения и суд, что, по мнению автора, само по себе недопустимо, в том числе и из этических соображений.

Впоследствии к базовому Положению стали приниматься дополнения, в которых уже заместители министра юстиции РФ разъясняли судам, как и за что им следует платить адвокатам, если они вдруг "расщедрились" и выписали "очень хорошему знакомому" больше четверти минимального размера оплаты труда.

Так, Минюст России к особо сложным делам, за которые защитники могут получить солидные гонорары, относило уголовные дела, рассматриваемые высшими судами, дела, по которым проходят не менее пяти подсудимых, а также дела, на рассмотрение которых суд затратил свыше семи дней. Нет необходимости приводить все дополнения и разъяснения к основному Положению, ибо суть их сводится к одному: не переплатить. Очевидно, что так вечно продолжаться не могло; затронутая в статье проблема нуждалась в скорейшем и кардинальном разрешении, которого, действительно, ждали практики*(776).

На уровне писем Минюста России оплата труда адвокатов, выполнявших свои обязанности по назначению, регулировалась до тех пор, пока последние не усомнились как в их законности, так и разумности. В 2000 г. адвокат Псковской областной коллегии адвокатов З. поставил перед Верховным Судом РФ вопрос об отмене писем Минюста России от 31.07.1994 и от 07.04.1994.

В обоснование свой позиции он указал, что деятельность дознавателей, следователей, прокуроров и судей не может регламентироваться ведомственным актом, который за пять лет своего существования так и не прошел соответствующей регистрации. Отдельно заявитель обратил внимание Верховного Суда РФ и на содержание писем, поскольку буквальное следование данной в них инструкции ограничивало заработную плату адвоката, добросовестно проработавшего в суде полных 22 рабочих дня, 918 руб. 48 коп., что было явно ниже прожиточного минимума. 14 ноября 2000 г. Верховный Суд РФ вынес решение, которым полностью удовлетворил заявление З. в части отмены нормативных актов.

Письма Минюста России мало походили на закон, призванный урегулировать проблему, однако после вынесения вышеназванного судебного решения механизм выплаты гонораров адвокатам, работающим по назначению, был уничтожен полностью. Неудивительно, что отсутствие регламентаций рождало произвол. Так, уже 30 ноября 2000 г. руководитель одного из структурных подразделений Судебного департамента при Верховном Суде РФ предложил начислять гонорары адвокатам исходя не из установленного законом размера минимального размера оплаты труда, а с учетом ранее существовавшей базовой его величины - 83 руб. 49 коп. Свои действия он мотивировал тем, что согласно Федеральному закону "О бюджете на 2000 год" необеспеченные источниками финансировано расходы исполнению не подлежат. Как видим, повышая минимальный размер оплаты труда, законодатель не счел нужным увеличить финансирование расходов на адвокатов.

Ведением в действие УПК и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в России ознаменован новый этап в развитии законодательства, регламентирующего механизм оплаты труда адвокатов, участвующих в уголовном процессе по назначению. В ст. 131 УПК и ст. 25 названного Федерального закона содержится ответ на главный вопрос: труд адвокатов, выступающих по назначению, подлежит оплате из федерального бюджета, расходы на эти цели предусматриваются специальной целевой статьей закона о бюджете!

Во исполнение данных норм принято постановление Правительства РФ от 04.07.2003 N 400.

К сожалению, от предыдущих ведомственных писем оно отличается лишь тем, что инструкцию об определении размера гонорара защитнику должны готовить теперь уже сразу два министра: юстиции и финансов.

06.10.2003 издан совместный приказ Минюста России N 257, Минфина России N 89н "Об утверждении порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела"*(777), которым определен Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда в зависимости от сложности уголовного дела.

Итак, с 6 октября 2003 г. стали действовать следующие ставки:

25% от минимального размера оплаты труда - базовая величина, которая достигла своего апогея к 15 октября 2007 г. - 1100 руб. С этого момента понятие "минимальный размер оплаты труда" из расчетов с адвокатами исчезает, вместо него появляется твердая ставка - 1100 руб., подлежащая индексации. На текущий момент индексировалась она лишь единожды и достигла 1193 руб. Соответственно, адвокат, участвующий по назначению в рядовом деле, вправе рассчитывать лишь на 275 руб. в день, с 1 июля 2008 г. на 298 руб.

596 руб. адвокату заплатят за каждые сутки труда, если дело слушается в закрытом или выездном судебном заседании, в отношении несовершеннолетних либо его подзащитный плохо говорит по-русски или слабо видит.

894 руб. судья начислит защитнику, если по делу проходят трое обвиняемых либо оно состоит из трех и более томов, либо обвинение состоит из трех и более эпизодов.

Вне зависимости от количества томов, эпизодов, числа обвиняемых, наличия среди них несовершеннолетних, глухих и слепых 1193 руб. положено адвокату при рассмотрении дела высшими судами, от областного до Верховного Суда РФ, либо в суде с участием присяжных заседателей.

Впрочем, инициатива субъектов процесса, наделенных правами табельщиков и бухгалтеров, ничем не ограничена. В силу п. 5 вновь утвержденного порядка, если они в состоянии мотивировать свое решение, то могут начислять адвокату по любому делу сумму в размере 1193 руб.

Хотелось бы обратить внимание авторов инструкции на то, что понятие "сложность дела" перемножением числа глухих на число невменяемых с возведением в степень несовершеннолетия не определить.

"Сложность дела" - понятие относительное. Для стороны обвинения вопрос может быть простым ввиду множества достоверных доказательств, а для стороны защиты - неимоверно сложным, что обусловлено необходимостью опровергнуть фабулу обвинения.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК показания подозреваемого без адвоката - доказательство суть недопустимое. К сожалению, традиции уголовного процесса таковы: платный адвокат, узнав, что его клиент готов сознаться, как правило, советует не спешить с чистосердечным признанием. Пока сотрудничать с платными адвокатами сторона обвинения не только не может, но и не хочет, разрубить гордиев узел ей помогают адвокаты по назначению. Только признав свою вину, подсудимый понимает, что на допросе присутствовал его защитник*(778). Анализ уголовных дел показывает: такая ситуация довольно типична. Иногда она развивается следующим образом: в деле появляется платный адвокат, а его подзащитный в присутствии адвоката по назначению уже во всем сознался.

Но вопросы поведения адвоката при совершении определенных процессуальных действий уходят в область адвокатской этики. Автора в данном случае больше беспокоит этика субъектов, наделенных правом определять размер адвокатского гонорара. Очевидно, что без взаимодействия органов предварительного расследования, прокуроров и судов с адвокатурой не обойтись, качество взаимоотношений сторон и суда только возрастет, если из них исключить вопрос о деньгах.

Выделение бюджетных средств на юридическую помощь, оказываемую адвокатам по назначению, непосредственно адвокатским образованиям есть форма решения социальной проблемы. Однако этим должны заниматься не правоохранительные органы, а уж тем более не суд, а структуры, ведающие осуществлением социальной политики. Кроме того, по мере децентрализации правоохранительных органов выделение денег на бесплатную юридическую помощь постепенно должно отойти к компетенции региональных структур государственной власти и муниципальных образований. Есть основания утверждать, что о такой тенденции время от времени вспоминают, однако четкого разделения обязанностей между центром, регионами и муниципалитетами пока не выработано.

Как данная проблема (доступа неимущих к бесплатной юридической помощи) решается в других демократических государствах? Способов в основном два. Первый: государство, органы местного самоуправления выделяют деньги особым структурам в адвокатском сообществе (например, public defenders agencies в США), на которых ложится основная нагрузка по оказанию юридической помощи неимущим. В этот же фонд поступают различные пожертвования от меценатов. Естественно, уровень квалификации защитников, находящихся в таких структурах на "ставке", да еще в условиях скудного финансирования, сравнительно невелик. Оставляет желать лучшего и качество их работы, ибо отсутствует соответствующая мотивация к ее совершенствованию. В то же время в США именно эти адвокаты представляют интересы практически по 70% уголовных производств.

Есть и другой путь. В данном случае речь идет о действительно бесплатной юридической помощи, поскольку все адвокаты, в том числе высококвалифицированные, обязаны определенное количество раз оказать юридическую помощь малоимущим.

Как к последнему способу решения проблемы относятся российские адвокаты? Увы, отрицательно. Они предпочитают "купить индульгенцию", внеся в адвокатскую палату определенную сумму, но только не работать по назначению. За счет собранных таким образом денег оплачивается труд их коллег, у которых нет желания либо возможности освободиться от данной обязанности*(779). (Справедливости ради отметим, что это не только российская практика.)

Несмотря на наличие в России Академии адвокатуры, до сих пор отсутствует научно обоснованная концепция механизма выплаты гонораров адвокатам, участвующим в процессах по назначению. Пока никто не дал ответа на простейший вопрос: почему в одних странах перечислять государственные деньги адвокатским образованиям на бесплатную юридическую помощь можно, а в России этого делать нельзя? Пусть с неизбежными издержками, но гонорары адвокатам должны начислять именно дознаватели, следователи, прокуроры и судьи.

Правоприменитель нуждается не в перманентно меняющихся ведомственных инструкциях, а в добротном федеральном законе*(780), который не только закреплял бы механизм начисления гонорара конкретному адвокату, но и определял идеологические и финансовые подходы государства и общества к проблеме в целом.

Кстати, работа в этом направлении ведется - принято постановление Правительства РФ от 23.07.2005 N 445 "О порядке оказания юридическими консультациями и коллегиями адвокатов юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами".

К достоинствам данного документа следует отнести его относительную комплексность, поскольку он одновременно регулирует вопросы, связанные с оплатой труда адвоката, участвующего в конституционном, административном и гражданском процессах, а также представляющего интересы военнослужащих в органах государственной власти и управления. Размер гонорара во всех этих видах производств не может быть менее одного минимального размера оплаты труда в день, т.е. теперь 1193 руб.

Как видим, противоречия в правовом регулировании очевидны. Если адвокат представлял интересы рядового Российской армии в процессе о расторжении брака в районном суде в соответствии с постановлением Правительства РФ от 23.07.2005 N 445, то его заработок составит 1193 руб. Если защитник выступил в суде того же уровня, но уже по делу о совершении особо тяжкого преступления, то на основании постановления Правительства от 04.07.2003 N 400 ему будет начислено 298 руб. В чем причина подобных нормотворческих нестыковок? Очевидно, только в отсутствии комплексности и системности законодательства.

Что делать правоприменителю в случаях, когда отсутствуют нормы, регулирующие определенный аспект отношений? Президиум Верховного Суда РФ предлагает юристам поступать по аналогии. Отвечая на вопрос: производится ли оплата труда адвокатов по делам об административных правонарушениях, суд исходит из того, что согласно ч. 1 ст. 24.7 КоАП суммы, израсходованные на оплату труда адвокатов по делам об административных правонарушениях, не входят в состав издержек по делу об административном правонарушении. Следовательно, они не могут быть взысканы по правилам ч. 2 и 3 ст. 24.7 КоАП*(781).

Прежде чем проблему оплаты труда адвокатов, выполняющих свои функции по назначению правоохранительных органов, удастся урегулировать, ее нужно как следует изучить. В этой связи автор предлагает читателю порассуждать не над отвлеченными, а злободневными проблемами современного российского уголовного процесса. Приводимые ниже вопросы взяты из практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, а также запросов, поступающих в Верховный Суд РФ из регионов.

Как адвокаты, выполняющие свои обязанности по назначению правоохранительных органов и судов, попадают в процесс?

Жестко регламентированная в общероссийских нормативных актах процедура приглашения адвокатов в процесс отсутствует, но, очевидно, что прямой контакт между лицом, осуществляющим процессуальное действие, и конкретным адвокатом в данном случае нежелателен.

Поскольку данная проблема носит не процессуальный, а организационный характер, то разрешаться она с обеих сторон должна сервисными структурами: канцеляриями, секретарями, помощниками и т.п. В любом случае в процесс должен приглашаться не конкретный адвокат, а лицо, выделенное для этих целей адвокатской палатой.

Отсутствие каких-либо разъяснений на этот счет привело к тому, что большинство адвокатов приглашается в процесс с учетом их личных контактов с дознавателями, следователями, прокурорами и судьями. Большинство практиков полагает, что ничего плохого в этом нет. Так ли это - судить читателю.

Что следует понимать под участием адвоката в процессе?

Только участие в процессуальных действиях - не только участие в процессуальных действиях, но и иные формы адвокатской деятельности, например: ознакомление с материалами уголовного дела, изучение специальной литературы, составление процессуальных документов, общение с клиентом, дежурство в суде и правоохранительном органе.

Практика свидетельствует, что в стадии предварительного расследования адвокаты получают гонорары только за участие в следственных действиях, в некоторых судах же им обычно оплачивают такие процедуры, как ознакомление с материалами уголовного дела из расчета один том - 1193 руб., один визит в СИЗО - тоже 1193 руб. Хотя непонятно, почему за беседу с подзащитным в следственном изоляторе адвокат получает вознаграждение, а в иных помещениях - нет?

В основе такой практики лежат нормы УПК, постановления Конституционного Суда РФ, согласно которым сторона защиты имеет право на изучение материалов уголовного дела, на что ей должны быть предоставлены разумные сроки.

За какой объем работы адвокат получает право на гонорар в размере 1193 руб.?

За полный день работы, независимо от того, сколько сделано за этот период времени, в том числе по разным делам.

В силу того, что адвокат имеет право на гонорар в размере 1193 руб. за каждую операцию в отдельности независимо от ее продолжительности, например: 1193 руб. - за 15-минутное выступление в судебном заседании, 1193 руб. за часовое изучение дела в отношении И., 1193 руб. - за часовое изучение дела в отношении П., 1193 руб. - за часовое изучение дела в отношении С., итого - 4772 руб.

Практика показывает, что такой подход к оплате труда защитников позволяет наиболее активным из них получать весьма значительные гонорары. Например, в одном суде максимум 160 тыс. руб. в месяц, а в среднем за год 60 тыс. руб. ежемесячно. Адвокат, будучи приглашенным в суд сразу по нескольким делам, "восьмерки" в табеле проставляет по каждому из них. Возразить ему трудно, поскольку нормативные акты, регламентирующие оплату труда адвокатов, работающих по назначению, ограничений на этот счет не содержат.

Вправе ли судьи требовать от адвокатов документы, подтверждающие объем сделанного ими по делу?

Теоретически не вправе, поскольку на этот счет нет никаких указаний в нормативных актах.

Фактически обязаны, поскольку речь идет о деньгах, расходы которых должны контролироваться.

 

Пример 1. Минфин России в лице А.Е. Павленко в споре по поводу обоснования оплаты труда адвоката по делу в отношении Т. обратился с жалобой в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ. Свою позицию автор надзорной жалобы обосновал тем, что размер выплат должен быть подтвержден документами, а судебное решение о выдаче гонорара должно быть мотивированным. Трудно с этим не согласиться, однако юридических оснований для ведения такого учета нет. Авторами УПК не разработана и форма постановлений, определений о выплате гонорара адвокату, отработавшему по назначению.

В то же время следует обратить внимание, что, например, адвокатское сообщество г. Москвы ведет учет работы адвокатов по назначению, срок хранения отчетности - пять лет.

Первым заместителем Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко в феврале 2006 г. было издано распоряжение, согласно которому работа адвокатов, участвующих в деле по назначению суда, подлежит учету. Имеют ли его распоряжения силу для иных органов, кроме подразделений Верховного Суда РФ?

С одной стороны - нет. Распоряжение первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ - документ сугубо внутренний.

С другой - на текущий момент заменить его нечем.

Как быть с выплатой адвокатам командировочных?

Не платить, так как они уже учтены в гонораре.

Применить процессуальный закон по аналогии и платить, как иным участникам процесса.

Практика пошла по пути выплат адвокатам командировочных расходов, поскольку они, как правило, несоизмеримо выше гонораров, получаемых защитниками при участии в деле по назначению.

Если адвокатам платить вознаграждение в размере не более 1193 руб. в день, то как и кому следует вести учет их работы?

Данный вид деятельности должен осуществляться канцелярией судов, других правоохранительных структур.

Необходимо, чтобы этим занималась специальная служба, например бухгалтерия.

Если по одному делу по назначению участвуют сразу несколько адвокатов, которые представили суду разные расчеты затрат рабочего времени, несмотря на то, что объемы выполненной ими работы практически идентичны, то какую сумму должен взыскать суд?

Согласно фактическим затратам рабочего времени, поскольку таково требование нормативного акта.

В соответствии с качеством и количеством затраченного каждым труда, поскольку иной подход к расчетам ведет к утрате судом принципа справедливости.

По мнению автора, суммы, предназначенные на оплату труда адвокатов, выполняющих обязанности по назначению правоохранительных структур, должны аккумулироваться в специальных фондах и оттуда напрямую, т.е. минуя правоохранительные структуры и суды, поступать в адвокатские ассоциации, специализирующиеся на оказании юридической помощи обездоленным и распределяться "на месте" в зависимости от количества и качества труда.

Процессуальных решений об оплате труда адвокатов, работающих по назначению, дознаватели, следователь, прокуроры и судьи принимать не должны.

Очевидно, что квалифицированная юридическая помощь нуждающимся не будет оказана своевременно, если своевременно не будет разрешен вопрос об адекватной оплате труда адвоката. К сожалению, в уголовно-процессуальном законе данный вопрос урегулирован лишь в самых общих чертах. Норма, в которой он упоминается, носит бланкетный характер, отправляя правоприменителя к перманентно изменяющимся постановлениям Правительства РФ, другим подзаконным актам. Лакуны, наличие которых предопределено несовершенством правового регулирования, постепенно восполняются правоприменительной практикой.

Законодательство, регламентирующее оплату труда адвоката, возмещение понесенных им расходов, несовершенно.

Президент РФ Д.А. Медведев, обращаясь с ежегодным посланием к Федеральному Собранию РФ, отметил чрезмерную перегруженность российских судей работой*(782). Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин констатирует, что дешевое правосудие - не всегда доступное правосудие. Он считает, что если сохранится существующая загруженность работы рядового судьи, то ни о каком качестве правосудия не может быть и речи. Работа российского судьи выстроена таким образом, что он имеет буквально несколько часов, если не минут, на написание решения по делу*(783). Поскольку дальнейшее экстенсивное развитие судебной системы бесперспективно, Зорькин предлагает активнее использовать примирительные процедуры, институт помощников судьи.

С этим трудно не согласится, однако уважаемый метр упускает из вида главное: российское правосудие "буксует", в первую очередь, потому, что у нас нет надлежащей работы сторон. Важнейшая роль в ее обеспечении принадлежит адвокатуре. Хотя в юридической литературе встречаются утверждения о то, что для становления адвокатуры и адвокатской деятельности в России сделано более чем предостаточно, на самом деле это далеко не так. Одной из причин низкого коэффициента полезного действия адвокатуры является отсутствие у общества, а вместе с ним и у государства четко выраженного желания разрешить вопрос с оплатой труда адвоката. Вместе с тем очевидно и то, что наличие квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатной для клиента, - базовая гарантия справедливого разрешения дела.

О проблемах, связанных с оплатой труда адвоката, писалось много и неоднократно*(784). Нельзя сказать, что все эти проблемы не нашли своего урегулирования в нормах права. Если сравнить нынешнюю ситуацию с 1989 г., когда адвокатский корпус Молдавской ССР демонстративно отказался работать без оплаты, с нынешним качеством общественных отношений, то прогресс очевиден. Тем не менее перечень проблем, связанных с оплатой труда адвоката, выявляемых практикой, в частности, в уголовном судопроизводстве, не уменьшается.

Обществом, отвечающими за решение анализируемой проблемы чиновниками недопонимается, а то и вовсе неправильно понимается роль адвоката в уголовном судопроизводстве. Например, никто не собирается экономить на враче для больного, на психологе - для пережившего чрезвычайную ситуацию. Почему же тогда экономим на защитнике, ведь для привлекаемого к уголовной ответственности он и врач, и психолог одновременно? Увы, ответ пока очевиден. Он кроится в отношении общества к преступнику как к врагу, соответственно и "его пособнику" - адвокату.

Одновременно следует подчеркнуть, что в нашем государстве взят последовательный курс на устранение правовых неопределенностей, связанных с оплатой труда адвоката. К сожалению, главенствующая роль в этом движении принадлежит не законодателю, а судам.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что ст. 131 УПК предполагает включение в состав процессуальных издержек расходов адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанных с его явкой к месту производства процессуальных действий.

 

Пример 2. Адвокатам Бекбузарову А.М., Шныре С.И. и др., участвовавшим в уголовных делах по назначению дознавателя, следователя или суда в качестве защитников и понесшим расходы, связанные с явкой к месту производства процессуальных действий, в том числе в отдаленные и труднодоступные районы, суды общей юрисдикции отказали в возмещении расходов со ссылкой на то, что ст. 131 УПК не относит их к числу процессуальных издержек.

Федеральная палата адвокатов РФ оспорила конституционность ст. 131 УПК. По мнению заявителя, данная норма ставит адвокатов в неравное положение с другими участниками уголовного судопроизводства, которым подобные расходы возмещаются.

Разрешая проблему в пользу заявителей, Конституционный Суд РФ указал, что ст. 48 Конституции гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. По смыслу ч. 3 ст. 56 Основного закона это право ограничено быть не может ни при каких условиях. Более того, данному праву корреспондируется обязанность государства предоставить достаточные гарантии ее оказания. К числу таких гарантий относится создание надлежащей экономической основы (выделено нами. - Прим. авт.) качественного оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе предоставление финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в достаточном объеме*(785).

Данный вывод согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека, который в постановлении от 13 мая 1980 г. по делу "Артико (Artico) против Италии" указал, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а их практическое и эффективное осуществление; это особенно справедливо в отношении права на защиту, которое занимает видное место в демократическом обществе, как и само право на справедливое судебное разбирательство, из которого оно вытекает; именно в силу этого данному праву обвиняемого (подозреваемого) корреспондирует обязанность государства обеспечить бесплатную помощь защитника по уголовным делам.

Государство гарантирует в ч. 2 ст. 19 Конституции равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Следовательно, оно обязано обеспечивать надлежащие условия оказания квалифицированной юридической помощи всем нуждающимся в такой помощи гражданам в равной мере - независимо от места их жительства или местонахождения, а адвокатам, участвующим в уголовном деле по назначению, предоставлять оплату в полном объеме их услуг, вне зависимости от места выполнения ими своих профессиональных обязанностей.

Обязанность государства обеспечивать справедливые условия осуществления адвокатами профессиональной деятельности вытекает и из ст. 37 Конституции, гарантирующей каждому свободу распоряжаться своими способностями к труду, право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и запрет принудительного труда, а также из ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, согласно которой признается право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности, вознаграждение, обеспечивающее всем трудящимся справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия (п. "а").

В соответствии с Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством РФ, осуществляют органы государственной власти (п. 3 ст. 3). При этом бремя материально-технического и финансового обеспечения оказания юридической помощи в труднодоступных и малонаселенных местностях в силу ч. 9 ст. 25 названного Закона несут субъекты РФ.

В силу п. "о" ст. 71 Конституции к ведению Российской Федерации: согласно ч. 8 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета, а расходы на эти цели учитываются в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в соответствующей целевой статье расходов. Помимо этого ч. 10 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" предоставляет адвокатской палате право (но не обязывает ее) выплачивать дополнительное вознаграждение адвокату, оказывающему юридическую помощь бесплатно.

УПК, устанавливая гарантии и условия реализации права на помощь адвоката (защитника) и закрепляя обязанность органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, обеспечивать участие в уголовном деле защитника подозреваемого или обвиняемого в определенных законом случаях (ст. 50 и 51), также возлагает на федеральный бюджет компенсацию расходов на оплату труда адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда (ч. 5 ст. 50), путем включения их в состав процессуальных издержек по каждому уголовному делу (п. 5 ч. 2 ст. 131).

К процессуальным издержкам ст. 131 УПК относит расходы, связанные с производством по уголовному делу, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. Эта статья содержит открытый перечень видов процессуальных издержек: согласно п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК к ним относятся "иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу и предусмотренные УПК".

В то же время расходы, понесенные адвокатом, участвующим в уголовном деле по назначению, в связи с необходимостью выезда к месту проведения процессуальных действий, в данной норме не названы, несмотря на то, что подобные расходы потерпевшего, свидетеля, их законного представителя, эксперта, специалиста, переводчика и понятых к процессуальным издержкам отнесены (п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК).

Порядок и размеры возмещения процессуальных издержек в уголовном судопроизводстве в соответствии с ч. 4 ст. 131 УПК устанавливаются Правительством РФ. Согласно п. 1 инструкции "О порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд", утвержденной постановлением Совмина РСФСР от 14.07.1990 N 245 (ред. от 04.03.2003) "Об утверждении Инструкции о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд", свидетели, потерпевшие, законные представители потерпевших, эксперты, специалисты, переводчики и понятые, вызываемые к лицу, производящему дознание, следователю, в прокуратуру или в суд (кроме Конституционного Суда РФ и арбитражного суда) для дачи показаний, заключений по уголовным и гражданским делам, переводов, участия в производстве следственного действия и судебном разбирательстве, имеют право на возмещение понесенных ими расходов по явке (стоимость проезда к месту вызова и обратно, расходы по найму жилого помещения, суточные). Адвокаты в данной инструкции не поименованы.

Такой вид процессуальных издержек, как оплата труда адвоката по назначению дознавателя, следователя или суда, регламентирован в постановлении Правительства РФ от 04.07.2003 N 400, а в п. 4 Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела, утвержденного приказом Минюста России N 199, Минфина России N 87н от 15.10.2007, предусмотрено увеличение ее размера на 275 руб. за один день участия адвоката в уголовном деле с учетом, в том числе, необходимости выезда в процессе ведения дела в другой населенный пункт.

Практика показала, что подобное увеличение размера оплаты труда адвоката, призванное компенсировать его расходы, связанные с выездом в другой населенный пункт, другую местность, в большинстве случаев оказывается недостаточным. Об этом свидетельствовали представленные Федеральной палатой адвокатов материалы: затраты адвокатов на указанные цели всегда значительно превышали общий размер оплаты их труда.

Так как государство несет обязанность по надлежащему финансовому обеспечению деятельности участников уголовного процесса, то на его счет относятся и все затраты, понесенных ими в связи с производством по уголовному делу. Среди процессуальных издержек УПК называет и иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу. Очевидно, что к таковым должны быть отнесены и расходы адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанные с его явкой к месту производства процессуальных действий.

Данный вывод подтверждается указанием в УПК на обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить в определенных случаях участие защитника в уголовном деле (ч. 3 и 4 ст. 16, ч. 2 ст. 50, ч. 3 ст. 51 УПК), ибо очевидно, что в противном случае адвокат к месту проведения следственного действия или судебного разбирательства просто не прибудет, как это было в 1989 году в МССР.

Традиционное истолкование судами положений ст. 131 УПК означает отказ государства от выполнения своей конституционно-правовой обязанности по обеспечению необходимого объема финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.

На основе вышеприведенных рассуждений Конституционный Суд РФ пришел к выводу:

ст. 131 УПК - по ее конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи с положениями ч. 3 и 4 ст. 16, ч. 2 ст. 50 и ч. 3 ст. 51 УПК - предполагает включение в состав процессуальных издержек расходов адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанных с его явкой к месту производства процессуальных действий;

конституционно-правовой смысл ст. 131 УПК, выявленный и ранее сформулированный Конституционным Судом РФ, является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике;

федеральному законодателю и Правительству РФ при внесении изменений в правовое регулирование определения размера и порядка компенсации адвокатам, участвующим в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, расходов по оказанию юридической помощи надлежит установить порядок компенсации их расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий;

решения по делам Бекбузарова А.М., Шныры С.И. и др., основанные на положениях ст. 131 УПК в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий*(786).

Суды отказывают во включении в состав процессуальных издержек расходов адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по соглашению, связанных с его явкой к месту производства процессуальных действий, мотивируя это тем, что проблема в действующем законодательстве не разрешена.

Суждение о том, что расходы, понесенный защитником при выезде в другой населенный пункт, должны возмещаться государством, интересное развитие получило по делу Барсукова В.С.

 

Пример 3. Постановлением судьи Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 09.04.2009 рассмотрение уголовного дела в отношении Барсукова и др. в силу целого ряда причин было назначено в г. Москве в помещении Московского городского суда.

Приговор по данному уделу постановлен 12 ноября 2009 г.

Очевидно, что на протяжении судебного разбирательства защитники подсудимых - адвокаты из Санкт-Петербурга должны были прибыть в Москву и проживать в ней.

Защитник Барсукова - адвокат Кузьминых К.С. обратился к судье, председательствующей в процессе, с заявлением, в котором просил возместить понесенные им расходы - 103 571 руб. На что 20 июля 2009 г. получил ответ, что согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству (ст. 131 УПК) компенсация расходов адвокату, участвующему в деле по соглашению, на проезд к месту судебного разбирательства в другой город, проживание адвоката в гостинице законодательством не предусмотрена.

После этого адвокат Кузьминых обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, в которой, наряду с прочим, оспорил и положения ст. 131 УПК, поскольку содержание данной нормы не предусматривает возмещение расходов адвокату на проживание в другом городе в гостинице, а равно на переезды из одного города в другой.

Отвечая на жалобу Кузьминых, главный консультант Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда РФ Соколова Е.А. в своем письме указала, что процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

Как видим, вопрос адвоката остался без должного ответа. Вместе с тем очевидно и то, что, перенося рассмотрение уголовного дела из одного населенного пункта в другой, суд создает определенные трудности для адвокатов. В частности, у них появляются новые статьи расходов: оплата переездов из одного города в другой, оплата гостиницы, неизбежное увеличение расходов на питание и т.п.

По сложившейся практике все эти расходы компенсирует лицо, заключившее соглашение с адвокатом. Как было указано выше, судебные инстанции пришли к общему выводу, что такие расходы, понесенные адвокатом, участвующим в деле по назначению, не возмещаются государством. В этой связи имеются достаточные основания утверждать, что в определенных случаях расходы, понесенные адвокатом в связи с необходимостью выезда в другой город, должны компенсироваться государством, несмотря на то, что они участвуют в деле по соглашению. В противном случае обвиняемый (подсудимый) будет вынужден от услуг такого адвоката отказаться, заключить соглашение с другим адвокатом или просить суд назначить ему адвоката, что, в конечном счете, не будет способствовать улучшению качества защиты.

Для сравнения: государственные служащие, командированные в другой населенный пункт в связи с рассмотрением уголовного дела, имеют право на оплату проезда, проживания, а также командировочные. Совершенно очевидно, что если государственный орган посчитал необходимым перенести производство следственных или судебных действий в другой населенный пункт, то он обязан в перечне своих расходов предусмотреть разрешение вопроса об оплате услуг адвоката.

 

Пример 4. По приговору Рамешковского районного суда Тверской области от 12.03.2008 Калашников С.А. осужден по ч. 2 ст. 162 УК.

Определением Тверского областного суда от 22.04.2008 содеянное им переквалифицировано на ч. 1 ст. 162 УК.

Постановлением судьи Рамешковского районного суда Тверской области от 26.09.2008 удовлетворено заявление адвоката-защитника, представлявшего интересы осужденного Калашникова в суде первой инстанции по назначению суда, об оплате его труда.

Постановлением судьи Рамешковского районного суда Тверской области от 13.02.2009 удовлетворено дополнительное заявление адвоката-защитника, представлявшего интересы осужденного Калашникова в суде первой инстанции, о возмещении его расходов, обусловленных выездом в другой населенный пункт.

В обоснование своего решения суд сослался на п. 4 "Порядка расчета оплаты адвокатов, участвовавшего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела", утвержденного приказом Минюста России N 199, Минфина России N 87н от 15.10.2007. Согласно данному документу размер оплаты труда адвоката по уголовным делам может быть увеличен на 275 руб. на основании мотивированного постановления суда с учетом необходимости выезда адвоката в процессе ведения дела в другой населенный пункт*(787).

В кассационном порядке постановление не рассматривалось.

Обжалуя постановление судьи Рамешковского районного суда Тверской области от 13.02.2009 в порядке надзора, осужденный Калашников указал на наличие имеющихся, по его мнению, нарушений уголовно-процессуального закона.

Во-первых, он не должен оплачивать расходы, связанные с выездом защитника в другой населенный пункт, поскольку он просил суд назначить ему местного адвоката.

В-вторых, суд первой инстанции допустил грубую процессуальную ошибку, поэтому состоявшиеся по делу в 2007 г. судебные постановления вышестоящими инстанциями были отменены, в 2008 г. уголовное дело в отношении него рассматривалось повторно по вине суда, следовательно, он не обязан повторно возмещать государству судебные издержки.

В-третьих, судебное заседание неоднократно откладывалось по вине потерпевшего, который являлся в суд в состоянии алкогольного опьянения, в этой связи на каком основании с него, осужденного, взысканы издержки именно за эти дни?

В-четвертых, вопрос о судебных издержках разрешен судьей фактически вне рамок судебного заседания и без участия осужденного, в результате чего он был лишен права на своевременную подачу кассационной жалобы.

Надзорные инстанции Тверской области в удовлетворении жалобы осужденного Калашникова отказали*(788).

Не будем оспаривать положения уголовно-процессуального закона, согласно которым расходы, понесенные государством на оплату труда адвоката-защитника, подлежат взысканию с осужденного. Обратим лишь внимание на недопустимость взыскания с осужденных:

расходов на оплату труда адвоката в случае повторного рассмотрения уголовного дела;

сумм, подлежащих возмещению адвокату в связи с выездом в другой населенный пункт.

Очевидно, что в первой случае осужденный оплачивает последствия судебной ошибки, а во втором - он подвергнут дискриминации лишь за то, что по месту рассмотрения уголовного дела не нашлось адвоката, который мог бы представлять его интересы в процессе.

Адвокат-защитник, участвующий в уголовном деле по назначению, не может быть ограничен в перечне действий, выполняемых им в процессе защиты.

 

Пример 5. Органами предварительного расследования несовершеннолетний Балаганов Д.С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 158 УК. В суде по назначению в порядке ст. 51 УПК его защиту осуществлял адвокат Исаев С.А.

Постановлением Туринского районного суда Свердловской области от 03.02.2009 уголовное дело в отношении Балаганова было прекращено в связи с примирением потерпевшей с подсудимым и заглаживанием им причиненного ущерба.

Адвокат Исаев С.Д. подал судье заявление: о взыскании в его пользу вознаграждения за выполнение функции защитника в суде в течение трех дней. Первый день - 2 февраля 2009 г. - изучение материалов уголовного дела; второй день - 3 февраля 2009 г. участие в судебном заседании, третий день - 4 февраля 2009 г. изучение протокола судебного заседания.

Постановлением судьи от 13.02.2009 заявление адвоката было удовлетворено частично: расходы по оплате его труда за первый и второй день в сумме 1372 руб. 52 коп. отнесены за счет федерального бюджета, одновременно постановлено взыскать данную сумму с законного представителя Балаганова - Балаганову Н.В.

В оплате труда за третий день, потраченный на изучение протокола судебного заседания, - отказано. Мотивы отказа:

ознакомление с протоколом судебного заседания адвокатом по собственной инициативе после рассмотрения уголовного дела по существу без поручения осужденного, по мнению суда, с учетом конкретных обстоятельств производства по данному уголовному делу (уголовное дело в отношении Балаганова Д.С. прекращено по ст. 25 УПК) не является основанием для дополнительной оплаты еще одного рабочего дня Исаеву С.А.;

кроме того, суд признал необходимым обратить внимание на то, что необоснованное увеличение оплаты работы адвоката влечет не только перерасход государственных денежных средств, за счет которых производится выплата защитнику, но и нарушает права и интересы осужденного, с которого впоследствии указанные денежные средства подлежат взысканию.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 20.03.2009 постановление оставлено без изменения. Отказывая защитнику в удовлетворении кассационной жалобы, суд второй инстанции привел те же доводы, что и судья районного звена*(789).

Судья Свердловского областного суда, отказывая в удовлетворении надзорной жалобы Исаева С.А., указал, что он изучал протокол судебного заседания вне рамок его назначения в качестве защитника в соответствии со ст. 51 УПК, т.е. после выполнения поручения по данному уголовному делу*(790).

Судья Верховного Суда РФ возбудил по жалобе адвоката надзорное производство и направил уголовное дело на рассмотрение в президиум Свердловского областного суда.

Данная надзорная инстанция с доводами защитника о том, что ст. 260 УПК не устанавливает каких-либо ограничений на перечень действий защитника, тем более не связывает перечень таких действий с результатом разрешения уголовного дела, согласилась.

Президиум Свердловского областного суда, рассматривая надзорную жалобу адвоката, отметил следующее. Из материалов уголовного дела следует, в соответствии с заявлением адвоката Исаева С.В. об ознакомлении с протоколом судебного заседания, он с данным документом ознакомлен. Очевидно, что, допустив адвоката к ознакомлению с протоколом судебного заседания, суд тем самым признал законность действия последнего.

Очевидно также и то, что защитник наделен определенной процессуальной самостоятельностью, мнением подзащитного связан лишь в случае отрицания им вины. Во всех иных ситуациях адвокат самостоятельно выбирает позицию защиты и в соответствии с ней определяет перечень действий, необходимых для ее осуществления.

Изучение протокола судебного заседания по общему правилу - обязательное действие, поскольку допущенные в этом документе ошибки могут повлечь, в том числе, и отмену благоприятного для подзащитного решения.

Ознакомление с протоколом судебного заседания - право участников судебного заседания, в том числе и защитника, отказать в котором судья никому не вправе. Более того, в некоторых случаях ознакомление с протоколом судебного заседания - обязанность защитника. Следовательно, допустив адвоката к участию в деле, судья должен исходить из того, что последний выполнит все возложенные на него законом обязанности.

Отказывая адвокату в удовлетворении кассационной жалобы, члены судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда, судья Свердловского областного суда, а равно председатель Свердловского областного суда, отказывая в возбуждении надзорного производства, не подумали, что в протоколе судебного заседания могли быть ошибки, влекущие отмену судебного решения.

В практике встречаются случаи, когда таковые позже обнаруживаются, прокурор и адвокаты их проглядели, в силу того, что не выполнили своих обязанностей, не стали читать протокол судебного заседания, в адрес прокурора и адвоката выносятся частные определения.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 28.10.2009 постановление судьи Туринского районного суда Свердловской области от 13.02.2009 и кассационное определение Свердловского областного суда от 20.03.2009 отменено, дело в части разрешения вопроса об оплате защитника направлено на новое рассмотрение в тот же суд*(791).

При расчете оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника по назначению суда, следует учитывать, что время его занятости исчисляется в днях, в которые адвокат фактически выполнял поручения вне зависимости от длительности работы в течение дня.

 

Пример 6. Отменяя постановление судьи Липецкого областного суда по делу С., Судебная коллегия Верховного Суда РФ отметила в определении, что в соответствии с ч. 5 ст. 50 УПК оплата труда адвоката, участвующего в судебном разбирательстве по назначению суда, компенсируется за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 28.09.2007 N 625 "О внесении изменений в Постановления Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 г. N 400 и от 23 июля 2005 г. N 445" и приказом Минюста России N 199, Минфина России N 87н от 15.10.2007 время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручения вне зависимости от длительности работы в течение дня. Размер оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника по уголовным делам, отнесенным к подсудности областного суда, составляет 1100 руб.

Указанные положения закона при разрешении судом вопроса об оплате труда адвоката не соблюдены.

Как усматривается из постановления, судья, принимая решение об оплате т









Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 2250; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.062 сек.