Ускорение темпа социального развития

Хотя движение общества в пространстве и во времени происходит неравномерно и имеет циклический характер, факты свидетельствуют о том, что социально-политическая история ускоряется, или, как предпочитают говорить специалисты в области клиометрии, становится все более интенсивной.

В обобщенном виде это ускорение проявляется в том, что, как пишут Б. Н. Кузык и Ю. В. Яковец, «количество исторических событий, приходящихся на сравнимый период — от столетия к столетию, от одной мировой цивилизации к другой, — увеличивается... Интенсивность исторических событий (в пересчете на пятилетия) увеличилась с 20,6 единицы в 1751 -1775 гг. до 213 в 1976-1995 гг. — в 10,3 раза. Даже с учетом неизбежной аберрации во времени повышение интенсивности исторического процесса налицо (хотя она неравномерна и бывают периоды ее ослабления, например в 1826-1850, 1951-1975 гг.)». Это значит, что аналогичные (однотипные) по масштабам и содержанию события и процессы происходят в течение все более сокращающегося промежутка времени и что равным образом сокращается срок сохранения однотипных равновесных ситуации (срок сохранения статус-кво). При этом измеряются только исторически значимые события, число которых намного меньше числа событий, не значимых для истории, но значимых для отдельных людей, групп и народов. Есть все основания полагать, что интенсивность такого рода событий тоже нарастает.

Если принять во внимание, что ускорение исторического процесса в прошлом было вызвано факторами, которые сохраняются и сегодня, а именно общим экономическим ростом (кризисы лишь временно притормаживают и корректируют его); возрастанием численности и плотности народонаселения; экономической, политической и военной конкуренцией между странами; увеличением численности политических, экономических и иных субъектов, действующих на мировой сцене; быстрым (и тоже идущим по нарастающей) развитием науки и техники (в частности, вычислительной), и другими, то логично предположить, что этот тренд будет сохраняться и в дальнейшем.

Отмеченное ускорение прямым и косвенным образом сказывается на жизни всего человечества и каждого человека. Люди часто не успевают угнаться за временем и на новые «вызовы» дают ответы, сформированные ушедшей эпохой. Эти ответы оказываются контрпродуктивными. Например, установка на гиперпотребление, сложившаяся в «обществе массового потребления», сегодня становится разрушительной. Как писал некоторое время назад один из экспертов «Дойче банка», «современный кризис происходит от переизбытка потребления, который порождает такие дисбалансы, как дефицит бюджета, дефицит торгового баланса и рост государственного долга».

Другой пример — международная жизнь. Критики Организации Объединенных Наций справедливо обращают внимание на то, что она во многом уже не отвечает требованиям времени и потому не в состоянии должным образом справляться с задачами, ради решения которых создавалась. Не отвечает вызовам времени и какая-то часть региональных и глобальных институтов. Не случайно в последние годы предпринимаются попытки отыскать новые механизмы («семерка», «восьмерка», «двадцатка» и пр.) глобального и регионального управления.

Однако самый драматичный разрыв, вызываемый ускорением, — это, пожалуй, разрыв между общественным бытием и общественным сознанием (в том числе общественной психологией). На уровне научного сознания человек располагает более или менее точным (по край­ней мере в некоторых аспектах) представлением не только о том, что происходит в мире, но и о том, как следовало бы исходя из имеющихся возможностей реагировать (в том числе и на глобальном уровне) на происходящие изменения. Но морально и психологически люди не готовы подчиниться новым императивам истории. Они продолжают бояться «другого» и, опасаясь, что тот «всадит им нож в спину», вооружаются до зубов и готовятся к войне, хотя война стала смертельно опасным анахронизмом. Они остаются эгоистами, стремящимися прежде всего к удовлетворению собственных интересов (часто за счет интересов других), хотя идеи кооперирования и самоограничения настойчиво стучатся в их двери. Словом, мы ведем себя так, как будто продолжаем жить в старинных особняках, между тем как История все быстрее переселяет нас в большой многоквартирный дом с многочисленными соседями и новыми правилами общежития. И при этом все ускоряет свой «бег».

Глобализация

Хотя процессу глобализации, идущему уже более двадцати лет, посвящена обширная литература, до сих пор не сложилось ни общепризнанного всестороннего представления об этом феномене, ни его определения, которое принималось бы большинством исследователей. Это лишнее свидетельство сложности, динамичности, противоречивости глобализации. Тем не менее, если говорить о ее сути, она в принципе достаточно точно определена в комплексном исследовании группы авторов во главе с Дэвидом Хелдом под названием «Глобальные трансформации». По их мнению, глобализацию следует понимать как объективный нелинейный процесс «возникновения межрегиональных структур и систем взаимодействия и обмена», захватывающий едва ли не все области общественной жизни, но в силу своей противоречивости и разнонаправленности не тождественный процессу формирования глобального общества или мирового сообщества.

На нынешнем этапе глобализации нарастает интенсивность подключения национальных систем к широким глобальным процессам. Возрастают пространственный охват и плотность глобальных взаимосвязей, усложняется их структура. Происходит дальнейшее сближение внутренних и внешних политических и экономических структур и процессов, а в некоторых случаях и размывание границ между ними.

Все более относительными становятся границы между центром и периферией. Возрастает степень взаимосвязи и взаимозависимости стран и народов, что сказывается, в частности, на масштабах и глубине кризисов — как экономических, так и политических. Одновременно происходит «возрастание масштабов властного вмешательства» и увеличение пространственной протяженности властных органов и структур. Иными словами, властное действие или бездействие в одних точках мира влияет на другие точки, в том числе самые отдаленные.

В последние годы — особенно в связи с нынешним кризисом — стала очевидной несостоятельность философии той модели глобализации, в рамках которой она протекала и которая, как показал Дэвид Харви, была сформирована на базе принципов неолиберализма. Но глобализация — хотим мы того или нет — продолжается, ибо это объективный процесс, и потребность в ее новой философии, отвечающей вызовам времени, становится как никогда острой.








Дата добавления: 2016-05-25; просмотров: 685; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.