Реформы в Японии после второй мировой войны. Особенности её развития в 1952 – 1972 гг.

I. Предпосылки быстрого экономического роста

Корейская война стимулировала экономическое развитие Японии: ее промышленный потенциал вырос вдвое, поступления от американских спецзаказов превысили 2,4 млрд. долл., экспорт вырос в 10 раз. Но все же это было временное улучшение конъюнктуры за счет чрезвычайных обстоятельств. За период, когда сбыт был гарантирован, японские предприятия не проводили смену оборудования, что затормозило процесс технического обновления, в то время как в других развитых странах техническое перевооружение уже завершилось. Можно констатировать, что техническое и технологическое отставание японской промышленности только возросло.

В то же время произошли и позитивные сдвиги. Японские корпорации накопили финансовые ресурсы, завершился процесс реконверсии — перевода промышленности на выпуск гражданской продукции. С апреля 1952 г. Япония получила все права суверенного государства и смогла самостоятельно определять свою таможенную политику, создавать условия для развития своего производства за счет высоких таможенных пошлин на иностранные товары.

В 1952 г. при правительстве Японии был образован Совет по вопросам экономики — орган, координирующий всю экономическую политику через соответствующие государственные институты, и создано Управление промышленных технологий. При нем существовала целая сеть научно-исследовательских институтов, лабораторий, консультационных пунктов, которые оказывали разнообразные услуги частному сектору. Важную роль играл правительственный Центр научно-технической информации: в него стекалась со всего мира и аккумулировалась по отделам и департаментам разнообразная информация, касавшаяся изобретений и новшеств в конкретных отраслях.

При обращении предпринимателя ему оказывалась всесторонняя консультационная помощь: что надо внедрить, как изменить технологическую линию, где приобрести необходимое оборудование и т. д.

Кроме того, в Японии была создана сеть частных, неправительственных организаций, призванных стимулировать рост качества японских товаров, повышение производительности труда. Так, в марте 1955 г. создан Японский центр производительности труда — неправительственная организация, которая приглашала в Японию иностранных специалистов для чтения соответствующих лекций, направляла японских инженеров за границу для учебы и освоения передового опыта.

Появились специальные издания, в которых размещалась объективная информация о качестве и технических характеристиках японской продукции, что, несомненно, способствовало их улучшению. Важную роль сыграл Центр патентной информации, который предлагал частным фирмам по их заявкам запатентованные технические новшества в целях увеличения выпуска продукции или улучшения каких-либо экономических показателей.

Японский бизнес должен был считаться и с новыми социальными условиями. В Японии были созданы профсоюзы, которые отстаивали интересы рабочих, появилось трудовое законодательство, введен 8-часовой рабочий день, установлен минимум оплаты труда.

В этих условиях повышать интенсивность труда за счет экстенсивных факторов практически невозможно. Остается развивать покупательную способность населения, осуществлять быструю техническую реконструкцию, создавать стимулы для постоянного технического обновления, повышать качество японских товаров, чтобы расширять их сбыт на внешних рынках.

После окончания Корейской войны темпы экономического развития Японии заметно ускорились, началось так называемое «процветание Дзимму» (1954—1957). К середине 1950-х гг. в Японии уже сложилась инфраструктура рыночной экономики, которая чутко реагировала на потребительский спрос, а это мощный стимулирующий фактор, с учетом большого процента накоплений в национальном доходе.

II. Японское «экономическое чудо» (1956—1970)

«Экономическим чудом» стали называть во всем мире период необычайно быстрых темпов экономического роста Японии: по 11 % в год. Высоки были и темпы роста промышленности (10% ежегодно), в основном за счет развития тяжелой индустрии и химического производства. Это были очень высокие темпы даже по сравнению с высокими темпами промышленного роста США (5%) и стран Западной Европы (Франция — 6%, Германия — 5%, Англия — 3%). В отдельные периоды (1956—1960) темпы промышленного роста достигали 16% в год, а темпы развития машиностроения — 28%.

Высокие темпы роста наблюдались не только ввиду более низкого исходного уровня экономики. Быстрыми темпами росла и производительность труда. Например, в период 1966—1970 гг. в обрабатывающей промышленности Японии ежегодные темпы роста производительности труда составляли 14,6%, в то время как в США — лишь 1,4%, т. е. в 10 раз меньше.

Быстрые темпы прироста капиталовложений, внедрение передовых технологий позволили Японии уже в начале 1960-х гг. вступить в ряды Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), что стало международным признанием ее экономического веса. Япония стала быстро развиваться в регионе мира, состоящем преимущественно из слаборазвитых стран. Она сумела стать лидером в организации регионального экономического сотрудничества.

В 1956 г. были заключены соглашения о выплате репараций Бирме и Филиппинам, в 1958 г. — Индонезии; успешно развивались торговые связи с Тайванем. В 1960-х гг. японские премьер-министры совершали регулярные визиты в Южную Корею, Австралию, Новую Зеландию, страны Юго-Восточной Азии, повсюду играя роль экономического лидера. Япония стремилась поставлять своим соседям высококачественные товары производственного назначения и широкого потребления. Торговля с Австралией, например, приобрела такой размах в 1960-х гг., что превысила объем торговли Австралии с Великобританией. Япония стала для Австралии и ведущим инвестором, причем сумма японских инвестиций там превосходила совокупные инвестиции Англии, США и Германии. Также наращивали объемы торговли с Японией Новая Зеландия и Канада.

К концу 1960-х гг. Япония по общему объему валового продукта своей экономики вышла на 2-е место в мире, уступая лишь США. По ряду позиций она была бесспорным мировым лидером. В частности, почти половина всех судов (в общем тоннаже) в конце 1960-х гг. сходила со стапелей японских верфей. Япония уверенно занимала второе место в мире по производству стали, пластических масс, синтетических волокон, телевизоров, электроприборов, вышла на 3-е место в мире по развитию автомобильной промышленности.

В 1965 г. Япония буквально вырвалась на внешние рынки, начав там массированное наступление. Именно в этот год в разных странах мира прошли японские промышленные выставки, где впервые было продемонстрировано высочайшее качество японской продукции. С тех пор японские товары постоянно теснят продукцию конкурентов. Но примечательно, что Япония начала с освоения своего внутреннего рынка и только затем, повысив качество продукции, успешно стала действовать на внешних рынках. В 1970 г. Япония уже производила более 5 млн. автомобилей. Свои достижения Япония блестяще продемонстрировала на международной выставке «ЭКСПО-70», проходившей в 1970 г. в Токио.

Чем же объяснить столь стремительный прорыв Японии в число экономически самых развитых стран мира — ведь известно, что «экономическое чудо» обусловлено вполне конкретными факторами.

1. Коренная техническая реконструкция проводилась в Японии очень быстрыми темпами: машиностроение, например, в 1956—1960-х гг. возрастало ежегодно на 28,8%. Причем внедрялись новейшие научно-технические достижения и конструкторские разработки, приобретенные по лицензиям и патентам, но усовершенствованные в период внедрения с учетом японских условий. На приобретение патентов Япония затратила сравнительно небольшие суммы, сэкономив время на новые разработки.

2. Система государственного регулирования поощряла этот процесс через сеть правительственных учреждений, а также через многочисленные фонды, центры, лаборатории, консультационные пункты, научно-исследовательские институты. Государство предоставляло разного рода льготы на внедрение передовых технологий и оборудования, в частности специальные займы, дотации, скидки в налогообложении, страхование от возможных убытков.

3. Велика была роль государственного сектора: он охватывал 22% национального состояния, в том числе одну четвертую часть земельной собственности. Государство взяло на себя львиную долю капиталовложений, в отдельные годы они доходили даже до 70%, а в конце 1960-х гг. составили около 25%. В государственном секторе создавались, главным образом, объекты инфраструктуры: железные дороги, авиация, средства коммуникаций (телефон, радио, почта, телеграф).

4. Государственное планирование носило рекомендательный, косвенный характер. Оно напоминало планирование Жана Монне во Франции и ничего общего не имело с директивным планированием.

5. Внутренний рынок стал главным фактором расширения спроса. Во-первых, за счет роста доходов населения повысилась покупательная способность (повышение заработной платы, увеличение социальных льгот). Во-вторых, в условиях массового технического перевооружения возрос спрос на все виды промышленной продукции, а не только на продукцию машиностроения. В-третьих, аграрная реформа породила огромный спрос на сельскохозяйственную технику, химическую продукцию (удобрения, средства борьбы с вредителями и т. д.), подняла покупательную способность сельских жителей, составлявших в 1950 г. 80% от общего числа населения. Государство создавало препятствия притоку иностранных товаров на внутренний рынок. Фактически до 1970-х гг. страна была закрыта для импорта ввиду высоких таможенных пошлин и ввода разного рода квот на ввозимые товары. Тем самым внутренний рынок был закреплен за отечественными производителями.

6. Расширение сбыта на внешних рынках стало возможным по мере повышения качества японских товаров, а также протекционистских мер правительства. Экспортеры всячески поощрялись: им выплачивались разного рода экспортные премии (при условии расширения экспорта до определенной суммы), давались субсидии, вводилось страхование от возможных убытков при освоении новых рынков. Известны случаи, когда производители сбывали свою продукцию на международных рынках по ценам ниже себестоимости, до тех пор, пока возросший спрос не делал ее рентабельной даже по этим ценам. Удержаться на плаву им помогали государственные субсидии и другие меры поддержки. Правительство строго контролировало превышение импорта над экспортом, вводя жесткие лимиты на импорт; конвертируемость иены как национальной валюты введена только в 1971 г.

7. Улучшение общеобразовательной и профессиональной подготовки также сыграло важную роль. Введя сразу после войны обязательное 9-летнее образование, Япония стала страной сплошной грамотности. Это позволило ей расширить систему профессионального образования, причем частично за счет самого бизнеса, а также систему высшей школы. Японцы подсчитали, что вложение средств в образование и профессиональную подготовку дает наивысшую отдачу, поэтому постоянно увеличивали финансирование этих сфер. В настоящее время расходы на образование составляют до 40% национального дохода — это абсолютный мировой рекорд. Сказались и национальные черты характера японцев: стремление к заимствованию нового, к учебе и совершенствованию, усидчивость, упорство и дисциплинированность.

9. Существенным был также значительно более низкий уровень заработной платы японцев в 1960-х гг. (в 1969 г. — в 4 раза ниже, чем в США; на 40% меньше, чем в странах Западной Европы).

10. Небольшие отчисления на социальные нужды объясняются японскими традициями, где, в отличие от Европы, принято жить большими семьями, вместе с престарелыми родителями. Это позволяет значительно снизить уровень отчислений на социальные нужды.

11. Особые методы организации производства связаны с распространением на производственный коллектив атмосферы семейного клана, где старшие всегда заботились о младших, а младшие стремились образцово выполнять свой долг. В Японии сложилась так называемая система пожизненного найма, которая практикуется в наиболее известных фирмах и стала элементом социального престижа. Это означает, что; человек с первого своего трудового дня работает в одной фирме, он; чувствует себя членом большой семьи, получает ежегодную прибавку к жалованью, разного рода льготы: квартиру, услуги юристов фирмы, организацию отдыха и досуга за счет учреждения. Попасть в эту систему непросто: необходимо поручительство нескольких человек. Кроме того, любому претенденту дается испытательный срок, в течение которого он должен на своем рабочем месте предложить несколько усовершенствований, проявить свои способности и стремление добиваться наилучших результатов. Даже если в дальнейшем человек разочаруется в профессии и не сможет добиваться лучших показателей в труде, так:; как он достиг потолка своих профессиональных возможностей, он. уверен, что его никогда не бросят (работающего по системе пожизненного найма нельзя уволить), ему будут ежегодно повышать жалованье и позволят доработать до пенсии. Ничего удивительного, что отдача от этой системы перевешивает расходы: человек работает на совесть, его не надо контролировать, он выкладывается полностью, стремится внести свою лепту в благополучие компании.

12. Низкие военные расходы позволяют государству оказывать широкую поддержку японским производителям. Благодаря Договору безопасности ответственность за оборону Японии взяли на себя США — они и несут основную долю расходов. Военные расходы Японии не превышают 1% валового национального продукта (ВНП) и находятся в среднем на уровне 0,9%, хотя в абсолютных цифрах постоянно растут и составляют около 6% расходов государственного бюджета.

Общественность Японии не испытывает особого беспокойства по поводу нахождения на территории страны иностранных войск. Когда в начале 1970-х гг. начались споры — не следует ли Японии превратиться в ядерную державу, — сторонники этой точки зрения оказались в явном меньшинстве. Страна, пережившая трагедию Хиросимы и Нагасаки, была настроена против ядерного оружия. Антиядерные настроения усилились в 1954 г. в связи с инцидентом с японским рыболовным судном «Фукуру мару», на которое попали радиоактивные осадки во время испытаний американской водородной бомбы на атолле Бикини.

Все вышеперечисленные факторы сыграли решающую роль в эконо-мическом возрождении Японии. На протяжении жизни одного поколения страна возродила промышленность, реформировала сельское хозяйство, добилась ощутимых успехов в расширении внешней торговли, восстановила свою финансовую систему и валютные резервы. Она стала единственной страной в мире, не имеющей ядерного оружия, но с полным основанием претендующей на статус великой державы.

III. Кризисные проявления начала 1970-х гг.

Экономические позиции Японии в немалой степени зависели от огромного положительного сальдо в торговле с США. В 1971 г. президент Р. Никсон девальвировал доллар, снизив прибыльность японского экспорта в США. Затем он ввел 10%-ный дополнительный сбор на ввоз японских товаров в США, хотя Япония предлагала провести переговоры по объемам своего экспорта. Это привело к замедлению темпов роста японской экономики в 1971 г. до 6%. В августе 1971 г. Япония ввела плавающий курс иены, в результате чего к концу года он упал на 16%. Это вызвало дальнейшее обострение отношений с США, так как должно было увеличить японский экспорт.

Общественность Японии также была возмущена неожиданным ви-зитом Р. Никсона в Китай в 1971 г.: в Японии опасались не только политических поворотов, но и закрытия американского рынка для японских товаров. Однако обе стороны не желали перерастания своих экономических разногласий в политический конфликт. В 1972 г. были подписаны новые торговые соглашения между США и Японией, а в сентябре того же года состоялась встреча в Гонолулу между Р. Никсоном и Эйсаку Сато. Япония обещала произвести крупные закупки иностранных товаров, чтобы выправить свой дисбаланс во внешней торговле.

В целом, зависимость японской промышленности от сбыта товаров резко возросла. Хотя в начале 1970-х гг. прибыль от экспорта в среднем не превышала 10% ВНП, но для отдельных отраслей внешний рынок играл несравненно большую роль. Для обеспечения промышленного роста Япония вынуждена ввозить большое количество сырья и энергоресурсов, а для этого надо иметь постоянные доходы в валюте. Поэтому японскую экономику часто сравнивают с велосипедистом, который не может остановиться, так как сразу же упадет. Япония, таким образом, обречена постоянно иметь большое превышение импорта над экспортом.

К началу 1970-х гг. обострилась еще одна проблема — экологическая. Бурный промышленный рост 1950—1960-х гг., скученность промыш-ленных объектов в отдельных населенных пунктах привели к чрезвы-чайному загрязнению окружающей среды. Созданная инфраструктура явно не справлялась с возросшими нагрузками. Возможности дальнейшей эксплуатации природной среды исчерпаны. Уже в 1970—1971 гг. замедлился рост внутреннего рынка, что привело к экономической депрессии — спаду на 2,7%.

В Японии были приняты жесткие законы против загрязнения ок-ружающей среды: власти потребовали от предпринимателей или нести дополнительные расходы, или попросту закрывать производство. В 1971 г. было создано Ведомство по охране окружающей среды, оно также стало оказывать давление в этом направлении.

В 1972 г. начался экономический подъем, на этот раз благодаря зна-чительному расширению экспорта. В том же году правительство утвердило План реконструкции Японских островов. Он стал осуществляться с 1973 г.

План предусматривал, в частности:

а) децентрализацию промышленности: рассредоточение ее по всей

территории Японии;

б) создание новой инфраструктуры;

в) скоординированные мероприятия по охране окружающей среды;

г) стимулирование экспорта.

Это привело к ускорению экономического роста до 15,6% в 1973 г.

Но все неожиданно оборвалось в ноябре 1973 г., когда страны ОПЕК подняли цены на нефть сразу в 4 раза. Расширение масштабов японской экономики не привело к ликвидации ее чрезвычайной за-висимости от внешних рынков сырья и энергоресурсов. Напротив, с развитием промышленного производства она только возросла. Япония практически не имеет своих ископаемых ресурсов: нефти, урана, никеля, бокситов, угля, железной руды, меди и природного газа. Особую тревогу в начале 1970-х гг. внушала 80%-ная зависимость японской энергетики от импортной нефти, к тому же 85% ее поступало в Японию из стран Ближнего Востока.

Поэтому, когда в 1973 г. во время очередной войны арабские страны ввели эмбарго на поставки нефти, японских запасов хватило лишь на несколько дней. А когда поступления возобновились, мировая цена на нефть по решению стран—экспортеров нефти (ОПЕК) в ноябре 1973 г. выросла сразу в 4 раза.

Это был первый нефтяной шок, который потребовал введения в Японии режима строгой экономии. Потребление нефти сократилось в 2 раза, закрылись многие коммерческие предприятия, наступил серьезный экономический спад. Началась новая глава в истории не только Японии, но и всего мира.

Выводы

/. Предпосылками быстрого экономического роста Японии следует считать, прежде всего, развитие рыночных структур, способных к саморегуляции; во-вторых, создание системы государственного регулирования и поощрения.

2. В период «экономического чуда» Япония смогла быстро обновить производственные мощности, внедрить современные технологии, нарастить массовое производство, увеличить экспорт, повысить качество продукции. По валовым показателям экономики страна вышла на 2-е место в мире.

3. Среди основных факторов «экономического чуда» следует выделить государственное регулирование в коренной технической реконструкции. Сказались также национальные традиции: прежде всего, удалось внедрить специфические методы организации производства, особым образом стимулировать рабочую силу.

4. В начале 1970-х гг. экономика Японии столкнулась с рядом серьезных проблем: а) экологической, б) возросшей зависимостью от импорта нефти, в) зависимостью от огромного положительного сальдо в торговле с США. Это обернулось серьезными экономическим спадом, снижением темпов роста.

Навязав Японии систему демократии на основе Конституции 1946 г., апробировав ее в течение нескольких лет, США в апреле 1952 г. ликвидировали оккупационный режим и передали всю полноту власти правительству Сигэру Ёсида, который был ярым приверженцем тесного союза с США. Однако после инцидента в марте 1954 г. с судном «Фукуру мару» он вынужден был подать в отставку.

Главой правительства был назначен Итиро Хатояма. По настоянию министра иностранных дел Мамору Сигэмицу он выступил сторонником улучшения отношений с СССР и КНР. Именно в это время (1955) прекращено состояние войны между СССР и Японией; в страну вернулись, наконец, японские солдаты, взятые в плен еще во время Второй мировой войны.

Хатояму сменил Нубусукэ Киси, который добился заключения в I960 г. нового Договора (о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности) с США сроком на 10 лет. Он, впрочем, был непопулярен в японском обществе, его действия вызвали критику правительства: оно-де втягивает Японию в «холодную войну». Это мнение стало особенно актуальным после инцидента с американским самолетом «У-2», сбитым СССР в мае 1960 г. В Японии начались беспорядки, приведшие к отмене визита президента США Д. Эйзенхауэра и отставке Н. Киси в конце 1960 г.

В 1960-е гг. произошла окончательная стабилизация политического режима в Японии: это стало возможным благодаря достигнутым успехам в экономическом развитии страны. Политическая демократия в Японии все более приобретала западные черты, хотя и сохраняла известную специфику. Так сложилась система политических партий, среди которых условно можно выделить левые, правые партии и партии центра, как на Западе.

К левым относились социалисты и коммунисты. Социалистическая партия считалась принципиально оппозиционной правительственному курсу. Она выступала за широкие социальные реформы на базе перевода ключевых отраслей экономики в общественную собственность. Социалисты также выступали за демократизацию общества, против возрождения милитаризма, а во внешней политике — за денонсацию Договора безопасности е США и улучшение отношений с СССР. В начале 1960-х гг. партия набирала на выборах до 30% голосов, позднее — до 20—25%. Главная ее опора — профсоюзы и население крупных городов.

Коммунистическая партия — одна из самых многочисленных в Японии. Она создала широкую сеть печатных изданий, в том числе выпускала популярную газету «Акахата», которая пользовалась влиянием в некоторых профсоюзах и в крупных городах. На выборах партия получала до 10% голосов. Уязвимым местом ее политики стало сотрудничество с СССР, хотя руководство коммунистов не всегда было послушным Кремлю: председатель партии Кэндзи Миямото не раз демонстрировал независимую позицию перед лицом диктата Москвы. В программе компартии было много общего с программой социалистов, но некоторые аспекты сформулированы нарочито расплывчато, в частности идея «демократического коалиционного правительства» или «поворот к интересам народа» в экономической политике.

Центр представляли Партия демократического социализма (ПДС) и специфически японская партия «Комэйто». ПДС образовалась в 1960 г. в результате выхода из Социалистической партии деятелей правого толка. Она предлагала «третий путь»: «преодоление капитализма путем реформ». На выборах эта партия получала 6—7% голосов, имея поддержку в профсоюзной организации «Домэй». Она выступала за развитие «производственной демократии»: за создание органов участия работников в управлении производством, по образцу ФРГ. ПДС поддерживала Договор безопасности с США, но выступала с позиций пацифизма, т. е. добивалась неучастия Японии в каких-либо военных акциях. Она часто вступала в конфронтацию с Социалистической партией, блокируясь с правыми по различным вопросам.

Партия «Комэйто» создана в ноябре 1964 г. на базе буддийской секты «Сока гаккай» (около 10 млн. семей). Партия «чистой политики», как она себя называла, ратовала за создание в Японии «общества всеобщего благоденствия», свободного от всех пороков Запада. Она выступала с острой критикой коррупции, с проповедями строгой религиозной морали, подчеркивала ценность национальных традиций — сдержанности, трудолюбия и т. п. В основе ее программы лежали три принципа: 1) гарантия прав человека, 2) суверенитет нации, 3) пацифизм. Ориентируясь на традиционные слои населения, «Комэйто» получала на выборах свыше 7% голосов и сумела создать в 1960-е гг. третью по величине фракцию в парламенте.

Правые силы представлены самой крупной — Либерально-демокра-тической партией (ЛДП). Партия возникла в 1955 г. в результате слияния Демократической и Либеральной партий, до этого формировавших коалиционное правительство. Будучи консервативной по духу, ЛДП с самого начала широко практиковала государственное регулирование в экономике, опиралась на государственный сектор. Это было необычным для прочих развитых государств: по сути, ее политика более соответствовала левым взглядам. Другая отличительная черта партии состояла в стремлении стать правящей в условиях многопартийной системы, и это ей удавалось. ЛДП чутко улавливала новые веяния и, когда это было востребовано жизнью, быстро меняла свою экономическую стратегию. Это объясняет, в частности, ее интерес к экологическим проблемам (с начала 1970-х гг.), консервативный курс в экономике (в 1980-х гг.) и т. д.

Долгое время ЛДП сохраняла единство, не допуская раскола в своих рядах. Это объясняется наличием в структуре партии 5—6 фракций со своими региональными лидерами, что позволяло уживаться сразу нескольким видным политическим фигурам. Они поочередно сменяли друг друга на крупных государственных постах. Вопрос о председателе партии (он же автоматически становился новым главой японского правительства) решался на ежегодных съездах ЛДП. Там же фракции ставили вопрос о распределении министерских портфелей в правительстве в соответствии с результатами выборов в парламент.

Еще одна причина доминирующей роли ЛДП в политической жизни Японии — существование системы разного рода фондов, позволявших партии в нужный момент располагать финансовыми ресурсами. С помощью этих посреднических организаций ЛДП собирала до 80% своих средств и могла их использовать в политической борьбе. Это» было очень важно в Японии, ведь по Конституции 1947 г. правительство могло распустить парламент досрочно, в любой момент, который правящая партия сочтет благоприятным для выборов, чем ЛДП неоднократно и пользовалась. Другие партии, застигнутые врасплох этим неожиданным решением, попросту не могли за месяц, отводимый для подготовки новых выборов, мобилизовать достаточные финансовые ресурсы.

Групповая солидарность, характерная для японского общества, также отразилась на специфике политической системы. Преданность определенным группам политиков, готовность «отблагодарить за поддержку» — все это вело к откровенным подкупам избирателей. Это it Японии отнюдь не считалось криминалом. Немыслимая, по западным меркам, степень коррупции получила распространение и в ЛДП как партии, имевшей доступ к власти.

35. Победа народной революции в Китае. Развитие КНР в первые годы после революции (1949 – 1953 гг.)

Завершение гражданской войны и судьба Чан Кайши

С июля 1947 г. Народно-освободительная армия Китая переходит в наступление. В результате серии операций, проведенных в Северном и Центральном Китае, образовались обширные территории под контролем коммунистов. В начале 1948 г. началась полная деморализация Гоминьдана: солдаты, не получавшие жалованья, разбегались, десятками тысяч сдавались в плен. В руководстве вспыхнули распри, многие лидеры окончательно пали духом и подумывали о бегстве из страны.

Тяжелые бои с переменным успехом продолжались до осени 1948 г. В сентябре 1948 г. была полностью очищена от гоминьдановцев провинция Шаньдун. Численность войск коммунистов достигла 2,8 млн. человек. И хотя под ружьем у Гоминьдана находилось в то время больше бойцов, боевой дух противостоящих армий был несопоставим.

Режим Гоминьдана находился уже на краю полного экономического и финансового краха. США предприняли попытку его спасти: в апреле 1948 г. был принят закон об оказании чрезвычайной помощи правительству Чан Кайши, а вскоре заключено американо-китайское соглашение о предоставлении такой помощи. Лидеры Гоминьдана лихорадочно искали выход из создавшегося положения, но было уже поздно.

К ноябрю 1948 г. вся Маньчжурия оказалась в руках коммунистов, в декабре началось наступление на Пекин и Тяньцзинь; одновременно силы Чан Кайши были разгромлены под Сюйчжоу.

21 января 1949 г. Чан Кайши отказался от президентской власти и уехал на родину (там он находился до апреля того же года). Оставшееся руководство Гоминьдана безуспешно просило о посредничестве правительства СССР, США, Англии и Франции. Но КПК больше не была заинтересована ни в каких компромиссах.

В апреле 1949 г. началось форсирование Янцзы, 23 апреля взяты Нанкин и Шанхай, в мае — Ухань, в августе — Чанша. В большинстве случаев войска просто разбегались при приближении коммунистов или сдавались в плен; уже сотни тысяч перебегали на сторону Народно-освободительной армии. В сентябре 1949 г. ее войска вышли к южно-китайской провинции Гуандун.

21 сентября 1949 г. в Пекине открылась Национальная политическая консультативная конференция (НПКК), на которой и была провозглашена 1 октября 1949 г. Китайская Народная Республика (КНР). В тот же день гражданская война вступила в завершающую фазу — началось наступление на юге. 14 октября 1949 г. был взят Гуанчжоу.

Администрация и войска Гоминьдана спешно эвакуировались на остров Тайвань и на территорию соседнего Вьетнама. В течение ноября 1949 г. завершились операции в провинциях Гуйчжоу и Сычуа-ни; 30 ноября коммунистами был взят Чунцин, в декабре — Сикан, Синцзян и Юньнань. Весной 1950 г. под контроль войск КНР перешел китайский остров Хайнань. 23 мая 1951 г. было достигнуто соглашение об освобождении Тибета.

Таким образом, удалось вновь объединить в составе единого госу-дарства всю территорию, за исключением острова Тайвань и Песка-дорских островов, куда бежали разбитые на континенте войска Го-миньдана. Чан Кайши вскоре возглавил руководство Гоминьдана на Тайване, заложив там основы режима, просуществовавшего затем долгие годы. В основной же части страны началась история Китайской Народной Республики.

 

Причины победы коммунистов

Победа коммунистов в длительной борьбе с Гоминьданом, которая велась еще с 1920-х гг., очевидно, не была случайной. Уж во всяком слу-чае, она не связана исключительно с военными победами. Тем более нельзя связывать ее с внешними факторами — поддержкой со стороны СССР, как это иногда делают.

Китай — слишком большая страна и самостоятельная в своей основе цивилизация, чтобы можно было предположить решающую роль какой-либо внешней силы в навязывании чуждого национальному менталитету пути развития.

Почему же именно идеал коммунистов оказался столь привлека-тельным для Китая? Коммунизм — это общество равных, что всегда было главным условием выживания в Китае. Все немногое, что имеем, делить поровну — это было главной заповедью в стране. Другая черта коммунизма — опека над всеми сторонами жизни человека со стороны сильного государства — также была характерна для национальных традиций Китая.

Авторитет руководителя, эффективное выполнение указаний вы-шестоящих, строгая дисциплина, проявление уважения к старшим — все это укладывалось в русло традиционного национального менталитета. В Китае долгое время существовал идеал сильной власти, за годы войны люди истомились от безвластия, от произвола военных и беззаконий бандитов. Теперь, казалось, Китай возвращается к традиционной эпохе сильного государства, которое будет заботиться о людях и обеспечивать всеобщее равенство.

Не случайно исследователи отмечают цикличность китайской ис-тории: период относительного благополучия, когда сильное государство хорошо регулировало социальные процессы, сменялся периодом волнений, смуты, потрясений, который длился десятилетиями; потом снова восстанавливалась стабильность, приходила новая династия, совершался передел собственности на условиях равенства, и снова наступал период благоденствия.

Все это неоднократно повторялось в истории Китая, и поэтому то, что произошло в 1949 г., было воспринято большинством как возврат к стабильности, к тому, что не раз бывало в прошлом. В цели, к которой стремились коммунисты, не было ничего, что противоречило бы китайским традициям, нарушало менталитет китайцев.

Оснований для недовольства населения режимом Чан Кайши было сколько угодно: это — неудовлетворенность экономическим положением и социальной ситуацией, это — вакуум власти во многих районах (людей некому было защитить от бандитов, от произвола чиновников). Сама власть Гоминьдана была слабой, малоэффективной, коррумпированной, подверженной клановости, местничеству, сепаратизму, междоусобным склокам генералов и чиновников.

На этом фоне совершенно иначе выглядели структуры КПК. Будучи организованы по принципу вертикального подчинения, они оказались очень эффективными, дисциплинированными, замыкались на одного руководителя, который обладал полномочиями решать любые проблемы в любой сфере. Компании чжэнфэн, регулярно проводимые КПК с конца 1941 г., создавали власти коммунистов непривычный для Китая имидж: чиновники назначались за действительные заслуги и отстранялись, невзирая на клановые связи. Причем власти интересовались мнением населения: достоин руководитель оставаться на своем месте или нет. Это было ново, необычно для Китая.

Важную роль играла социально-экономическая политика, прово-димая коммунистами. В районах, находившихся под их контролем, все распределялось по карточкам: продукты питания и предметы первой необходимости. Это обеспечивало людям прожиточный минимум, они не умирали от голода и лишений. По крайней мере, официальная пропаганда на этом делала акцент: в «освобожденных районах» все распределяется между всеми поровну, по справедливости. Власти несли ответственность за снабжение людей всем необходимым, обеспечивали производство, следили за потреблением — слухи об этом распространялись далеко за пределами коммунистических районов.

Большой переполох вызывали слухи об аграрной реформе, прово-димой коммунистами. Она сводилась, по сути, к перераспределению земли, но в результате каждый получал необходимый для выживания минимум — большинством крестьян это приветствовалось. Подобного рода сведения оказывали воздействие и на солдат Гоминьдановской армии, вчерашних крестьян — они толпами бежали к коммунистам.

Население Китая привлекали и патриотические лозунги КПК. Всем было известно о низкой боеспособности правительственных войск, которые к тому же были деморализованы страшными военными неудачами 1944—1945 гг. Пропаганда коммунистов распространяла слухи, будто они даже не участвовали в войне с японцами — настоящую борьбу с агрессорами вели-де только коммунисты. И это производило определенное впечатление.

Было также хорошо известно о чрезвычайной зависимости властей Гоминьдана от американской помощи. Пропаганда КПК, обыгрывая этот факт, прямо называла Чан Кайши марионеткой иностранцев, что, с точки зрения традиционной морали китайцев, было равносильно признанию собственной неполноценности, слабости. Помощь же СССР самой КПК представлялась как помощь друга и союзника в совместной борьбе и, разумеется, расценивалась совершенно иначе.

Выступая против диктатуры Гоминьдана, КПК делала акцент на демократической части своей политической программы. Внешне она вовсе не стремилась к режиму диктатуры, напротив, проявляла готовность на равных участвовать в коалиции со всеми другими политическими партиями (Демократическая лига, Младокитайская партия, Социал-демократическая партия и др.). Главной задачей для КПК являлось уничтожение политической диктатуры, а затем уже расписывались перспективы демократического общества.

Выводы

1. Причины возобновившейся в середине 1946 г. гражданской войны в Китае носили преимущественно внутренний характер, хотя развязыванию войны содействовали внешние обстоятельства, в том числе начало «холодной войны».

2. Несмотря на первоначальные успехи и огромную помощь США, слабости, присущие режиму Гоминьдана, сыграли решающую роль в изменении хода войны с середины 1947 г.

3. Гражданская война завершилась полной военной победой коммунистов и провозглашением КНР в 1949 г. Остатки администрации Чан Кайши и правительственных войск спешно эвакуировались на остров Тайвань.

4. Победа КПК в длительном противостоянии с Гоминьданом не была случайной. Идеал коммунистов более соответствовал китайским традициям, менталитету населения. Сыграли свою роль и конкретные обстоятельства: слабость старой власти, сила партийных структур коммунистов, хорошо поставленная пропаганда.

Становление «системы социализма» в КНР (1949-1952)

 

I. Создание «советской системы» в экономике

Захват коммунистами власти в Китае в 1949 г. не был случайным — в сравнении с Гоминьданом они выглядели предпочтительнее во всех отношениях.

Их стратегические цели также отвечали китайским традициям: создать сильное государство, опекающее людей во всем, перераспределить собственность, гарантировать всеобщее равенство.

Наконец, надо было укрепить национальный суверенитет страны, поднять ее международный престиж, покончить с «комплексом не-полноценности», преследовавшим китайцев с середины XIX в.

Перед Китаем стояло множество неотложных проблем, но самая острая из них была, пожалуй, финансовая. Многие даже полагают, что поражение Гоминьдана произошло в основном из-за огромной инфляции, вследствие которой войска, не получавшие жалованья, просто разбегались. В декабре 1949 г. власти ввели новую валюту — юань; все старые деньги прекратили хождение. Новые должны были выпускаться под контролем Государственного банка. В результате цены стабилизировались, жизненный уровень повысился, безработица сократилась вдвое. Так, с решительного проведения финансовой реформы началось создание новой экономической модели.

Советский Союз во главе со Сталиным являл собой опору мирового коммунизма. Мао Цзэдун мог быть в обиде на Сталина за слабую поддержку коммунистов во времена Гоминьдановского режима, но теперь возникла новая ситуация. К тому же известна роль военной и экономической помощи СССР в победе КПК в Третьей гражданской войне. Советский Союз имел огромный опыт «строительства социализма», И. В. Сталин был общепризнанным вождем коммунизма во всем мире. Вот почему СССР стал образцом и опорой для Китая в построении нового общества.

18 декабря 1949 г. Мао Цзэдун прибыл в Москву с официальным визитом в качестве главы КНР. Он мало знал об СССР, как и о любой другой стране, и должен был многое познать сам. Мао пробыл в Москве около 2 месяцев. За это время был подготовлен и 14 февраля 1950 г. подписан советско-китайский договор сроком на 30 лет. Он предполагал безвозмездную передачу Китаю Чанчуньской железной дороги со всеми примыкающими сооружениями, 44 заводов, конфискованных у Японии в Маньчжурии. Под управление КНР переходили Порт-Артур и Дальний, предоставлялся советский кредит в 300 млн. долл. на 5 лет под 1% годовых.

Это было первым из такого рода соглашений. В марте того же года были заключены договоры о совместной эксплуатации нефтяных месторождений в Синцзяне и использовании гражданской авиации в Центральной Азии. В апреле 1950 г. подписано генеральное торговое соглашение. Была обещана помощь в реконструкции 50 китайских промышленных предприятий. Из СССР в КНР были направлены специалисты в области экономики и планирования; перед ними ставилась задача — создать в стране систему государственного контроля и регулирования экономики.

В первые же месяцы СССР оказал экстренную помощь поставками продовольствия и промышленных товаров. Еще большее значение приобретали поставки советского сырья и материалов: до 40% потреб-ности КНР в металлах, значительную часть нефтепродуктов получал Китай из СССР. До 1949 г. почти все шанхайские предприятия (а это — 60% промышленности) работали на импортном сырье; теперь возникла угроза их полной остановки. Лишь поставки сырья из СССР позволили продолжать работу. В стране все распределялось строго по карточкам, что одобрялось населением, поскольку каждому был гарантирован прожиточный минимум.

В июне 1950 г. состоялся Пленум ЦК КПК, на котором было при-нято решение о контроле за частной промышленностью и об упрочении госсектора. Началась широкая национализация. Вначале национали-зировались все иностранные предприятия, что в целом вызвало одобрение населения. Затем в собственность государства стали переходить и китайские. Бывших владельцев даже оставляли во главе своих пред-приятий, поэтому сильного сопротивления также не было.

Уже к концу 1950 г. в государственном секторе оказалось 80% тяжелой промышленности и 30% — легкой. С 1951 г. стали оказывать давление на частный сектор, вводя единовременные налоги, фактически накладывая контрибуции. Хотя и удалось таким образом в 1951 г. получить в бюджет несколько млрд. юаней, но эти меры напугали предпринимателей и те стали свертывать производство.

Традиционно большая часть населения Китая была кустарями. Они объединялись в артели. Новая власть объявила их «пережитками феодализма» и приступила к ликвидации объединений ремесленников. Была установлена государственная монополия на внешнюю торговлю — отныне только государственные органы совершали внешнеторговые операции.

В начале 1950-х гг. в Китае находилось большое число советских экономических советников, технических специалистов, инженеров — сотрудничество развивалось по всем направлениям. В августе 1952 г. состоялся визит в Москву главы китайского правительства Чжоу Эньлая.

Советские специалисты помогали создать в КНР и систему госу-дарственного планирования. В ноябре 1952 г. была образована Государственная комиссия планирования под руководством Гао Гана, а в конце того же года составлен первый пятилетний план (на 1953—1957 гг.). В декабре 1952 г. в КНР создано Министерство высшего образования, достигнуты соглашения о помощи СССР в этой сфере.

Аграрная реформа стала проводиться КПК в освобожденных районах еще до октября 1949 г. С провозглашением КНР летом 1950 г. было объявлено о распространении реформы на всю страну. Происходили конфискации «излишков» земли, сдаваемой в аренду, владений монастырей. Все это перераспределялось между крестьянами поровну, «по едокам».

Тем не менее эта мера встретила положительный отклик, способ-ствовала укреплению позиций КПК, так как обеспечивала людям прожиточный минимум. Всего в стране было конфисковано и пере-распределено 47 млн. га земли (среди 300 млн. крестьян). Разумеется, не всеми эти конфискации приветствовались. Китайские официальные источники признают 830 тыс. «проявлений классовой борьбы», закончившихся судебными приговорами и расстрелами. Но в масштабах гигантской страны это не играло заметной роли.

К 1953 г. в КНР были заложены основы новой системы государственной экономики, созданы базовые институты регулирования и планирования. Частному сектору был нанесен сокрушительный удар, хотя он еще не был полностью уничтожен. Преобразования в сельском хозяйстве подавили стимулы к росту производства, хотя и решили задачу физического выживания.

 

II. Развитие политической системы

С точки зрения доктрины ортодоксального коммунизма, конечной целью являлось развитие народной демократии, т. е. создание таких структур, через которые воля масс непосредственно воплощалась бы в решения властей, минуя какие-либо бюрократические процедуры. Это — давняя мечта романтиков и радикалов всех мастей, не осуществленная до сих пор нигде в мире, хотя множество раз и провозглашавшаяся.

Руководители КПК были реалистами. Они понимали, что создание такой системы в Китае потребует времени, а пока народ страдал от слабости государственной власти.

Еще в освобожденных районах удалось создать очень эффективную систему управления, по сути напоминающую «советскую номенклатуру». Это была система вертикального подчинения, на которой замыкались все сферы: партийная, административная, военная, экономическая — все направлялось из одного центра. Случаи неподчинения, неисполнения, а тем более противодействия были полностью исключены.

Китайская модель обладала еще одним достоинством. Благодаря кампаниям «чжэнфэн», регулярно проводимым с 1941 г., создавалось впечатление, что все чиновники зависят от народа. К мнению людей прислушивались, когда речь шла о судьбе функционеров, — тут реша-ющее значение имело мнение толпы, а не прошлые заслуги и связи. Это стало совершенно новым явлением для Китая, поскольку принадлежность к власти всегда была связана с образованием или с родственными отношениями.

На последнем этапе борьбы за власть КПК демонстрировала при-верженность демократии: она выступала лишь за устранение политической диктатуры Гоминьдана и не претендовала на единоличную власть. Сразу же, в октябре 1949 г., было создано коалиционное центральное народное правительство. В него формально входили КПК, Революционный комитет Гоминьдана, Демократическая лига и другие политические партии. Но фактической власти этот орган не имел — в нем лишь обсуждались различные проекты. Реальные же государственные функции исполнял Государственный административный совет во главе с Чжоу Эньлаем.

Вооруженные силы находились под контролем Народно-револю-ционного военного совета во главе с Чжу Дэ, а верховная власть при-надлежала председателю КПК Мао Цзэдуну как деятелю, стоящему во главе всей иерархии. В первые же месяцы страна была поделена на четыре военно-административных района. В них была воспроизведена уже апробированная в годы освободительной войны система: военно-административные комитеты сосредоточили в своих руках всю полноту власти. Но Мао стремился создавать местные органы власти, избираемые населением, к которым постепенно переходили бы военно-административные функции.

На волне энтузиазма в 1950 г. по всему Китаю развернулась кампания по борьбе с контрреволюцией. Повсеместно проходили массовые митинги, где от имени народа выносили приговоры и казнили «саботажников и контрреволюционеров». Это считалось проявлением народного правосудия.

В 1951 г. в Китае было объявлено о начале кампании борьбы против «трех зол»: коррупции, расточительства и бюрократизма. Мао полагал, что даже в обновленном государственном аппарате могут возникнуть эти негативные явления.

Для их предотвращения необходимо проводить регулярные чистки. И они начались: в партийных организациях, государственных уч-реждениях, армии, на предприятиях проводились митинги, показательные суды и даже казни. Было репрессировано 4,5% служащих государственного аппарата, около 10% всех членов партии.

С начала 1952 г. в стране развернулась кампания борьбы против «пяти зол». На сей раз она была направлена против частных предпринимателей, которые обвинялись в неуплате налогов, взяточничестве, расхищении государственной собственности, плохом выполнении государственных заказов, хищении и использовании в целях спекуляции Секретной экономической информации. Было арестовано около 400 тыс. человек, но многие затем были освобождены. Фактически цель кампании состояла в том, чтобы добиться уплаты единовременных денежных сумм.

Советские советники обращали внимание на низкий уровень рабочей прослойки в КПК (0,1%); в июне 1950 г. Пленум ЦК КПК принял специальное решение об увеличении числа рабочих в рядах партий. В 1951 г. они уже составляла 6,5%, но и этого было мало (на долю рабочих в Китае в то время приходилось 0,6% от общего числа населения). Рост доли рабочих должен был, по мнению СССР, повышать иммунитет к «мелкобуржуазному перерождению» членов КПК.

С расширением функций государства росло и число чиновников. Численность партийных и государственных работников в КНР (гань-бу) уже в 1951 г. превысила 2 млн. человек и продолжала быстро уве-личиваться. Это не могло не беспокоить вождей компартии. Большие надежды они возлагали на формируемые органы народной власти — Собрания народных представителей. Они избирались населением на местах и замыкались на Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Это был аналог парламента. Также был образован Постоянный комитет ВСНП во главе с Лю Шаоци. Руководители компартии понимали, что Собрания народных представителей — по сути декоративные органы власти. Но расчет делался на то, что они будут постепенно перенимать реальные функции и станут фактической властью в стране.

Мао Цзэдун занял пост председателя Китайской Народной Рес-публики — он олицетворял высшую власть. Вторым человеком в государстве был глава Госсовета — Чжоу Эньлай. Важную роль играл также председатель ВСНП — Лю Шаоци.

Особое внимание уделялось урегулированию национальных вопросов. В Китае проживало около 50 млн. человек, относящихся к национальным меньшинствам, но они занимали несравненно большую территорию, к тому же имевшую важное стратегическое значение. Было образовано пять национальных районов: Внутренняя Монголия, Синцзян-Уйгурский, Нинся-Хуэйский, Гуанси-Чжуанский и Тибетский. Китайская власть на этих окраинах уже давно стала чисто номинальной и ее надлежало укрепить.

В Синцзяне велико было влияние СССР. Еще в годы Гоминьдана там была построена шоссейная дорога силами советских строителей, в 1939 г. установлена монополия СССР на воздушное сообщение этого региона. В 1944 г. при советской поддержке произошло восстание в Илийском округе Синцзяна и была провозглашена Автономная ре-спублика Восточный Туркестан.

Когда в октябре 1949 г. власть оказалась в руках КПК, Мао Цзэдун пошел на компромисс в отношении Синцзяна. Весной 1950 г. были подписаны соглашения о создании совместных компаний по разработке месторождений цветных металлов и нефти, об эксплуатации гражданских авиалиний. Одновременно стали налаживаться коммуникации, связывавшие провинцию с Китаем, началось строительство шоссейной дороги через район Аксай Чин.

Сложнее складывались отношения с Тибетом, где власть китайцев всегда была чисто номинальной. Правда, Чан Кайши пытался закрепиться там, направив в 1933 г. специальную миссию, которая и находилась в Тибете вплоть до 1949 г. Но Гоминьдан вел двойную игру: с одной стороны — поддерживал духовного и мирского главу Тибета далай-ламу, с другой — покровительствовал второму лицу в иерархии лам — панчен-ламе.

После 1949 г. коммунисты захватили панчен-ламу в плен и поста-вили его во главе тибетского правительства в изгнании. Попытки ведения далай-ламой переговоров с КНР оказались безрезультатными. В октябре 1950 г. китайские войска вторглись в Тибет и захватили большую часть страны. Далай-лама вынужден был признать суверенитет Китая в обмен на обещание автономии в рамках национального района.

 

III. Корейская война и укрепление «международного престижа» КНР

Одной из целей нового руководства Китая стало укрепление националь-ного суверенитета. Необходимо было прервать череду неудач и бедствий, преследующих Китай на протяжении уже более 100 лет.

США не сразу стали принципиальными противниками новой власти. Еще в конце 1949 г. — первой половине 1950 г. они делали шаги к признанию коммунистического режима в Китае. Но в то время возможные переговоры в этом направлении были сорваны в связи с арестом американского генерального консула в Мукдене. Затем ситуация стала накаляться в связи с обострением обстановки вокруг Кореи.

Корея была аннексирована Японией еще в 1910 г. После 1945 г. страна оказалась частично под оккупацией советских, частично — американских войск. Линия контроля была проведена по 38-й параллели северной широты. В 1947 г. решение корейской проблемы передано на рассмотрение в ООН. Создана Временная комиссия ООН по Корее с целью добиться объединения страны посредством выборов.

На Север советские власти Комиссию не пустили, а на Юге в мае 1948 г. были проведены выборы и создано правительство во главе с «отцом нации» — Ли Сын Маном. Это правительство стало претендовать на представительство всей Кореи, но именно того же добивалось и другое правительство, созданное на Севере, — его возглавил проведший многие годы в СССР Ким Ир Сен. Войска СССР и США были выведены из Кореи в 1949 г.

Тем временем ситуация менялась. Появился новый мощный союзник — КНР, и в Северной Корее всерьез планировали вторжение в Южную. Война началась 25 июня 1950 г., а уже на следующий день была захвачена столица Южной Кореи — Сеул. Вероятно, это было сделано с одобрения и Сталина, и Мао Цзэдуна.

По просьбе США Совет Безопасности ООН — в отсутствие совет-ского представителя —- принял резолюцию, требующую прекращения огня и отвода северокорейских войск. Одновременно президент США Гарри Трумэн дал указание генералу Дугласу Макартуру, командующему американскими войсками в Японии, оказать поддержку Южной Корее, а 7-му флоту США взять под защиту Тайвань.

27 июня 1950 г. Совет Безопасности принял еще одну резолюцию, в которой призвал всех членов СБ помочь Южной Корее отразить нападение, направив туда контингента своих войск. Откликнулись 15 государств. Это вызвало гневную реакцию Китая — 6 июля 1950 г. КНР заявила официальный протест против «незаконного вмешательства в корейские дела».

Вначале южнокорейцы и войска ООН, половину сухопутных сил в которых составили части американской армии, были отброшены на крайний юг полуострова. Но в сентябре 1950 г. генерал Макартур вы-садил войска в 240 км к северу от Инчхона. В результате этого маневра части северокорейской армии оказались в полном окружении — началось их повальное бегство. В октябре южнокорейцы и их союзники пересекли 38-ю параллель и стали энергично продвигаться на север, к маньчжурской границе. Война, казалось бы, подходила к концу.

Однако 26 ноября 1950 г. китайские войска под командованием Пэн Дэхуая перешли через реку Ялуцзян и вступили в сражение. Это был совершенно неожиданный маневр. Вмешательство миллионной армии китайцев вызвало беспорядочное отступление южнокорейцев и их американских союзников. Ровно через месяц они уже отступили за 38-ю параллель. Вероятно, вмешательство Китая объясняется опасениями, связанными с возможным вторжением войск Чан Кайши с Тайваня через границу Кореи в КНР Как раз в это время в США был принят Закон о помощи Китаю и состоялся визит генерала Макартура к Чан Кайши на Тайвань. Кроме того, китайцев могли насторожить консультации президента Трумэна с генералом Макартуром на атолле Уэйк в конце октября 1950 г., где обсуждались стратегические вопросы дальнейшего развития событий. Во всяком случае, они ударили первыми и тем самым полностью изменили характер войны.

Теперь она стала рассматриваться как конфликт между США и КНР. Генерал Макартур готов был признать этот факт и вести с Китаем от-крытую войну, вплоть до бомбардировок его территории. Но с этим были категорически не согласны президент Трумэн и его советники — они не желали увязнуть в китайской политике. Встревожены были и европейские союзники США. В частности, беспокойство по поводу возможного использования ядерного оружия в Азии высказал премьер Великобритании Климент Эттли во время своего визита в США. Международный престиж США был подорван. В декабре 1950 г. генерала Макартура на посту главнокомандующего сменил генерал Риджуэй.

В январе 1951 г. китайцы начали свое второе наступление в Корее. Вооруженные силы ООН были изгнаны из Сеула, но далее наступление захлебнулось. Войска ООН перешли в контрнаступление и 14 марта 1951 г. вновь овладели Сеулом, а 25 марта пересекли 38-ю параллель. Генерал Макартур, будучи главнокомандующим американскими войсками в Японии, по собственной инициативе угрожал применить доктрину массированного возмездия против китайцев, если они не согласятся на перемирие. Он попытался даже обратиться к лидерам Конгресса, без согласования этого вопроса с президентом США. 11 апреля 1951 г. Трумэн снял его с должности. Новое наступление китайцев в апреле 1951 г. было остановлено, после чего обе стороны стали искать пути к примирению.

Переговоры начались в июле 1951 г. в Кэсоне. Позднее они были пе-ренесены в Паньмынчжон, где и завершились лишь в июле 1953 г. подписанием договора о перемирии. Это произошло уже при новом президенте США — Д. Эйзенхауэре. Попытки Ли Сынмана в 1954 г., во время визита в Вашингтон, получить согласие США на совместную интервенцию в Северную Корею и КНР войск Южной Кореи и Чан Кайши были безуспешными.

В 1955 г. китайские войска были выведены из Кореи. Корейская война окончательно поставила КНР и США во взаимно враждебные позиции. Укрепились связи США с режимом Гоминьдана; именно в это время американцы дали обязательство не допускать коммунистов на Тайвань.

Корейская война пришлась на время становления режима КПК. Участие в ней повлекло за собой отвлечение огромных людских и финансовых средств. Конечно, большая помощь была оказана СССР. В частносги, КНР получила от СССР два кредита на военные нужды (в 1951 г. — 431 млн. руб. и в 1952 г. — 233 млн. руб., под 2% годовых). СССР поставлял оружие за 50% стоимости, оплачивая 25% стоимости перевозок.

Тем не менее эта война была войной Китая, он ее выдержал. Ком-мунистическая пропаганда утверждала, что целью войны является уничтожение социализма не только в Корее, но и в КНР, и в СССР.

Эти планы «провалились». Китайская армия впервые проявила на поле боя боеспособность и показала умение добиваться результатов. Это было очень важно для преодоления «синдрома неполноценности» и еще в большей степени укрепило режим коммунистов в Китае.

Выводы

1. Захватив власть в 1949 г., КПК, ориентируясь на опыт СССР, сумела к 1953 г. создать основные элементы системы государственного регулирования экономики.

2. Были заложены основы и политической системы коммунистического режима, т. е. сформированы сильные государственные структуры с эффективным вертикальным подчинением, с многочисленным слоем чиновников, противостоять перерождению которых КПК рассчитывала с помощью регулярных кампаний перевоспитания и чисток.

3. Центральная власть Китая распространила свое влияние и на национальные окраины, создав там 5 автономных районов. Особое значение имело закрепление китайцев в двух стратегически важных районах — Синцзяне и Тибете.

4. Время становления коммунистического режима в Китае совпало с корейской войной. С одной стороны, это отвлекало ресурсы, но с другой — способствовало укреплению власти КПК. Китаю удалось выдержать «противостояние» с США, укрепив тем самым, с точки зрения руководителей КНР, «свой престиж».








Дата добавления: 2016-06-13; просмотров: 1556; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.038 сек.