Теории политической модернизации.

Теория политической модернизации в политической науке начала формироваться в 50-60-х гг. 20 в. Ее создатели опирались на теоре­тическое наследие известных исследователей 19-начала 20 вв., в частности М. Вебера (1864-1920), выдвинувшего идею развития европейской ци­вилизации в направлении от традиционного общества к современно­му на основе рационализации поведения; Ф. Тенниса (1855-1936), Э. Дюркгейма (1858-1917), предложившего концепцию эволюции от обществ с «механической солидарностью» к обществам с «органической солидарностью» на ос­нове разделения труда. В качестве теоретической базы, на которую опирались теоретики модернизации, выступали также основные поло­жения структурно-функционального анализа, представления струк­турных функционалистов об общественном развитии.

Особый вклад в разработку теории модернизации внесли работы Г. Алмонда и

Д. Пауэлла «Сравнительная политология. Подход с по­зиций «концепции развития» (1966), Д. Аптера «Политика модерниза­ции» (1965), С. Липсета «Политический человек» (1960), Л. Пая «Ас­пекты политического развития. Аналитическое исследование» (1966), Д. Растоу «Мир наций» (1967), Ш. Эйзенштадта «Модернизация: про­тест и изменение»(1966), С. Хантингтона «Политический порядок в меняющихся обществах» (1968) и другие.

В своем развитии теория модернизации прошла условно три эта­па: 50-60-е гг., 60-70-е гг. и 80-90-е гг. 20 в.

Теория модернизации «образца 50-60-х гг.» основывалась на та­ком методологическом допущении, как универсализм. Развитие всех стран и народностей рассматривалось как универсальное, то есть происходящее в одном направлении, имеющее одни и те же стадии и закономерности. Признавалось наличие национальных особеннос­тей, однако считалось, что они имеют второстепенное значение.

В целом модернизация представлялась как процесс развития в направлении от традиционного общества к современному. Большин­ство авторов теории модернизации в 50-60-х гг. исходили из идеи технологического детерминизма. Они считали, что в основе общест­венного развития лежит прогресс в экономике и технологии, ведущий к повышению жизненного уровня и решению социальных проблем. В этот же период создавались теории ин­дустриального общества, основанные на сходных допущениях. Эти теории развивались в трудах У. Ростоу, Р. Арона, Д. Белла и др. Бла­годаря научно-техническому прогрессу происходит «осовременивание» общества путем перехода от традиционных ценностей и общественных структур к современным, рациональным ценностям и струк­турам.

Наиболее развитой и «современной» страной представители тео­рии модернизации считали США, за которыми выстраивались евро­пейские страны. Однако отсталые страны также имели шанс достигнуть уровня «современности» передовых держав. Теория модернизации объясняла пути и способы решения этой задачи; выясня­лось, насколько «отсталые» общества соответствуют «идеалу», выяв­лялись некоторые национальные особенности и намечались пути ре­шения проблем.

Таким образом, одной из основных черт теории модернизации пер­вого этапа был телеологизм и американоцентризм. Об этом свидетельствуют и некоторые определения модерниза­ции, родившиеся в указанный период. В частности, один из крупных исследо­вателей В. Мур определял модернизацию следующим обра­зом: «Модернизация являет­ся всеохватывающей трансформацией традиционного домодернистского общества в социальную организацию, которая характерна для передовых, экономически процветающих западных наций, характери­зующихся относительной политической стабильностью».

Благодаря этим особенностям теория имела большую приклад­ную значимость: ее положения, например, с успехом применялись для обслуживания внешней политики США.

Эти особенности обусловили и специфику взглядов исследовате­лей на содержание политической модернизации. Политическая модернизация на пер­вом этапе развития теории сводилась к следующему:

- демократизация развивающихся стран по западному образцу (образование или усиление национальных государств, созда­ние представительных органов власти, разделения властей, введение института выборов);

- изменение системы ценностей (развитие индивидуальных ценностей) и способов легитимации власти (традиционные способы должны вытесняться современными).

Представители теории политической модернизации выделяли благоприятные и неблагоприятные факторы этого процесса в развива­ющихся странах. Среди благоприятных называлось успешное соци­ально-экономическое развитие стран «третьего мира», а также актив­ное сотрудничество с развитыми государствами Западной Европы и США. Среди неблагоприятных отмечались сохранение элементов тра­диционного общества, нежелание правящих элит поступиться своими интересами ради обновления страны, неграмотность, отсутствие ра­ционального сознания у большинства населения, существование тра­диционных социальных слоев и традиционного сектора производства. В ходе модернизации должно было, по мнению сторонников данной теории, происходить постепенное устранение неблагоприятных фак­торов.

Политические события 60-х гг. продемонстрировали несовершен­ство теории модернизации и необходимость ее дальнейшей доработ­ки. Эти события вызвали волну критики, в рамках которой условно можно выделить два направления:

1) радикальная критика модернизации, осуществляемая в основ­ном представителями развивающихся стран, а также левого движения 60-х гг. в Западной Европе. По их мнению, теория модернизации оправдывала колонизацию. Они выступали против мо­дернизации по западному образцу;

2) критика модернизации, развиваемая в рамках «теории отста­лости», представителями которой были в основном левые радикалы западных и некоторых развивающихся стран. Они критиковали теорию модернизации за упрощение картины развития, за то, что данная теория недостаточно учитывала специфику рассматриваемых обществ, особенности культу­ры и не объясняла механизм торможения насаждавшихся но­вых отношений, институтов и т.п. Эти исследователи счита­ли, что модернизация по западному образцу ведет к консер­вации отсталости, зависимости, нарушению экономической структуры, разрушению экологической среды и социальным конфликтам.

Второй этап развития теории модернизации характеризовался появлением более взвешенных трактовок, основанных на разнообразных факторах политического, социального и экономичес­кого развития, в частности, таком факторе, как политическая культу­ра.

Многие представители теории модернизации этого времени ос­новное внимание сосредоточили на проблеме «стабильности» поли­тического развития как предпосылки для социально-экономического прогресса. Ученые находили различные рецепты поддержания такой стабильности. Выделяется условно два направления, представители которых давали разные ответы на вопрос о факторах стабильности: «консер­вативное» и «либеральное».

Представитель «консервативного» направления С. Хантингтон считал, что главной проблемой модерни­зации является конфликт между мобилизованностью населения, его включенностью в политическую жизнь и институционализацией, нали­чием необходимых структур и механизмов для артикулирования и аг­регирования их интересов. В то же время неподготовленность масс к управлению, неумение использовать институты власти, а следова­тельно, и неосуществимость их ожиданий от включения в политику способствуют дестабилизации политического режима.

В работе «Политический порядок в меняющемся обществе» С. Хантингтон писал, что главная задача политической модерниза­ции – способность политических институтов приспособиться к изме­няющимся условиям, основанная не на уровне их демократизации, а на прочности и организованности. На стадии перемен только жесткий авторитарный режим, контролирующий порядок, способен аккумули­ровать необходимые ресурсы для трансформации и обеспечить пере­ход к рынку и национальное единство. С. Хантингтон выделил и ряд условий, благоприятных для преобразований, а также сфор­мулировал ряд «советов» для авторитарных правителей переходных эпох, которым, по его мнению, необходимо следовать в целях эффек­тивности реформистской политики. В целом условия и «советы» сво­дятся к компетентной политике, учитывающей конъюнктуру и расста­новку политических сил.

Сторонники «либерального» направления (Р. Даль, Г. Алмонд,) под основным содержанием модернизации понимали формирование открытой социальной и политической системы путем интенсификации социальной мобильности и интеграции населения в политическое сообщество. Главным критерием политической модер­низации они считали степень вовлеченности населения в систему по­литического представительства: характер и динамика модернизации зависят от открытой конкуренции свободных элит и степени вовлечен­ности рядовых граждан в политический процесс. Условием успешной модернизации, по их мнению, являлось обеспечение стабильности и порядка (с помощью диалога между элитой и населением) и мобили­зации масс. При этом представители данного направления выделяли следующие варианты развития событий:

- при приоритете конкуренции элит над участием рядовых граж­дан формируются наиболее оптимальные предпосылки для последовательной демократизации общества и осуществле­ния реформ;

- в условиях значительного усиления роли конкуренции элит при низкой активности основной массы населения складыва­ются предпосылки установления авторитарных режимов и тор­можения преобразований;

- доминирование политического участия населения над сорев­нованием элит может способствовать нарастанию охлократи­ческих тенденций, что провоцирует ужесточение режима и за­медление преобразований;

- одновременная минимизация соревновательности элит и по­литического участия населения ведет к хаосу, дезинтеграции социума и политической системы, что также способствует ус­тановлению диктатуры.

Оба эти подхода, как и теории модернизации на первом этапе объ­единял взгляд на модернизацию не как на спонтанный саморазвивающийся процесс, а как на процесс, инициаторами и проводниками кото­рого выступают, в первую очередь, политические элиты, проводящие соответствующую политику модернизации.

Дальнейшая эволюция теорий модернизации на третьем этапе выражалась во все большем распространении идеи о несостоятель­ности строгого противопоставления традиции и современности. Мно­гие авторы, не отрицая важность таких факторов, как технологичес­кий прогресс, внедрение «западных» институтов и норм, отмечают вторичность этих факторов и их зависимость от господствующих в том или ином обществе социальных отношений и социокультурных ценностей.

Во второй половине 80-х годов получает свое развитие концепция политическо­го развития, основанного на сохранении социокультурных традиций без навязывания чуждых (западных) образцов (А. Турен, С. Хатнингтон и др.).

В рамках этой концеп­ции не отрицается универсальность общественного и политического развития. Модернизация рассматривается как са­моразвивающийся процесс, зависящий не только от деятельности по­литических элит, но и, в первую очередь, от влияния объективных об­стоятельств и поведения рядовых членов общества.

В рамках этой концепции получают свое развитие термины «контрмодернизация» и «антимодернизация» (А. Турен). Контрмо­дернизация обозначает альтернативный вариант модернизации по незападному образцу (например, сталинскую модернизацию), а анти­модернизация обозначает активное противодействие этому процессу. По мнению А. Турена, эти два варианта и составляют главную тенден­цию общественно-политического развития 20 в., основанную на утра­те веры в принцип универсальности.

 

Содержание и факторы политической модернизации.

Политическую модернизацию можно определить как фор­мирование, развитие и распространение современных политичес­ких институтов, практик, а также современной политической структуры. При этом под современными политическими инсти­тутами и практиками следует понимать не прямое копирование политичес­ких институтов стран развитой демократии, а те политические институты и практики, которые в наибольшей степени способны обеспечивать адекватное реагирование и приспособление поли­тический системы к изменяющимся условиям, к вызовам совре­менности. Эти институты и практики могут как соответствовать мо­делям современных демократических институтов, так и отличаться в различной степени: от отвержения «чужих» образцов до принятия формы при ее наполнении изначально несвойственным ей содержа­нием.

Наиболее часто используемый механизм политической модерниза-

ции – заимствование (копирование, имитация) образцов.

Обычно выделяют два типа имитации:

- имитация алгоритма, когда копируется механизм какого-либо процесса, включая его содержание или функциональную на­грузку (например, процесса взаимодействия трех ветвей влас­ти);

- имитация результата или формы, другими словами, «симуля­ция» (например, провозглашение свободных и соревнователь­ных выборов как принцип, то есть de jure, при их несвободном и несоревновательном характере de facto или создание трех ветвей власти без фактической реализации принципа разде­ления властей).

При этом, как верно отмечают некоторые видные политологи, на­илучшие результаты с точки зрения решения задач модернизации да­ет имитация алгоритмов.

Следует учесть, что имитация осуществляется не в пустом прост­ранстве, а в конкретно-историческом и социокультурном контексте той или иной страны под влиянием национальных традиций. Более того, имитационные институты и практики не только изменяются под влия­нием традиций, но и перерабатываются под эти традиции. В целом можно утверждать, что происходит взаимовлияние традиций и заим­ствований и их изменение в ходе этого процесса.

Несмотря на то, что модернизация может осуществляться различ­ными способами с использованием различных механизмов, можно выделить универсальные составляющие политической модерниза­ции:

- создание дифференцированной политической структуры с вы­сокой специализацией политических ролей и институтов;

- создание современного государства, обладающего суверени­тетом;

- усиление роли государства, расширение сферы действия и усиление роли закона, связывающего государство и граждан;

- рост численности граждан (лиц с политическими и граждан­скими правами), расширение включенности в политическую жизнь социальных групп и индивидов;

- возникновение и увеличение рациональной политической бю­рократии, превращение рациональной деперсонифицированной бюрократической организации в доминирующую систему управления и контроля;

- ослабление традиционных элит и их легитимности; усиление модернизаторских элит.

В зависимости от используемого механизма модернизации в поли­тологической литературе принято выделять следующие типы этого процесса:

- «органическая», или «первичная», характерна для таких стран, как Великобритания, США, Канада и др. (модернизационное ядро). Ее начало ох­ватывает эпоху первой промышленной революции, разруше­ния традиционных наследственных привилегий и провозгла­шения равных гражданских прав, демократизации и т.д. В этих странах модернизация осуществлялась преимущественно эволюционным путем на основе собственных культурных тра­диций и образцов;

- «неорганическая» или «вторичная», «отраженная», «модерни­зация вдогонку» (Россия, Бразилия, Турция и др.), основным фактором которой выступают социокультурные контакты «отставших» в своем развитии стран с модернизационным яд­ром, а основным механизмом – имитационные процессы. «Вторичная», «догоняющая», модернизация предполагает, что одни элементы общества «убежали» вперед, более или менее соответствуют развитию в «передовых» странах, а другие – еще не «вызрели», отстают в своем развитии или вовсе отсут­ствуют.

Следует отметить, что данная типология основана на выделении неких идеальных типов. В действительности в рамках «классическо­го» модернизационного ядра развитие также происходит с использо­ванием имитационных механизмов, а в странах «догоняющей модер­низации», как уже отмечалось, имитация может носить различный ха­рактер и не играть главную роль в политическом развитии.

Некоторыми исследователями выделяются различные этапы или стадии модернизации. В частности, весьма распространенным в на­стоящее время является выделение Раннего, Среднего и Зрелого Мо­дерна.

Так, М.В. Ильин конструирует идеальную модель модернизации, включающую три ее фазы, специфика содержания каждой из которых обусловлена особым набором функциональных задач. Эта идеальная модель иллюстрируется на примере процесса модернизации стран Западной Европы.

Под Ранним Модерном понимается фаза политического развития, включающая в себя становление суверенного национального государ­ства (Nation-State), а также выделение и развитие гражданского обще­ства как зоны, свободной от принуждающего насилия государствен­ной власти. Итогом этой фазы является закрепление позиций государ­ства и гражданского общества в так называемых «конституциях пер­вого порядка» (например, британская неписанная конституция).

В период Среднего Модерна происходит дифференциация внутри гражданского общества и государства, что выражается в появлении групп интересов, протопартий, а также разделении властей. Плодом этой дифференциации является создание системы политического представительства, посредующей отношения государства и граждан­ского общества. Эта система создается в целях реализации принципа народного суверенитета, выборного и ответственного правления. Для этой фазы политического развития характерно появление конститу­ций «второго порядка», закрепляющих принципы республиканского устройства.

Зрелый Модерн характеризуется решением задач, связанных с созданием механизма чередования, сменяемости, легитимации и делегитимации политических курсов. Эти задачи решаются с помощью дальнейшей демократизации, в процессе которой закрепляются институты и механизмы такой соревновательности (например, инсти­тут выборов).

В целом, анализ современных концепций модернизации, содержа­ния этого процесса и выявление его отдельных составляющих позво­ляют утверждать, что модернизация (в том числе и политическая) не является движением к какому-либо образцу. Этот процесс имеет многовариативный и альтернативный характер.

Несмотря на различие подходов к описанию переходных процессов, все эти теории и модели анализа основываются на признании неравномерности общественного развития, наличия досовременного периода в развитии государств, реальности существования современных сообществ, а также на понимании необходимости преобразования (модернизации) отсталых стран в индустриальные (постиндустриальные). Таким образом, термин “модернизация” означает одновременно и стадию (состояние) общественных преобразований, и процесс перехода к современным обществам.

Считается общепризнанным, что модернизация носит альтернативный характер. Однако мировой опыт позволил уточнить тот некогда интуитивно формировавшийся образ «современного государства», чьи стандарты в организации экономики, политики, социальных отношений выражают необходимые цели переходных преобразований. К таким универсальным требованиям в сфере экономики следует отнести, например, товарно-денежные регуляторы производства, увеличение затрат на образование, рост роли науки в рационализации экономических отношений и т.д. В социальной сфере можно говорить о необходимости формирования открытой социальной структуры с неограниченной мобильностью населения. В области политики – это плюралистическая организация власти, соблюдение прав человека, рост политических коммуникаций, консенсусная технология реализации управленческих решений и проч.

Признание приоритета универсальных норм и требований модернизации, тем не менее, не является основанием для умозрительного навязывания некоей «обязательной» программы для всех развивающихся государств. Универсальные критерии «модерна» – это тот комплекс целей, ориентируясь на воплощение которых страны могут создать политические, экономические и прочие структуры, позволяющие им гибко реагировать на вызовы времени. Однако средства, темпы, характер осуществления данных преобразований целиком и полностью зависят от внутренних факторов, национальных и исторических особенностей того или иного государства.

В этом смысле можно сказать, что главным противоречием модернизации является конфликт между ее универсальными целями и традиционными, национальными ценностями и традициями развивающегося государства. Цели и ценности модернизации, проникая в сложившийся менталитет того или иного государства, порождают мощные социальные дисфункции. Поэтому правящие структуры, заинтересованные в реализации реформаторской политики, должны максимально снижать взрывную реакцию политического поведения граждан, искать способы встраивания социокультурной архаики в логику общественных преобразований. Только последовательность и постепенность использования национальных культурных стереотипов могут способствовать позитивному решению стоящих перед обществом проблем. Ни игнорирование прежних традиций, ни гоночный темп реформ психологически непосильны для человека традиционного общества.








Дата добавления: 2016-06-13; просмотров: 801; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.032 сек.