Политическое манипулирование и общественное мнение.

Технологически манипулирование массами представляет собой воздействие на общественное мнение с помощью управленческих эффектов для достижения определённых целей коммуниката. Политические манипуляции могут иметь как отрицательное, так и положительное значение, например, воздействие на массы для поднятия уровня политического участия, активности. Мы рассматриваем политическую манипуляцию как скрытое воздействие на широкие массы, посредством внушения, пропаганды и т.д. (т.е. с использованием характеристик массовой психологии), имеющее своей целью заставить массы думать и действовать в интересах манипулятора, вразрез собственным интересам.

Использование СМИ для политического манипулирования – скрытый способ социального управления политическим сознанием и поведением людей с целью принудить их действовать (или бездействовать) вопреки собственным интересам – наряду с силовыми и экономическими методами господства имеют достаточно глубокую научную разработку и широкое практическое применение. Технология общего глобального и общегосударственного манипулирования основывается на внедрении в общественное сознание социально-политических мифов, утверждающих веру в определении идеи, ценности или нормы. Именно мифы составляют фундамент всей иллюзорной картины мира, создаваемой манипуляторами.

Использование СМИ в целях политического манипулирования представляет наибольшую опасность для граждан и демократического государственного устройства. Оно представляет собой скрытое управление политическим сознанием и поведением «психологической толпы» с целью принудить её действовать (или бездействовать) вопреки собственным интересам. Манипулирование основано на лжи и обмане. Причём это не «ложь во спасение», а корыстные действия. Манипулирование имеет тенденцию стать главной функцией СМИ. Оно имеет ряд преимуществ по сравнению с силовыми и экономическими методами господства:

- осуществляется незаметно для управляемых;

- не влечёт за собой прямых жертв и крови;

- не требует больших материальных затрат, которые необходимы для подкупа или успокоения многочисленных политических противников.

Характер информации, лежащей в основе стимулирования политического действия, образует грань между рациональным и иррациональным поведением людей в политике.

Если достоверная информация формирует общественное мнение, то её недостаток порождает искажённое представление о том или ином событии, явлении политической жизни или политическом лидере. Базой формирования общественного мнения являются факты, представленные во всей полноте и противоречивости. Политическое манипулирование основано на фрагментарности подачи событий, их односторонней интерпретации, игнорировании одних фактов и сторон события и гипертрофии других.

Актуальной в данном контексте является технология позиционирования, первоначально созданная для продажи и продвижения товаров на рынок. И в том, и другом случае мы действуем по принципу сужения (аудитории, характеристик объекта) с тем, чтобы сделать коммуникацию более эффективной, поскольку это дает возможность сконцентрироваться на более узком участке коммуникативной цепочки. Позиционирование мы можем представить себе как помещение объекта в благоприятную для него информационную среду.

Позиционирование в рамках практических можно представить как серию из трех последовательных операций: трансформация, утрирование, перевод. В результате этих операций образ объекта воспринимается аудиторией в наиболее эффективном виде.

Трансформация. Мы ограничиваем объект только теми характеристиками, которые интересны потребителю. Мы как бы трансформируем многообразие характеристик объекта строго до круга необходимых. Принципиальным при этом является точка зрения аудитории.

Утрирование. Мы утрируем эти нужные нам характеристики, полностью уходя от тех параметров объекта, которые не являются актуальными для аудитории. Данные характеристики не стоит даже актуализировать, поскольку нас все равно переиграет на этом поле наш возможный оппонент.

Перевод. Для усиления воздействия мы должны уметь как бы перевести предлагаемый круг характеристик для передачи по иным каналам коммуникации. К примеру, как это передать визуально, каким поступком, каким действием, каким жестом. Достаточно распространенным способом коммуникативного воздействия, часто используемым интуитивно, является перенос внимания на другой объект. Считается, что в ряде случаев можно и не опровергать высказанную информацию, поскольку в период до десяти дней она все равно забывается аудиторией. Здесь присутствует очень важный параметр манипулирования, который выделяется многими исследователями – два уровня воздействия. Явный уровень выполняет функцию «легенды» или «мифа», маскирующего истинные намерения манипулятора. Скрытым уровнем является тот, на котором как факт воздействия, так и его цель тщательно утаиваются от адресата.

Политик также может порождать сообщения, которые не будут коррелировать друг с другом при прохождении по разным каналам коммуникации. Вспомним, что голос может выдать, улыбка может стать натянутой. Контроль же над словом может быть полным. По этой причине имиджмейкеры специально обучают политиков, как не выдать своего волнения, как выглядеть искренним. То есть не может быть расхождения между формой и содержанием сообщения, поскольку человек лучше контролирует содержание, чем форму. Эту систему сообщений, передаваемых формой, можно суммировать следующим образом: передавать уверенность в себе, не выдавать волнения, выглядеть искренним.

Уверенный тон речи вызывает интерес и повышает ее достоверность. Волнение и растерянность нарушают ауру руководителя, политика. Можно также увидеть близость двух приемов – позиционирования и манипулированияи в том, и в другом случае одна характеристика объекта становится доминирующей, ее даже усиливают, чтобы сделать воздействие на аудиторию наиболее эффективным. Важным инструментарием политического манипулирования является мифологизация. По существу, это попытка построения двойного сообщения, желание обойти фильтр аудитории, воздействовать на нее на подсознательном уровне. Эффективная коммуникация не столько задает новые сообщения, сколько подключается к уже имеющимся в массовом сознании представлениям. Миф и архетип – это именно та разновидность информации, которая на глубинном уровне присутствует в каждом из нас, и задача состоит в том, чтобы активизировать эту символику в выгодном для коммуникатора направлении. Мифологизация ориентирована на уже существующий в массовом сознании миф. Выделяют следующие принципиальные черты мифологического сообщения:

-тематически мифологемы раскрывают нам устройство окружающего нас мира, что в результате позволяет сделать его гораздо более упорядоченным и понятным;

-мифы задаются аксиоматически, в результате они не подлежат проверке на соответствие действительности. По этой причине несоответствие с мифом делает данный отрезок действительности дефектным, но не меняет сущности мифа.

-миф задается соответствием определенному высшему уровню, уровню целого, а не непосредственной действительности, что и позволяет не проверять его на соответствие действительности, что можно представить себе следующим образом:

а) миф представляет собой особые условия коммуникации, поскольку в нем есть слушатель, но нет автора сообщения; также и по этой причине миф становится неопровержимым, так как не с кем спорить;

б) миф как бы останавливает время, не разрешая иные интерпретации мира, он фиксирует единственно возможный взгляд на мир;

в) миф можно рассматривать как определенный оператор универсальности, поскольку он подтверждается фразами типа «так все говорят, считают», «все так думают», «все знают это;

г) миф легко переводится со своего высшего уровня на любые простые ситуации, не являясь отдаленной от человека эзотерической реальностью.

По ряду этих причин высшим уровнем политического манипулирования является подключение к уже существующему в массовом сознании мифу, поскольку его не следует вводить как новую информацию и невозможно в принципе опровергнуть. Очень важным является правильное соотношение рациональных и эмоциональных составляющих воздействия. Письменный текст, на который ориентировано большинство аудитории, лишен эмоциональности, которая, по сути, выступает основой составляющей воздействия, поскольку в процессе его требуется совершить перевод текста с языка рационального на язык эмоциональный.

Эмоционально окрашенная информация легче проходит фильтры аудитории и лучше запоминается. Она как бы более живая, потому воспринимается как вариант понятный и знакомый. Перед нами происходит утрированная переориентация на язык и цели аудитории, то есть максимально разумная стратегия с точки зрения говорящего, если перед ним стоит задача понравиться аудитории. Происходит слияние с аудиторией.

Можно предложить такие пути перенесения эмоций в наши сообщения:

- конкретизация – рассказ о конкретном объекте может стать главным источником эмоций;

- сопереживание – так мы обозначим подстраивание под чужую эмоцию. В штате кандидата должен быть человек, собирающий живые ситуации из его биографии. Подобные понятные факты легко переводятся в разряд своих эмоций;

- эмоциональная подстройка – это отсылка на чужие победы, чтобы сделать их своими.

Очевидно, что эмоции лучше запоминаются, лучше воспринимаются, поэтому любое сообщение, несущее эмоциональную информацию, весьма важно для воздействия. Под термином «формат» специалисты в области манипулирования понимают процессы создания выгодных для коммуникатора контекстов. Известно, к примеру, что более однородная аудитория легче поддается воздействию, чем разнородная. Поэтому опытные ораторы даже стараются посадить людей поближе друг к другу, чтобы усилить эту одинаковость, хотя бы физически. Люди на митингах лучше поддаются воздействию, поскольку при этом они стоят близко, локоть к локтю, друг к другу.

Такое расстояние считается личностным, и на него не допускаются чужие люди. Если же это произошло, то человек как бы более возбужден, потому более подвержен влиянию. Разочарованные люди также склонны к более легкому воздействию на них. Коммуникатор, который оценивается высоко по шкале «безопасности», получает такие характеристики, как добрый, приятный, честный, теплый, не носящий зла, спокойный, терпеливый. Получающий низкие оценки рассматривается как опасный, враждебный, нечестный, негостеприимный, холодный, необщительный, возбужденный и нетерпеливый. Высокая оценка по «квалификации» означает такие характеристики, как опытный, умелый, информированный, квалифицированный, умеющий делать, разумный. Соответственно противоположно оценивается тот, кто получает низкую оценку по «квалификации». Высокий динамизм означает агрессивность, искренность, силу, энергию, быстроту, активность. Статус коммуникатора также влияет на восприятие его сообщения. Чем выше позиция, занимаемая данным человеком, тем вероятнее, что его сообщение будет лучше воспринято.

На основе вышесказанного существует ряд условий для коммуникатора.

Доверие: этот параметр может быть улучшен с помощью удачного представления слушающим. К примеру, когда будут упомянуты ситуации принятия решений, в которых он участвовал. Коммуникатор должен строить такие ситуации всю свою жизнь, чтобы не оказаться неизвестной личностью для своих слушающих. Они уже сами должны знать его по его предыдущей деятельности.

Статус: нельзя специально его завысить, но коммуникатора можно ассоциировать с той или иной организацией, с которой он связан.

Поддержка лидеров мнения: коммуникатор должен строить свою речь так, чтобы она была направлена на лидеров мнения данной группы.

Опора на организацию: коммуникатор увеличит свой успех, если подчеркнет факторы, которые сближают его с данной аудиторией. Часто ими могут оказаться общие общественные организации.

Следует ориентироваться на поддержку имеющихся в группе представлений, которые зависят от возраста, пола, социального происхождения.

Коммуникатор может привлечь на свою сторону лиц, уже имеющих авторитет у аудитории. Он может ассоциировать свое сообщение с имеющимися авторитетами.

Посылая свое сообщение большому числу слушателей, имеет смысл адаптировать его под наибольшую группу из них. Важной задачей является вербализация действительности. Это очень важно, когда лидер может ярко и красочно описывать ситуации. Ведь в этом случае он не нуждается в «дополнительном проталкивании» своего мнения в прессе, которая сама радостно подхватывает удачные выражения. Вербальные лозунги становятся основным компонентом любой избирательной кампании. Эти лозунги стоят на пересечении двух типов требований: с одной стороны, они должны опираться на символизм конкретной политической силы, с другой, отразить основные проблемы, существенные на тот момент для населения. Лидер должен уметь говорить на языке своей аудитории. Следует направлять вербализацию в нужную сторону, когда необходимо скрыть реальное положение вещей. Подобное делается тогда, когда следует вербализировать представления самих людей, вложив эти слова в уста лидера или лозунг партии. То есть мы видим два основных момента использования слова:

а) уход от реальной ситуации;

б) присоединение к мнению аудитории.

Пропаганда,как манипулятивная технология, обладает мощным мобилизационным потенциалом, значение которого возрастает в переломные моменты жизни общества. Вместе с тем сам термин «пропаганда» и соответствующее направление отрицательно воспринимаются общественностью. Значение термина (лат. Propaganda – подлежащее распространению) и первоначальное направление соответствующей деятельности, с момента возникновения в 1622году, имели возвышенный смысл. Отрицательный смысл придали ему исходя из конкретных политических целей, применительно к конкретным политическим условиям, сформировав тем самым соответствующие стереотипы восприятия этого социально-политического явления. Пропаганда поляризует общество, выстраивая образ врага.

Пропаганда становится возможной, когда поставлена задача усвоения целей, выдвигаемых одной из социальных групп, всем обществом, задача подчинения множества разнообразных интересов и устремлений единой и единственной системе ценностей. Назначение пропаганды состоит в мобилизации общественного мнения в поддержку претендующих на общенациональный статус целей и ценностей. Пропаганда успешно функционирует, как правило, в закрытых обществах, в условиях монополизации средств информации. Для более полного понимания пропагандистского воздействия на сознание уместно рассмотреть разновидности политической аргументации. По мнению российского политолога В.И. Курбатова, политической аргументацией принято называть «...деятельность, связанную с доказательством, обоснованием, утверждением, опровержением или критикой». Французские исследователи Ф. Бретон и С. Пру полагают, что существуют четыре уровня аргументации, диапазон которых охватывает от сотрудничества и объективности до скрытого злоупотребления информацией:

- аргументация сотрудничества в сфере политики, цель которой заключается в том, чтобы быть услышанным и понятым. Это модель прямой коммуникации, в которой политик прямо без посредников обращается к информированному и способному его понять гражданину. Это идеальная модель демократической дискуссии. Возможности ее реализации сильно ограничены. Наиболее приближенным вариантом являются различные формы прямой демократии;

- ориентированная аргументация, смысл которой заключается в выделении одних аспектов и сведении к минимуму других. Ориентированная информация акцентирует внимание на тех параметрах реальности, которые отвечают потребностям того, от чьего имени исходит сообщение. Эта модель ближе к политической реальности;

- манипуляционная аргументация. Здесь сообщение умышленно деформируется, имея в виду достижение определенной цели, его распространение сопровождается интенсивным психологическим или физическим воздействием. Эта разновидность широко применяется при индивидуальном переубеждении или в пропаганде;

- искаженная информация. Заведомо лживая и направленная информация. Основная задача – обмануть корреспондента и добиться принятия заведомо невыгодного для него решения. Эффективность гарантирована, но за счет игнорирования этики демократии.

Для пропаганды характерны манипуляционная и искаженная аргументация. Правда, авторы отмечают, что границы между этими категориями временами бывают достаточно расплывчатыми, что «…мир политики ищет свой путь между идеалом аргументации сотрудничества и отказом от эффективных, но неприемлемых методов пропаганды». Однако следует подчеркнуть, что источник искаженной информации может нести юридическую ответственность и может быть подвергнут суду общественного мнения.

В демократическом обществе в руках СМИ находится довольно широкий арсенал манипулятивных средств. Характер применения манипулятивных приёмов зависит от понимания функций СМИ в обществе. В определённом смысле, СМИ отражают особенности общественного устройства той или иной страны, уровень политической культуры общества.

 

Тема 14 Политические конфликты и кризисы

 

1 Конфликты в политике: источники и фазы развития

2 Процесс принятия политических решений в урегулировании конфликтов

1 Конфликты в политике: источники и фазы развития.

Конфликты разного рода пронизывают не только всю историю человечества и историю отдельных народов, но и жизнь каждого конкретного человека. Если говорить о самом общем определении конфликта, то его можно было бы дать следующим образом: конфликт представляет собой столкновение интересов различных групп, сообществ людей, отдельных индивидуумов. При этом само по себе столкновение интересов должно быть осознано обеими сторонами конфликта: люди, действующие лица, участники общественных движений, в самом развитии конфликта начинают понимать его содержание, приобщаются к тем целям, которые выдвигают конфликтующие стороны и воспринимают их как свои собственные.

Источником обострения конфликтов между большими группами является накопление неудовлетворенности существующим положением дел, возрастанием притязаний, радикальное изменение самосознания и социального самочувствия. Как правило, сначала процесс накопления неудовлетворенности идет медленно и подспудно, пока не происходит некоторое событие, которое играет роль своего рода спускового механизма, выводящего наружу это чувство неудовлетворенности.

Неудовлетворенность, приобретающая открытую форму, стимулирует возникновение социального движения, в ходе которого выдвигаются лидеры, отрабатываются программы и лозунги, формируется идеология защиты интересов. На этом этапе конфликт становится открытым и необратимым. Он либо превращается в самостоятельный и постоянный компонент общественной жизни, либо завершается победой инициирующей стороны, либо решается на основе взаимных уступок сторон.

Адекватный анализ конфликтной ситуации предполагает тщательное выделение обстоятельств созревания конфликта. Здесь могут действовать исторические, социально-экономические и культурные факторы, завершающиеся в действиях политических структур и институтов. Социально-экономический конфликт возникает на основе неудовлетворенности прежде всего экономическим положением, которое рассматривается либо как ухудшение в сравнении с привычным уровнем потребления и уровнем жизни (реальный конфликт потребностей), либо как худшее положение в сравнении с другими социальными группами (конфликт интересов). Во втором случае конфликт может возникнуть даже при условии некоторого улучшения условий жизни, если оно воспринимается как недостаточное или неадекватное.

Политический конфликт как область политических отношений. Политический конфликт – это область политических отношений, в которой различные субъекты ведут борьбу за утверждение нужных им ценностей и определенный статус, политическую власть и ресурсы на основе нейтрализации нанесения ущерба или поражения противника. Есть и другие определения политического конфликта. Но авторы придерживаются мнения о том, что сутью политического конфликта является несоответствие между тем, что есть, и тем, что должно быть по предоставлению участников конфликта, субъективно воспринимающим свое место в обществе и свое отношение к политическим институтам, различным слоям общества.

В настоящее время сложились две разновидности теории политического конфликта: англосаксонская и западноевропейская.

Основателем англосаксонской школы являются К. Боулдинг и А. Рапопорт. Боулдинг в работе «Конфликт и защита» (1962 г.) отмечает, что конфликты представляют собой осознанные и созревшие противоречия и столкновения интересов. В конфликтной ситуации субъекты сообщают о несовместимости их потенциальных позиций или состояний и стремятся завладеть позицией, исключающей намерения другой стороны. В ходе конфликтов субъекты борются за существование, за выживание в обществе.

В общем, такой подход Боулдинга напоминает нам биологизированный подход к исследованию политических конфликтов. По его мнению, конфликты бывают между:

- различными людьми;

- изолированными друг от друга группами;

- соперничающими группами в какой-то сфере общества;

- государствами;

- государством и политическими институтами;

- людьми и группами;

- людьми и государством;

- группой и группой.

Многие политологи не приемлют эту классификацию конфликтов. Они высказывают мнение о том, что Боулдинг не дает содержательного анализа конфликтов, не указывает на исторические причины происхождения конфликтов.

Л. Рапопорт же считает, что конфликты подразделяются на три вида: войну, игру и спорт.

В англосаксонской школе отмечается, что конфликты чаще сводятся к психологическим противоречиям. Это наиболее рельефно просматривается в экономической сфере, в которой наряду с конфликтами мы видим разнообразную конкуренцию. Конкуренция – это выражение параллельных интересов, а конфликт есть выражение противоположных интересов.

Общая теория конфликтов отмечает, что конфликты познаваемы, их можно регулировать и разрешать. В этой связи наиболее значимой является теория конфликтов Д. Аптера. Он считает, что в обществе можно выделить три основных конфликта:

- конфликт предпочтений (проявляющийся в различных видах кооперации);

- конфликт интересов (проявляющийся особенно в конкуренции);

- конфликт ценностей (он просматривается повсюду).

Последний вид конфликта является наиболее истинным, настоящим конфликтом. Представители англосаксонской школы конфликтологии ставят перед собой задачу нахождения программ урегулирования конфликтов в обществе. И такой подход вписывается в элитарную модель демократии. Главным является интегрирование членов общества, а не разъединение их. Конфликтующие стороны не представляют собой угрозы для общества. Нужно найти правила урегулирования конфликтов. Так, согласно теории Е. Нордлинжера, существуют следующие правила урегулирования конфликтов:

- создание стабильной коалиции, основанной на принципе пропорциональности, на основе деполитизации, взаимного права вето, возможности компромисса;

- утверждение консенсуса, поскольку опора на большинство усиливает вероятность конфликта сторон;

- достижение компромисса на основе национальной идентичности недолговечно, не приносит успеха. Оно приводит в итоге к проявлению насилия и давления;

- важную роль в урегулировании конфликтов нужно отводить лидерам, а не группам. Роль членов групп будет только отрицательной.

- нужно изучать и учитывать мотивы конфликтующих сторон;

- урегулирование конфликтов является прерогативой элит. Конфликты можно разрешать с помощью посредников;

- в разрешении конфликтов стороны должны соблюдать терпимость к интересам друг друга.

В целом англосаксонская школа конфликтологии основывается на функциональном подходе, когда за каждым элементом политической системы общества отводится конкретная функция в обществе.

Представители западноевропейской школы считают, что конфликты являются основой движения общества к новому состоянию. Здесь преобладает структуралистский подход. Лидером этого направления считается Р. Дарендорф. Он отмечает, что конфликты в обществе нужны и они неизбежны. Общественные изменения всегда и везде порождают конфликты. Во все времена кто-то с кем-то не согласен, находится в состоянии конфликта. И любой конфликт разрешается путем применения насилия одной стороны над другой.

Конфликты, так или иначе, концентрируются вокруг проблем власти и ее распределения в обществе.

В последнее время сторонники этого направления обращают внимание на то, что в современных демократических странах усиливается роль деструктивных сил. Возникает проблема легализации различных видов власти, основанных не на конституционной основе. Ставится под сомнение то, что утверждение демократии в обществе является гарантией стабильности самого общества. Новые общедемократические и экологические движения выдвигают новые ценности, интересы и потребности, что с необходимостью вызывает пересмотр устоявшихся представлений о стабильности общества.

Широким признанием пользуется схема, предложенная американским социологом Р. Далем. Помимо разделения конфликтов на одиночные и групповые, автор проводит три линии раздела и одновременно перерастания одного в другое: политические – экономические; конфликты интересов – конфликты взглядов; конфликты насильственные – ненасильственные. В схеме Даля недостает диалектического подхода. В частности, «конфликт интересов» в его схеме скорее может быть представлен в качестве конфликта практических действий, ибо интересы равно присутствуют как в духовной,теоретической, так и в практической, материальной сторонах конфликта. Введение критерия насилие-ненасилие имеет основание и, безусловно, важно при анализе путей разрешения конфликта и его оценке.

Стадии конфликтов. Рассматривая вопрос о стадии, на которой находится конфликт, мы вновь должны обратиться к исходному определению социального конфликта. Это определение по необходимости носит весьма общий характер. В нем присутствуют такие элементы, как указание на связь конфликта с социальной напряженностью, с противостоянием социальных сил, с источниками социальных изменений.

Итак, конфликт – это важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, своего рода клеточка социального бытия. Это форма отношений между потенциальными или актуальными субъектами социального действия, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями и нормами, интересами и потребностями. Существенная сторона социального конфликта состоит в том, что эти субъекты действуют в рамках некоторой более широкой системы связей, которая модифицируется (укрепляется или разрушается) под воздействием конфликта.

Сложнее обстоит дело с национально-этническими конфликтами. В разных регионах бывшего СССР эти конфликты имели разный механизм возникновения. Для Прибалтики особое значение имела проблема государственного суверенитета, для армяно-азербайджанского конфликта – территориальный статусный вопрос Нагорного Карабаха, для Таджикистана – межклановые отношения.

Политический конфликт означает переход на более высокий уровень сложности. Его возникновение связано с сознательно формулируемыми целями, направленными на перераспределение власти. Для этого необходимо выделение на основе общей неудовлетворенности социального или национально-этнического слоя особой группы людей – представителей нового поколения политической элиты. Зародыши этого слоя формировались в последние десятилетия в виде незначительных, но весьма активных и целеустремленных, диссидентских и правозащитных групп, открыто выступавших против сложившегося политического режима и становившихся на путь самопожертвования ради общественно значимой идеи и новой системы ценностей. В условиях перестройки прошлая правозащитная деятельность стала своего рода политическим капиталом, позволившим ускорить процесс формирования новой политической элиты.

В развитии политического конфликта на макроуровне особое значение имело переплетение источников этих трех конфликтов, установление связей между движениями разного рода. Так, важнейшим элементом поражения горбачевского курса стало выдвижение бастующими шахтерами и их руководителями требования об отставке Президента СССР, которая и будет представляться конфликтующими сторонами главным предметом столкновения.

Каждая из сторон воспринимает конфликтную ситуацию в виде некоторой проблемы, в разрешении которой преобладающее значение имеют три главных момента:

- во-первых, степень значимости более широкой системы связей, преимущества и потери, вытекающие из предшествующего состояния и его дестабилизации, – все это может быть обозначено как оценка доконфликтной ситуации;

- во-вторых, степень осознания собственных интересов, готовность пойти на риск ради их осуществления:

- в-третьих, восприятие противостоящими сторонами друг друга, способность учитывать интересы оппонента.

Нормальное развитие конфликта предполагает, что каждая из сторон способна учитывать интересы противостоящей стороны. Такой подход создает возможность сравнительно мирного развертывания конфликта с помощью переговорного процесса и внесения корректив в предшествующую систему отношений в направлении и масштабах, приемлемых для каждой из сторон.

Однако в переживаемой нами ситуации чаще бывает так, что сторона, инициирующая конфликт, исходит из негативной оценки предшествующего положения дел и декларирует лишь свои собственные интересы, не принимая во внимание интересы противоположной стороны. Противостоящая сторона вынуждена в этом случае предпринимать особые меры для защиты своих интересов, которые воспринимаются и интерпретируются инициатором конфликта как стремление защитить status quo. В результате этого обе стороны могут претерпеть определенный ущерб, который относится на счет противостоящей стороны в конфликте.

Такая ситуация чревата применением насилия: уже на начальной стадии конфликта каждая из сторон начинает демонстрировать силу или угрозу ее применения. В этом случае конфликт углубляется, так как силовое воздействие обязательно встречает противодействие, связанное с мобилизацией ресурсов сопротивления силе.

Чем большее стремление к применению силы наблюдается в конфликте, тем сложнее его разрешение, т.е. выход на новые параметры социальных отношений. Насилие создает вторичные и третичные факторы углубления конфликтной ситуации, которые подчас вытесняют из сознания сторон исходную причину конфликта.

Каждая из сторон вырабатывает на этой фазе свою интерпретацию конфликта, непременными элементами которой являются представление о правомерности и обоснованности собственных интересов и предпринятых в их защиту действий и обвинение противоположной стороны, т.е. создание образа врага. На этом этапе создается идеологическое оформление конфликта, которое для каждого из его участников выступает в виде определенной суммы критериев, разделяющих весь социальный мир на своих и чужих, на тех, кто поддерживает либо не поддерживает именно эту сторону. Силы нейтральные, настроенные примиренчески, воспринимаются при этом как союзники противоположной или враждебной стороны.

Таков путь к возникновению новой фазы конфликта – тупиковой ситуации. Она означает практически паралич действий, неэффективность принимаемыхрешений, так как каждая из сторон воспринимает предложения и действия, направленные на выход из кризиса, в качестве одностороннего выигрыша противоположной стороны.

Тупиковая ситуация имеет тенденции к саморазрушению. Выход из нее может быть найден только на путях радикального пересмотра сложившейся ситуации и отказа от тактики борьбы по принципу «все или ничего». Как правило, такой пересмотр связан со сменой лидеров вначале одной, а затем и другой конфликтующей стороны, которые пересматривают сложившиеся на предыдущих этапах идеологические обоснования конфликтов, выявляя их мифологическое содержание и отсутствие социологического реализма.

Здесь открываются новые возможности для переговорного процесса, которые должны опираться на переопределение, новое осознание собственных интересов, основанное на опыте развёртывания конфликтной ситуации и осмыслении общих потерь, понесенных сторонами на стадии обострения конфликта, его идеологизации и тупика.

Таким образом, основные этапы или фазы конфликта могут быть резюмированы следующим образом:

- исходное положение дел; интересы сторон, участвующих в конфликте, степень их взаимопонимания;

- инициирующая сторона – причины и характер ее действий;

- ответные меры; степень готовности к переговорному процессу; возможность нормального развития и разрешения конфликта – изменения исходного положения дел;

- отсутствие взаимопонимания, т.е. понимания интересов противоположной стороны;

- мобилизация ресурсов в отстаивании своих интересов;

- использование силы или угрозы силой (демонстрации силы) в ходе отстаивания своих интересов; жертвы насилия.

История являет немало примеров «бесконфликтного» разрешения общественных противоречий. Например, Карибский кризис, переход к капитализму в Японии и к феодализму, минуя рабовладение, на Руси.

Есть две основных гарантии общественного спокойствия, гармонично влияющие друг на друга. Это сильное и цельное государство, основанное на справедливых законах, и разумная организация самого общества, в котором каждый может отыскать средства к достойному существованию и быть уверенным в праведности своих целей. Такому миропорядку, как бы его ни называли, не страшны ни капризы и врожденная глупость правителей, ни демагогия лжепророков, ни буйство серой толпы.

Как только государственное устройство перестает быть гибким и последовательным в руководстве обществом, а обществу не достает общественного разума и сознания, основанного на практическом опыте, чтобы найти компромисс и разрешить возникшие проблемы, возникают политические конфликты, тормозящие развитие и разрушающие былые достижения.

 








Дата добавления: 2016-06-13; просмотров: 1182; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.021 сек.